Читать онлайн Хранительница грез, автора - Бондс Пэррис Эфтон, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бондс Пэррис Эфтон

Хранительница грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

1875
Дэн осторожно развернул газетную вырезку с излохмаченными и истрепанными краями из выпуска «Сидней Геральд» трехлетней давности. Он знал содержание наизусть; до сих пор зрелище этих слов подстегивало его к движению вперед. К новым местам, новым лицам.
«Пять тысяч фунтов предлагается тому, кто сообщит что-либо о местонахождении пропавшего Дэниела Ливингстона. Пожалуйста, свяжитесь с адвокатской конторой Виттенса и „НСУ Трэйдерс“ в Сиднее».
Колония Квинсленд на дальнем северо-востоке Австралии была новым, волнующим местом. Настоящий тропический рай цвета. Ярко-оранжевые попугаи и отливающие серебром крокодилы, изумрудно-зеленые леса и багряные орхидеи, зеленая пена тихоокеанского прибоя и бездонно-голубое небо.
Новые лица тоже притягивали. Цвет людей был почти исключительно золотисто-коричневым. Правда, немного китайских иммигрантов жило на квинслендских золотых приисках, но желтоватый оттенок их кожи был в меньшинстве. Кофейный цвет аборигенов теперь можно было увидеть крайне редко.
Белый человек равнодушно смотрел на их истребление. К счастью, белых было немного, и Дэн чувствовал себя в относительной безопасности среди спокойных темно-коричневых полинезийцев. Его прошлое забыто, оно — в прошлом.
Дэн потратил пять лет, медленно передвигаясь по стране вместе с Лесными Братьями Голубой горы. Конокрадство и угон скота, грабеж почтовых карет и золотых конвоев были бурным протестом против властей. Против всех этих лет подчинения воле самовластной бабушки.
Лесные Братья пользовались большим уважением и симпатией, несмотря на то, что терроризировали окрестности своими вылазками. Разбойники олицетворяли собой дерзость и отвагу. Все они были в розыске и укрывались от закона, который среди первопроходцев Нового Южного Уэльса не был в большом почете.
Фрэнк Смит, самозванный лидер Лесных Братьев Голубой Горы открыто заявлял, что он не Робин Гуд. Кривой, с лохматой бородой, в лоснящемся от жира длинном плаще, он желал только золота, текущего из рудников в глубинке Нового Южного Уэльса на побережье в Сидней. Американец, приехавший на австралийские золотые прииски в 1895-м и нашедший только разочарование от каторжного труда. Содержимое сейфов удовлетворяло его гораздо больше.
Интересы Дэниела были не столько в самородках и золотой пыли из сейфов, сколько в содержании ценных бумаг, охраняемых эскортами, патрулями, которые курсировали между Сиднеем и приисками. На большей части бумаг он узнавал штампы «НСУ Трэйдерс». Поэтому от каждой почтовой кареты, остановленной на дороге, он получал своеобразное удовлетворение, помогая Лесным Братьям.
Двадцатипятилетний Фрэнк стал для него чем-то вроде отца и даже свел Дэниела с его первой в жизни женщиной; Она была, наверное, величайшим событием за его двадцать пять лет. С ней Дэн понял, что ему нравится прикосновение женщин. После всех жутких лет угнетения Наной и лояльно-нейтральной Энни Дэн стал очень бояться женщин. Как часто он желал, чтобы земля разверзлась и поглотила бы Нану, Энни и «НСУ Трэйдерс» в глубины преисподней.
Дэниел сложил вырезку и бережно положил ее в заплечный мешок вместе со скатанным одеялом, служившим ему постелью, туда же запихал весь свой небогатый скарб и забросил мешок за спину.
С появлением телеграфа для Лесных Братьев настали тяжелые времена. Все больше и больше разбойников болталось на виселицах, и Фрэнк распустил своих «Веселых» ребят. Теперь и Дэн был предоставлен самому себе.
Таунсвиллу исполнилось едва ли больше десяти лет, когда нога Дэниела ступила на Финдерс, главную улицу города, которая упиралась в залив Росса, Таунсвилл, расположенный у подножия Кастл-Хилл с обзорной площадкой на вершине, был основан в 1864 году Робертом Таунсом, сиднейским капитаном и дельцом. Место процветало на каторжном труде рабов-канаков — жителей островов Южного моря, вывозимых для работы на сахарных плантациях.
Оставшись без денег, Дэн искал работу, которую вскоре и нашел на Стрэнд-стрит, выходившей на побережье и окаймленной редкими баньянами и кокосовыми пальмами.
Посреди береговой полосы на высоких сваях стоял грубо сколоченный сарай. Вывеска гласила: «Грит Бэррие Риф Шуга Лтд». Кто-то сказал Дэну, что этой компании требуется бухгалтер.
На веранде столпились полинезийцы и среди них несколько женщин. Они не были скованы, но тем не менее выглядели такими жалкими и безнадежными, какими он видел только преступников, осужденных на каторгу и отбывающих на корабле из Англии перед тем, как закон 1868 года не положил конец их вывозу.
Держа шапку в руке, Дэниел приблизился к веранде и прошел сквозь толпу полинезийских канаков. Их одежда состояла из лохмотьев влажного из-за сырого воздуха тряпья. Запах страха ударил Дэниелу в нос. Темно-карие глаза полинезийцев скользнули на миг по лицу белого человека, и снова апатия вернулась на их бессмысленные лица.
Внутри контора «Риф Шуга» оказалась чем-то большим, чем просто административное помещение. Не поднимая глаз от лежавшей перед ним канцелярской книги, мужчина средних лет с уже редеющими темно-русыми волосами и темными кругами под глазами произнес:
— Я же сказал тебе, помощник, что еще не готов регистрировать черномазых. Я в заднице торчу со всеми этими бумажками.
Дэн негромко кашлянул. Мужчина наконец поднял голову:
— Да?
— Мне нужна работа.
Мужчина кивнул в сторону занавешенной двери:
— Эти канаки стоят дешевле, чем вы.
— Я не собираюсь работать на сахарных плантациях.
— О, понимаю, вы хотели бы быть принятым в качестве надсмотрщика.
Глаза Дэна скользнули по сваленным на столе канцелярским книгам.
— Нет, я мог бы вести бухгалтерский учет.
Мужчина откинулся в кресле и внимательно посмотрел на него:
— Вы? У вас есть квалификация?
— Я получил образование в Хэрроу и приобрел немного жизненного опыта.
Глаза мужчины сузились, оценивающе изучая неприглядный внешний вид Дэна: дорожные ботинки, весьма поношенные и стертые почти до дыр, еле живой жакет и грязные брюки, всколоченная, давно не стриженная борода.
— И где же?
— Например, «Вэллаби Миллс» в Сиднее. Название выдуманной компании слетело с губ с удивительной легкостью:
— Еще одна фрахтовая компания недавно вышла из игры.
— Хочется верить, что эта глупость была сделана не в ваших интересах.
При звуках его сухого голоса некое подобие улыбки тронуло губы Дэна, почти скрытые бородой. Мальчишеская мягкость его рта куда-то исчезла за эти годы, измеряемые минутами жизни отчаявшегося человека.
— Я хотел бы доказать свои способности. Мужчина подергал себя за отвисшую мочку уха:
— Ваше имя?
— Дэн, Дэн Варвик. — Проститутка Флора Варвик и была той самой первой его женщиной. Пожалуй, Флора была бы и рада, что он взял ее имя.
— Ладно, Варвик, эта контора всего лишь сборный пункт для канаков, поступающих на плантации. Главная контора находится у плантации «Рифа», это около сорока миль отсюда. Вы найдете мастера Враннаку и скажете ему, что вас послал я. А окончательное решение примет он.
Надежда затеплилась в душе Дэниела, и он забыл об урчащем от голода животе.
— На чем я мог бы туда добраться?
— Только баржи с черным грузом заходят так далеко вверх по реке. Едьте на барже. Она пристает к мосту Дин-стрит и отправляется каждый вторник в восемь часов.
Сорок с лишним километров по реке великолепной панорамы от мангровых болот и солончаков до горных цепей, чьи крутые склоны и вершины были покрыты буйным тропическим лесом. Вокруг множество разноцветных птиц: розеллы, попугаи, зимородки, кокабуры, лори. Пронзительные крики черных какаду взрывали воздух, их голоса представляли собой помесь свиста, хрипа и глубокого мелодичного тона. Однажды Дэн заметил красного коалу, пробудившегося ото сна при шуме баржи и карабкающегося по суку эвкалипта.
Редкие банановые рощи, рисовые и хлопковые поля отмечали трудное продвижение баржи к сахарным плантациям «Грит Бэррие Риф» вверх по реке.
Квинслендский сахар конкурировал с сахаром, выращиваемым на Фиджи, Яве и в Южной Африке. В колонии, где спрос на рабочую силу превышал предложение, нельзя было нанимать для работы на сахарных плантациях белых — это делало сахар слишком дорогим. Поэтому владельцы сахарных плантаций для расчистки, возделывания и уборки сахарного тростника вывозили рабочую силу с островов Тихого океана. Эти рабы назывались канаками, от гавайского — «человек». Канаки обманом вывозились со своих островов или вожди племен продавали их белым, а работорговцы занимались перепродажей на пристанях в Брисбане, Макайе и Таунсвилле.
Кого бы из них Дэниэл наказал больше — белых, торгующих островитянами, или самих островитян, продающих соплеменников?
— Чертова кухня, — пробурчал он и спросил одного из канаков, который сидел рядом на корточках:
— Ты голоден? — У Дэна с собой было немного сыра и теплого хлеба, купленного вечером перед отъездом.
— Тонкил не понимает английский, — из тумана отозвался мягкий женский голос.
Дэн полу оберну лея в направлении, откуда шел голос, оперся рукой на бедро. Полупрозрачное облако пара мягко окутывало молодую женщину, сидевшую спиной к палубной надстройке. Ее блестящие темно-карие глаза пытливо изучали Дэна. Он обрел голос:
— Кто вы?
— Кай, полинезийка, проданная в море. — Ее голос звучал ровно, с чувством собственного достоинства. Голос совершенно пленил Дэна. Он так разительно отличался от хриплых голосов нищих бродяг и золотоискателей, с которыми Дэниел жил бок о бок больше трех лет, Дэн повернулся к говорящей.
Ее черные, длинные, до талии, волосы, восхитили его. Какой контраст между ее свободно ниспадающими локонами и связанными волосами так называемых цивилизованных женщин. У женщины было круглое лицо, такое круглое, какой может быть лишь луна в южной части Тихого океана. Она не была красавицей в общепринятых нормах.
— Где вы научились английскому?
— От миссионеров протестантского миссионерского общества, — мягкость и теплота голоса мгновенно исчезли.
— Сколько тебе лет?
— Ты задаешь много вопросов, не обязательно требующих ответа. — Она передразнила его британский выговор:
— «Ты голоден?» — Разве это имеет значение? Покорми Тонкил сегодня, и она все равно будет голодной до конца своих дней. Зачем беспокоиться?
Это прозвучало вроде пощечины.
— Тебе вряд ли больше пятнадцати. — Она мягко улыбнулась:
— Двадцать два, согласно миссионерскому календарю.
Он сбросил со спины мешок и извлек из него толстый кусок сыра, замусоленный прикосновениями рук многочисленных торговцев. Дэн отломил от куска и протянул женщине и сидящей рядом с ней Тонкил. Сначала она отказывалась, но потом все же взяла.
— Спасибо.
Ее искренняя благодарность тронула Дэна сильнее, чем слова любой другой женщины — будь то вмешательства бабушки или щедрое сердце Флоры, или же мелкие предательства Энни, шпионившей за ним.
Молодая женщина наклонилась вперед, протянув девушке кусок сыра. Тонкил проглотила сыр, как голодная крыса.
— Тонкил мне сестра наполовину, — сказала женщина, — у нас общий отец, миссионер, его другие жены с радостью избавились от нас.
Дэн едва мог сдерживать презрение в голосе:
— Ну да, он верит, что распространяет любовь по евангелию. — Отломил еще кусок и подал его полинезийке.
— Когда мы прибудем на плантации, все новые работники будут накормлены.
Дэн оглянулся в поисках говорившего. Это был Роб Фицрой, надсмотрщик компании. Долговязый мужчина согласился взять Дэниела с собой для встречи с хозяином плантации Гюнтером Браннакой.
— И как скоро это произойдет? Веретенообразные пальцы Фицроя потрогали мочку уха, У него были обширные баки, кожа на открытых местах задубела и сморщилась от солнца.
— Завтра после полудня или ближе к ночи. Это зависит от песчаных мелей, ходовой части, движения по реке, количества рук…
— Завтрашний день — это слишком долго для голодных людей.
Фицрой пожал костлявыми плечами.
— Это система Мастера Браннаки. Раз уж они находятся на содержании «Рифа», он рассматривает это как слишком хорошую заботу о них. Считайте так. — Надсмотрщик развернулся и направился отдыхать.
Дэн опять вернулся к Кай:
— Тебе нужно отдохнуть от этого, — он указал на сыр, лежавший на куске промасленной бумаги.
— Ты совершаешь ошибку. — Она очаровала его. — Почему?
Ее голова склонилась набок.
— Я думаю, ты веришь, что мы можем оставаться друзьями. Он улыбнулся:
— А разве не так?
Она встряхнула головой, и ее тяжелые волосы, описав дугу в воздухе, рассыпались по спине:
— Нет, твой дух скован.
Дэн замер, его внимание сконцентрировалось на женщине:
— Почему ты так говоришь?
Она отломила кусочек сыра, и тот мягко исчез у нее во рту. Движение ее рук показалось Дэну невероятно грациозным и изящным.
— Это видно по твоим глазам. Машинально он наклонился к женщине.
— А ты, нет? Не скована, в конце концов, физически? Ты, вывезенная для работы на плантациях, ты не скована?
— Сковано мое тело, но не мой дух. — Голос был тверд. — Твой же дух скован гневом и ненавистью, это хуже, чем их страх, — она указала изящной рукой на полинезийцев.
Дэн почувствовал себя неуютно от ее проницательного замечания:
— Это еще не объясняет, почему мы не можем быть друзьями.
— Ненависть — это болезнь, она заразна, я не хочу заразиться.
Она была права: Дэн был болен, но ведь только ненависть, гнев, негодование и поддерживали в нем искру жизни.
Он не знал, что хуже — смятение чувств или страх. Если бы он тогда уступил своей бабушке, то предал бы себя и жил бы в страхе и зависимости до конца жизни. Дэн взглянул поверх согбенных спин канаков и подумал, что выбор, сделанный им, был единственно правильным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон


Комментарии к роману "Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100