Читать онлайн При вспышке молнии, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - При вспышке молнии - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

При вспышке молнии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Кевин запер за собой дверь. Разумеется, он знал, зачем Рэйчел здесь. Всемогущие Тилдены дергали за веревочки, и адвокаты «Саксон и компаньонов» послушно плясали, как марионетки в руках кукловодов.
Только пьесу они разыгрывали пренелепейшую, под стать представлению Панча и Джуди на фестивале Ренессанса. Не спросив его, Тилдены и Саксоны решили, что он должен явиться сегодня на встречу в конторе «Саксон и компаньонов». Они даже не потрудились заранее его предупредить; Ив позвонила лишь сегодня утром и тоном, не терпящим возражений, назначила время. Только и всего. Что это — спесь или идиотизм?
Кевин отказался раз, другой, третий и в конце концов велел Хелен больше не соединять его с Ив Саксон. Предвидя их следующий ход, он попросил Дану отказать Уэйду, когда тот попытается порадеть Тилденам.
— Я знаю, этот парень — твой хороший друг, так что сваливай все на меня, не стесняйся, — предложил он свой вариант. — Можешь сказать ему, что я свирепею, стоит только попросить меня об одолжении, что мой ответ на любую просьбу — «нет». Говори все что взбредет в голову.
— Извини, Уэйд, — произнесла Дана ледяным тоном, когда тот наконец объявился. — Я не могу вмешиваться. Впрочем, и не хочу.
Это было совсем не то, что Кевин ожидал услышать, когда старался облегчить для нее объяснение со старым другом. Казалось, Дане было все равно, рассердится Уэйд Саксон или нет. Между ними что-то произошло, но Кевин не мог сообразить, что именно.
Еще более странным оказался звонок Ника Спальи.
— Эти Тилдены, конечно, порядочные свиньи, но Ив Саксон — дама что надо. Я думаю, тебе стоит сегодня пойти ей навстречу.
Кевин был настолько изумлен тем, что Ник знал о намечавшейся встрече, что не сразу догадался спросить, откуда ему это известно. А когда догадался, было уже поздно, Спалья повесил трубку. Пришлось ломать голову самому. Начальник полиции звонит ему с просьбой сделать одолжение Ив Саксон? Вот так новость!
Дана тоже была озадачена, когда он поведал ей о странной просьбе.
— На той неделе Уэйд всерьез волновался, что Спалья попросту арестует его тетку. Он сказал, что Ив кидалась на начальника полиции, словно борец за права животных на светскую даму в шубе из амурского тигра.
— Ага, значит, сначала она на него кидалась, а потом совершенно неожиданно оказалась дамой что надо? — Кевин с Даной переглянулись. — Хм.
Теперь можно было не сомневаться, что и Рейчел не останется в стороне. Но он все равно никуда не поедет, как бы ни пытались его улестить, запугать или заманить. Он принял решение и настоит на своем.
Кевин приготовил целую речь. Он скажет Рейчел, когда она позвонит, что не согласится на их условия ни при каких обстоятельствах. Он напомнит ей, что его отказ нельзя воспринимать как личную обиду. Профессиональное противостояние адвокатов Кормака и Саксон — это одно, а отношения влюбленной пары Кевина и Рейчел — совсем другое.
А они безусловно были влюбленной парой. Он слепо пялился на завещание, которое составлял для одного из клиентов, но вместо текста перед глазами вставали чувственные образы: нежная шелковистая кожа, к которой прикасаются его пальцы, влажные губы, припухшие от его поцелуев. Желание обжигало его. Но это была не только физическая потребность, но и эмоциональная. Он даже не пытался морочить себе голову, прикидываясь, будто их связывает лишь плотское влечение.
В этом не было нужды: он видел, с какой любовью и нежностью Рейчел относится к Брейди и Сноуи, как добра к его младшим братьям. Она сразу поняла, какие обязательства он взял на себя, и Кевин был ей за это благодарен. Он восхищался тем, как она сама заботится о маленькой племяннице и взбунтовавшейся, не помнящей себя сестре. Ему было хорошо с ней. Она была умна и искренна, а когда отбросила свою постоянную настороженность, оказалась веселой и ласковой. А нынче ночью и вообще обо всем забыла с ним — ради него.
Вырастет ли между ними стена, когда он не выполнит ее просьбу? А он непременно откажет, хотя понимает, что его упорство может стоить Саксонам самых важных клиентов.
С профессиональной точки зрения ему это все равно, напомнил себе Кевин. О переменах в работе конкурирующей фирмы можно немного посудачить, но волновать всерьез они его не должны.
Впрочем, это чистый самообман. Разумеется, они его волнуют, потому что означают неприятности для Рейчел. Кевин нахмурился. Нет, ерунда какая-то получается. Необходимо четко отделять личные и деловые отношения. Ему, быть может, и удалось бы себя убедить, если бы Рейчел устроила ему высокомерную выволочку по телефону или ворвалась в кабинет, требуя беспрекословного подчинения Тилденам.
Но она приехала без звонка и тихо вошла. Под взглядом ее огромных от волнения и страха глаз его решимость внезапно растаяла.
Он не хотел, чтобы она его боялась. Особенно после того, как доверилась вчера, безоговорочно, почти по-детски.
В его душе не на жизнь, а на смерть боролись Кевин-адвокат, которому палец в рот не клади, и Кевин — влюбленный мужчина. Внезапно пропасть между личным и профессиональным почти исчезла. Однако он еще не был готов объявлять перемирие.
«Ты обсуждаешь дела, — сказал себе Кевин. — Держись отчужденно, сдержанно». И немедленно последовал этому совету.
— Все утро мы отбиваемся от звонков досточтимых коллег из «Саксон и компаньонов». Я зная, что твой визит — лишь дело времени.
Рейчел вновь увидела перед собой своего злого гения, ловкача, который получал удовольствие, выставляя ее на посмешище. Она вспомнила, как заботлив и нежен он был ночью, и слезы навернулись ей на глаза. В ужасе она попыталась их сморгнуть. Этот чужой, холодный Кевин, чего доброго, обвинит ее в том, что она пытается прибегнуть к нечестным приемам.
— Мне не следовало приезжать, — пробормотала она, дергая за ручку. Она не сразу сообразила, что дверь заперта, и Кевин успел перехватить ее руку, потянувшуюся к замку.
— Рейчел, подожди. — Он взял ее за подбородок.
Она сказала, не поднимая глаз:
— Я хочу уйти, Кевин. Я ошиблась, приехав к тебе.
— Посмотри на меня, Рейчел.
Она почти физически ощущала власть его взгляда. Он подчинял себе ее волю. Рейчел с почти болезненной уверенностью поняла, что, если Кевин захочет овладеть ею здесь и сейчас, она не будет сопротивляться. Она даже обрадуется!
— Ты должна понять, что я не стану жертвовать законными финансовыми интересами и юридическими правами моего клиента. Я представляю Мисти Тилден на законных основаниях, я душеприказчик ее покойного мужа. — Он погладил ее по щеке. — Я имею перед ней обязательства и не могу пренебречь ими, Рейчел.
Она кивнула.
— Знаю. Я и не думала, что ты это сделаешь. Их пальцы переплелись на дверной ручке.
— Но есть и другая причина, финансовая, по которой я намерен остаться адвокатом Мисти Тилден и свято блюсти ее интересы, Рейчел. Положение душеприказчика Тауна Тилдена-старшего принесет фирме доход, выражаемый шестизначным числом, а от благосостояния фирмы зависят жизни троих детей.
— Я и это знаю, Кевин, — тихо сказала Рейчел, думая, что не только Бренди, Остин и Дастин, но и Клара, и отвратительный Фрэнк Кормак, все они зависели от Кевина.
— Хорошо. Теперь, когда мы оба с этим согласились, — Кевин откашлялся, — не вижу, почему бы мне не пойти навстречу коллеге, когда она обращается с разумной просьбой. Я всегда стараюсь избавить своих клиентов от сомнительного удовольствия судебного процесса, и, если сегодняшняя встреча с Тилденами позволит достичь достойного внесудебного соглашения, я приеду.
Рейчел не поверила своим ушам.
— Ты приедешь?
Он смотрел, как она закусила губу и глубоко вздохнула. Волнение сразу охватило его, едва он увидел ее в холле. А сейчас, просто оттого, что она была рядом, он терял над собой власть.
— Да, — почти простонал он.
— Но я тебя даже не просила об этом. — Она была слишком потрясена, чтобы оставаться тактичной. — Ты сам вызвался.
Кевин усмехнулся.
— Злорадствовать невежливо, Рейчел.
— Я не злорадствую.
Тут она заметила, как действует на него ее присутствие, и сама почувствовала то же самое. Глубоко вдохнув, она втянула ноздрями его аромат, такой мужской, такой чувственный. Разлить бы его по бутылочкам и продавать, успех был бы ошеломительный без всякой идиотской рекламы.
— Кевин, спасибо. — Она обвила руками его шею. — Я так тебе благодарна.
Он обнял ее, тронул губами волосы.
— А в этом месте я получаю в награду страстные объятия?
Слегка отстранившись, она улыбнулась, глаза ее сияли.
— А в этом месте я отвечаю, что тебе не было нужды соглашаться, чтобы получить страстные объятия. Они были тебе гарантированы, даже если бы ты сказал «нет».
— Знаю! — Его губы играли с ее губами.
— Этой ночи мне должно было бы хватить надолго, — прошептала она. — Я не должна была так быстро изголодаться по тебе после такого… — Она вздохнула. — Но я хочу тебя еще сильнее, Кевин. Так сильно, что даже сердце болит.
— Ох, детка, я знаю, — простонал он. Ее слова подействовали на него не менее сокрушительно, чем нежные округлости под руками.
Они исступленно поцеловались, и к бешеной страсти, что владела ими ночью, примешалась щемящая нежность.
— Сейчас, Рейчел. Здесь и сейчас, — прошептал он. Его рука скользнула ей под юбку. — Я не могу ждать.
Рейчел попыталась дышать ровнее. Она и не думала возражать, она вся горела. Но…
— Где? Как? — Она скользнула затуманившимся от неги взором по безобразному столу: компьютер и груды бумаг. Она, естественно, не раз видела в фильмах сцены, где герой одним движением руки очищает пространство для бурных ласк, но трудно было представить, что Кевин или любой другой здравомыслящий человек способен своротить на пол ценную технику и папки с юридическими документами.
Однако стратегические таланты ее возлюбленного не ограничивались умением организовать судебную защиту. Пока она раздумывала, он быстро прижал ее к углу комнаты, так что она оказалась между двух стен. Затем наклонился, поцеловал и в считанные секунды стянул трусики и овладел стремительно и с силой, но она готова была принять его. Несколько энергичных движений, и ее тело сотряслось в конвульсиях острого наслаждения.
— О, Кевин, — выдохнула Рейчел. Уткнувшись в его плечо, судорожно вцепившись в него, она тихо вскрикивала, дрожа от удовольствия.
Кевин дождался, когда она утихнет, и сам позволил себе унестись на волнах экстаза.
Они стояли, не разнимая объятий, пока из динамика громкой связи не раздался голос Хелен:
— К вам мистер Эйкен, Кевин, — с явным неодобрением произнесла она.
— Хелен не скрывает своей неприязни к хозяину «Кукольного домика», — посетовал Кевин.
Рейчел открыла глаза и огляделась, постепенно приходя в себя.
— И правильно делает. Он мерзавец.
— Но мерзавец весьма состоятельный. Благодаря его бесконечным проблемам Клара имеет возможность каждый месяц выплачивать взносы за дом. — Кевин протянул Рейчел платок, потом привел в порядок себя.
— Ты пообедаешь со мной сегодня, Рейчел? Только мы вдвоем, в ресторане, где клиентов не ждут игрушки и цветные карандаши»
— Ты назначаешь мне свидание? — спросила она вместо ответа.
Пытаясь придать себе обычный строгий вид, она чувствовала на себе его пристальный взгляд. Непростая задача, ведь она все еще под впечатлением того, что произошло только что. Рейчел вспыхнула.
— Я попрошу Сару, чтобы она взяла Брейди пообедать у Шилли, — продолжал Кевин, не сводя с нее глаз. — А у нас будет тихий вечер без детей. Я заеду за тобой в полседьмого.
Наспех причесываясь, Рейчел взглянула в зеркальце пудреницы на свои припухшие губы.
— Эйкен сразу учует, чем мы тут занимались. — Она понимала, что должна бы огорчиться, но почему-то с трудом удержалась, чтобы не хихикнуть.
— Эйкен обращает внимание только на то, что касается Эйкена, — уверил ее Кевин. — Скажи «да» в ответ на мое приглашение, Рейчел.
Она вскинула брови.
— Я думала, ты считаешь, что «да» само собой разумеется, особенно… после того, что произошло тут в углу. — Ее щеки разгорелись еще ярче. Рейчел не привыкла говорить о любви откровенно. Но в последнее время испытывала потребность сбросить привычные оковы.
— То, что произошло в углу, означает лишь одно: мы оба этого хотели. И это вовсе не обязывает тебя встречаться со мной вечером, — сказал он спокойно. — А меня — говорить вам и Тилденам то, что вы жаждете услышать. Не забывай об этом.
Кевин подошел к своему столу и нажал кнопку громкой связи.
— Хелен, я приму мистера Эйкена.
Его мгновенное перерождение поразило Рейчел. Было трудно поверить, что этот столь отчужденно держащийся мужчина всего несколько минут назад был страстным любовником.
— Шесть тридцать, Рейчел, — напомнил Кевин, когда дверь открылась.
— Да, — пробормотала она. В кабинет вошел Эдди Эйкен, и Рейчел, проплыла мимо него, надменно вскинув голову.
— Клевая баба, — заметил Эйкен, глядя ей вслед. — Только одета, как монашенка. И очень уж важная. Клиентка?
— Нет, — коротко ответил Кевин. — Время тикает, Эдди, а у меня почасовая оплата, не забыли? Так вот насчет вашей апелляции…


— Это возмутительно! — Таун Тилден-младший в очередной раз взглянул на часы; с тех пор как семейство прибыло в контору «Саксон и компаньонов» десять минут назад, он проделывал это каждые тридцать секунд. — Впрочем, следовало ожидать, что этот жалкий мошенник будет показывать характер.
Рейчел тоже украдкой посмотрела на часы. Двадцать пять минут третьего. Она догадывалась, что Тилдены опоздали на пятнадцать минут, как раз чтобы «показать характер». Но Кевин и тут переиграл их, все-таки заставив себя ждать.
— Это крайне некстати, — раздраженно бросила Маргерит.
— Крайне, — эхом отозвался ее сын Тилден Ллойд.
— К тому же тут слишком жарко, — капризно добавила Синтия.
— Рейчел, отрегулируй кондиционер, — распорядилась Ив.
Рейчел вышла из комнаты, где было и без того довольно свежо, и установила на термостате восемнадцать градусов. Если Кевин не появится в ближайшее время, они превратятся в ледышки.
Не испытывая никакого желания возвращаться в комнату, где бушевали Тилдены, она прошла в холл. Кейти красила ногти в какой-то невообразимый цвет.
— Класс, правда? — Кейти заметила, что Рейчел смотрит на нее. — Цвет называется «свернувшаяся кровь». Последний писк.
— Эффектно, — пробормотала Рейчел. — Своеобразно.
— Ага. — Кейти счастливо вздохнула. Она увидела не покрытые лаком ногти Рейчел. — Эй, хотите, и вам покрашу?
Рейчел вздохнула. Все лучше, чем наблюдать, как бесятся Тилдены.
— До сих пор ждете Кевина, да? — спросила Кейти.
— До сих пор ждем, — кивнула Рейчел, — Пожалуй, мне следует вернуться туда.
— Черт, вам не позавидуешь, — посочувствовала Кейти.
— Кейти, как только появится мистер Кормак…
— Знаю, знаю, вести его тотчас же в комнату для совещаний, — закончила Кейти. — Надеюсь, это будет скоро, а то тут такая холодрыга. Тилдены заморозить нас решили, что ли?
Тем временем в комнате для совещаний страсти продолжали накаляться. Ив, сидевшей с клиентами за столом, лишь изредка удавалось вставить слово. Восьмой стул, предназначенный для Кормака, пустовал; даже отсутствуя, Кевин умудрился остаться в центре внимания. Места за столом на всех Саксонов не хватило, так что двое младших партнеров, Рейчел и Уэйд, стояли у окна.
— Ты уверена, что Кормак обещал приехать? — шепотом спросил у сестры Уэйд. — Может, ты приняла сарказм за искреннее согласие?
— Он сказал, что будет, — упорствовала Рейчел. — И без всякого сарказма.
— Нужно отдать ему должное, по части всякого рода маневров он — чемпион. — Уэйд покачал головой. — Если он приедет…
— Когда он приедет, — поправила кузена Рейчел.
Она вспомнила их сегодняшнюю встречу. Кевин играет с Тилденами, а не с ней, успокоила она себя. Он обязательно появится — но прежде доведет противников до белого каления.
Когда через несколько минут отворилась дверь и вошел Кевин, она ощутила торжество и огромное чувство облегчения. И головокружительный прилив любви. Замерев, с колотящимся сердцем, она не сводила с него глаз, пока он непринужденно шел к свободному стулу.
Ив и Тилдены вскочили, словно подброшенные пружиной. Кевин спокойно уселся.
— Садитесь, пожалуйста, — сказал он, сияя своей насмешливой улыбкой, которая так бесила Рейчел на процессе Петерсена.
Теперь она едва не улыбнулась в, ответ. Кевин сделал вид, что подумал, будто остальные поднялись, чтобы уважительно его приветствовать.
— Вы понимаете, что мы ждем вас с… — начала закипать Ив, но Кевин перебил ее.
— Простите. Задержался с клиентом. — Он пожал плечами, ничуть не обескураженный. — Вы же знаете, как это бывает.
Впервые после того как вошел, он посмотрел в сторону окна, где стояли Рейчел и Уэйд. Рейчел быстро отвела взгляд. Она не ручалась за себя.
— Почему их туда сослали? — спросил Кевин.
— Здесь не хватает стульев для всех, — поспешил объяснить Уэйд.
— Тогда я уступаю место мисс Саксон. — Кевин поднялся. — Я не могу сидеть, когда дама вынуждена стоять.
Рейчел прекрасно понимала, чего он добивается — чтобы спокойно рассевшиеся мужчины семейства Тидценов почувствовали себя невежами. Не сомневались в этом и все присутствующие, но уже ничего невозможно было поделать. Кевин отлично провел игру и победил в этом раунде.
Однако вместо того чтобы возмутиться, Рейчел ощутила, что гордится им.
— Спасибо, мне вполне удобно, — сказала она, но Кевин не желал слушать никаких отговорок и пригрозил в противном случае покинуть совещание.
Рейчел села, а он остался стоять, возвышаясь над Тилденами, которые словно съежились на своих стульях.
Рейчел исподтишка наблюдала за Кевином. Любовалась изгибом губ, вспоминая, как он целовал ее, рассматривала длинные пальцы, столь нежно и страстно ее ласкавшие. Наконец, спохватившись, она заставила себя вернуться к тому, что происходило вокруг.
— Насколько я понимаю, вы ознакомились с последним волеизъявлением Таунсенда Тилдена-старшего? — спросил Кевин у Ив.
Та кивнула в ответ.
— Нет нужды объяснять, что у нас возник целый ряд вопросов, — произнесла она сдержанным, официальным тоном.
Очевидно, слишком сдержанным и официальным для Тауна-младшего.
— Какой, к черту, ряд вопросов? Нам прекрасно известно, что вы водите нас за нос. Мы хотим только, чтобы эта кошмарная особа с кошмарным именем Мисти убралась из нашей жизни раз и навсегда и поэтому готовы щедро заплатить вашей клиентке. Мы полагаем, что десяти тысяч долларов наличными будет более чем достаточно.
— Грустно слышать, что вы упорствуете в прежних заблуждениях, Таун, — перебил его Кевин. — Мне это порядком надоело. Во-первых, я не понимаю, почему вас удивляет наличие нового завещания. Моим коллегам, несомненно, известно, что брак отменяет любое существующее завещание. Это означает, что в день, когда Таун-старший женился на Мисти, старое завещание автоматически стало недействительным.
— Но это не означает, что то завещание, которое составили вы, законно и действительно.
Кевин воздел очи горе, словно призывая в свидетели всевышнего.
— Ив, я не сомневаюсь, что вы все проверили. Неужели вы не объяснили своим клиентам, что документ безупречен? Или они отказываются верить очевидному?
— Завещание действительно. И законно, — со вздохом признала Ив. — Хотя моим клиентам, что вполне понятно, требуется некоторое время, чтобы свыкнуться со столь… м-м… неблагоприятным поворотом событий.
Все шестеро Тилденов завопили разом. От жуткой какофонии у Рейчел мгновенно разболелась голова.
— Естественно, мы намереваемся оспорить завещание в суде, — возвысила Ив голос над общим гомоном.
— И зря потратите время и деньги, — спокойно ответил Кевин. — Если вы внимательно прочли завещание, то должны были заметить гарантию неоспоримости.
— Что-что? — взревел Таун-третий. — Такого не бывает, Кормак. Вы все выдумали!
— Гарантия неоспоримости завещания означает, что любой, кто оспаривает его в суде, не получает ничего, — холодно объяснил Кевин. — Таун-старший оставил каждому из вас памятные подарки, потому что знал, что вы вполне обеспечены. Таким образом, в соответствии с условиями завещания, если кто-нибудь из вас оспорит завещание, никто ничего не получит. Поскольку вы явно незнакомы с данным юридическим приемом, предупреждаю, что его условия распространяются на любое другое завещание, которым вы можете попытаться заменить настоящее.
Он увидел изумление в глазах Рейчел. Так, значит, эта тонкость ускользнула от ее внимания? Впрочем, учитывая, насколько она была занята в последние дни, а главное, неколебимо уверена: завещание подложное, — стоит ли удивляться, что она не дала себе труда вникнуть в его довольно хитрые подробности? Впрочем, его собственная клиентка тоже о них не подозревала. Да ей и не к чему. По просьбе Тауна-старшего из соображений осторожности он намеренно утаил от нее некоторые детали.
«Не хочу, чтобы моя Мисти разболтала все наши секреты кому не нужно», — сказал старый Таун, и Кевин согласился с ним. К тому же объяснить ей подобные юридические хитрости было бы не легче, чем законы Архимеда.
— Что это за памятные подарки, о которых упоминается в новом завещании? — спросила Синтия, строя глазки Кевину.
Кевин взял бумаги и протянул Ив.
— Вы прочтете, или это сделать мне?
— Я прочту, — коротко ответила Ив, надевая очки. — В соответствии с этим… документом, Таун-старший оставил Тауну-младшему свою коллекцию старинных ружей, а также гравюры Хогарта и бронзовую статуэтку работы Фредерика Ремингтона.
— Отец знал, как мне нравятся эти гравюры и скульптура Ремингтона. И, конечно, его коллекция прекрасно дополнит мою собственную, — пробормотал обескураженный Таун-младший.
— Таун-третий получает собрания монет и марок своего деда, — продолжала Ив.
— Старик логичен, — задумчиво нахмурился тот. — Ребенком я подолгу слушал дедушкины рассказы об этих монетах и марках. И сам многие годы собирал.
— Маргерит наследует два пасхальных яйца Фаберже.
— Это бесценное сокровище, и я хочу забрать их немедленно, пока эта женщина не сотворила с ними что-нибудь ужасное. — Маргерит встала.
— Сядь, Маргерит, — скомандовал Таун-младший. — Ты ничего не можешь забрать, пока не будут улажены все проблемы.
— Завещание утверждено, — вмешался Кевин. — Если вы согласитесь не оспаривать его — напоминаю, оно защищено на этот счет, — Маргерит может забрать Фаберже, вы — ружья, а Таун-третий марки и монеты. Будет ли уместно, если я еще раз скажу, что, стоит вам подать в суд, как все это отойдет Мисти?
— Явный перебор, — проворчала Рейчел. — Все равно что расстрелять человека, а потом еще и повесить.
— Кажется, меня назвали занудой. — Кевин широко улыбнулся.
— Я бы хотела продолжить, — нахмурилась Ив, и Кевин с Рейчел замолчали. Ив стала читать
дальше.
— Синтии переходит старинный бабушкин кукольный дом, полностью меблированный, с кукольной семьей, обитающей в нем. — Она улыбнулась.
Зато сама Синтия обиженно надулась.
— Кукольный дом? Дедушка, наверное, забыл, что мне давно не шесть лет? А как же драгоценности?
— Наверняка достанутся Мисти. — Уэйд открыто веселился и заслужил неодобрительный взгляд тетки.
— А Тилден Ллойд получит десять тысяч долларов, — прочла Ив.
— И все? Какие-то паршивые десять тысяч? От которых после уплаты налога ни черта не останется? — Голос Тилдена Ллойда сорвался на визг.
— Паршивые? — Кевин изобразил удивление. — Как интересно: когда моей клиентке предлагалось столько же за то, чтобы она покинула город, десять тысяч считались весьма щедрой суммой.
— Все, что дедушка оставил остальным, стоит гораздо больше десяти тысяч, — ныл Тилден. — Даже за кукольный дом можно выручить кругленькую сумму, если выставить его на аукцион и продавать всю мебель по частям. — Он вдруг стукнул кулаком по столу. — Впрочем, это не имеет никакого значения, потому что мы подаем в суд! Ваш пункт о гарантиях, несомненно, противозаконен, Кормак. Мы не такие доверчивые дураки, как вы думаете. Скажите ему, чтобы прекратил блефовать, Ив.
Ив посмотрела на документ, лежащий перед ней.
— Дело в том, что…
— Быть может, Рейчел, вам все объяснит, — Кевин улыбнулся ей. Но это была не та нежная улыбка, от которой у нее замирало сердце, и не ласковая, отцовская, с какой он смотрел на Брейди. Это была та самая торжествующая ухмылка, что так бесила ее на процессе Петерсена.
Рейчел немедленно ощетинилась.
— Нет ничего противозаконного в том, чтобы включить в текст завещания пункт о гарантии неоспоримости, — признала она нехотя.
— Но и этот пункт мы все равно можем оспорить в суде, — вставил Уэйд.
— Можете, — согласился Кевин. — Но это будет неразумной тратой времени.
— Кажется, это ваш стандартный ответ на любое предложение встретиться в суде, мистер Кормак, — желчно произнесла Ив. — Вы все время советуете нам не беспокоиться, потому что вы все равно выиграете. Словно это неизбежно.
— В данном случае так оно и есть, — ответил Кевин. — И всем вам это хорошо известно. Во всяком случае, должно быть известно.
— Как мы с тобой говорили некоторое время назад, Рейчел, если бы среди олимпийских видов спорта были увертки и ухищрения, Кевин Кормак получил бы золотую медаль, — иронически улыбнулся Уэйд.
— Это не увертка. Почему бы нам не взглянуть на суть дела трезво? — Кевин не терял самообладания. — Коллегам Саксонам стоит наконец объяснить своим клиентам, что даже в том весьма маловероятном случае, если новое завещание будет опровергнуто — а этого никогда не случится, уверяю вас, — пункт о гарантиях останется в силе. Позволю себе напомнить, что он означает следующее: любой, кто вступал бы в права наследования по старому завещанию, лишится этих прав, если оспорит новое.
— Кто-нибудь понимает хоть слово из того, что наболтал здесь этот… этот шарлатан? — завопил Таун-младший.
— Он говорит, что если мы возьмемся опротестовать пункт о гарантиях… — начал Таун-третий.
— То ваши шансы ниже нуля, — услужливо подсказал Кевин. — Я могу привести прецеденты по меньшей мере за сто пятьдесят лет, которые делают этот пункт полностью обеспеченным правовой санкцией.
Ив тяжело вздохнула.
— Более того, мы с Мисти будем апеллировать во все инстанции вплоть до Верховного суда, если понадобится, — уверил их Кевин. — Но едва ли в этом возникнет необходимость, поскольку суды рассматривали подобные случаи, когда никого из здесь присутствующих еще и на свете не было.
— Приберегите ваш ликбез для неучей, Кормак, — сказал Уэйд. — Поверьте, мы вполне вас поняли.
— Значит, тот, кто опротестует новое завещание, не получит ничего, даже по старому, если каким-то образом удастся его запустить, — медленно сказал Таун-третий. — Черт, Кормак, ваша хватка даже вызывает уважение!
— Благодарю вас, — Кевин улыбнулся уголками рта. — Но это не только моя заслуга. Собственно, идея поровну принадлежит нам с Тауном-старшим. Он отлично ориентировался в законах о наследовании, знал различные ловушки и западни. Так как, есть желающие опротестовать завещание?
— Если бы я решилась и, допустим, выиграла дело, — Синтия откинулась на спинку стула и закинула ногу на ногу, — то на самом деле проиграла бы его? И не получила бы ни гроша даже по старому завещанию из-за этого пункта о гарантиях? Короче говоря, если мы побеждаем, мы терпим поражение. Я верно поняла, Кевин?
— Совершенно верно, Синтия. — Кевин широко ей улыбнулся.
Синтия расцвела, довольная.
Рейчел вскипела. Эта негодница кокетничает с Кевином. А он ее поощряет!
— Мы можем опротестовать все, что сочтем нужным! — Рейчел вскочила из-за стола и отошла к окну, туда, где стоял Уэйд.
Кевин проследил за ней взглядом.
— А на каком основании, Рейчел?
Рейчел знала, что он намеренно дразнит ее. Но сейчас рядом сидела Синтия, которая буквально облизывалась при виде Кевина, как хищница, впервые попробовавшая мяса.
Рейчел поджала губы.
— На основании мошенничества, неподобающего давления со стороны Мисти…
— Ну, это у вас не пройдет, Рейчел, — перебил ее Кевин. — У меня есть свидетели, которые подтвердят, что никакого мошенничества не было. Что же до неподобающего давления со стороны супруги — это и вовсе дохлый номер, голубушка. Его практически невозможно доказать, потому что влияние на человека брачного партнера считается законным и естественным.
Рейчел испепелила его взглядом.
— А как насчет ослабленных умственных способностей? — бросила она. — Голубчик! Уэйд хмыкнул.
— Вы видели, какие люди засвидетельствовали, что мистер Тилден находился в трезвом уме и здравой памяти. — Кевин говорил спокойно и медленно, словно втолковывая урок не слишком понятливым ученикам. — С какой стати двоим священникам и раввину, этим высокочтимым членам общества, лжесвидетельствовать?
— А может, вы им заплатили! — Рейчел была вне себя. — Если мы проверим, не окажется ли, что эти три конгрегации получили большие пожертвования от Тауна Тилдена-старшего?
— Фу, Рейчел. — Тут даже Ив покачала головой.
— Вообще-то идея не столь уж дурна, — неожиданно подал голос муж Маргерит.
Саксоны изумленно переглянулись. Они впервые слышали, чтобы он высказывался на людях.
— Если кто-нибудь думает, что мы можем потребовать счета у пресвитерианской церкви, Синайского храма и церкви Св. Филомены, а потом обвинить их в мошенничестве, он окончательно выжил из своего жалкого умишка, — свирепо заявил Таун-третий.
Интересно, кого он имеет в виду, ее или мужа Маргерит, подумала Рейчел.
— Это будет крайне некрасиво, — согласился Кевин. — Хотя вы, разумеется, можете попробовать. Я полагаю, вы скоро убедитесь: не было ни взяток, ни подкупов. Просто трое достойных людей пожелали засвидетельствовать волю пожилого человека обеспечить свою беззащитную юную жену после того, как он покинет этот мир.
— О боже, — процедил Уэйд в сторону Рейчел. — Сначала Синтия строит глазки и показывает ножки Кормаку, а теперь он произносит душещипательную речь. Лучше я уйду, а то меня сейчас стошнит.
— Нельзя бросать тетю Ив, — прошептала в ответ Рейчел. — Команда тонущего корабля до конца остается на палубе.
— Знаешь, я бы предпочел быть крысой, которая его покидает, — проворчал Уэйд, но все-таки остался.
— Далее мы хотели бы выяснить недоразумение, имевшее место в пятницу вечером, — сказала Ив, пытаясь перекрыть голосом вновь разгалдевшихся Тилденов.
— Единственным недоразумением был этот хамский протокол, составленный в полиции! — воскликнула Маргерит. — Я привезла детей в дом моего отца…
— Этот дом принадлежит Мисти Тилден, — перебил ее Кевин. Он уже некоторое время кружил по комнате, но сейчас остановился рядом с Уэйдом и Рейчел. — Вы знакомы с определением «совместное владение неразделенным недвижимым имуществом»?
— Разумеется! — Уэйд выпрямился в полный рост.
Рейчел похолодела от дурного предчувствия.
— О черт! — выругалась она шепотом.
— О нет! — одновременно вырвалось у Ив.
— Что случилось? — взвизгнула Маргерит. — Я знаю, что-то случилось!
— Вы собираетесь вытащить очередного кролика из своего волшебного цилиндра, Кевин? — кокетливо спросила Синтия. Ее юбка вновь поползла вверх.
— Ладно, Кормак, — устало вздохнул Таун-третий. — Мы знаем, что нас ждет очередная гадость. Выкладывайте скорее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману При вспышке молнии - Босуэлл Барбара



Интересный роман, с юмором
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараЯмиЛ
12.03.2012, 15.31





Классная и юморная история борьбы двух адвокатских кланов. Победила любовь..
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараStefa
18.12.2013, 23.36





Приятный роман!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараирчик
7.01.2014, 22.04





Очень понравился роман!
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараСветлана
5.03.2014, 20.27





Обязательно прочесть всем!!! Замечательная книга. Побольше бы таких романов. Спасибо автору. 10 из 10.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараВалентина
21.05.2014, 21.20





Замечательная книга,обязательно читайте не пожалеете.
При вспышке молнии - Босуэлл Барбарасв
19.02.2015, 15.01





КЛАССНО !!!!!!!!!!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараелена
21.02.2015, 2.04





Хороший роман.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараОльга
13.04.2016, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100