Читать онлайн 11 дней и ночей, автора - Борджиа К., Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - 11 дней и ночей - Борджиа К. бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

11 дней и ночей - Борджиа К. - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
11 дней и ночей - Борджиа К. - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Борджиа К.

11 дней и ночей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

К вопросу об авторитетах и об отношении к ним…
Один из друзей Стефании на вопрос девушки о том, как он мог с таким откровенно скучающим видом общаться с Ким Бессинджер, Лайзой Минелли и еще несколькими знаменитостями из мира Голливуда – происходило это на одной светской вечеринке, куда были приглашены и Стефания с означенным другом – ответил:
– Дорогая моя, когда я разговариваю с признанным кумиром, я думаю о том, как он выглядит, сидя на унитазе. Ей-богу, это помогает справиться с робостью.
Тогда Стефания только и сделала, что фыркнула, однако фраза, сказанная наполовину всерьез, наполовину в шутку – говоривший и сам мог потягаться с любыми из присутствовавших в знаменитости, – врезалась ей в память, и впоследствии весьма пригодилась.
Вот и теперь, собираясь на свидание с могущественным Омаром Абу-Анга, Стефания оставалась совершенно равнодушна.
Конечно, она лишала себя львиной доли того возбуждения, которое испытывает любая нормальная девушка, знающая, что ее ждет встреча с совершенно необычным человеком, причем этому человеку предстоит показать себя с наиболее интересной, если не сказать, пикантной стороны.
Однако Стефания прекрасно знала, что в нужный момент это возбуждение и все, что с ним связано, придет. Только это будет уже не возбуждение робкого агнца, которого помимо его воли ведут на заклание под нож мудрого старца, но экстаз пробужденной в безумном слиянии женщины, чья дрожащая плоть умирает и рождается на дуге мужской плоти, и этот переход от жизни к нежизни заключен в одном единственном мгновении вечного таинства.
* * *
«Машина приехала за мной ровно в пять. К тому времени все наши девушки уже успели разойтись по заказчикам, так что провожать меня осталась одна Дот.
Когда в «Мотылек» вошел водитель, я по простоте душевной решила, что это и есть мой сегодняшний господин. Молодой человек в шелковом костюме серого цвета был высок, строен и изысканно красив.
Прежде чем броситься ему на шею, я вовремя вспомнила, что Омару Абу-Анга за сорок, так что передо мной, в крайнем случае, его сын.
Сразу же заметив меня, довольно робко поднявшуюся со своего места, он учтиво мне поклонился… и прошел мимо, в кабинет к Дот.
«Уж не обознался ли он?» – подумала я. А может быть, мероприятие сорвалось по независящим от меня причинам?
Признаться честно, я успела настроиться, и такой поворот событий мог бы меня только расстроить. Мысль об Омаре из Арабских Эмиратов привлекала меня, привлекала и как женщину, и как авантюристку, и как писательницу.
Вы, мужчины, читающие сейчас эти строки, едва ли можете себе вообразить, как мы, женщины, порой нуждаемся в новых источниках волнений, возбуждений, мук…
Вы называете это изменами. Да, мы должны время от времени вам изменять, чтобы чувствовать себя полноценными, чтобы любить, чтобы, в конце концов, воочию убедиться в том, что на самом деле значение для нас имеете только вы – наши мужья и любовники.
Но горе вам, если мы в этом не убеждаемся!
Сейчас я говорю о сильных женщинах, уверенных в себе, к которым со свойственной мне скромностью отношу и себя. Женщины слабые, как и слабые мужчины, с удовольствием пользуются давно изжившей себя моралью прикрывают свою никчемность и беспомощность пустыми словесами о некой верности.
Это все глупости, скажу я вам, мои дорогие клуши, верности нет, есть любовь. Я не буду верна своему мужу – если таковой когда-нибудь вообще отважится появиться в моей жизни – только потому, что он мой муж. Но если я смогу по-настоящему любить его, мне не нужно будет ему изменять. Я так чувствую, хотя никогда этого не пробовала.
Серый костюм между тем снова замаячил на пороге кабинета. Как потом выяснилось, он просто передавал Дот сувенир от господина Абу-Анги, да, такой вот маленький сувенир, безделушку просто, цепочку какую-то там золотую, ну с бриллиантами, ну долларов на двадцать, в смысле тысяч, короче, пустячок.
Выполнив таким образом возложенную на него миссию, молодой человек еще раз поклонился мне, подал руку и вывел меня, откровенно признаться, не привыкшую к подобному надменно-учтивому обхождению со стороны мужчин, на крыльцо.
У тротуара нас ждал «роллс-ройс», длинный и блестящий, у гостеприимно распахнутой задней дверцы которого стоял навытяжку второй молодой человек – точный дубликат первого.
Поскольку для того, чтобы добраться до пункта назначения, нам было достаточно свернуть за угол и потом проехать еще метров двести, я не могла не оценить всей серьезности предприятия.
Бедные сопровождающие были одеты явно не по погоде. Под костюмами чернели свитера. На их фоне ярко выделялись тяжелые золотые цепи.
Я уже давно заметила ту особенность, что представители арабского мира питают слабость именно к подобным нарядам. Им, кажется, никогда не бывает жарко, а нарочитая одинаковость в одежде греет им души, напоминая о принадлежности к некоему только, вероятно, им известному ордену.
Я села на заднее сидение, мой спутник устроился рядом – я ошибалась, принимая его за водителя, но кто же знал, что их будет двое? – а юноша, мягко захлопнувший за нами дверцу, занял свое место впереди.
Оказавшись внутри просторного салона, я заметила, что у меня кружится голова. Не от счастья, не от роскоши, окружавшей меня со всех сторон, но от странного пьянящего аромата, в котором мои провожатые чувствовали себя вполне вольготно.
Я предположила, что это своеобразная психологическая обработка, целью которой является подготовка меня к предстоящей встрече, и «отключилась».
Забытье мое длилось недолго. Через три минуты мы уже тормозили перед подъездом «Нью-Йорк Пенты», где мне приходилось бывать несколько раз в жизни и все по одному и тому же поводу.
Церемония выпускания меня наружу повторилась в точности, но только наоборот. Шофер остался у машины греться на солнышке, а мой верный сопровождающий повел меня к стеклянным дверям отеля, которые уже распахивали перед нами два «красных» швейцара.
Когда мы шли через холл, у меня было такое чувство, как будто все, кто встречается нам на пути, кто поднимает подслеповатый взгляд от газеты, кто прерывает оживленную беседу, чтобы проследить за нами до лифта, все они знают, ради чего я здесь. Была ли я этим смущена? Отнюдь. Польщена? Едва ли. Все это было слишком обычно, чтобы на это обратила внимание любая другая девушка моей профессии, кроме писательницы.
На том этаже, куда мы поднялись в бесшумной кабине лифта, нас уже ждали. Когда дверцы плавно разъехались и я увидела черных людей, неприветливо стоящих вдоль коридора, по которому мне предстояло пройти, у меня возникло такое ощущение, как будто я собиралась проникнуть в штаб-квартиру самого Хусейна, о котором упомянула Дот.
Все это оказалось полной противоположностью того, что я обнаружила, оказавшись впущенной в святая святых – аппартаменты Омара Абу-Ангы.
Они вовсе не поражали своими размерами, скорее, наоборот. А главное, здесь не было ни единой живой души.
Мой провожатый и вся коридорная братия остались за дверью, я же была теперь предоставлена самой себе.
Огляделась.
Убранство уютного бунгало, зашторенные окна, мало мебели, все в коврах, включенный телевизор, вещающий что-то о беспорядках в ЮАР…
– Есть тут кто-нибудь живой? – разочарованно позвала я.
У меня было такое ощущение, какое возникает у пациента, пришедшего к стоматологу: с одной стороны ему ясно, что это посещение необходимо, более того, он к нему готовился, пришел и согласен заплатить немалые деньги за осмотр, а с другой стороны, он рад, когда медсестра, извиняясь, сообщает, что приема сегодня не будет.
Сомнения мои, однако, были скоро рассеяны появлением в комнате высокого мужчины в шитом золотом банном халате из тяжелого черного шелка.
Вышел он явно не на мой голос, поскольку, заметив меня, даже остановился, но в следующее мгновение, словно что-то вспомнив, улыбнулся.
– Стефания?
Голос был низким и очень приятным. Даже мое имя он умудрился произнести с акцентом. Как же они любят подчеркивать свое отличие от нас, белых!
Я молча ждала, пока он подойдет и так, будто мы встречаемся раз в двадцатый, возьмет за плечи, вынуждая заглянуть себе в глаза.
У него было большое, не слишком хорошо выбритое смуглое лицо и длинные усы, делавшие его похожим на русского гусара.
– Кей феля? – поинтересовалась я.
«Как дела?» была единственная фраза, которую я знала на арабском.
Омар расхохотался, показав сильные ровные зубы, которыми как я представила, он рвет тела «неверных».
– Ай да умница! Все знает! – забасил он в мою честь дифирамбы.
Я невольно вздохнула.
Омар оказался примитивен, что не было для меня неожиданностью, хотя и огорчало. Любой женщине хочется, чтобы у ее партнера было побольше не только в чреслах, но и в голове. Однако жителей Востока никоим образом не следует сравнивать с европейцами, включая белых американцев, потому что это совершенно разные люди с разными укладами жизни. То, что я называла глупостью, помогало тому же Омару не только шутя расставаться с кучей денег «просто так», но и столь же шутя их зарабатывать.
Вспомнив обо всем этом, я расслабилась и решила просто отдыхать в свое удовольствие. Благо настроение моего нового мужчины тому способствовало.
Он поцеловал меня в губы, усадил на диван, выключил телевизор и с того же пульта дистанционного управления, буквально исчезавшего в его широкой ладони, оживил музыкальный центр:
– And it seems to me you lived your life Like a candle in the wind…
Это была песня Элтона Джона «Свеча на ветру» о Норме Джин.
type="note" l:href="#n_15">[15]
Я терпеть не могу «пышку Мерлин» и меня просто бесит, когда некоторые умники начинают меня с ней сравнивать. Неужели я выгляжу такой же бабой? сокрушаюсь я тогда. Неужели я настолько же неэротична, однобока и стервозна?
Я вообще считаю, что шестидесятые года были самыми несексуальными годами нашего века.
Снова переведя горящий взгляд на меня, Омар сказал:
– Сейчас мы будем пить, потом примешь душ, а потом мы будем друг друга любить.
Программа была оптимальной. Главное – все четко, что за чем, вот только время не проставлено. Ну да ладно, как-нибудь не запутаемся».
* * *
В ожидании обещанных напитков Стефания откинулась на упругую спинку дивана и еще более пристально оглядела своего будущего противника.
Омар был высок даже для европейца – чего уж там говорить об арабах, которые по большей своей части склонны не превышать высоту ста семидесяти сантиметров. Конечно, с другой стороны, араб арабу – рознь, и Омар был наглядным тому примером.
Кроме того, он произвел на Стефанию впечатление шириной плеч и волосатостью смуглой груди, видневшейся в распахе халата. На груди висела цепь с тяжеленной блямбой в виде короны. Ничего не попишешь, царственная грудь требует царственного венца.
Немногословность хозяина позволила Стефании быстро позабыть все свои прежние рассуждения относительно примитивизма отдельных мужчин.
Перед ней и в самом деле был хозяин.
Это чувствовалось уже по одному тому, как он поставил на столик рядом с диваном два фужера и разлил в них вино из красивой красной бутылки. Уверенность его движений и взгляда не допускали возможности отказа.
Не успела Стефания распробовать вкус вина, как Омар, сев рядом, взял у нее из рук фужер и сказал:
– Я хочу на тебя посмотреть. Разденься.
Стефания встала.
Она чувствовала, что этот зверь хочет ее, и это ей даже льстило.
Она ничего заранее не придумывала и не готовила, и потому оставалась все в том же утреннем черном обтягивающем платье. Осознавая, как мало на ней надето и что всякому мужчине хочется, чтобы перед ним раздевались как можно дольше, она стала медленно покачиваться в такт музыке и обеими руками закатывать подол юбки на бедра, пока под ее ладонями не образовалось толстое кольцо, обнявшее узкую талию.
Она заметила, как он удивился, увидев, что на ней нет чулок. Мало кто мог похвастаться такими безупречно гладкими и точеными ногами, какими обладала Стефания.
– Что теперь? – спросила она, чувствуя, что скрываемое до сих пор возбуждение неумолимо растет.
Омар молча указал пальцем на алые трусики – эту часть туалета Стефания меняла постоянно.
Стефания не могла не оценить этот жест хозяина.
Еще во времена Овидия
type="note" l:href="#n_16">[16]
сложился некий канон того, как следует описывать обнаженное женское тело – постепенно, сверху вниз. Этой традиции следовали потом все художники, писатели, артисты, вплоть до постановщиков номеров стриптиза. Но почему – никто толком не знал и не отдавал себе отчета. Ведь куда как эффектнее выглядит женщина, начинающая обнажаться снизу. Хотя… кому что нравится, конечно. Омару, судя по всему, нравилось то же, что и самой Стефании.
Она отошла подальше от дивана. Отошла вовсе не для того, чтобы не дать мужчине возможность дотронуться до нее, но чтобы, напротив, увеличить расстояние и тем создать ощущение театральности.
В столь индивидуальном и интимном вопросе, как сексуальное мировоззрение, существует множество деталей, на которые мало кто обращает достойное внимание.
Например, можно посадить человека перед самой сценой, на которой эдакая бесстыдная нимфа будет танцевать изощреннейший стриптиз, но если поставить рядом со сценой большой монитор и проектировать на него тот же танец, зритель заметит, что возбуждает его гораздо сильнее та девушка, которую «видит» камера, а не та, которая извивается в метре от него. Всякая нарочитость, всякая непосредственность восприятия снижают его остроту.
Стефания не спешила. Омар молча ждал, не торопя ее.
Она смотрела на его руки, державшие фужер, на губы, трогающие его замутненный край, и думала о том, как те же руки и губы скоро будут владеть ею.
Она вдруг резко повернулась к зрителю спиной и присела на корточки, приспустив трусики до щиколоток.
– Покажись.
Стефания выпрямилась и замерла, подняв над головой руки и плотно сжав ноги.
Она знала, что смотрится со стороны очень красиво. Она импровизировала и наслаждалась.
Медленно переступая ногами, повернулась к мужчине лицом.
Она видела, что его взгляд устремлен на ее живот.
Живот женщины всегда притягивает мужчину. Едва ли при этом он думает о том, что сам когда-то вышел из него, быть может, он тешит себя иной, надменной мыслью: смотри у меня, если я захочу, эта гладкая поверхность неимоверно раздуется, отяжеленная плодом, моим плодом.
Под животом у Стефании находился еще один предмет ее женской гордости: твердый, слегка выпуклый лобок, поросший темной, мягкой шерсткой, за которой она тщательно ухаживала.
Лишь однажды она позволила мужчине «надругаться» над ней в этом месте. Они надолго расставались, разлука могла продлиться и месяц, и два, и он попросил разрешения оставить себе какую-нибудь память о ней. Она лежала тогда в постели, нагая, поверх одеяла, а он вышел в соседнюю комнату и вернулся с ножницами. Она улыбнулась и вынула из-за ушка нежный локон. Однако мужчина хотел другого. Кроме ножниц, он вооружился ниткой и, склонившись над ногами замершей в ожидании Стефании, обвязал ею щепотку волосков на лобке. Затянув нитку потуже, он осторожно подрезал волоски под самый корень, отчего осталась забавная проплешина. Стефания попыталась загладить ее пальцами – бесполезно. А нитка тоже оказалась слабой, и, как узнала потом Стефания, любовнику пришлось ссыпать отстриженные волоски в отдельный конверт, который он убрал в записную книжку и там хранил до следующей их встречи.
Омар с таким терпением смотрел на нее и оставался настолько невозмутим, что Стефании захотелось приблизиться к нему и первой прервать эту игру, грозившую выжечь все желание их обоих.
– Иди в ванную, – сказал Омар, словно уловив отчаянную решимость девушки.
Он указал на дверь.
Открыв ее, Стефания увидела просторное помещение, выложенное симпатичным розовым кафелем, идеально чистое и пахнущее ароматным мылом.
Оглянувшись, она перехватила жадный взгляд хозяина и поняла, что он хочет видеть со своею места все.
Войдя внутрь, она даже улыбнулась, оценив хитрость планировки.
Розовая лагуна ванны располагалась как раз напротив распахнутой двери, представляя таким образом уникальную сцену. Не сходя с дивана и даже не пересаживаясь, Омар мог наблюдать за всем тем, что будет делать Стефания, получив лаконичный приказ «принимать душ».
Стефания сама любила эротические аттракционы. Любила и как зрительница, и как участница. И если второе возбуждало ее буквально до умопомрачения, первое наводило на пространственные размышленья, которым часто способствовала оказавшаяся под рукой пачка сигарет.
* * *
Так было и в тот вечер в Патпонге, в центре Бангкока, когда она сидела возле колонны в темном зале одного из тамошних ночных заведений, а всего в двух метрах от ее столика, на помосте, служившем сценой, мылись под тремя тонкими струйками, падавшими прямо с потолка, три смугленькие девушки.
Глядя на их мокрые, причудливо извивающиеся тела, Стефания думала о том, как должны быть возбуждены сейчас присутствовавшие в зале мужчины.
Однако она не решалась оглянуться, продолжая следить за действиями девушек.
На сцене они появились в одних трусиках. Тихо играла музыка.
Своеобразный диск-жокей, прятавшийся за своей аппаратурой справа от сцены, на ломанном английском объявил, что сейчас зрители увидят, как моются тайские девушки.
Сразу же после его слов с зеркального потолка стала капать вода.
Зал оживился.
Девушки спустили с бедер трусики, переступили через них босыми ногами и отбросили подальше от того места, где должно было разворачиваться действие, чтобы не замочить.
Одна из них была маленькая и пухленькая, с большими, отвисающими грудями, которые она с безразличным видом поддерживала на ладошках.
Вторая была сложена пропорционально, хотя Стефания уже успела отметить про себя, что в европейском понимании здесь трудно найти девушку с действительно красивой фигурой. Все тайландки производили впечатление неоформившихся десятилетних девочек, если им было до двадцати, зато потом они резко усыхали и превращались в старушек.
Третья актриса была совсем худенькой и безгрудой.
Таким образом, все трое демонстрировали на потребу публики не только интимную картину женской бани, но и потакали различным вкусам разглядывавших их из темноты мужчин.
Вода полилась сильнее.
Девушки подошли каждая к своей струйке, попробовали воду руками, покрутились, смачивая глянцевую кожу и стали тщательно намыливаться. При этом они отошли подальше от края сцены, чтобы было больше простора для телодвижений.
Две из них продолжали стоять, проворачиваясь к зрителям то лицом, то боком, то маленькими напряженными попками, по которым скользили, оставляя белые мыльные следы, их маленькие ладони, а та, что была в центре, села на пол.
Сначала она намыливалась, сидя по-турецки, потом встала на колени и долго терла себя между ног.
Все это происходило под приятную мелодию тайской музыки.
Побывав в разных барах, Стефания успела обратить внимание на то, что таиландцы предпочитают использовать для подобных номеров и вообще в качестве фона музыку американскую. Америка, в принципе, осталась для них недосягаемой мечтой, тягу к которой эти черненькие человечки все время подчеркивали. Национальные напевы звучали зато во всех крупных универмагах и по телевидению.
Однако в сцене купания справедливость была восстановлена, и Стефания могла с интересом прислушиваться к непонятным, но благозвучным слонам ласковой песни, исполняемой невидимой певицей.
Стефания курила и видела тела девушек сквозь мутные перевивы медленного дыма и блестящие искорки брызг. Внезапно она ощутила странное, совсем мужское желание стать хозяйкой этих голеньких девочек. Это желание дополнялось уверенностью в том, что такое вполне возможно и зависит исключительно от способностей ее кошелька. Она даже представила себе, как живет с ними на каком-нибудь уединенном ранчо и забавляется, словно они – живые куклы. По утрам они будут выносить во двор пластмассовые тазики, наполнять их теплой дождевой водой, а она на правах хозяйки сама будет снимать с них ночные распашонки, звонко шлепать по крепеньким попкам и смотреть, как они плещутся, стоя в тазиках.
Тем временем сцена подходила к концу.
Девушки смывали с себя мыло. При этом они то стояли под струями, то опускались на четвереньки, то ползали в пузырящихся лужах.
Та, что была слева, худенькая, легла на спину, повернулась к зрителям и широко раздвинула ноги.
Никто не засмеялся.
Толстуха стояла на коленях и смущенно улыбалась.
Ее подруга в центре извивалась бедрами, стоя на четвереньках и позволяя всем желающим видеть, как она устроена между ягодиц.
Потом оказалось, что все три девушки уже стоят на ногах, принимая аплодисменты.
Вода тоже перестала литься.
Когда девушки, подхватив трусики, ушли за дверь в глубине сцены, им навстречу вышел парень со шваброй и стал разгонять лужи, высушивая место для новых выступлений.
* * *
Осмотревшись, Стефания стянула через голову платье.
Оказавшись в одних туфельках и оттого почувствовав себя еще более обнаженной, она склонилась над ванной и открыла краны.
Выпрямилась.
Оглянулась.
Омар смотрел на нее, не выпуская из рук фужера. Он не замечал, что фужер давно пуст.
Перевесив понравившееся ей полотенце поближе к ванне, Стефания разулась.
Сначала она обливала себя из крана, сидя перед ним на корточках, так что мужчина видел ее только по пояс. Ничего, пусть помучается, думала она, нежно споласкивая себя между ног.
Запрокинулась.
Длинные пряди волос прилипли к мокрой спине. Подставила под толстую струю открытый рот. Вода устремилась по подбородку на грудь. Кажется, Омар что-то ей сказал…
На всякий случай Стефания встала в полный рост и переключила водяной поток на гибкий душ.
Сноп струек ударил ее в бедро и брызнул на пол, на туфли.
Бросив взгляд на мужчину, она виновато развела руками. Омар покачал головой и улыбнулся.
Стефания стала мыться, чувствуя себя одной из тех трех тайских девушек, которыми она хотела обладать там, в Бангкоке. Теперь была ее очередь пробуждать такие же чувства в единственном зрителе.
Интересно, что бы можно было устроить в том же Бангкоке, окажись она тогда вместе с Омаром Абу-Анга – и с его средствами?
Отложив блестящую змею душа, Стефания послала мужчине воздушный поцелуй и начала не спеша намыливаться.
Даже занимаясь этим в одиночестве, она особое внимание всегда уделяла грудям, большим и упругим, которые делались от скользкого мыла только еще более соблазнительными.
Дома она оборудовала ванную зеркалами, получив возможность видеть себя одновременно со всех сторон. Там, переставая слышать шум падающих струй, она обнимала груди ладонями, нежно мяла их и с наслаждением следила за тем, как съеживаются от желания кружки сосков, превращаясь в твердые пуговки.
Сейчас, на глазах мужчины, она проделывала с собой то же самое.
Поскольку дверь оставалась открыта, то свежий воздух и постоянно ощущаемый взгляд постороннего не давали девушке возможности даже согреться, не то что понежиться в тепле. Соски от этого сделались просто каучуковыми. Она их сжимала и оттягивала пальцами, представляя, что это губы любимого.
Доведя себя таким образом чуть ли не до экстаза, она отпустила груди и, тяжело дыша, стала водить мыльными ладонями по животу и сильным бедрам, ощущая игру мышц под гладкой поверхностью нежной кожи.
Потом, обратившись лицом к стене, слегка присела и выпятила навстречу мужскому взгляду ровный овал, разделенный пополам глубокой ложбинкой.
Если внимательно пролистать эротические фотожурналы, становится очевидным, что мужчина с особенным постоянством любуется в женщине именно этим местом. Тогда как от самих женщин гораздо чаще можно услышать недовольство по поводу «маленькой груди», нежели «низкой попки».
Стефания знала наверняка, что с этой стороны у нее изъянов нет.
Как, впрочем, и со всех остальных.
А потому она не спешила поворачиваться и задумчиво водила длинными пальцами между чуть-чуть приоткрывшихся ягодиц. Она буквально чувствовала на пальцах взгляд из соседней комнаты. Интересно, сколько у него хватит сил сдерживаться? А у нее?..
Наконец, она отложила мыло и направила себе в грудь колющие струи душа. Мыло потекло по животу и бедрам вниз и стало засасываться торопливой воронкой.
С телом было покончено. Поразмыслив, Стефания смело намочила волосы. Мокрые женские волосы в любом мужчине могут пробудить желание, а уж если этого желания хоть отбавляй…
Выключив воду, она в наступившей тишине вытерла ноги и нашла кончиками пальцев туфли. Встала рядом с ванной, намереваясь вытереться, как следует.
– Не нужно, – послышался голос. – Иди сюда.
Покорно войдя в комнату, Стефания приблизилась к уже встававшему с дивана Омару Абу-Анга. По молчанию, которым он ее встретил, она поняла, чего ему сейчас хочется больше всего.
Нельзя сказать, чтобы и она поступала против своей воли, медленно опускаясь на колени перед застывшей фигурой повелителя. Пол был накрыт толстым ковром, так что никакого физического неудобства она при этом не испытала.
Приоткрывая полы шелкового халата, Стефания ожидала обнаружить вот-вот готовые лопнуть плавки, а потому удивилась в первую очередь тому, что никаких плавок и в помине не было. Под халатом Омар был так же обнажен, как и она.
Однако еще сильнее ей предстояло удивиться при виде безжизненно опущенного мужского достоинства. Неужели все это время информация о купающейся девушке не поступала в эту часть тела? Конечно, тело было большим, но ведь и информация того стоила.
С тихим шорохом халат упал на ковер.
Стефания подняла взгляд и увидела, что Омар в болезненной истоме запрокинул голову и чего-то ждет.
После первого же поцелуя член ожил и стал на глазах увеличиваться в длине и толщине.
Стефания следила за ним, затаив дыхание. Так смотрит зритель, приглашенный из зала на сцену, где ловкий фокусник морочит его под самым носом.
Устав сдерживаться, она поймала окрепший ствол губами и некоторое время усиленно сосала, закрыв глаза и ни о чем не думая.
Изо рта по всему телу стали расходится волны желания. Кто сказал, что «игра на флейте» – как выражались древние китайцы – приносит наслаждение только мужчинам?
Стефания блаженствовала. Ее по-прежнему никто не торопил. Ей как будто самой доверяли регулировать ритм и последовательность движений.
Теперь уже не только она нанизывалась на упругое древко. Бедра Омара ходили так, словно он брал ее, брал в положенное место, а не в теплый и покорно открытый рот.
Он издал рык удовольствия и выскользнул в последний раз.
Стефания улыбнулась ему снизу-вверх.
– Я хочу в постель, – тихо попросила она, когда сильные руки подняли ее с ковра и поставили на ноги.
Омар поцеловал ее в подбородок, в закрытые глаза, обнял одной рукой за гибкую талию и повел через гостиную в спальню.
Там она пропустила его вперед, подождала, пока он не ляжет на простыни и не устроится, как ему удобно, и только тогда легла на него, прижавшись разомлевшими грудями к его широкой, волосатой груди.
Раньше Стефании казалось, что волосатая мужская грудь, это так же неприятно, как лысая голова. Потом ей встретился человек, у которого была одновременно и залысина, и борода, и довольно густой волосяной покров на груди.
Вопреки всякому «здравому» смыслу, Стефания вдруг поняла, что любит его и перестала узнавать себя.
Теперь ей доставляло наслаждение целовать мужское волосатое тело, она упивалась его животностью, уживавшейся с завидной цивилизованностью ума – он был философом и неплохим писателем, – а на лысину ей даже в голову не приходило обращать внимание. Любовь зла…
Начав с поцелуя в лоб, нос, полураскрытые губы и подбородок распростертого под ней араба, Стефания постепенно спустилась по груди к животу. Здесь ее задержал глубокий пупок, маленький и нежный и потому никак не вязавшийся с грубым, мускулистым телом.
Она трепетно облизала пупок, подула на него и покосилась на Омара.
Тот лежал на подушках, запрокинув лицо, и глядел в потолок.
Тогда губы Стефании неумолимо заскользили по вздрагивающему животу вниз.
* * *
– А у тебя есть гарем?
– Что?
– Гарем. Ну там, дома…
– Да, есть.
– Настоящий?
– Настоящий.
– А сколько у тебя жен?
Пауза.
– Семнадцать. Нет, восемнадцать.
– Ты их что, совсем-совсем не любишь?
– Очень люблю. Одна мне как-то изменила – я приказал отрубить ей голову.
– Отрубить? Ты шутишь.
– Она тоже думала, что шучу. Отрубили.
– Но с кем она тебе изменила? Они там, наверное, охраняются.
– Да, охраняются, но не могу же я кастрировать всех стражников. Мы ведь цивилизованные люди.
Пауза.
– А что ты сделал с тем стражником?
Пауза.
– Ну, а жены, они тебя любят?
– По-моему, они меня больше боятся. Я для них воплощение Аллаха.
– А ты хотел бы иметь женщину, которая бы тебя не боялась?
– Не знаю. Когда боятся, тоже приятно. Иногда вечерами мне становится скучно и тогда я отдаю служанкам распоряжение, чтобы они шли готовить жен.
– Готовить?
– Когда я прихожу выбирать себе спутницу на ночь, все жены уже ждут меня в Спальной Зале. Они становятся спиной ко мне, по кругу, опускаются коленями на подушки и приникают лицом к полу. Потом служанки поднимают им сзади юбки, чтобы я мог найти то, что хочу. Мои жены для таких случаев специально ничего под юбки не поддевают. И вот я хожу вдоль предоставленных в мое распоряжение голых ягодиц и щупаю их, сравниваю, иногда – пробую. Мне никто не может запретить это делать. Разве это не приятно?
– Я снова хочу тебя… Мне тоже так встать?
Пауза.
– Да.
* * *
Очнувшись, Стефания не могла понять, заснула она или просто лежала в полузабытьи, наслаждаясь покоем, исходившим от жаркого тела утомленного любовной игрой араба.
Приподнявшись на локтях, она поискала глазами часы. Будильник на ночном столике показывал половину восьмого.
Что-то больно кольнуло мозг.
Она забыла. Но что? Половина восьмого. Ну и что? Восемь. Нет, семь… Семь! В семь она назначила встречу Ричарду! Он ждет ее в «Марокко» уже полчаса. А она только проснулась! Конечно, он ей безразличен, но тогда зачем она сама предложила ему эту встречу? По-свински получилось…
Стефания соскочила с постели и как была, нагишом, побежала в ванную.
Наспех сполоснулась ледяной водой.
Лицо сразу посвежело.
Бегом в спальню.
Нет!
Стоп!
Обратно!
Платье ты сняла в ванной. Забыла?
Но раз уж выскочила в гостиную, надо найти трусики.
Вот и они!
Так, теперь платье.
Готово!
Хорошо еще, что догадалась купить немнущееся!
Прощай, милый! Спи спокойно и не поминай лихом!
Бросив рассеянный взгляд на распростертое поперек всклоченной постели голое тело Омара Агу-Анга, Стефания устремилась к выходу.
Она опасалась того, что охрана начнет приставать к ней, а то и вообще откажется ее выпускать без особого на то распоряжения шефа.
Вероятно, она была не первой девушкой, покидавшей любвеобильного араба в такой спешке. Охранники ничего ей не сказали и сделали вид, будто ее вообще нет.
Промчавшись мимо них по коридору, Стефания вскочила в закрывающуюся кабину лифта и заскользила вниз, обратно на землю.
Перед входом в отель дежурили гостеприимные такси.
– В «Марокко»! – бросила на ходу Стефания, обежала машину спереди и плюхнулась на сидение рядом с шофером.
– Дороговато будет стоить, мисс, – косясь на девушку хитрым глазом, заметил пожилой негр и дал задний ход.
– Это еще почему? – Стефания уже во всю красила губы, сверяясь с боковым зеркальцем, ради чего до конца опустила стекло.
– Другой континент, однако.
– А, хоть край света! Меня ждут.
* * *
Ее и в самом деле ждали.
Рич сидел за тем же столиком, что и утром, и тупо смотрел в пустую кружку, в которой когда-то было холодное пиво.
– Я немного опоздала, – игривым тоном начала Стефания, но, увидев лицо парня, поняла, что шутки неуместны. – Извини, пожалуйста.
Она попробовала взять его за руку. Рука «случайно» поменяла местоположение.
– Я, честное слово, не смогла освободиться раньше. Перед ней стояла чистая тарелка. Он думал, что они будут ужинать вместе… Бедняга…
– Что мы закажем? – Стефания старалась не менять бравурного тона.
– Я не голоден.
Он поднял на нее усталый взгляд.
– И вообще, мне пора. Еще куча дел…
Он встал.
Этого Стефания никак не ожидала.
– Куда ты? Хотя бы посиди со мной. Давай поговорим. Мотая головой и не оглядываясь, Рич медленно пошел прочь от столика.
Стефания рассердилась. Ну и пусть себе катится! Обиделся! Мог бы и подождать!
А внутренний голос заметил: Он и ждал! Ждал, пока ты там со своим усатым деньги отрабатывала! Шлюха, ты и есть шлюха! А еще писательница, будь ты неладна! Хоть бы уроком тебе это послужило!
Рич ушел.
Стефания осталась одна. Опять одна. Как глупо…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману 11 дней и ночей - Борджиа К.



ЭТОТ РоМАН ЛУЧШИЙ ИЗ ВСЕХ ЧТО Я ЧИТАЛА
11 дней и ночей - Борджиа К.КРИСТИНА
6.04.2011, 20.42





Да роман необыкновенный много секса, эротики У ГГ не законченная судьба Конец романа ошеломил Смотрела фильм по этому роману захватывает, но как по мне хочется ХЭПИ ЭНД.Читайте острый сюжет, ровнодушным не оставит никого.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 10.00





Лика, а можно узнать, фильм так и называется? Хочется посмотреть....какой год фильма, 1987?)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 10.29





Фильм называется 11 дней,11 ночей, эротика,1986 г.
11 дней и ночей - Борджиа К.Лика
25.02.2012, 14.21





1987
11 дней и ночей - Борджиа К.Л
25.02.2012, 14.28





Ага, спасибо)
11 дней и ночей - Борджиа К.Таня
25.02.2012, 15.18





Много секса, страсти. Интересно. Но в конце как-то стало грустно и жалко героиню!
11 дней и ночей - Борджиа К.Кристина
14.11.2013, 19.27





Советую тем, кто будет впервые читать этот роман, прочитать - почти аннотацию- в самом конце романа. После этого будет ясно стоит читать или нет. Отношение двоякое. Чем-то похоже на -9 1\2 недель- и - Дикая орхидея-. Для меня это не ново.
11 дней и ночей - Борджиа К.иришка
2.12.2013, 8.07





Очень интригующая книга...
11 дней и ночей - Борджиа К.Рузиля
11.09.2014, 14.49





Своеобразное чтиво про несчастливуюrnТетку- манипуляторшу , живущую в разладе с собой :-)
11 дней и ночей - Борджиа К.Любовь, декоратор и мама
12.09.2014, 22.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100