Читать онлайн 11 дней и ночей, автора - Борджиа К., Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - 11 дней и ночей - Борджиа К. бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

11 дней и ночей - Борджиа К. - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
11 дней и ночей - Борджиа К. - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Борджиа К.

11 дней и ночей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Приятно возвращаться домой, к любимой подруге, которая ждет тебя к традиционному пятничному чаю.
Но какой неприятный сюрприз, когда подруга встречает тебя на лестничной клетке, вся в слезах, расстроенная, и, всхлипывая, сообщает, что виновата, что ей нет прощения, что из-за нее ты оказалась в жутком положении.
Прежде чем бедняжка Сисли сумела членораздельно объяснить, что же произошло, Стефания уже сама все поняла: незваным гостем явился Баковский, и девушка по простоте душевной сначала его пустила, а потом только сообразила, что делать этого под тем или иным предлогом не следовало.
– Штефи, я не смогла…
Сисли забавно называла Стефанию «Штефи» по имени своей любимой теннисистки.
– Прости меня, пожалуйста. Но он хитростью заставил меня открыть. Я так виновата!
– Пустяки, – лаконично успокоила подругу Стефания. – Ты нисколько не виновата. Мне и самой нужно было с ним поговорить. Побудь лучше пока у себя.
– Это правда? – Сисли была почти счастлива и уже не знала, продолжать ли ей плакать или смеяться.
– Конечно. Стефания решительно вошла в спальню, служившую ей одновременно и рабочим кабинетом, и плотно закрыла за собой дверь.
– Давненько не виделись, – сказала она в спину молчаливо сидящего на аккуратно заправленной постели мужчины.
Баковский резко оглянулся.
* * *
Сисли Вест вошла в жизнь Стефании неожиданно и так же неожиданно заняла в ней свое маленькое, но постоянное место.
Познакомились они в Париже, куда юная писательница, едва известная в Соединенных Штатах и совершенно неизвестная в Европе, приехала с самой тривиальной целью – в поисках приключений. Просто она знала, что именно так начинается каждый мало-мальски популярный фильм.
Кстати, саму Стефанию звали тогда Таня Мохач и ей только-только исполнился двадцать один год.
Как и всякая уважающая себя писательница, Стефания начала с того, что прочла довольно много книг. Так она постепенно постигала то, как это делается. Потом книги стали ее раздражать, и она почувствовала, что может написать лучше и интереснее.
В Париж ее привели дневники и новеллы знаменитой англо-французской писательницы Анаис Нин. Мир богемы, мир Монпарнаса, запечатленный в ее бессмертных и не менее фривольных творениях, настолько завладели помыслами Стефании, что, когда встал вопрос о том, куда направить стопы, он сам собой скромно отпал, – Париж ждал молоденькую янки, в которой от предчувствия скорого свидания с Европой, где были корни рода Мохач, уже кипела и пенилась страстная венгерская кровь.
Город блистательных писателей и милых в своей изящной непосредственности художников встретил Стефанию не слишком приветливо.
Как-то вдруг оказалось, что она не знает французского языка.
Собственно, ничего удивительного в этом факте не было уже хотя бы по той простой причине, что никогда специально Стефания французским не занималась. Как настоящая американка, она была искренне уверена в том, что во всем мире ее просто обязаны понимать.
Между тем многие французы понимать английский отказывались.
А Стефании, кроме всего прочего, хотелось еще и общения. Она не могла найти себе даже подходящего мужчину. Те двое парней, которые познакомились с ней в «Орли»
type="note" l:href="#n_17">[17]
и которым она охотно отдалась, когда они все втроем благополучно добрались до их маленькой квартирки на бульваре Распай, оказались изрядными пройдохами и ничего толком о своем городе не знали. Она покинула их через два дня без малейшего сожаления и поселилась в уютном «Отель де Сюлли Сен-Жермен» на рю дез Эколь, в десяти минутах ходьбы от Нотр-Дама.
В гостинице был только бар. Однако Стефании этого вполне хватило для того, чтобы в тот же вечер встретить там еще одного местного ловеласа. Звали оного Шарль, и хотелось ему одного – как можно скорее затащить новую знакомую в постель. «Новая знакомая» согласилась два раза, а на третий построила такую замысловатую английскую фразу, что бедняга исключительно по интонации смог судить о том, как далеко ему предстоит теперь направляться.
В Париже было начало лета.
Все свободное время – а чем еще заниматься девушке? – Стефания проводила в прогулках по городу.
Сена манила ее и отпугивала. Так бывает у разных людей, которым с детства начинает мерещиться, будто они во что бы то ни стало должны погибнуть, окончив свои дни кто в самолете, кто под колесами автомобиля, кто в безучастной ко всему мирскому воде. Один знакомый Стефании, например, рассказывал ей, что боится переступать через рельсы, будь то железнодорожные или трамвайные: он, видите ли, чувствует, что здесь проходил или скоро пройдет поезд, и ему отчетливо видится, как стальные маленькие колеса разрезают ему ступни, а потом кромсают безжизненное тело.
Странно, раньше Стефания никогда не боялась воды. Теперь же она буквально заставляла себя переходить Сену то по Королевскому мосту, то по мосту Согласия, поскольку обычный ее маршрут проходил через сквер перед Лувром.
type="note" l:href="#n_18">[18]
Именно в этом сквере ее заинтересовал пожилой художник, умудрявшийся даже в такое жаркое время года не снимать с себя пальто и ярко-красного шарфа.
Стефания обращала на него внимание несколько дней подряд, пока наконец не решилась подойти и посмотреть, что же он, собственно, с таким упоением рисует.
На узком холсте была изображена красивая обнаженная девушка.
Стефания невольно огляделась в поисках натуры, но не увидела ничего, кроме зелени сквера да вечно распростертых объятий Лувра.
Художник делал вид, будто не замечает интереса к своей персоне. Приникнув к холсту, он осторожными мазками подводил девушке кончики грудей. Краска медленно сохла, и алые соски влажно блестели.
– Нравится? – спросил он вдруг, причем как-то сразу угадав, на каком языке следует обращаться к любопытной прохожей.
– Очень, – откровенно ответила Стефания и улыбнулась.
– Мне тоже. – Художник окинул собеседницу беглым взглядом, оставшись явно довольным. – Ее зовут Сисли. Хотите, я вас познакомлю?
Стефания хотела.
Сисли оказалась американкой, пятнадцать из восемнадцати своих лет прожившей в Париже. Старый художник был другом ее матери – отца Сисли не помнила, – и когда девочка подросла, предложил ей работу натурщицы в ателье, где он вел свою собственную школу живописи. В деньгах Сисли особенно не нуждалась, однако ее соблазнила перспектива новых ощущений.
Старый мастер знал людей и безошибочно углядел в девочке склонность к покорству – качеству, столь свойственному натурщицам и натурщикам.
Однако, ко всему прочему, господин Кристоф – так звали художника – оказался человеком ревнивым и потому после первого же общего сеанса, на котором ему, собственно, впервые и довелось увидеть Сисли без одежды, он заявил, что отныне девочка если и будет позировать, то только ему персонально.
В ателье он был хозяином, никто из учеников не мог ему перечить, мать девочки продолжала оставаться его близкой знакомой, а маленькая Сисли, которой к тому времени едва исполнилось семнадцать, была просто очарована вниманием, оказываемым ей благовоспитанным старцем.
Однако в тот день господин Кристоф не пригласил Стефанию к себе. Вместо этого он предложил ей встретиться на том же месте, в сквере, назавтра.
Ночь ожидания показалась девушке вечностью. Ей даже приснился сон о том, как она присутствует на уроке мастера. Однако наутро все забылось.
Когда она пришла в сад Тюильри на следующий день, художник уже ждал ее. Он был один. По-прежнему в пальто и красном шарфе. Стефанию он встретил, как старую знакомую, только что не поцеловал.
До ателье им пришлось ехать через весь город, до самого кладбища Пер-Лашез. У девушки появился лишний повод задуматься, к чему вся эта конспирация и зачем понадобилось назначать встречу так далеко.
Расплатившись с таксистом, всю дорогу заинтересованно поглядывавшем в зеркальце на Стефанию, которая уютно устроилась на заднем сиденье, господин Кристоф пригласил гостью войти в калитку, за которой начинался прелестный садик, укрытый от посторонних взглядов довольно высокой кирпичной стеной.
Они прошли по аллее до живописного крыльца и были встречены на пороге пожилой женщиной в фартуке.
Художник не стал представлять ее Стефании, и девушка могла лишь сама догадываться о том, что это либо его жена, либо служанка. Скорее второе, решила она, глядя на то, с каким почтением женщина уступает им дорогу и проводит в прохладную переднюю.
– Мой кабинет, – сказал старик, распахивая перед гостьей дубовую дверь с вырезанным по центру гербом в виде двух перекрещенных роз и многообещающим лозунгом «PANEM ЕТ CIRCENSES».
type="note" l:href="#n_19">[19]
– Сисли! – позвал он, когда они оба удобно расположились: Стефания – на диване, сам же господин Кристоф – в кожаном кресле.
Откуда-то из-за стены в комнату впорхнула миниатюрная, очень хорошенькая девушка и сразу же поклонилась приятно удивленной гостье. Она была явно предупреждена об этом визите.
– Дорогая моя, – обратился старик к девушке, – это и есть Стефания, о которой я тебе вчера рассказывал. Мы с ней тоже много говорили о тебе. Сегодня она хотела бы на тебя посмотреть. Ты не против?
Сисли согласно кивнула.
– Тогда представь, что это наш с тобой очередной сеанс. Сними одежду.
Стефания была настолько поражена тем, как разворачиваются события, что пропустила тот момент, когда с девушки упало последнее и она замерла обнаженной статуэткой посреди комнаты всего в нескольких шагах от восторженных зрителей.
Сначала Сисли просто «позировала», принимая те позы, которые предлагал ей старик, знавший, как показать свою питомицу с наилучшей стороны.
Стефания чувствовала, что девушке и в самом деле нравится это будоражащее ощущение несоответствия ее голого тела с полностью одетыми людьми. Она даже заметила влажный блеск на внутреннем изгибе стройной правой ляжки.
Сисли была в одних туфельках и изнывала от желания, то и дело бросая взгляды на гостью. Старик это заметил и кивнул.
Девушка юркнула на диван рядом со Стефанией и прижалась к ней всем телом, неловко ища губы.
Стефания теперь была не столько удивлена, сколько тронута этим детским порывом.
Она обняла Сисли за голое плечо и коснулась ртом ее маленького ротика. Ее тотчас же обжег шустрый и влажный язычок.
Художник, сидевший тут же, тихо посмеивался.
Все произошло точно как в фильме, снятом на основе новелл уже упомянутой Анаис Нин. Не найдя себе стоящего любовника, Стефания обрела в Париже преданную любовницу. Кроме того, она получила возможность общаться на родном языке.
Сисли оказалась натурой романтической. До встречи со Стефанией она перечитала чуть ли не всю французскую литературу – в подлиннике! – и любила под настроение цитировать своего любимого Верлена:
В осеннем парке,Скучны и жалки,Скрипок стоныМне душу ранят,Истомой манятМонотонно.И я, бледнея,Вздохнуть не смея,ВспоминаюГода былые.Часы бьют злые.Я рыдаю.И ухожу я…Меня, ликуя,Ветер-свистС собой уносит,А в траву броситМертвый лист.
type="note" l:href="#n_20">[20]
От таких поэтических излияний у Стефании на душе становилось тоскливо и трепетно.
Когда же Сисли узнала о том, что имеет дело с настоящей писательницей, она пришла в бурный восторг, сменившийся тихим обожанием и твердым решением во что бы то ни стало не разлучаться с новой подругой.
Она была готова часами внимать Стефании, любившей иногда на досуге почитать вслух рождающиеся главы будущей книги, она буквально спала с ее рукописями и получала истинное наслаждение, перепечатывая их днем.
Когда Стефания решила, что срок ее творческой командировки подходит к концу, Сисли, не зная, как быть, предложила стать ее личным литературным агентом. До сих пор Стефания привыкла обходиться на писательском поприще своими силами и поначалу воспринимала эту идею как неплохой повод сохранить дружбу и объяснить близким Сисли их совместный переезд в Америку, против которого, заподозрив неладное, уже начал выступать старый «опекун», господин Кристоф.
Однако по приезде домой выяснилось, что предложение Сисли не просто выгодно практически, но и превосходно по своей сути. Благодаря юной партнерше Стефания очень быстро «раскрутилась» с теми издательствами, о которых она раньше, будучи писательницей одиночкой, не смела и мечтать.
Ее французские заметки, составившие автобиографический по большей части роман «В объятиях Парижа», были сразу же изданы небывалым для новичка тиражом – 30 ООО экземпляров.
type="note" l:href="#n_21">[21]
Что понравилось Стефании больше всего, так это то, что критики отмечали не только скандальную откровенность нового произведения, но и «прекрасную манеру изложения молодой писательницы».
Сисли отказалась где бы то ни было указывать свою роль в работе над книгой.
– Ты же знаешь, что все это я делала и буду делать только для тебя, Стефания, – горячо объяснила она. – И мне важно, чтобы ты осталась довольна мной, а слава и успех – это принадлежит тебе, и я не хочу делить с тобой ничего, кроме…
Разумеется, тут она замолчала, не в состоянии произнести такое грубое слово, как «постель».
Вообще Сисли была созданием весьма странным. Начать хотя бы с того, что она совершенно не ревновала Стефанию к ее многочисленным любовникам, довольствуясь «объедками с барского стола». Более того, Стефания не могла отнести ее с полным правом ни к разряду лесбиянок, ни к стопроцентным мазохисткам, столько в ней, с одной стороны, было женственности и самостоятельности в принятии решений – с другой.
Если говорить коротко, Сисли была интересной личностью, и Стефания ее любила – как младшую сестру, как отчаянную любовницу и как заботливую мать.
* * *
Оглянувшись, Баковский смерил Стефанию оценивающим взглядом. Она же стояла в дверях и, казалось, не собиралась предпринимать первой никаких действий.
– Твоя подружка была против, чтобы я входил.
– Я знаю. Она была права. Нам не о чем с тобой разговаривать.
– То есть?
– После того, что ты со мной сделал? Скажи спасибо, что я не опозорила тебя.
– Стефания…
По тону его голоса она почувствовала, что Баковский пришел не выяснять отношения. Он встал с постели и принял угрожающую позу, однако во взгляде его читалась мольба о прощении.
Стефания за то и любила этого человека, что у него не было маски. У всех людей они есть. Кто-то агрессивен, кто-то всю жизнь разыгрывает ребенка, кто-то вечно плачет, кому-то всегда смешно. Баковский был нагл и беззащитен в каждом своем поступке. Даже сейчас он не знал, с чего начать.
– Ты поступил подло, милый Алекс.
Стефания вошла, наконец, в комнату и села на пуфик перед любимым старинным трельяжем, который достался ей еще от бабушки-венгерки. По непроверенным данным, бабушка до встречи с дедушкой проводила время в одном из дорогих борделей Будапешта, и этот самый трельяж украшал тогда ее спальню. После свадьбы бабушка с прошлым завязала полностью, стала под влиянием дедушки набожной и благовоспитанной дамой полусвета, а трельяж был оставлен как напоминание о бурной молодости.
В Стефании он будил желания. Глядя в помутневшие от времени зеркала, она представляла себе те сцены, молчаливыми свидетелями которых они невольно стали. Читая английскую порнографическую литературу эпохи Викторианства, она невольно ассоциировала прочитанное с трельяжем.
Теперь же, рассматривая себя, она делала вид, будто не обращает ни малейшего внимания на Баковского, стоявшего у нее за спиной.
Он положил обе ладони ей на макушку и тем самым заставил поднять взгляд.
– Я предполагал, что события могут развернуться именно таким образом, – сказал он. – И поэтому пришел тебя шантажировать. Таня.
– Я бы хотела… Как ты меня назвал?
Стефания вскочила на ноги с такой отчаянностью, что Баковский отпрянул. Этого еще только не хватало!
– Спокойно, дорогая, пока об этом известно только мне.
– Что тебе известно? Перестань молоть чушь!
– Ты сама можешь догадаться, кто мне все рассказал. Таня Мохач? Это даже забавно, не правда ли?
Сисли! Это она! Так вот почему ей было до слез неловко перед Стефанией. Она не только впустила чужого человека без разрешения, но и выболтала ему важную тайну. Негодница! Уж она придумает ей наказание!
– Я думаю, – продолжал Баковский, – общественность Америки будет не в восторге, узнав о том, что знаменитая писательница и социальный критик зарабатывает на жизнь не только литературой, но и прекрасным телом. Тебя не посадят в тюрьму, как Тайсона,
type="note" l:href="#n_22">[22]
но уверен, что в прессе твое имя будет не менее популярно. И знаешь, все ведь зависит от того, как именно тебя к тому времени будут звать: Стефания Аурам, Таня Мохач, а может быть… Таня Баковский?
Стефания опешила.
– Я пришел, чтобы предложить тебе выйти за меня замуж, – просто, как будто сообщая всеми давно уже обмусоленную новость, сказал Сандер. – Ты ведь не откажешься? – Он улыбнулся.
– А если я и вправду соглашусь? – услышала свой голос Стефания. – Что это будет означать?
– Это будет означать, – нараспев заговорил Баковский, обнимая девушку за плечи, – что мы станем жить вместе, спать вместе, будем пользоваться одним унитазом, одной плитой…
– Замечательная идея! – Стефания прыснула. Глаза ее сузились до щелок и искрились. – А как же мои остальные мужчины? Моя «вторая» работа?
– Я сделаю так, что тебе будет достаточно меня одного. Он чмокнул ее в щеку и ощутил, как упругое тело через силу, но поддается.
– А если у тебя не получится? – не унималась Стефания, упираясь руками в жесткую грудь мужчины.
– Я не настолько ревнив, как ты, быть может, думаешь. Иногда мне бывает если не приятно, то интересно почувствовать себя не единовластным хозяином. Я разрешу тебе работу как хобби.
Стефания стала отвечать на поцелуи.
Целуясь, она всегда закрывала глаза, но знала, что Баковский продолжает смотреть на нее.
Ей сейчас было очень хорошо и спокойно. Главное, что впереди ночь, а завтра… завтра она сама будет решать, что и когда ей делать. В конце концов это ведь только хобби.
– Пусти, – тихо попросила она, отрываясь от теплых губ человека, предложившего стать ее мужем, и, покачиваясь перед ним на неустойчивых каблуках, быстро разделась.
Он осмотрел ее, вызывающе обнаженную и вдруг ставшую ему почти родной девушку, потом протянул руку и дотронулся до спелой груди с алой ягодкой соска.
– Подними руки.
Она заложила руки за голову и снова прикрыла глаза, потому что теперь выносить происходящее было выше ее сил.
Со стороны могло показаться, будто Баковский откровенно лапает застывшую перед ним девушку, настолько выверенны и смелы были его движения. О том, что на самом деле он изощренно ее ласкает, знала одна Стефания.
Сейчас она чувствовала себя греческой рабыней, выведенной на помост посреди невольничьего рынка и выбираемой сладострастными заморскими купцами, изголодавшимися за время странствий по горячей женской плоти.
Работорговец, которому она принадлежала с детских лет и который привел ее сюда, скромно отошел в сторону, дабы не мешать покупателям самим проверять ценность выставленной на торг вещи.
А те и не думали обращать на него свое внимание, которым полностью овладела беззащитно голая среди них девушка. Они открывали ей рот, рассматривали язык, щелкали ногтями по зубам, проверяя их прочность, гладили и обнюхивали лишенные волос подмышки, облизывали груди, удостовериваясь в девственной эластичности сосков, не познавших еще губ ребенка, мяли тугой живот и крепкий бугорок мохнатого лобка, шлепали ладонями по крутым бедрам и маленьким ягодицам, так неохотно уступающим их настойчивым пальцам и все-таки раздвигающимся, чтобы явить взорам мужчин глубокую и тщательно выбритую опытными руками ложбинку с потайным отверстием, которое некоторые девушки боятся показать даже своему любовнику. Кто-то попробовал воткнуть в это отверстие палец…
Стефания очнулась.
Баковский стоял перед ней на коленях и целовал бедра. Рука его, просунутая между широко расставленных ног, ласкала выгнутую назад попку.
– Давай ляжем, – сказала она.
После всего, что случилось с ней в тот день, она чувствовала себя усталой и не готовой к новым подвигам. Это, однако, отнюдь не означало, что ей не хотелось, чтобы ее взяли. Только не стоя…
– Хорошо, пошли, – отозвался Баковский, встал, взял ее за руку и вдруг повел прочь из спальни.
Стефания шла за ним, как была, в одних туфельках, и думала о том, что их в любой момент может увидеть находящаяся где-то здесь же Сисли.
Тем не менее они беспрепятственно дошли до гостиной, в которой перед самым выходом на балкон стоял белого цвета круглый столик на одной, причем весьма устойчивой ножке. На столике помещалась только большая ваза с цветами.
Стефания растерянно ждала, пока Баковский осторожно снимет вазу и поставит ее под окно на пол.
– Ложись, – сказал он, указывая на опустевший столик.
– Алекс, но…
– Ложись, или у нас с тобой никогда не будет первой брачной ночи.
Он сам развернул Стефанию за плечи и стал медленно заваливать спиной на круглую крышку столика. Скоро она уже беспомощно лежала, причем ноги и голова ее свешивались над полом.
Она непроизвольно поджала ноги и стала ждать.
Баковский тем временем раздевался.
В перевернутом проеме двери Стефания увидела Сисли. Та несколько мгновений смотрела на нее широко открытыми от удивления глазами, потом так же тихо исчезла.
Баковский разделся. Теперь он стоял между широко разведенными в стороны ногами Стефании совершенно голый и к чему-то готовился.
Сначала она почувствовала под коленями его сильные руки. Руки не давали ногам опуститься и мешали свести колени.
И то, и другое было сейчас для Стефании безразлично. Она расслабилась, закрыла глаза и вся превратилась в чувство.
Ее пронзил шомпол. Он вошел в нее резко, безжалостно, не дав настроиться.
Обоим в первый момент стало больно.
Потом она начала чувствовать, что он плавно движется в ней, начала чувствовать его едва заметные пульсации. Шомпол был живой. И он хотел ее.
«Вас никогда не имели на столе, сударыня?» – «А вы не пробовали в снегу?» – «А на лампе?» – «Я предпочитаю под водой, а вы?»
Пошлейшие вопросы, но они не лишены смысла, думала Стефания. Насколько приятнее делать так, как хочется, а не так, как получается. Еще древние китайцы любили использовать для этих целей качели или просто подвешивали девушку за руки – за ноги на веревках к перекладине и раскачивали, так что она как бы сама нанизывалась на их желтые члены.
Баковский словно услышал ее мысли.
Его древко на мгновение покинуло теплую пещерку полностью, помешкало снаружи и вошло обратно, как таран, сильно и глубоко.
Несколько махов поршня внутри – и снова наружу.
Стефания со смущением ощущала, как из ее влажных недр то и дело выходит воздух, нагнетаемый туда столь изощренным способом.
Потом что-то заскрипело, и она заметила, как перевернутая дверь стала уплывать в сторону.
Ее разворачивали вместе с подвижно закрепленной крышкой стола. При этом мужчина оставался на месте, так что в конце концов лицо девушки оказалось точно напротив его ликующего до слез органа.
Чувствуя, как кровь приливает к лицу, она покорно открыла рот и сразу же забыла обо всем, что до сих пор волновало ее.
Она действительно любила Баковского.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману 11 дней и ночей - Борджиа К.



ЭТОТ РоМАН ЛУЧШИЙ ИЗ ВСЕХ ЧТО Я ЧИТАЛА
11 дней и ночей - Борджиа К.КРИСТИНА
6.04.2011, 20.42





Да роман необыкновенный много секса, эротики У ГГ не законченная судьба Конец романа ошеломил Смотрела фильм по этому роману захватывает, но как по мне хочется ХЭПИ ЭНД.Читайте острый сюжет, ровнодушным не оставит никого.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 10.00





Лика, а можно узнать, фильм так и называется? Хочется посмотреть....какой год фильма, 1987?)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 10.29





Фильм называется 11 дней,11 ночей, эротика,1986 г.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 14.21





1987
11 дней и ночей - Борджиа К.Л
25.02.2012, 14.28





Ага, спасибо)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 15.18





Много секса, страсти. Интересно. Но в конце как-то стало грустно и жалко героиню!
11 дней и ночей - Борджиа К.Кристина
14.11.2013, 19.27





Советую тем, кто будет впервые читать этот роман, прочитать - почти аннотацию- в самом конце романа. После этого будет ясно стоит читать или нет. Отношение двоякое. Чем-то похоже на -9 1\2 недель- и - Дикая орхидея-. Для меня это не ново.
11 дней и ночей - Борджиа К.иришка
2.12.2013, 8.07





Очень интригующая книга...
11 дней и ночей - Борджиа К.Рузиля
11.09.2014, 14.49





Своеобразное чтиво про несчастливуюrnТетку- манипуляторшу , живущую в разладе с собой :-)
11 дней и ночей - Борджиа К.Любовь, декоратор и мама
12.09.2014, 22.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100