Читать онлайн 11 дней и ночей, автора - Борджиа К., Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - 11 дней и ночей - Борджиа К. бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

11 дней и ночей - Борджиа К. - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
11 дней и ночей - Борджиа К. - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Борджиа К.

11 дней и ночей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

У Сандера Баковского были посетители.
Стефания заметила их не сразу. Они сидели вместе с хозяином в своеобразной беседке, расположенной на возвышении в центре огромного зала, заваленного бумажными колоннами, лодками, пенопластовыми башнями, гигантскими фигурами птиц, обезьян, санта-клаусов, лампами, рождественскими елками, пушками, фруктами в человеческий рост, – короче, всем тем, что только может родить больная фантазия художников и дизайнеров. Царивший повсюду хаос был, однако, кажущимся. Каждая елка, каждый орангутанг имели свое, отведенное именно им и пронумерованное место.
При появлении Стефании из-за столика внутри стеклянной беседки поднялся высокий черноволосый мужчина с несколько узковатым лбом, но зато с большими карими глазами, неприятно въедливыми и про изводящими даже хищное впечатление из-за густых, почти срастающихся над переносицей бровей.
Это и был господин Баковский.
Четверо его гостей – мужчины примерно одних с ним лет – остались сидеть за столиком и при этом, нисколько не смущаясь, разглядывали Стефанию.
– Ты как всегда опоздала, прелесть моя, – объявил Баковский, распахивая дверцу беседки и спускаясь по лесенке навстречу девушке. – И я как всегда тебя прощаю.
– Надеюсь, ты вызвал меня по делу? – Стефания покосилась на любопытные лица за стеклом.
– Разумеется. Не обращай на них внимания. Это мои новые компаньоны.
– По-моему, когда я вошла, вы играли в карты, – заметила Стефания.
– Не вижу криминала, дорогая.
С этими словами Сандер Баковский покровительственным жестом обнял девушку за плечи. Она невольно прижалась к нему и сменила гнев на милость.
– Так мы будет работать, Алекс? Полное имя Баковского было Александр.
– Как я люблю, когда ты называешь это «работой»!
– Главное, дорогой, чтобы «зарплата» ей соответствовала.
– Ты же знаешь, что я плачу за труд сдельно.
– Так по рукам и никаких перекуров!
Они уже отошли на значительное расстояние от беседки и теперь находились в окружении недоумевающих гномов, мартышек и диванов.
Здесь Баковский остановил ее.
– Дальше не пойдем.
– Что, прямо на этой раскладушке? – поинтересовалась Стефания, берясь за подол платья.
– Этот диван, моя дорогая, завтра будет стоять в Национальной библиотеке, – с легкой обидой в голосе ответил он. – Тебе это что-то говорит?
– А я и не знала, что американцы теперь предпочитают чтению здоровый сон! Хотя, наверное, ты прав, и пора перестроить наши библиотеки в гостиницы.
– Писательница, и так кощунствует!
Стефания пропустила замечание мимо ушей. Зато она заметила подвешенную на столбе метрах в пяти от пола видеокамеру. Рядом с объективом мигала красная точка.
Ого, подумала девушка, кажется, мы в прямом эфире… Кто же зрители? Уж не тот ли квартет в беседке? Ладно, ребята, вы хотите увидеть спектакль? Вы его получите!
Как бы в подтверждение ее слов, Баковский заговорщически улыбнулся.
Он отступил на шаг, давая девушке возможность раздеться. Стефания уже давно обратила внимание на эту его особенность начинать любовную игру. Он никогда не раздевал ее сам. Ему хотелось видеть. При этом он продолжал оставаться полностью одетым и просто наблюдал за тем, как она обнажает для него свое роскошное, ароматное тело.
Сегодня, как успела смекнуть Стефания, зрителей было больше.
Разумеется, тот факт, что Баковский разыгрывает с ней спектакль на потребу своих дружков, которые, может быть, даже заплатили за это, уязвлял самолюбие девушки. Не мог предупредить, предатель! Обязательно наябедничаю Дороти, решила она. Фирма не должна терять законные прибыли.
С другой же стороны, сознание постороннего присутствия при одном из самых интимных моментов человеческого бытия действовало на Стефанию возбуждающе. Как прирожденная эксгибиционистка, она не имела ничего против того, чтобы превращать свое обнаженное тело в зрелище, пробуждающее похоть в тех, кому посчастливилось стать его свидетелями.
Стефания ненавидела другую крайность того же проявления бесстыдства – нудизм. Совершенно голые люди, собирающиеся на пляжах или в общих банях. Псевдоискатели возвращения к естественному, к природе. Выставляя в самом неприглядном виде свою наготу, они тем самым уничтожают не только эротику и красоту во взаимоотношениях полов, но и собственную плоть. Стефания даже представить себе не могла, каким нужно быть животным, чтобы после столь продолжительного созерцания десятков голых троглодитов находить силы для возбуждения. Да от такой порнографической «раскрепощенности» у нормального человека все функции должны атрофироваться!
Совсем другое дело, когда снимать одежду приходится не для того, чтобы продемонстрировать полнейшее пренебрежение к окружающим, а чтобы создать неестественную ситуацию, при которой сам воздух кажется заряженным флюидами чувственности. Причем для этого вовсе не достаточно просто раздеться, как думают многие. Раздеваться нужно уметь. В этом отношении Стефания прошла хорошую школу. Лет с пятнадцати она любила провоцировать окружающих. Поначалу манерой одеваться, короткими юбками, из-под которых в самый неподходящий – подходящий! – момент робко выглядывали трусики, узкими, обтягивавшими все, что можно и что еще только-только намечалось, кофтами и расстегнутыми до пупка рубашками. Потом – действиями, заставлявшими ровесников хихикать, взрослых – возмущаться, а бабушек и дедушек – падать замертво.
И при всем при этом то было отнюдь не болезненным желанием во что бы то ни стало раздеться перед посторонними. Самое потрясающее заключалось как раз в том, что до сих пор, разыгрывая в той или иной форме маленький стриптиз, Стефания стеснялась. И именно этот стыд давал ей великолепную возможность всякий раз мучить и будоражить себя саму.
Волнительнее всего было для нее раздеваться донага в каком-нибудь частном салоне перед публикой, среди которой находились облаченные в роскошные наряды женщины. В мужских глазах Стефания умела и любила разжигать восторженный огонь. Глаза женщин оставались, как правило, холодны и ироничны. Для них она была игрушкой, которой забавлялись их братья и мужья. Однако, не будучи мазохисткой, Стефания и в этом находила упоительные мгновения.
Платье было стянуто через голову. Стефания замерла перед любовником в одних трусиках, поднимая ладонями груди. Тот же, сложив на груди руки, молча смотрел на нее и улыбался.
Она сделала шаг вперед и потерлась кончиками сосков о рукав его рубашки. Соски послушно сморщились и стали коричневыми.
Стефания заглянула в глаза Баковского. Он кивнул. Она присела возле его ног на корточки и стянула до колен белоснежные трусики. Оставаясь в таком положении, обеими руками обняла мужчину за икры и запрокинула голову. Он выждал паузу, наклонился и поцеловал ее в лоб. Но поцелуй не был отеческим.
– На диван! – как-то нервно и резко сказал Баковский.
Стефания охотно подчинилась. Она медленно поднялась. Трусики упали с колен вниз и накрыли мыски туфель. Она переступила через них и оглянулась на любовника. Тот легонько подтолкнул ее пониже спины.
Она встала коленями на диван и взялась руками за спинку. Присела, выпячивая упругие ягодицы, разделенные глубокой и влекущей ложбинкой.
Многим мужчинам в женщинах нравится больше всего именно это место. И если оно совершенно, словно специально для них отлито в божественной форме, они умирают от томления.
Почувствовав на пояснице большую ладонь Баковского, Стефания пошире расставила колени и еще попятилась, отчего ее живот выгнулся почти горизонтально по отношению к дивану. Лицо ее при этом опустилось до уровня спинки. Диван был обтянут бархатом и пах так, как будто долгое время стоял в дорогой гостиной, где курились ароматные трубки и прогуливались великосветские дамы в вечерних платьях, сопровождаемые шлейфом роскошных парижских благовоний.
Ладони Баковского осторожно легли на ягодицы. Стефания прикрыла глаза.
В такие моменты она не имела привычки оглядываться и следить за тем, что делает с ней мужчина. Она любила чувствовать его.
Не отрывая ладоней от натянутой и едва уловимо вздрагивающей кожи, Баковский большими пальцами приоткрыл заманчивую расщелину.
Стефания глубоко дышала, стараясь держать себя в руках.
Внезапно ее пронзила мысль о том, что глазок камеры тоже сейчас наблюдает за ней сзади, а следовательно – видит те же самые укромные местечки на ее теле, к которым на правах любовника не спеша подкрадывался Баковский.
Прогоняя эту мысль, она встряхнула гривой волос, которые пришли в плавное движение и мягкой волной легли на плечи, прикрыв часть спины.
Баковский снял руки с ягодиц девушки. Мгновение она оставалась совсем одна, голая, на диване в огромном помещении, где на нее смотрели пять пар живых глаз, один холодный объектив и неизвестно сколько пар глаз кукольных.
Потом теплая ладонь вновь возникла, накрыв снизу упругий комок волос на красиво выступающем лобке.
Мужчина держал Стефанию сзади за это интимнейшее место между широко расставленными стройными бедрами, и она благосклонно позволяла ему дарить ей ласки, не уклоняясь и делая вид, как будто сама ничего не чувствует и все это – только ради него.
– У тебя сегодня уже был кто-нибудь? – нарушил тишину вновь ставший спокойным голос Баковского.
– Нет, – не оглядываясь, ответила Стефания. – Ты будешь первым.
– А ты этого хочешь?
Подушечка большого пальца уперлась в сморщенное колечко ануса.
– Да…
Стефания очень часто ловила себя на том, что бывает совершенно безразличной к совокуплению как таковому. Ей гораздо больше нравилось, когда мужчина терпеливо ласкает ее, не торопя и не принуждая как можно быстрее бросаться в любовную скачку. Таких партнеров она ценила. Потому еще, что их было катастрофически мало. Мужчина, даже оставаясь наедине с девушкой, даже перед самим собой постоянно хочет кому-то что-то доказать. Он зачастую действует убийственно примитивно, руководствуясь принципом «вошел – кончи». Если с этим возникают проблемы, задержки, он готов удариться в панику и клянет всех и вся. Мужчине, каким видела его Стефания, не всегда хватало женственности.
Сейчас, говоря «да», она знала, что не нарушит обычного ритуала. Баковский умел не спешить. Однажды поверив в себя, он не терял этой уверенности ни при каких обстоятельствах.
Действительно, первое, что она почувствовала, расслабившись и приготовившись принять его сзади, было горячее дыхание, ласковой волной обдавшее ее напряженные ягодицы.
Он с наслаждением целовал прохладную натянутость кожи, осторожно помогая себе языком.
Стефания заметила, как бедра ее сами собой начинают двигаться из стороны в сторону, не то уклоняясь от влажного языка, не то подставляя ему самые нежные уголки.
Она представляла, как выглядит со стороны их своеобразный дуэт: нагая девушка в туфельках на диване и полностью одетый мужчина, зарывшийся лицом между ее раздвинутых ягодиц. Блюстители морали не задумываясь назвали бы это извращением. На самом же деле, знала Стефания, эта игра была не более чем «изощрением» двух любящих друг друга людей. И даже работающая камера оказывалась здесь ни при чем…
– Возьми меня, – попросила Стефания, – Не нужно сдерживаться.
– Тебе будет приятно?
– Глупый… Да.
– Не холодно?
– Мне жарко. Давай…
Он долго возился сзади, расстегивая брюки. Нет, разумеется, он не стал раздеваться полностью. Да и к чему потчевать приятелей собственным рачоблачением? Наготы послушной девушки им будет вполне достаточно.
Когда он вошел в нее, больно, упруго и упоительно, она невольно задержала дыхание.
Всякий раз, когда Баковский брал ее таким вот образом, Стефании казалось, что он втыкает в нее какой-то неживой предмет, таким бесчувственно твердым был его сильный член. Других мужчин она ощущала, они проникали во влажный грот, еще не успев как следует напрячься, и только уже там, в мягких и теплых тисках, каменели и принимались медленно или же, наоборот, бешено двигаться, выскакивая, охая и снова нагнетая воздух извне.
Баковский был всегда, как эбонитовый прут, он никогда не терял голову и скользил по предоставленному в его полное распоряжение туннелю размеренно и даже с каким-то чувством собственного достоинства. Стефании ужасно нравилось это ощущение того, что ею наслаждаются.
Другие клиенты зачастую, хотя и отдавали должное ее незаурядной красоте, просто пользовались девушкой. Правда, Стефании это тоже нравилось.
Теперь, чувствуя внутри этот длинный, горячий и достаточно посторонний предмет, она была готова к тому, что закончится все так же, как и началось, – на том же месте, в той же позе. Едва ли сегодня, однажды разговевшись в нее, Баковский захочет повторить. Вот когда Стефания приезжала к нему домой и могла остаться до вечера, а то и на всю ночь, тогда Баковский имел возможность – и желание – взять ее сразу, как теперь, без особенных выдумок, просто для того, чтобы пережить считанные мгновения оргазма в покорном и нежно-теплом теле любимой женщины, и только потом, после отдыха или даже короткого сна, приступить к воплощению не требующих более никаких усилий фантазий. Ибо он знал, что Стефания не умеет кончать при обычном совокуплении. Как, собственно, и многим девушкам вообще, ей были необходимы для этого некоторые специальные возбудители.
Когда Баковский застонал, Стефания спохватилась. Она так задумалась, что не заметила, как он кончил. Первым ее порывом было успеть соскользнуть с древка до выплеска семени, но она опомнилась: под ней был диван, которому завтра предстояло украшать аж самую что ни на есть Национальную библиотеку, так что подозрительные пятна могли подорвать репутацию фирмы-поставщика. Подставить спину? Но где тогда искать душ?
Пока она решала, что и как, Баковский опустошился прямо в нее. Стефания даже растерялась. Обычно он всякий раз заранее спрашивал, можно или нельзя делать это сегодня, предоставляя ей брать всю ответственность на себя.
Он еще вздрогнул несколько раз и замер, продолжая прижиматься к прохладным ягодицам девушки влажным от напряжения животом.
Стефанией овладела приятная истома. Случившееся сделалось ей безразлично. Только где-то в глубине сознания работал медленный счетчик, анализировавший дни и циклы. Результат вырисовывался отрицательный. Стефания успокоилась.
На всякий случай прикрыв разгоряченную промежность ладонью, она встала с дивана. Так она некоторое время стояла и смотрела, как Баковский застегивает брюки. Заметив ее растерянность, он с благодарностью поцеловал девушку в губы. В ответ она обняла его свободной рукой и тихо шепнула, влюбленно заглядывая в глаза:
– Ты негодяй.
Она перевела взгляд вверх, на камеру.
Баковский вздрогнул и покраснел. Он никак не мог предположить, что Стефания с самого начала знала о ее существовании и тем не менее…
– Где я могу привести себя в порядок? – уже деловым тоном поинтересовалась она, переминаясь с ноги на ногу.
– Пойдем, я покажу.
И он повел ее, как маленькую девочку, в туалет. Там же он с ней и расплатился.
Забравшись в трусики и натянув через голову платье, Стефания невозмутимо проследовала из туалета мимо дивана, мимо кукол и беседки, за окнами которой четыре торса делали вид, будто увлечены игрой в карты, к выходу.
Проводив гостью, Баковский вздохнул, пригладил волосы и, весь сияя, вернулся к хохочущим дружкам.
На игровом столе уже лежали заготовленные купюры – плата за живой аттракцион. Ни в ком из присутствующих не чувствовалось сожаления по поводу случившегося.
Баковский сел за Стол, хмыкнул и сгреб деньги. Потом обвел веселым взором компанию и расхохотался.
– Сегодня я продемонстрировал вам самый легкий способ разбогатеть, господа. Благодарю за внимание.
– … говоришь, контора называется «Мотылек»?
Один из устремленных на него взглядов, как показалось Баковскому, посерьезнел и сделался задумчивым.
Это ему не понравилось, и он предложил вернуться к игре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману 11 дней и ночей - Борджиа К.



ЭТОТ РоМАН ЛУЧШИЙ ИЗ ВСЕХ ЧТО Я ЧИТАЛА
11 дней и ночей - Борджиа К.КРИСТИНА
6.04.2011, 20.42





Да роман необыкновенный много секса, эротики У ГГ не законченная судьба Конец романа ошеломил Смотрела фильм по этому роману захватывает, но как по мне хочется ХЭПИ ЭНД.Читайте острый сюжет, ровнодушным не оставит никого.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 10.00





Лика, а можно узнать, фильм так и называется? Хочется посмотреть....какой год фильма, 1987?)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 10.29





Фильм называется 11 дней,11 ночей, эротика,1986 г.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 14.21





1987
11 дней и ночей - Борджиа К.Л
25.02.2012, 14.28





Ага, спасибо)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 15.18





Много секса, страсти. Интересно. Но в конце как-то стало грустно и жалко героиню!
11 дней и ночей - Борджиа К.Кристина
14.11.2013, 19.27





Советую тем, кто будет впервые читать этот роман, прочитать - почти аннотацию- в самом конце романа. После этого будет ясно стоит читать или нет. Отношение двоякое. Чем-то похоже на -9 1\2 недель- и - Дикая орхидея-. Для меня это не ново.
11 дней и ночей - Борджиа К.иришка
2.12.2013, 8.07





Очень интригующая книга...
11 дней и ночей - Борджиа К.Рузиля
11.09.2014, 14.49





Своеобразное чтиво про несчастливуюrnТетку- манипуляторшу , живущую в разладе с собой :-)
11 дней и ночей - Борджиа К.Любовь, декоратор и мама
12.09.2014, 22.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100