Читать онлайн Ловушка для сладких снов, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Ловушка для сладких снов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Холли устроилась на коленях на кровати рядом с ним. Начав с шеи, она медленно обрабатывала напряженные, будто стянутые в узел мышцы. Раздался стон, похожий на рычание. Боль в спине? Закусив губу, Холли последовательно продвигалась к плечам.
Вскоре она поняла, что, стоя на коленях рядом с ним, она не может дотянуться до противоположного плеча. Пришлось забраться на его широко раскинутые ноги. Она старалась не замечать, что грубая ткань его джинсов трется об ее голые ноги. Когда она наклонялась вперед, ее просторная ночная рубашка немного задиралась.
Мелькнула мысль: надо о чем-то говорить, прервать сладострастное молчание.
— Наверное, ммм, мне следует взять лосьон. Профессиональные массажисты обычно пользуются такими средствами. Но здесь у меня нет лосьона, только ночной крем для лица. По-моему, он сгодится и для других частей тела… — Она поняла, что начала заговариваться, и лицо ее вспыхнуло.
Сохраняй спокойствие, сосредоточься на мышцах, представь, что ты сдаешь экзамен по анатомии, приказала себе Холли. Произноси мысленно название и функцию каждой мышцы.
Полезный способ отвлечься, но он не помогал. Возбуждала и поза: она сидела на нем, расставив ноги, и постепенно теряла голову.
— Придется сделать перерыв, — чужим голосом произнесла она. — У меня устали руки.
Она сказала правду, но не всю. Холли чувствовала такой внутренний жар, какой не испытывала ни разу в жизни. Если она сейчас не встанет, если она не уйдет…
— А как быть с мышцами груди? — Голос Рейфа звучал сдавленно и словно издали. — После таких нагрузок они тоже дают о себе знать.
Рейф лежал с закрытыми глазами. Напряжение, стягивавшее его тело, не имело никакого отношения к реке и плаванию. Ничего подобного он в жизни не испытывал. Прикосновение нежных пальцев к коже, ее поза с широко расставленными ногами, крепкие ягодицы, двигавшиеся взад-вперед, умелые движения привели его в состояние, близкое к эротической нирване.
— По-моему… — Слова застряли у Холли в горле, когда он неожиданно перевернулся на спину. Хорошо, что у него закрыты глаза и он не видит, как она уставилась на его возбужденную плоть, обтянутую джинсами.
— Иди ко мне, — хрипло пробормотал он, открыв глаза и поймав ее взгляд. Глаза у Холли горели. — Давай, Холли, закончим то, что мы начали. — Он нежно притянул ее к себе.
Она сознательно обманывала себя, что их физический контакт закончится на массаже. Конечно, он мог иметь в виду только массаж. Но теперь Холли видела в его глазах голод, который испытывала сама. Она перестала искать разумный смысл в каждом движении и подчинилась ему.
Холли положила руки ему на грудь, проскользнула ладонями к плечам и начала молча их массировать. Рейф лежал спокойно, едва дыша.
Потом ее пальцы опустились к животу и описали несколько кругов. Теперь никакого терапевтического массажа, пальцы изучали его тело и дразнили соски.
В щелочку между ресницами Рейф наблюдал за ней. Ему было так удивительно хорошо, что он не останавливал ее. Но он не сможет долго пассивно принимать ее ласки. Его руки нашли под широченной ночной рубашкой ее ноги. Сначала он погладил ляжки с внешней стороны, а затем переключился на атласную кожу внутренней. Холли оставалась неподвижной, не способная ни пошевелиться, ни заговорить. Его большие ладони мяли и ласкали ее, вызывая между ногами почти невыносимое пламя. А он обвел пальцами края бикини и обхватил ягодицы. Сердце у Холли сначала остановилось, а потом, когда он стал гладить ее между ног, пустилось в бешеный бег. Рейф видел, как она возбуждена, какое наслаждение ей приносит то, что он делает с ней, как сильно она хочет его. Он убрал руки, и Холли разочарованно вздохнула.
— Все в порядке, малышка. Я только хочу освободить тебя от этой штуковины, — нежно успокоил ее Рейф.
Она автоматически подняла руки, помогая ему, хотя вряд ли до ее сознания дошли его слова.
Несколько мгновений оба лежали тихо. Рейф на спине, Холли в одном бикини на нем. Она чувствовала, как его глаза поглощают ее, словно впитывают груди, живот, ноги.
— Какая ты красивая, — прошептал он.
Он гладил и сжимал ее груди, будто изучая их нежную округлость, потом перешел к тугим бутонам сосков.
Холли в чувственном трансе беспомощно стонала, погрузившись в удивительное, незнакомое наслаждение.
Рейф спустился ниже к талии, и в животе у нее запылал костер. Его пальцы двигались очень осторожно, будто она такая хрупкая, что нуждается в особом обращении.
Может быть, и в самом деле?
— Ты напряжена, Холли. — Его голос точно окутывал ее. — Не нервничай.
— Я не хочу быть напряженной, — с трудом сглотнула она. — Но я… не часто этим занимаюсь.
— Хочешь, чтобы я перестал? — спокойно спросил Рейф.
Тело, проснувшееся и возбужденное, от такого предложения будто взорвалось. Она посмотрела Рейфу в глаза. Потемневшие, с утонувшими в черноте зрачками, они излучали желание и страсть. Но если бы она сказала — все, хватит, он бы встал и ушел. Она это твердо знала.
Ее единственный сексуальный опыт оказался неудачным, а его последствия унизительными. Как-то раз с группой ребят из старших классов школы она оказалась вечером в пятницу в пустом загородном доме. От выпитого пива голова пошла кругом. Холли дала волю сексуальному любопытству и вошла в спальню с одним из старшеклассников. Этот парень был звездой школы — атлет, прекрасные отметки. К несчастью, секс оказался болезненным и унизительным испытанием. В результате ее первый любовник, если можно его так назвать, не позвонил ей, не назначил нового свидания и даже не здоровался, когда они встречались в школьных коридорах.
Обиженная Холли стала отказываться от участия в вечеринках и сосредоточилась на учебе. Так продолжалось и в колледже, и в медицинской школе. Травмирующее воспоминание о собственной юности помогало ей находить общий язык с трудными подростками, которые нуждались в понимании и совете.
— У тебя вид маленькой напуганной девочки. Не бойся меня, Холли. Не бойся.
Успокаивающее звучание его голоса подействовало гипнотизирующе. Она легла рядом с ним и закрыла глаза. Он убрал волосы у нее с шеи, целовал и покусывал нежную кожу, а руки гладили спину сверху вниз.
Но вместе с умиротворением вернулась и способность рассуждать. Как можно быть такой глупой? — думала Холли. Взрослая женщина, а ведет себя как взволнованный, нервный, импульсивный подросток. Она снова готова отбросить всякую осторожность и здравый смысл и отдаться мужчине, которого знает меньше одного дня. И который тоже не сказал ни единого слова о любви.
Конечно, она бы и не поверила, если бы он сказал. Не такая уж она доверчивая и наивная. Они едва знают друг друга. Ни о привязанности, ни о верности не может быть и речи. Только секс. И хотя он обещает фантастическое наслаждение, Холли поняла, что ей не нужно такое испытание.
— Рейф, я не могу этого сделать, — выдохнула она. — Пожалуйста. Прости меня.
Рейф отпустил ее, приподнял и посадил на кровать. Потом схватил рубашку и быстро надел.
— Вы правы. Приехать сюда — плохая идея.
Холли запуталась в ночной рубашке, она оказалась вывернутой наизнанку.
— Рейф, я не это имела в виду.
Он направился к двери. В груди Холли стало холодно и пусто. Впереди ее ждала долгая бессонная ночь. Она уже скучала по Рейфу.
— Ох, нет! — простонала она и затрясла головой. — Я стала похожа на тех женщин, которые посылают мужчинам такие путаные сигналы, что беднягам нужна шифровальная машина, чтобы понять их. — Она мрачно смотрела на безобразный серый фабричный ковер. — До сих пор я не понимала, что они это делают ненамеренно. Они сами не знают, что имеют в виду. И тем не менее спасибо, Рейф. Вы настоящий джентльмен.
— Нет. — Он полез в карман джинсов и вытащил четыре ярких пакетика. — Я приехал с твердым намерением затащить вас в постель. И приготовился.
— Четыре презерватива? — Холли вытаращила глаза и встала. — Вы… вы можете это сделать четыре раза за ночь?
— Человек живет надеждой. Держите, мне они больше не пригодятся.
Пальцы сжали неожиданный подарок. В голове мелькнула мысль, что у нее никогда прежде в доме не было презервативов. С ее аскетическим образом жизни в них просто не было нужды.
— Рейф, по-моему, я могу объяснить, что случилось между нами.
— А что тут объяснять? Все понятно!
— Я имею в виду с точки зрения психологии. — Холли с трудом сглотнула, решив придать какой-то смысл несвойственному ей поведению. Надо же внести покой в свой взбудораженный разум. — Есть серьезные исследования о воздействии сильных эмоций на половое возбуждение. Особенно эмоций, вызванных опасностью. То, что сегодня случилось с девочками, и вызвало в нас подобную реакцию. Сильный стресс обострил первичные инстинкты.
— Вы любите все разумно объяснять, да? — Рейф скрестил на груди руки и насмешливо разглядывал ее.
— Половое возбуждение проявляется в этом случае…
— Забудьте эту ерунду, — перебил ее Рейф. — Мы загорались друг от друга еще до того, как отправились к реке. — Двумя гигантскими шагами он пересек комнату и встал рядом с ней. — Ваша адреналиновая теория ничего не объясняет, доктор.
Холли не могла сдержаться и положила ладони ему на грудь, потом откинула назад голову, чтобы взглянуть в его глаза.
— Холли, вы хотите, чтобы я остался? — Он легко положил руки ей на бедра и потерся носом об ее нос. Губы коснулись ее рта в нежном, почти целомудренном поцелуе. Но пламя чувственности, исходившей от него, немедленно вызвало пожар во всем ее теле. Холли закрыла глаза и вздрогнула от восхитительного наслаждения. Нет сомнений, она хотела заняться с ним любовью.
— Да, — прошептала Холли.
Его язык словно перышком пробежался по ее губам. Он застонал и крепче прижал ее к себе.
Она так безумно хотела, чтобы он остался, что неожиданно слезы от переполнявших ее эмоций брызнули из глаз. Она слизала их языком на воспаленных губах.
— Мне нужна шифровальная машина, о которой вы говорили. — Рейф резко отпустил ее и отступил на шаг. — Похоже, вы сейчас заплачете. — Эта возможность явно взволновала его.
— Рейф, я думаю, пора объяснить, что я… У меня есть некоторые… некоторые неразрешенные вопросы относительно секса…
Если вид ее слез потряс его, то последние слова подействовали как ушат холодной воды.
— Вы не готовы к физической близости, Холли. — Он открыл дверь. — И вы, вероятно, правы, мы движемся слишком быстро. Вам нужно время. Нам обоим нужно время. — Он вышел и уже в дверях сказал:— Спокойной ночи и спасибо за вашу помощь сегодня.
Рейф — опытный зрелый мужчина и вел себя соответственно. А она так и осталась шестнадцатилетней девочкой, страдающей от стыда и угрызений за ту проклятую ночь, когда потеряла девственность. С тех пор Холли упорно избегала секса.
Внезапно она увидела свое поведение под совершенно другим углом. Она поняла, почему отвергала любого мужчину, которого предлагала ей семья, даже не увидев его. Поняла, почему обманывала себя, будто влюблена в Девлина, который никогда даже не пытался поцеловать ее. Ведь и она никогда не посылала внутреннего сигнала, что будет рада его поцелую.
Она находилась в сексуальной спячке, пока не встретила Рейфа Парадайса. И проснулась, будто Спящая Красавица от поцелуя красивого и желанного принца.
Холли отчаянно хотела его, но, несомненно, оттолкнула навсегда. Она не сумела послать внятный сигнал, чтобы он остался. И это плохо. Но еще хуже, когда она попыталась педантично объяснить, что с ней происходит. Тут сбежал бы любой нормальный мужчина. Особенно если он знает ее меньше двадцати четырех часов. Рейф достаточно повидал в жизни, и, конечно, меньше всего ему хотелось слушать ее сбивчивый самоанализ!
Холли подняла с пола четыре пакетика из фольги. Они упали, когда под поцелуями Рейфа она забыла о них. Он приехал к ней, чтобы заняться сексом. А она так и не справилась с собственными сомнениями и страхами.
«У меня есть некоторые неразрешенные вопросы относительно секса…» Неужели она и впрямь такое ему сказала? Холли поежилась и покраснела.
Она выключила телевизор и забралась в постель. Как она завтра встретится с ним? Трудно представить. Но ей придется увидеть его. Их положение соседей делает встречу неизбежной. Холли пыталась не обращать внимания на мучительный жар и пульсацию в нижней части живота.
Как она завтра посмотрит ему в лицо?
Как ни тревожила ее эта перспектива, она не могла дождаться следующего дня.
Рейф считал, что хуже вчерашнего дня быть не может. Но и нынешний оказался не лучше.
Он въехал на подъездную дорожку. Кэмрин и Кэйлин выпрыгнули из джипа и пулей бросились в свою комнату. Их утром выписали из больницы, и он привез их домой. По дороге Рейф объявил девочкам, что запрещает им выходить из дома за то, что они без разрешения взяли его машину, не говоря уже о смертельно опасном купании в реке.
Нельзя сказать, что провинившиеся смиренно восприняли новость. У Рейфа теплилась слабая надежда, что эта парочка после вчерашнего случая будет вести себя более сдержано. Но они остались такими же дерзкими и непокорными, как всегда. И даже хуже. Обычно Кэйлин легче шла на уступки, чем Кэмрин. Но сегодня она так же, как и сестра, искала повод для ссоры.
Выключив мотор, Рейф устало сидел за рулем. Хоть минутная передышка, прежде чем войти в дом, насыщенный враждебностью. Столкновению с двумя сестрами-«полукровками» предшествовала схватка с другими родственниками.
Когда он забирал из больницы Кэмрин и Кэйлин, в коридоре его ждала Ева.
— Рейф, когда ты перестанешь разыгрывать из себя святого мученика и отправишь обеих соплячек в Неваду? — Ева без подготовки пошла в атаку. — Марсина прислала их тебе в отместку. Пусть эти негодницы живут с ее родственниками, а не с нами!
— Ева, я уже говорил тебе, что видел тетю Марсины. Бедной старушке уже перевалило за девяносто. Она небось думает, что президентом Соединенных Штатов Америки является Франклин Рузвельт, и беспокоится, кто победит во Второй мировой войне. Ей не справиться с Кэмрин и Кэйлин.
— И, значит, единственная альтернатива — позволить им безнаказанно разрушать твою жизнь? — горько усмехнулась Ева.
— Ева, моя жизнь в моих руках. — Рейф пытался быть терпеливым.
— Рейф, зачем тебе притворяться? Я люблю тебя и беспокоюсь о тебе. Я знаю, что у тебя невыносимая жизнь. Только работа и дом, сплошные неприятности и хаос. А причина всех бед кроется в детях. Это относится к Тренту и Тони тоже. Их легкомысленная мать повесила детей на тебя. Это несправедливо! Тебя безжалостно эксплуатируют! Этому надо положить конец. Ты должен принять разумное решение.
Рейф не пытался объяснять или спорить. Какой смысл? Ева считала его или добровольным мучеником, или мазохистом. Хотя он не то и не другое. Но сестра укрепилась в своем мнении, и ее не переубедить. Брат-близнец тоже разделял его.
Прошлой ночью Флинт еще раз это подтвердил.
Когда он вернулся после неудачной попытки заняться сексом с Холли Кейзел, дома его ждал Флинт. Потерпев поражение, Рейф пребывал не в том настроении, чтобы принимать визитеров. Даже если это брат-близнец.
Всю дорогу из мотеля домой он размышлял о Холли. Объяснений ее поведения было несколько. Или у нее есть какой-то сексуальный пунктик, от которого она никак не может избавиться. Или ей доставляет удовольствие манипулировать мужчинами и дразнить их. Или она просто мудрее, чем он, лучше владеет собой и не захотела пойти на одноразовый секс.
Он тоже не приветствовал короткую связь. И инстинктивно чувствовал, что одной ночи с Холли Кейзел ему будет мало. Хотя надо признать, что ей он не сказал об этом.
Все тело ныло от напряжения, и его страсть к ней становилась только сильнее. А планы принять ледяной душ и заснуть за просмотром телевизора рухнули из-за неожиданного появления Флинта.
— Позвонила Ева, — объяснил Флинт свой ночной визит. — Рассказала о последней выходке твоей парочки. После летних дождей Большая Сиу течет быстро, и вода очень поднялась. Ты мог утонуть. Чудо, что ты… — Флинт замолчал. — Эти мерзавки…
— Они наши сводные сестры, Флинт. Они дочери нашего отца.
— Они дочери Марсины, Рейф. Она отняла их у него, чтобы он не мог на них как-то влиять. Будь он жив…
— Они бы жили с ним, Флинт. Папа все время думал о них, ты знаешь об этом. Он оставил им акции компании и…
— Ради бога, только не говори им, что они владеют маленькой частью отцовской компании, — воскликнул Флинт. — Так и вижу, как эти жадные нищенки нанимают какого-нибудь беспринципного адвокатишку, чтобы отсудить свои акции. Они разрушат бизнес, принесут еще больше неприятностей, чем уже…
— Я законный опекун девочек и не собираюсь говорить им, что они владеют четвертой частью нашей семейной компании, — заверил брата Рейф. — Они еще слишком молоды. Деньги будут нужны им для колледжа…
— В колледж? Эти две курвы с куриными мозгами? — усмехнулся Флинт. — Я еще в жизни не встречал менее подходящих кандидатов для колледжа. Да их не возьмут ни в один колледж.
— Я понимаю тебя. Но нельзя так все упрощать, — вздохнул Рейф. — У Кэйлин отметки неважные, согласен. Но у нее есть способности, она вполне может учиться лучше. А Кэмрин и вовсе толковая девочка, Флинт. По-настоящему толковая. Преподаватель английского говорила мне, что у Кэмрин самые лучшие сочинения в классе. И не только в классе, но и во всей школе за последние полтора десятка лет. Я видел некоторые из ее работ. Комментарии учительницы впечатляют!
— Ну, если Кэмрин такая творческая и блестящая, почему она провалила английский и должна ходить летом в школу, чтобы сдать курс? — язвительно спросил Флинт.
— Она провалила английский не по своей тупости. У нее скверная привычка выделяться в классе. И когда на нее находит, она не выполняет домашние задания. Даже страх провалиться на экзамене не заставляет ее подчиниться общей дисциплине. Учительнице было очень неприятно оставлять Кэмрин на осень, хотя мы договорились, что это необходимо сделать. И знаешь, что интересно. В летней школе она получила за весь курс высшую оценку, потому что выполнила все задания. Учительница и я, мы вместе…
— Послушай, Рейф, меня это по-настоящему беспокоит, — перебил его Флинт, озабоченно разглядывая брата. — Почему ты должен каждый день тащиться в школу и успокаивать разъяренных учителей? Ты заслуживаешь более приятных развлечений. Чужие дети столкнули твою жизнь с рельсов. Это относится к Тренту и Тони тоже. Они должны жить с матерью.
— Флинт, ты ошибаешься, моя жизнь не сошла с рельсов, — возразил Рейф. Что-то из сказанного братом напомнило ему собственные мысли, и это заставило его возразить.
— Ты вел активную жизнь. А теперь, Рейф, твой дом захватили оккупанты. Когда ты в последний раз был на свидании? Когда в последний раз занимался сексом?
— Я могу, брат, задать тебе те же вопросы?
— Правильно, но ко мне они неприложимы. Я трудоголик. Моя жизнь — это управление компанией, и мне нравится так жить. А ты всегда был общительным человеком. — Флинт засмеялся, вспомнив попытки знакомых найти в близнецах различия. У братьев были совершенно разные характеры. — Я незаметный, тихий близнец, помнишь? А ты веселый и дружелюбный, который всем нравится.
— А ты не думаешь, что меня беспокоит отсутствие личной жизни у тебя и у Евы? — Рейф решил, что нападение — лучшая оборона не только в футболе. — Ты говоришь, что быть президентом нашей семейной компании тебе вполне достаточно для счастья. Ева уверяет, что часы в больнице и занятия в институте отнимают у нее все время. Так, может быть, вы оба пользуетесь своей работой как щитом. Просто вам хочется спрятаться.
— Спрятаться от чего? — удивился Флинт.
— От свиданий с представителями противоположного пола. — Брат так злобно на него взглянул, что Рейф понял — он попал в самую точку. — Может быть, ты избегаешь женщин, потому что папе не повезло с Маренной. И Ева избегает мужчин, потому что… — он на минуту задумался, — папе не повезло с Маренной.
— Такой чепухи я в жизни не слышал! — возмутился Флинт. — Ты в приемной зубного врача прочел статью в журнале «Современная психология»? Или еще что-то?
Нет, он провел целый день в компании психиатра. Наверное, усвоил некоторые приемы Холли.
— Ты сумел расширить наш семейный бизнес. Руководимая тобой компания достигла общенационального уровня. Как юрист я уважаю твою деловую хватку. И, конечно, ценю твой ум, настойчивость, умение прогнозировать и держать удар в трудную минуту. Но как брат я беспокоюсь о тебе, Флинт. Ты годами ведешь жизнь затворника, закрылся в четырех стенах, будто в тюрьме, ничего не видишь, кроме повседневных дел компании. Твоя жизнь — это работа, и у тебя нет времени ни на что другое. Что бы ты ни говорил о моей жизни, я не затворник и не заключенный.
— Нет, это безумие, — нахмурился Флинт. — Весь этот разговор. — Он посмотрел на часы. — Уже поздно. Мы топчемся по кругу. Мне пора.
Внезапно послышался заунывный вой, и с каждой секундой он становился все громче и громче.
— Кристофер, — пробормотал Рейф. — Если бы Ламберты по-прежнему жили здесь, немедленно последовал бы телефонный звонок. — Он поморщился, вспомнив постоянные жалобы бывших соседей. Сколько времени понадобится Холли, чтобы дойти до их состояния?
— Твой Кристофер, разжиревший волк, замаскированный под собаку, напал на меня, когда я вошел в дом, — проворчал Флинт. — К счастью, у меня был свисток, который наша компания предлагает для защиты от собак. Без него я бы не попал сюда. Свисток сработал магически.
— Естественно. Все товары, выпускаемые нашей компанией, безупречны. Высшее качество. А куда побежала собака? Нас не было несколько часов, и он не мог выйти во двор. Он так обрадовался, когда мальчики и я вернулись, что забыл порычать на нас.
— Чудовище убежало наверх, когда я воспользовался свистком. Лучше бы он выпрыгнул в окно.
Флинт ворчливо попрощался и ушел.
Рейф поднялся наверх и нашел Кристофера сидящим на кровати Кэмрин. Он ждал. Поняв, что это всего лишь Рейф, а не девочки, Кристофер опустил голову, издав глухой звук собачьего разочарования.
— Поверь, дружище, — пробормотал Рейф, — я так же отвратительно себя чувствую, как и ты.
Первый раз с тех пор, как Кристофер появился в его доме, Рейф, кажется, нашел общий язык с собакой.
— Это был не лучший день, правда, парень? — добавил Рейф, словно стараясь закрепить достигнутый успех в их отношениях.
Кристофер что-то проворчал в ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Ловушка для сладких снов - Босуэлл Барбара



Мило. Особых страстей не было. Перечитывать не стану.
Ловушка для сладких снов - Босуэлл БарбараКристина
16.11.2013, 10.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100