Читать онлайн При вспышке молнии, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - При вспышке молнии - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

При вспышке молнии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Пригласи меня войти, — сказал Кевин, хотя Рейчел уже возилась с цепочкой.
Она открыла дверь, и он вошел в квартиру. Некоторое время они безмолвно смотрели друг на друга. Первой прервала молчание Рейчел.
— Я… я только что из ванной. — Задыхаясь от смущения, она почему-то почувствовала острую необходимость объяснить свой вид: халат, влажные волосы, раскрасневшееся лицо.
— Я так и понял. — Он не сводил с нее горящего взгляда.
Рейчел залилась румянцем и поплотнее запахнулась.
— Спасибо, что не спрашиваешь, зачем я приехал, — негромко сказал он. — Мы зашли слишком далеко, чтобы опять начинать эти игры.
Рейчел криво улыбнулась.
— Одолели рубеж третьего свидания, да? Пора…
— Ты нужна мне. — Кевин совершенно не собирался выслушивать ее невнятные предположения. Увидев, как у нее задрожали и приоткрылись губы, он протянул руку и обвел кончиком пальца контур ее рта.
Рейчел затрепетала. От его прикосновения ее словно пронзило током. Между ними возникло своего рода электрическое поле.
Да, сомнений не остается, она влюблена в этого человека. Но сейчас она не станет говорить ему об этом. И не потому, что так диктуют популярные женские пособия или трезвый тактический расчет. Просто пока не пришло время для столь важного признания.
Воздух был насыщен чувственностью и страстным влечением. Рейчел словно загипнотизированная смотрела на Кевина. Глаза его горели, и Рейчел знала, что и в ее взгляде отражается жгучее желание. От сознания того, что они оба захвачены равным по силе чувством, кружилась голова. Сейчас не нужны были никакие слова.
Они шагнули друг к другу. Кевин жарко и властно ее поцеловал. Рейчел прильнула к нему и глубоко вздохнула, ощущая первозданный мужской отклик на обволакивающую женскую чувственность.
Они целовались и целовались, его пальцы кружили по набухшим кончикам грудей. Рейчел изгибалась и раскачивалась, изнемогая от наслаждения. Одежда мешала ей. Хотелось чувствовать губы Кевина на обнаженной коже.
Рейчел потеряла остатки самообладания. Ее словно обдало жаром изнутри. Негромко вскрикнув, она порывисто прижалась к нему, еще сильнее воспламенив и его, и себя.
Кевин просунул руку между полами ее халата. Она застонала, не отрываясь от его губ. Пальцы ее нашли его сквозь грубую ткань джинсов.
И тут зазвонил телефон.
— Нет! — выдохнул Кевин, когда Рейчел отпрянула от него. — Не обращай внимания. Нас и так слишком часто прерывали. Хватит. — Он протянул к ней руки, но она отступила в сторону.
— А вдруг что-нибудь с Брейди? — выговорила Рейчел, прерывисто дыша. — Ты ведь сказал Саре, где тебя искать, правда? Или у Клары очередные неприятности? Или… или, может быть, это Лорел.
Она направилась было в кухню, чтобы снять трубку, но не успела дойти, как включился автоответчик.
— Привет, Рейч, это Уэйд, — послышался голос двоюродного брата. — Перезваниваю, обнаружив десять тысяч твоих посланий. По-моему, ты извела всю пленку, — пошутил он. — Давай на сегодня с этим покончим. Увидимся завтра в конторе.
Рейчел подняла взгляд и увидела, что Кевин смотрит на нее. Он тяжело дышал, лицо раскраснелось.
— Выключаем его ко всем чертям, — сказал он хрипло. — Пусть оставят нас в покое на несколько часов. Обойдутся как-нибудь.
Он выдернул вилку из розетки и поднял Рейчел на руки. Сейчас он отнесет ее наверх, в спальню, и опустит на кровать, которую она купила два года назад. Мать и сестра уверяли, что она зря потратила деньги. Ведь вполне можно было обойтись старой девичьей тахтой, пока не появится Он. Тот, который купит все, что требуется, после того как она окрутит его и приведет к алтарю. Но Рейчел, не вняв увещеваниям, заказала целую спальню и оклеила комнату обоями под цвет покрывала и подушек.
А теперь сюда вошел Кевин, первый мужчина, переступивший порог этой комнаты. На фоне изящного и очень женственного цветочного узора в фиолетово-желто-зеленой гамме он выглядел еще более сильным и могучим.
— Попробуем начать оттуда, где остановились? — Кевин стоял возле кровати, на которую опустил Рейчел, и смотрел на нее так, что дух захватывало.
— Попробуем, — улыбнулась она.
Привстав на колени, она потянулась к нему.
Любовь и желание придавали ей дерзости. Пока он возился с рубашкой, она расстегнула ремень и спустила «молнию» на джинсах.
В одно мгновение он стащил с нее халат, и она предстала перед ним совершенно обнаженной.
— По-моему, внизу мы не успели так далеко зайти, — сказала Рейчел тонким от волнения голосом. Она чувствовала себя почти девочкой, впрочем, опыта у нее и в самом деле было немного. Быть может, по адвокатской привычке добиваться полной ясности она тут же призналась в этом Кевину. — Я не хотела, чтобы это застало тебя врасплох, — виновато добавила она.
— Давай заключим договор. — Он улыбнулся и отвел волосы с ее лба. — Мы никогда не будем пытаться застать друг друга врасплох.
Кончики ее грудей коснулись жесткой поросли на его торсе. Рейчел задышала глубоко и прерывисто.
— Кто бы мог подумать, что мы окажемся здесь? — произнесла она, едва дыша.
— Я этого хотел, Рейчел, — признался Кевин. Он стянул с себя джинсы и трусы, взял ее руку и положил на свое пульсирующее естество.
— Правда? — Она как завороженная смотрела на свои пальцы.
— Я знаю, тебе трудно в это поверить, потому что еще недавно ты готова была растерзать меня на части. — Он тихо усмехнулся. — Да и мне самолюбие не сразу позволило признаться себе, что меня манит женщина, для которой я едва ли привлекательнее серийного убийцы.
— Я думала, что ненавижу тебя, — пробормотала Рейчел. — Наверное, иначе и быть не могло.
— Конечно, — Кевин снова засмеялся. — Если бы ты осознала, что тебя влечет к злейшему врагу, один бог знает, что бы ты натворила.
— Может, взяла бы вас в заложники, советник.
Он схватил ее за руку, прежде чем она успела его ущипнуть.
— Как раз это можно расценить как попытку застать врасплох, Рейчел.
— Тогда я сменю тактику. — Она несмело погладила его. Он вздохнул.
— Так гораздо лучше.
Его руки скользили по изгибам ее тела, слегка притрагиваясь там и тут, легко, нигде не задерживаясь надолго, мучительно-сладостно, но не настойчиво. Такими же короткими, дразнящими были и его поцелуи.
Она возвращала их, завороженно лаская его сильное тело; ее пальцы пробегали по спине, по груди, по ногам, она угадывала, как доставить самое острое удовольствие. Искушая его и себя.
В конце концов, не в силах больше терпеть, он опрокинул ее на постель и лег рядом. Закрыв глаза, она с упоением ощущала, как крепки его объятия. Теплые, чуткие руки играли с ее грудями, не касаясь, однако, набухших сосков. Он дразнил ее, обольщал, заманивал. Устремляясь навстречу, она жаждала одного, мечтала об одном: почувствовать прикосновения пальцев к напряженным розовым бугоркам.
— Кевин! — выкрикнула она его имя, когда он наконец исполнил ее желание.
— Нравится? — Он потерся щекой о нежную кожу. От прикосновения едва пробившейся щетины Рейчел взмыла на волне блаженства.
— Да, — простонала она. — О да, Кевин.
— Хорошо. Ни о чем не думай, просто позволь мне доставить тебе удовольствие, Рейчел. Я хочу, чтобы тебе было хорошо.
И ей было хорошо. Казалось, он угадывает все ее тайные мечты. Она и знать не знала, что может ощущать такое наслаждение… Он устремился дальше, целуя нежный живот, скользя губами все ниже. О, это было нестерпимое блаженство.
Не давая ей перевести дух, он слегка раздвинул ее ноги и прижался губами к ее лону. Ее тело потрясенно выгнулось ему навстречу. От прикосновения его языка к самому потаенному месту ее словно пронзило током. Ничего подобного она не испытывала никогда. Дыхание ее участилось и стало прерывистым. Из груди вырвался стон наслаждения.
Она ахнула, выкрикнула его имя, и ее тело вдруг отказалось ей повиноваться, сотрясаясь в экстазе. Он не останавливался, пока она не перестала дрожать, а потом обнял.
— Это было прекрасно, ты прекрасна, — хрипло проговорил он.
Рейчел была не в состоянии произнести ни слова. Когда его горячие губы жадно впились в ее рот, она ответила, хотя все еще не очнулась от сладкой истомы.
Он приподнялся над ней, и она замерла в ожидании, чувствуя, как тяжелеют конечности и горячая влага заливает ее изнутри. Он на секунду задержался, чтобы надеть презерватив.
Медленно, осторожно он вошел в нее, завладел, переполнил. Рейчел охнула. Он был такой большой, все было так непривычно. Она почувствовала себя слабой, неумелой. На лбу выступила испарина.
Но Кевин зашептал ей что-то любовное. Какие-то волнующие слова, которых ей никто раньше не говорил. Рейчел постепенно успокоилась и ощутила, как тело ее словно тает. Она попыталась понять, что чувствует. Наполненность. Сила. Мощь. Рейчел охватило ни с чем не сравнимое чувство. Ей было так хорошо с Кевином. Так нравилось делить с ним свое тело. Она открыла глаза и посмотрела на него, изнемогая от любви.
Потом провела ладонями по его животу, скользнула к бедрам, и Кевин что-то невнятно пробормотал. Рейчел почувствовала прилив гордости. Всегда столь красноречивый Кевин лишился дара речи. Немалое достижение.
Рейчел изменила позу, впуская его глубже. Он двигался медленно, и поначалу она приноровилась к этому ритму, но жар, пылавший в ней, разгорался все ярче. Она выгнулась навстречу. Кевин понял, чего она ждет. Они поцеловались исступленно, глубоко, окрасив нежностью жгучую страсть. Рейчел полностью отдалась любовному неистовству, доверившись Кевину, блаженно растворившись в невыносимом наслаждении, предвкушая еще большее.
Вдвоем они взмыли в облака и, не сознавая времени, парили в упоенном самозабвении. Казалось, ему не будет конца. Казалось, оно окончилось слишком скоро.
Он рухнул на нее, и они замерли, изнемогшие, стиснув друг друга в объятиях. Наконец Кевин перекатился на бок рядом с возлюбленной, осыпая ее шею, плечо, волосы короткими, горячими поцелуями.
Рейчел гладила его по спине. Купаясь в теплых волнах удовлетворенной страсти, она чувствовала себя легче перышка.
Им не хотелось говорить. Они были слишком счастливы.


Сидя в понедельник утром за столом в комнате для совещаний, изумленная Рейчел слушала, как тетя Ив перечисляет список претензий, предъявленных Тилденам.
Взлом и незаконное проникновение. Грабеж. Кража в особо крупных размерах. И, словно этого мало, предположение о возможном сговоре. Если Мисти не согласится забрать заявление, их клиентам, несомненно, грозит уголовное преследование.
Рейчел попыталась осмыслить то, что услышала. Чудовищно!
— Полиция не станет…
— Полиция настроена чрезвычайно серьезно, Рейчел, — перебила ее тетка. — У них нет выбора. Это очень тяжелые обвинения, и если Мисти Тилден, а вернее, Кевин Кормак не решит забрать заявление, они выпишут ордера на арест.
— Да, без Кормака не обошлось, поскольку он сам решает, как вести себя его клиенту, — мрачно сказал Уэйд. — Это известно всем, даже полицейским.
Ив прикрыла глаза, словно молясь:
— Боже, я бы покурила.
— Вы же бросили много лет назад, тетя Ив, — удивилась Рейчел. — Вот, возьмите конфетку. — Она подтолкнула тетке вазочку с мятными пастилками. Ив с отвращением пихнула ее обратно.
Рейчел была в полном смятении. Они же провели вместе все выходные. Кевин ушел от нее лишь сегодня, около шести утра. Как это он словом не обмолвился? Она была уверена, что он намеренно утаил от нее правду, но хуже было другое: она не чувствовала ни возмущения, ни гнева. Она прекрасно представляла, что он сказал бы в свое оправдание, и, похоже, заранее соглашалась.
Он, конечно, объяснил бы, что профессиональное и личное в их жизни не должно пересекаться. И вместо того чтобы возразить, она, взглянув в его глаза, забыла бы обо всем, кроме того, что хочет быть с ним. Говорить с ним, смеяться, спорить. Чувствовать его внутри себя. И он знает об этом, особенно после того, как она столь бесславно сдалась на его милость вчера ночью.
— Нам нужно обсудить условия с Кевином Кормаком, но он не желает с нами встречаться, — с досадой заявил Уэйд.
— Ты уверен? — встревожилась Рейчел. Ив коротко кивнула.
— Тилдены приедут сюда в два часа. Они думают, что Кормак тоже будет. К сожалению, это не так. Он категорически отказывается вести переговоры у нас, а Тилдены, разумеется, не поедут к нему. Таун-младший пошел на принцип, и Кормак это знает. Утром я звонила ему несколько раз, но он так и не согласился. По правде говоря, его секретарша в конце концов сказала, что сегодня он больше не станет со мной разговаривать.
— Правильно. Чего ради ему уступать? — Уэйд был мрачнее тучи. — У него на руках все тузы, а нам сдали одну мелочь.
— Нам вообще ничего не сдали. — Ив схватила конфетку и, кажется, просто проглотила ее. — Кормак тянет время. Он сказал, что готов устроить встречу у себя в конторе на следующей неделе, но к тому времени…
— Будут выписаны ордера, — закончил Уэйд. — В полиции долго ждать не станут. Впрочем, нас это уже не будет касаться, потому что Тилдены расстанутся с нами навсегда уже сегодня же, когда обнаружат, что Кормака нет и в помине.
— Прекрати! — воскликнула Рейчел. — Мы не можем потерять таких клиентов! Саксоны всегда представляли Тилденов. Это традиция!
Все трое понимающе переглянулись. Это была престижная традиция. Дела Тилденов составляли оплот практики «Саксон и компаньонов». Какая юридическая фирма может позволить себе лишиться самых богатых своих клиентов?
— Ник говорит, наша единственная надежда — уговорить Мисти забрать заявление, но мы не можем добраться до нее, минуя Кевина Кормака, — Ив удрученно покачала головой. — Тилдены, разумеется, во всем будут винить нас. Им нужно на ком-то отыграться, и, к сожалению, «Саксон и компаньоны» как нельзя лучше подходят на роль козла отпущения.
— Кто это Ник? — спросила Рейчел. Ив прокашлялась.
— Начальник полиции Спалья. Я… м-м… долго обсуждала это дело с ним в частном порядке.
— Не могу поверить! Вам пришлось говорить с начальником полиции о возможном уголовном деле против Тилденов?! — Рейчел схватилась за голову. — Бред какой-то! Тетя Ив, как вам удалось выдержать эту сцену и не взорваться? Обвинения сфабрикованы, и всем это понятно. При одной мысли об этой… возмутительной махинации хочется кричать и ругаться.
— Пройдено и забыто, моя дорогая, — засмеялась Ив.
Уэйд пристально смотрел на тетку, пораженный ее самообладанием. Как это не похоже на бешеный гнев, который владел ею вчера. Неужели ей действительно удалось не рассориться в пух и прах с начальником полиции? Лично он, Уэйд, на это не рассчитывал. Хорошая новость — правда, насколько он мог судить, единственная.
— Уэйд, ты очень дружен с этой девочкой Шилли, которая работает у Кормака, — сказала Ив. — Я знаю, это не принято, к тому же весьма унизительно, но не мог бы ты попросить ее походатайствовать за нас? Быть может, она сумеет убедить шефа встретиться с нами сегодня?
— Ничего не выйдет, тетя Ив.
— Попытка не пытка, — возразила Ив.
— Я уже пробовал. — Уэйд с силой закрутил вазочку с конфетами, и та бешено вращалась, пока Рейчел ее не остановила. — Я звонил Дане сегодня утром, — мрачно продолжал Уэйд. — Мне стало ясно, что Кормак велел ей не разговаривать со мной на эту тему. Он, без сомнения, напирал на роль Шона в этой истории. Ничего не выйдет.
— Как несправедливо и как некстати! — с негодованием воскликнула Ив. — Ты так давно дружишь с этими Шилли.
— И я никогда бы не стал использовать Дану. — Уэйд схватил конфетную вазочку и снова запустил ее волчком. — Конечно, Кормак постарался представить дело так, будто я уже ее использую. Дана держалась так отчужденно. — Уэйд отвел глаза, боясь выдать, как сильно расстроил его этот телефонный разговор.
Ив будто догадалась.
— Может, ты преувеличиваешь? — мягко спросила она. — Возможно, она просто озабочена тем, что брат вляпался в такую историю?
— Не знаю. Она разговаривала со мной сквозь зубы.
Конфетница слетела со стола, разметывая леденцы во все стороны. Все трое замерли, думая каждый о своем.
Рейчел изумленно смотрела на брата: таким расстроенным и обескураженным она никогда его не видела. А тетя Ив, казалось, относилась к грядущим неприятностям с почти буддистским смирением. Обычно такое поведение было ей совершенно не свойственно.
Рейчел растерялась. Она никак не могла свести концы с концами.
— А какое отношение ко всей этой истории имеет Шон?
Уэйд и тетя Ив объяснили ей, в чем дело. Рейчел тотчас же вспомнила, как была расстроена Сара вчера вечером. Неудивительно!
— Шилли честные, добропорядочные люди, не то что Мисти Тилден. — Рейчел переполнилась сочувствием. — Не могу себе представить, что один из них связался с такой женщиной.
— Они тоже не могут. Но, по словам Даны, Шон утверждает, что никто не знает, какое у Мисти золотое сердце. Он намерен встречаться с ней и дальше и говорит, что надеется на нечто большее, чем дружба. Гораздо большее. Я… м-м… виделся с Даной вчера вечером, после того как они с сестрами пытались наставить братика на путь истинный, — добавил Уэйд, и его голос сорвался.
Он знал, что краска заливает его шею и лицо. Он кое-что утаил от тетки и сестры. Вчера вечером он болтался рядом с домом, где сестры Шилли собрались, чтобы поговорить с заблудшим братом. Это был дом старшей сестры Мери и ее мужа. Когда появилась Дана, рыдавшая от огорчения и досады, он отвез ее к себе, чтобы она успокоилась, прежде чем отправиться домой. Она не хотела, чтобы папа с мамой видели ее такой расстроенной. Еще раньше, сто раз перезвонившись, Тим и его сестры все же решили, что пока не станут тревожить родителей и младших отпрысков.
Уэйд утешал Дану как мог. И в конце концов они оказались в постели, и там он полностью наверстал упущенное в Коннектикуте. Она не уступала ему в пылкости, и оба были наверху блаженства.
После нескольких волшебных часов они неохотно расстались — в прекраснейших отношениях, как ему казалось. Но когда он позвонил Дане сегодня утром, чтобы попросить замолвить за них словечко перед Кевином Кормаком, в ее тоне слышалось не больше теплоты, чем в механическом голосе «говорящих часов».
Очевидно, Кормак велел ей быть начеку. Уэйд был готов рвать и метать. Бог знает что этот тип ей там наговорил. Похоже, он все-таки имеет на Дану изрядное влияние. А что, если она не захочет с ним больше видеться? Уэйд зажмурился, словно пытаясь прогнать боль.
— Что мы намерены делать? — Взволнованный голос Рейчел вернул его на землю. Она кипела энергией, которой ему и Ив сегодня явно недоставало. — Есть ведь какой-то выход! Нельзя же просто сидеть и ждать, когда явятся Тилдены и рассчитают нас.
— Я думала о том, чтобы выставить встречный иск от их имени, — сказала Ив. — И Шон, и Мисти угрожали им оружием. Это можно было бы квалифицировать как неосторожное обращение с оружием, повлекшее угрозу жизни. Это своего рода натяжка, но не больше, чем кража в особо крупных размерах или обвинение в сговоре. Кроме того, было сказано достаточно слов, и тут можно кое за что зацепиться.
— Замечательно, тетя Ив! — загорелась Рейчел. — Сегодня же пойдем с Тилденами в полицию.
— Я уже обговорила это с Ником, и он уверяет, что ничего не выйдет, — вздохнула Ив. — Он прав, конечно. Поскольку Мисти и Шон подали заявление первыми, запоздалая жалоба от Тилденов будет выглядеть подозрительно. В лучшем случае получится слово против слова.
— Ну и чем плохо? — не сдавалась Рейчел.
— Ничем. Если бы не Кевин Кормак. — Ив пожала плечами. — Учитывая его способности, приходится рассматривать худший сценарий: Тилдены будут обвинены еще и в клевете и в умышленном причинении ущерба. Только Кевин Кормак и Ник Спалья, которые не считают Тилденов небожителями, могут решиться на подобное. Но они решатся.
— Они нормальные люди, а мы-то кто тогда? Главные лизоблюды? — раздраженно бросил Уэйд.
Что ж, так оно и есть. Сколько раз он чувствовал себя придворным шутом Тилденов. Как говорится, «правда глаза колет».
— Ник уверяет, что ничего не выйдет, Ник прав, — озадаченно повторила Рейчел. — Вы уверены, что нам стоит столь безоглядно доверяться советам начальника полиции, тетя Ив?
— О, да, по словам Спальи, Кормак — непобедимый супермен, — воскликнул раздосадованный Уэйд. — Хилым Саксонам не под силу с ним тягаться. Начальник полиции Спалья — столь ярый поклонник Кормака, что ему впору прилепить какой-нибудь соответствующий его увлечению лозунг на бампер своей служебной машины.
— Ты не знаешь, о чем говоришь, Уэйд, — Ив встала. — Попроси эту девочку Шилли собрать с пола конфеты, — рассеянно добавила она.
— Не нужно, я сам соберу. — Вздохнув, Уэйд принялся подбирать и бросать в корзину для мусора рассыпавшиеся леденцы. — А то Кейти сложит их обратно в вазочку.
— А днем их съедят Тилдены! — У Ив даже глаза загорелись.
Уэйд немедленно ссыпал леденцы в конфетницу.
— Вероятно, злорадствовать, когда Синтия сунет в рот мятную пастилку, которая побывала сначала на полу, а потом в мусорном ведре, недостойно, зато очень приятно.
— У нас все идет прахом, а вы устраиваете мелкие пакости? — с досадой воскликнула Рейчел.
Она выхватила вазочку у Уэйда и решительно вытряхнула ее содержимое в корзину. — Нужно что-то делать! Что-то предпринимать!
— Ладно, Рейч. Почему бы тебе не отправиться к Кормаку и не попросить его приехать сюда к двум? — с вызовом спросил Уэйд. — Вот что-нибудь и предпримем.
Таким тоном и с такой усмешкой много лет назад, в детстве, он подбивал ее прокатиться на роликовых санках по головокружительной, круто петляющей вверх-вниз трассе. Тогда она не согласилась. Уэйд уверен: сейчас она тоже отвергнет его предложение.
Но он кое о чем не догадывался.
— Хорошо, я поеду.
— Мы благодарны тебе за отвагу, моя дорогая, но должна сразу тебя предупредить: это бессмысленно. Кормак наверняка откажется. — Ив похлопала Рейчел по плечу. — Не стоит труда, Рейчел. Ты тяжело перенесла неудачу с делом Петерсена, и мне не хочется, чтобы ты опять попала Кевину Кормаку под тяжелую руку.
— Да, потому что от тебя только мокрое место останется, — мрачно добавил Уэйд. Знали бы они!
— Волков бояться, в лес не ходить. Еду сейчас же. — Рейчел пошла к дверям, но, вспомнив кое-что, остановилась. — Да, Уэйд, и не предупреждай Дану Шилли, что я еду к ним. Сегодня я хочу появиться неожиданно.
— Дана все равно не возьмет трубку, — хмуро ответил Уэйд. — Я поговорил с ней один раз, а потом мне заявили, что она просила больше ее со мной не соединять.
— Эта церберша Хелен, их телефонный оператор, — кивнула Ив. — Она и мне сказала, что звонки от «Саксон и компаньонов» сегодня больше принимать не будут.
— Получили от ворот поворот от «Кормака и сына», — покачал головой Уэйд. — Вот так и низвергают с небес и все такое прочее.
— Перестань ныть, — вспылила Ив. — Это просто профессиональная неудача.
— А конфликт в Северной Ирландии — просто легкая дружеская размолвка, — пробормотала Рейчел.
Все трое вышли в холл, где юная Кейти Шилли сосредоточенно стучала по компьютерной клавиатуре.


— Кейти, чем ты занята? — спросил Уэйд, оправившись от потрясения, которое вызвало в нем это зрелище.
— Я тут в чате по «Секретным материалам», — ответила Кейти, не отрываясь от экрана. — Вы не представляете, какую потрясную теорию выдвинул один парень! Я думаю, он сам клонированный пришелец.
Ив хотела было что-то сказать, но, махнув рукой, развернулась и ушла к себе, не произнеся ни слова.
— Учитывая все, что произошло, тетя Ив сегодня потрясающе спокойна, — шепнул Уэйд на ухо Рейчел. — Не сравнить с тем, что с ней творилось на прошлой неделе, когда она готова была растерзать нас на куски. И ты бы посмотрела, как она вела себя в полиции в субботу! Когда она отправилась выяснять отношения с Ником Спальей после встречи с Тилденами, я был почти уверен, что ее арестуют за умышленное оскорбление.
— Я встревожена. Тете Ив и впрямь не свойственна такая мягкость, — нахмурилась Рейчел.
Ее и в самом деле пугало то, как вели себя тетка и брат. Уэйд был явно озабочен какими-то своими проблемами, а Ив, казалось, отныне решила действовать под девизом «Чему быть, того не миновать».
— Это не мягкость, — ответил Уэйд. — Скорее фатализм. Не знаю, что сказал ей Спалья, но это определенно произвело на нее сильное впечатление. Что ж, он может напугать кого угодно.
— Тетю Ив не способен напугать ни один мужчина, Уэйд.
— Тогда, значит, он нашел чертовски веские аргументы. Не забывай, он был следователем в отделе убийств в Ньюарке и умеет внушить людям, что с ним шутки плохи. После закоренелых убийц справиться с тетей Ив для него, наверное, раз плюнуть.
— Вероятно, ты прав. Возможно, Ника Спалью не стоит недооценивать.
— Это мы умеем, Рейч. Недооценивать людей мы мастера. — Уэйд сокрушенно покачал головой. — Вон с Кевином Кормаком какого маху дали.
Она медленно кивнула.
— Да. Но не будем бросаться в другую крайность, недооценивая себя. «Саксон и компаньоны» не могут просто так сложить оружие и сдаться!
Рейчел повторяла это как заклинание всю дорогу до конторы Кевина. Она репетировала свою речь, обдумывала, как сказать то, что хотела, вежливо, деловито, как один адвокат другому адвокату. Паркуясь на стоянке перед домом, она была уже почти не в состоянии говорить от волнения. Мимо как раз с ревом проносился поезд, и ее машину тряхнуло так сильно, что лазерный проигрыватель перескочил с одной дорожки на другую.
Рейчел попыталась вернуть себе уверенность, забыв на время доводы, которые готовилась привести адвокату Кевину Кормаку, юридическому противнику и неумолимому сопернику, и подумать о другом Кевине. Ее возлюбленном.
Прошлой ночью он держал ее в своих объятиях. Они наслаждались друг другом и стали близки, как только могут быть близки мужчина и женщина. Отметина у нее на шее выцвела, но появились другие, тайные, вспоминая о которых, она немедленно заливалась краской. И она ответила ему тем же.
Они шептали друг другу признания, и эти тихие слова во мраке ночи скрепили ее с ним связью, невозможной более ни с одним человеком. И он наверняка чувствовал то же самое. Прошлой ночью она готова была поручиться за это жизнью.
Но теперь, по дороге в унылую контору «Кормака и сына», ее терзали демоны сомнения и неуверенности. Кевин несколько раз повторял, что нужно разделять работу и личную жизнь, настаивал, что эти области не совпадают и даже не пересекаются.
А что, если Кевин-адвокат откажется ее принять, решив не отступать от бойкота, объявленного Саксонам? Сердце Рейчел отчаянно колотилось в груди. Для нее эти две области неизбежно соединились в одну. Она знала, что воспримет профессиональный афронт как личную обиду, словно ее отверг любимый.
А она не готова сейчас пережить подобную травму. И едва ли когда-нибудь будет готова.
Хелен, разбиравшая почту за своим столом, больше не напоминала ей добрую бабушку. Рейчел расправила плечи и подошла к ней, неуверенно улыбаясь.
— Проводите меня к Кевину, пожалуйста.
— Мисс Саксон. — Секретарша с любопытством воззрилась на нее. — Но он не ждет вас.
Рейчел ослепительно улыбнулась и вдруг осознала, что копирует знаменитую «неотразимую улыбку» Лорел, и почувствовала укол стыда. Однако когда Хелен улыбнулась в ответ, ее совесть мгновенно успокоилась.
— Я сообщу ему, что вы пришли. — Хелен нажала кнопку громкой связи. — Кевин, у вас посетитель. Здесь Рейчел Саксон.
Разом распахнулись две двери. В одном проеме стояла Дана Шилли, в другом Кевин. Рейчел видела, как они переглянулись, но не произнесли ни слова. Она поняла, они знают, зачем она приехала. После шквала звонков, который обрушили на них утром тетя Ив и Уэйд, ее визит был вполне предсказуем.
Дана ушла к себе и закрыла дверь. Кевин остался.
По его лицу ничего нельзя было понять, даже столь выразительные обычно глаза глядели загадочно. Рейчел не знала, рад ли он ее видеть или раздосадован тем, что она явилась без предупреждения. Невозможно было угадать, что ждет ее, отказ или согласие.
А вдруг он считает, что она нарушила их договор, приехав сюда увещевать его? Ну что ж, спасибо и за то, что согласился принять. Рейчел очень хотелось, чтобы он что-нибудь сказал. Но, увы, было очевидно, он ждет, чтобы она заговорила первой.
Они расстались лишь несколько часов назад; она лежала в постели, глядя, как он одевается, собираясь уходить. Изнемогшая, оглушенная любовью, она была не в силах даже укрыться. Он нежно поцеловал ее, уходя, и заботливо подоткнул одеяло.
Теперь она была одета в строгий серый шелковый костюм с темно-лиловой блузкой — консервативный, сдержанный наряд, подчеркивавший ее профессиональную принадлежность и вовсе не предназначенный для обольщения и кокетства.
— Доброе утро, Кевин. — Ее голос дрожал. Костюм сделал свое дело. Кевин явно не был обольщен.
Рейчел почувствовала, как у нее подкашиваются ноги; верный признак неодолимого влечения. Их по-прежнему связывала жаркая страсть, и Рейчел не могла ей противиться.
В это мгновение она осознала, что он стал ей необходим как воздух. Волнующее открытие и вместе с тем печальное, потому что для него все было совсем не так.
Кевин разложил свои чувства к ней по разным полочкам и открыто признавал это: профессиональные отдельно, личные отдельно. Так поступают, чтобы облегчить себе существование, а не потому, что не мыслят жизни без кого-то.
Рейчел перевела дух.
— Я полагаю, ты знаешь, зачем я здесь.
— Почему бы тебе не войти и не объяснить. Куда лучше узнать все точно, не гадая. — Он положил руку ей на спину и слегка подтолкнул внутрь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману При вспышке молнии - Босуэлл Барбара



Интересный роман, с юмором
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараЯмиЛ
12.03.2012, 15.31





Классная и юморная история борьбы двух адвокатских кланов. Победила любовь..
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараStefa
18.12.2013, 23.36





Приятный роман!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараирчик
7.01.2014, 22.04





Очень понравился роман!
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараСветлана
5.03.2014, 20.27





Обязательно прочесть всем!!! Замечательная книга. Побольше бы таких романов. Спасибо автору. 10 из 10.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараВалентина
21.05.2014, 21.20





Замечательная книга,обязательно читайте не пожалеете.
При вспышке молнии - Босуэлл Барбарасв
19.02.2015, 15.01





КЛАССНО !!!!!!!!!!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараелена
21.02.2015, 2.04





Хороший роман.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараОльга
13.04.2016, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100