Читать онлайн Ловушка для сладких снов, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Ловушка для сладких снов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Откладывать больше нельзя. Пора войти в дом.
Рейф вылез из «гранд-чироки» и побрел к своей двери. Наверное, Кэмрин и Кэйлин провели первые пятнадцать минут дома, готовя какую-нибудь новую выходку.
Не успел он дойти до двери, как на подъездную дорожку въехал «сатурн» Флинта цвета шампанского. Рейф ошеломленно уставился на брата и двух блондинок, которые вышли из машины и направились к нему. Одну из женщин он узнал: Лорна Ларсон, с которой он познакомился в самолете. Ему казалось, что это было сто лет назад, а на самом деле всего лишь вчера утром. Вторая женщина, высокая и бледная, отличалась от Лорны разве что длиной волос.
Флинт выглядел вызывающе торжествующим. Рейф понял, что это месть брата за вчерашний разговор. Он назвал близнеца затворником и заключенным и, видно, попал в «яблочко»!
— Так вы и вправду существуете! — воскликнула Лорна, лукаво переводя взгляд с Флинта на Рейфа.
Флинт улыбался. Рейф выглядел озадаченным.
— Сегодня утром я завтракала в кафе «Редиссон», когда вошел Флинт. — Лорна поняла, что требуется разъяснение. — Конечно, я подумала, что это вы, Рейф. Но он сказал, что вы его близнец. Откровенно говоря, я не поверила.
— Она подумала, что я разыгрываю ее по старой поговорке: я не я и лошадь не моя, — весело добавил Флинт.
— Да, такое случается, — вяло согласился Рейф.
— Мы разговорились, — продолжала Лорна, — и выяснили, что мы оба трудоголики. Но в такое прекрасное воскресенье, как сегодня, не вредно отдохнуть.
Рейф вспомнил, что вчера она всунула ему в карман визитную карточку, сегодня подцепила брата. Женщина и правда старается изо всех сил. Но можно ли это назвать работой?
— Мне так и не удалось убедить Лорну, что я — это я, — подхватил рассказ Лорны Флинт. — Пришлось показать водительские права.
Рейф мысленно представил описанную сцену: брат пытается быть игривым и показывает права кокетливо-скептичной Лорне. Да, роль трудоголика ему лучше удается, чем донжуана.
— Ну вот, теперь вы знаете, что он Флинт, а я Рейф.
— А я Николетта Клайн, — вступила в разговор вторая блондинка. — Очень рада познакомиться с вами, Рейф. Хотя у меня такое чувство, будто я вижу двойника. — Она хихикнула. — Двойное удовольствие, двойное развлечение.
Старая песенка, придуманная компанией, продающей жевательные резинки, заставила поморщиться обоих братьев. Всю жизнь им досаждали одни и те же рифы.
— Николетта работает в Сиу-Фолсе, в филиале компании Лорны, — пояснил Флинт, улыбка снова вернулась на место. — Я подумал, что мы можем сегодня провести время вчетвером.
Рейф еле сдержал стон. Вне сомнения, Флинт воспринял вчерашние слова брата как упрек и вызов. И твердо решил доказать, что тот не прав. И не только себе нашел женщину на один день, но и брату.
Перспектива свидания двух пар близнецов вызывала У Рейфа почти ужас. Такого с ним не бывало со времен средней школы, да и тогда они редко вместе ходили на свидания. Еще хуже, что это было свидание с незнакомой женщиной. Николетта явно предназначалась для Рейфа! Флинт знал, как относится брат к таким встречам, потому что и сам не терпел их.
В эту минуту перспектива войти в дом и провести день в перебранке с Кэмрин и Кэйлин показалась ему бесконечно заманчивой. И пока он лихорадочно искал повод, чтобы отказаться от предложения Флинта, все разрешилось само собой.
Трент и Тони вприпрыжку влетели во двор с Холли, шагавшей за ними. Только в этот момент Рейф заметил машину Холли. Она припарковала ее на улице на противоположной стороне от дома.
— Мы встретили Холли, когда утром играли, и повели ее к Стинам знакомиться! — объявил Тони. — Миссис Стин сделала кекс и сказала, что нам тоже можно его есть. Шоколадный с шоколадным мороженым, мой любимый.
— Как ты сюда приехал, Флинт? — Вид Трента отнюдь не выражал удовольствия. Он хмуро разглядывал блондинок. — А это кто?
— Подруги Флинта, — объяснил Рейф.
Холли стояла чуть в стороне. Рейф подошел к ней.
— Они заехали, чтобы пригласить меня провести с ними день. А я как раз собирался сказать, что не смогу, потому что… — Он затаил дыхание и смотрел в глаза Холли, посылая призыв поддержать его, — мы уже договорились провести день вместе. Правда, — он откашлялся, — дорогая?
— Да, мы поведем детей в зоопарк. — К его великому облегчению, Холли поняла намек. — Дорогой, — весело добавила она.
— Класс! — Трент снова улыбался.
— Мы еще вчера хотели пойти в зоопарк! — Тони пришел в экстаз.
Выражение лиц Флинта, Лорны и Николетты менялось от удивленного до немного озадаченного и наконец раздосадованного.
— Почему бы вам не сбегать и не сказать девочкам, чтобы они готовились. Скоро мы все поедем в зоопарк, — обратилась Холли к детям.
— Кэмрин и Кэйлин поедут с нами? — недоверчиво спросил Трент.
— Конечно, — подтвердила Холли.
Мальчики вбежали в дом, отталкивая друг друга. Каждому хотелось первым принести новость. Через секунду из дома донесся визг и крики.
— В зоопарк? — Кэмрин пулей вылетела из двери. — Ты и вправду думаешь, что я… — Она замерла на месте, увидев стоящих во дворе людей. — Ой, что это еще за явление?
— Кэмрин! — дуэтом крикнули Рейф и Флинт, абсолютно одинаковыми голосами и с одинаковым выражением.
— Может быть, наступил момент для представления? — шутливо заметила Холли.
— Не утруждайтесь, — презрительно бросила Кэмрин. — Почему мы должны представляться? Я не хочу их знать и определенно не хочу, чтобы они знали нас.
— Флинт Парадайс, стыдись! Ты привел в дом, где живут маленькие дети, проституток. — Кэйлин, словно защищая, обняла мальчиков за плечи.
— Проституток? — Флинт побелел.
— Ты думал, мы не заметим? — Кэмрин издала усталый смешок. — Это же очевидно. Их волосы, их одежда… Какой нынче, девушки, тариф?
Лорна и Николетта растерянно молчали, явно ожидая помощи от братьев-близнецов.
Рейф молча стоял, засунув руки в карманы брюк и мрачно уставившись в пространство.
— Какая наглость! Это уже переходит все границы! — взорвался Флинт, обращаясь к брату. — Эти маленькие паршивки потеряли всякий стыд. А ты еще молчишь, как воды в рот набрал. Мы же приехали к тебе в гости. Ну скажи, сделай хоть что-нибудь!
Рейф тяжело вздохнул. По правде говоря, его не слишком взволновал оскорбительный выпад сестер против достаточно вульгарных дамочек, которые явились в его дом. Но Флинт прав, надо вмешаться.
— Дети, вы ошибаетесь, наши гостьи работают в области телекоммуникаций.
— О, нынче это так называется? — фыркнула Кэйлин и отбросила назад свои длинные темные волосы.
Рейф поймал взгляд Холли и покачал головой: мол, ну что тут будешь делать, я не волшебник.
— Флинт, по-моему, будет лучше, если вы немедленно отвезете нас в отель, — холодно проговорила Лорна.
— В отель втроем? — хихикнула Кэмрин. — Во сколько это тебе обойдется, Флинт?
— Хватит, мерзкое чудовище! — Покраснев, Флинт шагнул к ней.
— Помогите! — Кэмрин нырнула за спины Рейфа и Холли. — Не подпускайте его ко мне. Я сегодня только что выписалась из больницы!
Холли с трудом удержалась от смеха, но Кэмрин действительно вела себя безобразно, и поощрять ее было нельзя.
— Давайте войдем в дом, пока они попрощаются. — Она обняла Кэмрин за плечи.
— Вы видели зверское выражение лица моего второго брата-полукровки? Если бы не Рейф, он снял бы с меня скальп! — драматически выкрикивала Кэмрин, пока Холли вела ее в дом. Кэйлин и мальчики шли гуськом за ними.
— Снять скальп — для тебя это еще слишком мало, Кэмрин, — кричал вдогонку Флинт. — Тебя надо…
— Флинт, не оскорбляй ее, — перебил его Рейф. — Ты взрослый, а она еще ребенок.
— Где вы видите ребенка? Эти дряни скоро вам детей нарожают, — фыркнула Лорна.
— И мы не намерены тратить наше драгоценное время на их перевоспитание, — поддакнула Николетта. — Флинт, мы хотим немедленно отсюда уехать. — Она и Лорна поспешили к машине Флинта.
Братья остались вдвоем.
— Ты видишь, почему я ни с кем не встречаюсь, — сухо проговорил Рейф. — Дети чувствуют скрытую угрозу. Они думают, что если в нашем доме появится женщина, то она убедит меня вышвырнуть их вон. Каждый раз, когда я пытался куда-нибудь пойти погулять… Могу только сказать, что твои девушки легко отделались по сравнению с моими предыдущими пассиями.
Рейф сам удивился собственной проницательности. Как все сразу встало на свои места. Почему он раньше не мог этого сообразить? Видимо, на него подействовали психологические уроки Холли.
— Ты обратился к этой девушке «дорогая», и дети съели это, не поморщившись, — сощурив глаза, Флинт посмотрел на брата. — Кто она, Рейф? Ты не говорил, что с кем-то встречаешься.
— Потому что я не встречаюсь, — пожал плечами Рейф. И это часть правды. Их отношения с Холли не подходили под такое определение. — Но чтобы ответить на твой вопрос, ее зовут Холли Кейзел, и мы… друзья.
Конечно, друзья. Они могли разговаривать, помогать друг другу… Хотя сексуальное влечение, разгоравшееся между ними, не соответствовало простой платонической дружбе.
— Друзья? — Флинт не клюнул на его ответ. — Друзья, ха! Она называет тебя «дорогой», ты ее «дорогая». Никогда не слышал, чтобы ты какую-нибудь женщину так называл. И я не слепой, вижу, как вы смотрите друг на друга. Просто пожираете глазами.
— Пожираем глазами?
Резкий, нетерпеливый гудок прервал разговор.
— Тебе предстоит тяжелый день, Флинт, — не без сочувствия произнес Рейф, — может быть, лучше сходишь с нами в зоопарк?
— У меня дела. Как только я завезу эту пару в отель, а это произойдет очень скоро, — пробормотал Флинт, — я отправлюсь прямо в офис.
Рейф вошел в дом и нашел Холли стоящей на коленях на кухне и ласкающей Кристофера. Собака с обожанием смотрела на нее, повернувшись на бок и выставив свой огромный живот. Когда Рейф подошел ближе, собака вскочила и угрожающе зарычала.
— Не волнуйся Кристофер, это Рейф, а не его злой близнец, — успокоил его Трент.
Пес зарычал и на него.
— Послушай, брось эти глупости со злым близнецом, — попросил Рейф. — Флинт вовсе не злой. Вы нарочно раздражаете его, и он выходит из себя. И в который раз.
— Флинт ненавидит нас, — быстро отреагировала Кэйлин. — А мы не любим Флинта вместе с его подружками-проститутками.
Наблюдая, как Холли кормит Кристофера собачьими крекерами, Рейф еще раз проанализировал недавнюю сцену. Интересную мысль высказал Флинт. Дети приняли Холли. Значит, они не воспринимают ее как угрозу. А как бы они отнеслись к ней, если бы узнали, что у него закипает кровь от одного лишь взгляда на нее?
Стоя над ней, он видел в небольшом вырезе на летнем платье ложбинку между грудями. Он вспомнил прошлую ночь, ощущение нежной упругости ее грудей и стоны наслаждения.
Острое желание пронзило его. Кожа покрылась испариной, брюки сразу стали тесны.
— Спасибо за поддержку. Я ваш должник.
— Тогда я пойду собираться. — Холли протянула Кристоферу последний крекер. — Утром я звонила в компанию. Сегодня грузовик с мебелью не придет. Так что для меня самое лучшее — это отправиться в зоопарк. Иначе придется сидеть в мотеле и смотреть телевизор, что мне совсем не по душе.
Все сегодняшнее утро Холли с опаской думала о предстоящей встрече с Рейфом. Но они без всяких усилий приняли спокойный товарищеский тон. А мучительного и неловкого эпизода в мотеле будто никогда и не было.
Холли потрепала Кристофера по холке и встала.
— Думаю, не стоит нам вшестером втискиваться в одну машину. Лучше поедем на двух, — слегка прерывающимся от волнения голосом проговорила Холли. Слишком близко подошел к ней Рейф! — Кэмрин, Кэйлин на моей. А вы, Рейф, с мальчиками на своей.
— Мужчины отдельно, женщины отдельно? Типичный пример дискриминации по половому признаку, — поддразнил ее Рейф.
— Я не имела этого в виду, — запротестовала Холли. — Если хотите, мы можем и поменяться.
— Холли, а можно я поведу вашу машину? — прервала ее Кэйлин. — У меня есть водительские права.
Холли тут же кивнула в знак согласия, интуитивно догадавшись, что девочка попросила разрешения с намерением вызвать спор, а вовсе не надеясь его получить. Теперь же, когда ее просьба была выполнена, она почувствовала себя сбитой с толку. И Рейф тоже.
— Вы серьезно? Почему вы позволяете ей? Они уже разбили окно и телевизор…
— Если правоохранительные органы штата Южная Дакота выдали Кэйлин ученические водительские права, то она имеет законное право сесть за руль в присутствии опытного водителя, разве не так? А без практики она никогда не научится управлять машиной, — резонно сказала Холли.
— Все правильно, — согласилась Кэмрин. — Но ехать с Кэйлин — сплошная нервотрепка. — Она пожала плечами. — Я лучше поеду с Рейфом и мальчиками тоже. Как ни отвратителен мне зоопарк, я хочу добраться до него живой и невредимой.
— Будьте осторожны с Кэйлин, — пробормотал Рейф, хмуро глядя на обе машины. — У нее есть склонность резко давить на тормоз.
— Я не боюсь начинающих водителей. Из всей семьи только у меня хватало смелости ездить с кузиной Хэйди, когда та получила ученические права.
Холли нервно теребила кончик «конского хвоста». Напряженное выражение на лице Рейфа граничило с враждебностью.
— Скажите Кэйлин, чтобы следовала за мной, — бросил Рейф и направился к машине. Холли последовала его примеру.
Поездка с неопытным водителем именно то, что ей нужно для того, чтобы вновь стать рассудительным и мудрым доктором Кейзел, которая никогда не бывает ни ревнивой, ни напуганной, ни глупой.
— Дорогая, чем ты занималась в этот уик-энд? — Каждое воскресенье, когда Холли вечером звонила домой, мать с надеждой задавала этот вопрос.
— Вчера я с соседскими детьми делала покупки для школы, — весело ответила Холли. — Через два дня они пойдут в школу. Потом мы обедали в новом китайском ресторане, который открыли в городе. Сегодня мы ходили в кино и жарили во дворе сосиски. Я всего час назад вернулась домой.
Холли очень весело провела эти два дня, но ее мать осталась недовольна.
— Ты провела весь уик-энд с соседями?
— Почти, мама.
— Опять? Холли, уже почти месяц после приезда в Сиу-Фоле ты проводишь с ними все свободное время. Дорогая, это прекрасно, что ты такая хорошая соседка. Но ты не думаешь, что это выброшенные впустую дни?
— Мама, завтра я пойду на барбекю к Стинам. Они живут через несколько домов по нашей улице. Я сделаю твой знаменитый картофельный салат. Ты ведь знаешь, все просят твой рецепт. А сейчас я как раз режу картошку.
— Ты тратишь слишком много времени на соседей. — Комплимент не вернул матери бодрого настроения. — Дорогая, ты должна почаще выходить в люди и знакомиться с симпатичными одинокими мужчинами.
Холли не стал говорить матери, что одинокий мужчина живет за стенкой.
Мать полагала, что дочь проводит столько время с семейной парой, а Холли не разубеждала, ей так было проще.
И потом, у нее с Рейфом совсем другие отношения. Он даже ни разу не попытался поцеловать ее после первой ночи в Сиу-Фолсе и эпизода в мотеле. Они стали друзьями. Но вряд ли это можно объяснить матери. Она никогда не понимала дружбы дочери с Девлином Бреннаном. «Холли, запомни раз и навсегда, для незамужней женщины дружба с мужчиной — пустая трата времени». Так что незачем разочаровывать мать рассказами о ее друге.
К тому же она и сама не до конца понимает своих отношений с Рейфом. Ей было уютно и приятно в компании Рейфа. И в то же время между ними всегда царило интригующее и сладкое напряжение. Она постоянно ощущала его присутствие, реагировала на каждое движение, улыбку, жест, перемену настроения.
А когда Рейфа не было рядом, она думала о нем, вспоминала их встречи и даже — стыдно признаться! — фантазировала, сочиняя сцены, о которых мечтала, причем все они основывались на том ужасном вечере в мотеле.
— Да, мама. Расскажи, как идет подготовка к свадьбе Хэйди. Надеюсь, без сучка и задоринки?
— Началась было какая-то неразбериха, но Хонория все уладила. Великий день уже недалеко! Очень скучаю без тебя, Холли. Мы все надеемся, что ты вернешься к нам.
Острое чувство вины кольнуло Холли. Она еще не решила, поедет ли на свадьбу. Хотя оправдательную историю уже сочинила. Пациент, склонный к самоубийству, с осложнениями в брюшной полости, которого она просто не может оставить.
Внезапно послышались удары в стену.
— Мама, извини, кто-то стучит в дверь. — Не объяснять же матери, что соседские мальчики тарабанят по стене. — Можно я перезвоню тебе попозже?
Холли не поняла, то ли мальчики просто играют мячом, то ли пытаются передать ей какое-то сообщение азбукой Морзе.
— Иди открой дверь, Холли. Даже я слышу стук, такой и мертвых разбудит. Можешь не звонить мне сегодня. Поговорим на следующей неделе.
Холли заспешила к соседям и позвонила в дверь. Через секунду ей открыла Кэмрин в джинсовых шортах, в сногсшибательном нейлоновом топике цвета морской волны и с бейсбольной битой в руках.
— Слава богу, вы пришли! — воскликнула Кэмрин. — Я никогда не обращала внимания на всю эту чепуху с азбукой Морзе и не знаю, как дается сигнал SOS. Поэтому просто била в стену битой в надежде, что вы поймете — у нас беда.
— Что случилось, Кэмрин? — К ударам мяча в стену Холли уже привыкла. Но барабанить битой?
— Рейф говорит по телефону с Треси Крайдер. — Кэмрин схватила Холли за руку и втянула в дом. — Матерью Трента и Тони. Он в своей комнате, а я подслушала в кухне, где у нас параллельная трубка. На нас движется большая беда, Холли.
— Какая беда?
— Треси заявила Рейфу, что хочет выгнать своего психопата любовника и забрать мальчиков к себе. Рейф попытался урезонить ее рассуждениями о законах, правилах опеки, суде и прочей ерунде. В ответ Треси начала плакать. Холли, мне жаль ее. — Темные глаза Кэмрин сверлили Холли. — Знаете, мальчики любят маму. Они скучают по ней, хотя и не говорят об этом.
— Да, я понимаю. Все дети любят своих матерей, какими бы те ни были.
— Вы не знакомы с Треси, а я знаю ее. Неплохой человек, только сломленный жизнью. Она родила Трента в шестнадцать лет! И верит в разные глупости, типа того, что у настоящей женщины всегда должен быть рядом мужчина. Кошмар какой-то! Она любит мальчиков, но стоит поблизости появиться мужику, как она сразу обо всем забывает. Вы бы видели этих идиотов, ее партнеров.
— Да, ты права, положение серьезное, — спокойно заметила Холли. — Мальчики знают, о чем говорят их мать и Рейф?
— Нет. Они даже не в курсе, что она позвонила. Я велела Кэйлин занять их чем-нибудь. Они в нашей комнате слушают свои идиотские диски. Слышите? — Сверху доносился страшный грохот. — Не могу поверить, что Трент потратил карманные деньги на весь этот отстой!
Холли вспомнила некоторые из музыкальных дисков самой Кэмрин, которые она слышала, но воздержалась от комментариев.
— Ты хочешь, чтобы я забрала мальчиков к себе, и они бы не узнали о звонке? — спросила Холли.
— Нет. Я поведу их в «Молочную королеву» есть мороженое. А вы останьтесь здесь и поговорите с Рейфом. Вы должны объяснить ему, что ему нужно действовать заодно с Треси, а не против нее. Вы должны сказать ему, чтобы он не обращался в суд. Холли, вы единственный человек, кого он слушает.
— Есть один момент, Кэмрин, который бы мне хотелось прояснить. Но он может тебя обидеть. — Холли не отпускала ее взгляда. — Ты, как мне думается, рассматриваешь случившееся с точки зрения борьбы Треси против Рейфа за своих мальчиков. Мать и с детьми против могущественного клана Парадайсов. Тебе не кажется этот сценарий немного знакомым?
— Bay, вот это настоящее наблюдение психиатра! — Кэмрин не только не обиделась, но выглядела восхищенной. — Если не считать, что это не вся правда. Я, честное слово, не хочу отрывать мальчиков от Рейфа. Даже если их мать прогонит своего сожителя и возьмет мальчиков к себе, они, по-моему, должны обязательно часто видеться с Рейфом. Он для них самый близкий человек, заменивший отца. Он нужен им.
— Скажи, тебе когда-нибудь хотелось, чтобы твоя мать позволила познакомиться с отцом? — спросила Холли и приготовилась к потоку проклятий в адрес Бена Парадайса.
— Иногда, — как само собой разумеющееся подтвердила Кэмрин. — Но у мамы начиналось что-то вроде нервного приступа всякий раз, как произносили его имя. Поэтому Кэйлин и я не говорили о нем. В первые дни, когда мы приехали сюда, я пересмотрела все фотографии. Снимки, где он с нами, маленькими. По-моему, он хороший человек.
— Ты никогда не признавалась в этом Рейфу или Флинту с Евой, — заметила Холли.
— Флинт и Ева брызжут слюной, стоит Кэйлин или мне заговорить о Бене Парадайсе. Так смешно наблюдать. — Кэмрин усмехнулась. — И не притворяйтесь, Холли, вы бы тоже хохотали, если бы было можно. Вам тоже не нравятся братец-близнец Райфа и их сестричка.
— Это не совсем правильно, — неуверенно возразила Холли. — Я их почти не знаю и поэтому не хочу делать поспешные выводы.
— Ну а они не церемонятся с вами, Холли, и вы им не нравитесь! — весело воскликнула Кэмрин. — Ева вас боится. Она жаловалась Рейфу, какой, мол, будет кошмар, если во время психиатрической практики ее приставят к вашему пациенту. Она уверена, что вы превратите ее жизнь в ад. Она думает, что вы чокнутая. Настоящий псих.
— Но почему? — удивилась Холли, почувствовав себя немного обиженной.
— Потому что вы наш друг, Кэйлин и мой. Раз мы вам нравимся, значит, вы сумасшедшая, правильно? А Флинт уверен, что вы активистка какой-нибудь феминистской организации. Вы встали на нашу сторону и даже выразили готовность помочь нам заполучить оставленные отцом акции.
— Почему бы тебе не подумать о работе в полиции? У тебя настоящий талант собирать информацию, — спокойно сказала Холли.
Она немного растерялась. Когда в первый месяц соседства с Рейфом ей доводилось встречаться с Флинтом и Евой, те старательно избегали ее и замолкали при ее приближении, исподтишка обмениваясь многозначительными взглядами.
Холли не видела в этом ничего личного. Она объясняла подобное поведение их застенчивостью и затворническим образом жизни. Оказывается, они просто отвергали ее. Должно быть, Кэмрин догадалась, о чем она думала, поскольку подбадривающе похлопала ее по плечу.
— Не огорчайтесь из-за двух дешевых клоунов. Они ненавидят всех по-настоящему классных людей. Холли, можно взять вашу машину, чтобы отвезти детей поесть мороженое? Если мы сейчас уедем, вы сможете поговорить с Рейфом. — Кэмрин состроила уморительную гримасу. — Он будет сейчас в ужасном настроении. Если он сейчас расскажет мальчикам о звонке Треси, это может плохо кончиться. Их не должно быть под рукой, пока он не успокоится. Да и вам понадобится время, чтобы ваша психиатрическая магия подействовала на него.
Девочка пришла к верному заключению, подумала Холли.
— Если я позволю тебе взять машину, обещай, что ты поедешь в «Молочную королеву», а не к реке или…
— Когда же мне перестанут читать нотации и вспоминать об этой дурацкой реке, — вздохнула Кэмрин.
— Сколько раз я должен повторять? — донесся сверху голос Рейфа, злой и нетерпеливый.
— Кэмрин, по-моему, надо быстро увозить детей, — решительно сказала Холли. — У меня дверь не заперта. Ты знаешь, где лежат ключи от машины. Возьми десять долларов из бумажника. Он наверху в…
— Я знаю, где, — заверила ее Кэмрин.
Все четверо детей много времени проводили в доме Холли. Она догадывалась, что любопытные подростки знают все, что у нее есть. Довольно неприятная мысль.
Через минуту девочки, Трент и Тони уехали, а Холли неуверенно поднялась по лестнице и постучала в дверь спальни Рейфа. Он открыл, и она заметила, что трубка лежит на месте. Тяжелый разговор с Треси был закончен.
Увидев Холли, Рейф расплылся в улыбке, глаза вспыхнули, сердитое выражение сменилось счастливым. Обычно он встречал ее легким кивком, но сейчас он откровенно радовался ее приходу.
У Холли замерло сердце. Если бы он открыл объятия, она бы, не раздумывая, бросилась к нему.
— Я думал, вы готовите салат для барбекю Стинов. Вы хотите попросить каких-нибудь овощей или специй?
— Нет. — Холли понимала, что, стоит ей начать разговор, и эта чудесная улыбка исчезнет. Как неприятно! Но она должна.
Холли отвела взгляд и принялась рассматривать разноцветный коврик-талисман, сплетенный в виде паутины с отверстием посередине и украшенный бусинками и перьями. Рейф купил его в музее искусства и ремесел коренных американцев. Считается, если повесить такой коврик в изголовье кровати, к спящему будут приходить хорошие сны, так как плохие запутаются в паутине и к утру исчезнут.
Хорошо бы и мне повесить такую ловушку для снов, подумала Холли. А то ей никак не удается самой справиться с эротическими снами.
— Что-нибудь случилось, Холли? — Сощурившись, Рейф изучал ее лицо.
— Кэмрин попросила у меня разрешения взять машину и отвезти мальчиков есть мороженое, — начала она.
— Похоже, у нее истощается фантазия, — засмеялся Рейф. — Обычно у нее более оригинальные выдумки. — Он подошел ближе к Холли. — И она пришла в ярость, когда вы ей отказали? — Он коснулся ее щеки. — Я прошу прощения, если она обидела вас.
Любое его прикосновение вызывало у нее бурную чувственную реакцию. Спасибо еще, что ей удавалось держать это в секрете от него.
— Рейф, я подумала, может быть…
— Не хотите же вы сказать, что готовы дать Кэмрин на вечер машину? — недоверчиво перебил ее Рейф.
— Ммм, я…
— Вы же знаете, ей запрещено выходить из дома, только на почту, где она работает. — Его лицо посуровело. — Она и Кэйлин наказаны до начала занятий в школе. Никаких развлекательных мероприятий. Мы же с вами пришли к обоюдному согласию, что это справедливое наказание за ту поездку к реке. Помните?
— Конечно, я помню. Но Кэмрин предложила отвезти мальчиков в «Молочную королеву», а это для девочки такого возраста вряд ли можно назвать развлекательным мероприятием.
— Разговор про «Молочную королеву» всего лишь уловка. Холли, если вы дадите Кэмрин машину, она прямиком отправится на встречу с бандой дебилов и малолетних преступников, которых называет своими друзьями. Никакой машины!
— Рейф, Кэмрин очень беспокоилась, что мальчики услышат ваш разговор по телефону с их матерью, — перешла в наступление Холли. — Я согласилась, что будет лучше, если она увезет их из дома, пока вы не успокоитесь.
— Я спокоен, — прорычал он.
Тишина в обычно шумном доме оглушала. Рейф выскочил из комнаты и побежал вниз по лестнице.
— Где дети? — рявкнул он на бегу.
— Несколько минут назад они уехали есть мороженое. — Холли не владела магией простых решений сложных проблем, несмотря на веру Кэмрин в ее способности психиатра.
— Есть мороженое? Но как вы можете верить в подобную чушь! — Рейф резко повернулся к ней. — Эти девчонки как заключенные, бежавшие из тюрьмы! Кто знает, что они выкинут? Кэмрин запросто может отправиться на водопад и там кататься на доске для серфинга! Ей все что угодно может прийти в голову! Проклятие, Холли, вы забываете, что они еще не взрослые…
Рейф замолчал. Холли открыла дверь, чтобы идти к себе.
— Откуда она знает, что я говорил с Треси? — наконец дошло до него. — Ведь я поднял трубку и перевел звонок к себе. И я говорил, закрыв дверь.
— Ничего из того, что происходит в этом доме, не может укрыться от Кэмрин, — сухо пояснила Холли. — Рейф, в этих вопросах у нее очень развиты инстинкты. Она обещала…
— Что?! Она шпионила за мной? А вам, выходит, пообещала быть паинькой, и вы ей с поклонами вручили ключи от машины! — Кратковременная передышка закончилась. И Рейф снова задыхался от бешенства. Он схватил Холли за плечи. — Я на такие хитрости не покупаюсь, Холли. Вы знаете, я не тупица.
Она попыталась собрать всю свою выдержку в кулак. Странно, ей всегда хватало терпения, когда взрывались пациенты. А гнев Рейфа словно подпитывал ее раздражение.
— Вам трудно поверить, Рейф, что Кэмрин действительно заботится о мальчиках? — процедила она сквозь зубы. — Вы считаете, что она одурачила меня и я напрасно вручила ей ключи от своей машины?
— Я хочу точно знать, какая у вас цель? — Он сильнее сжал ее плечи. — Я требую, чтобы вы ответили.
Вопрос мог бы ее озадачить, если бы не сведения, полученные от Кэмрин. Флинт и Ева пытаются убедить брата, что она чокнутая злодейка, устраивающая заговор против их семейного клана.
Неужели Рейф начинает принимать параноидальные рассуждения родственников за правду. «Я хочу точно знать, какая у вас цель?» Его слова все еще гремели у нее в ушах. Она представила, как Парадайсы обсуждают ее, совершенно неправильно истолковывая каждое ее слово, каждый поступок.
— Моя цель? — Холли вскипела от возмущения. — Ладно. По-моему, пора выложить карты. Я радикальная феминистка и собираюсь освободить Кэмрин и Кэйлин от вашего мужского гнета. И в этом, конечно, вижу выгоду. Главное — захватить контроль над акциями, оставленными вашим отцом. Вот тогда-то мы и внесем разрушительный хаос в бизнес! Не могу дождаться этого счастливого дня.
Она стряхнула с плеч его руки и бросилась в свою половину дома. В дверях она на секунду остановилась и бросила через плечо:
— Да, а в свободное время я строю планы, как разрушить медицинскую карьеру Евы. Просто для забавы. А все потому, что я чокнутая. Мне нравится ломать людям жизнь. Это единственная причина, почему я пошла в психиатрию. Меня хлебом не корми, дай только внести хаос в головы людей. Признаюсь, именно поэтому я и подружилась с вами. Так хочется и из вас сделать такого же психа, как я!
Холли выбежала из дома, хлопнув дверью, и бросилась к себе. К черту Рейфа Парадайса! К черту их всех! Ну не всех, конечно, а только Рейфа, его братца и сестрицу, страдающих паранойей. Они думают, будто она в заговоре с подростками против них!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара



Мило. Особых страстей не было. Перечитывать не стану.
Ловушка для сладких снов - Босуэлл БарбараКристина
16.11.2013, 10.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100