Читать онлайн Хранительница грез, автора - Бондс Пэррис Эфтон, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бондс Пэррис Эфтон

Хранительница грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

«Сидней Диспэтч» окрестила события в гавани Большой Приморской Стачкой.
Для Дэна это было хуже ночного кошмара.
Он и Фрэнк договорились выйти пораньше, чтобы присоединиться у доков к демонстрации забастовщиков. В последний момент к нему пристала Шевонна, упрашивая взять ее с собой:
— Ну, пожалуйста, пожалуйста, папа.
Дэн посмотрел на свою девятилетнюю дочь. Ему казалось, что только он замечает всю ее красоту, но идущие по улице и оглядывающиеся на нее люди убедили его, что она привлекательна и для других. У Шевонны были золотистые волосы Луизы, огромная шапка волос. Веселые голубые глаза дочери сияли каким-то внутренним светом. Смелый, чуть насмешливый взгляд прожигал насквозь непрошенного обидчика.
И неудивительно, что Дэн так часто брал ее с собой, иногда к вящему неудовольствию Луизы, особенно в это утро.
— Ты занят, у тебя масса дел. Это ведь не праздничный парад. А вдруг с ней что-нибудь случится?
Он оглянулся на Фрэнка. Огромный человек-медведь играл с лентой, вплетенной в косу Шевонны. Девочка смеялась.
— Это не маленький поросенок, Шевонна, — говорил Фрэнк низким страшным голосом. — Это большая-пребольшая свинья.
Дэн снова повернулся к жене, за спиной раздавался заливистый смех дочери. Шевонна просто обожала Фрэнка.
— С ней будет все в порядке, мы оба присмотрим за ней.
Он старался лишний раз не напоминать жене о бегстве дочери два года назад с репетиции представления, посвященного Юбилейному Дню.
Каменное выражение лица Луизы раздражало Дэна. Что бы он ни собирался делать, она всегда была против его начинаний. Упрямая и непреклонная, она отметала любые аргументы, не желая переменить точку зрения и попытаться взглянуть на проблему с другой стороны.
Через несколько минут пререканий Дэн сорвал шляпу с вешалки и выскочил из дома. Фрэнк и Шевонна еле поспевали за ним.
Сцена, открывшаяся их взору в доках, и вправду напоминала парад. Стоял ясный солнечный день. Знамена, плакаты, транспаранты трепетали на ветру. Гул и ропот перекатывались от одной группы людей к другой и напоминали шум прибоя. Половина бастующих — стригали, а другая половина — почти исключительно горные рабочие. Настоящими докерами были только несколько дюжин участников забастовки.
Их настроение можно было безошибочно определить по неодобрительным голосам. Они свистели, выкрикивали разные ругательства, улюлюкали и выражали свое неудовольствие прочими непотребными способами.
Некоторые забастовщики как будто двигались в неком священном танце: в едином порыве демонстранты раскачивались из стороны в сторону, размахивали руками и отчаянно жестикулировали.
Несмотря на то, что Дэн больше не был главой Союза, его выдвинули в качестве кандидата от новой Рабочей Партии, которая выступала против импорта дешевой рабочей силы, преимущественно канаков. Импорт рабочей силы был самым наболевшим вопросом, натертым мозолем для Союза рабочих.
В любом случае Дэн был против этой демонстрации, явившейся следствием ареста одного из членов Союза. Арестованный, Генри Бентон, в состоянии подпития вышел на площадь и на чем свет стоит крыл официальные власти. Вызвали полицию, которая после изрядной потасовки уволокла бунтовщика в кутузку, надавав предварительно по шее, чтобы привести его в чувство.
Сегодня же имя Генри Бентона звучало у всех на устах вроде военного гимна. В то время, как бедно одетые рабочие собирались беспорядочными кучками чуть в стороне, один рабочий взобрался на стоявшую рядом повозку и стал призывать людей к восстанию.
Дэн узнал его. Крокетт. Значит и старейший член Союза Крысолов должен быть где-то поблизости. Дэн осмотрел толпу и вскоре заметил Крысолова, раздающего листовки людям, которые стояли вокруг вагона.
— Нам нечего терять, кроме своих цепей! — выкрикивал Крокетт, потрясая сжатым кулаком над головой.
Дэн подумал, что им все-таки есть что терять, по крайней мере, жизнь. Для того, чтобы чего-нибудь добиться, нужно подчиняться не только эмоциям, но и разуму. В прошлом этот человек отличался достаточно здравым мышлениям, но тогда Крысолов, а не Крокетт был самым буйным из лидеров Союза.
Шевонна дернула Дэна за рукав; — Папа, почему они такие злые?
Он посмотрел на свою дочь. В ее глазах, еще более поголубевших из-за отражавшегося от воды солнечного света, светился живой ум.
— Они злы, потому что неимущи.
— Неимущи?
— Люди, у которых не осталось даже надежды, — вмешался Фрэнк.
Дэн вспомнил все эти годы, когда он был таким же бушрэнджером, как и Фрэнк, который больше раздавал денег нуждающимся, чем оставлял их себе. Подобно Робин Гуду, хотя сам говорил, что это не так.
Эти дни были лучшими в жизни Дэна. Азарт, приключения, опасности. Даже когда они жили, питаясь только чаем, бараниной и плохо испеченными лепешками, замешанными на муке и воде, даже когда они за один день уходили от своего лагеря на пятьдесят и более миль…
— Нет надежды на лучшую работу, — разъяснял Фрэнк. — Нет надежды, что они завтра будут сыты. Нет надежды на то, что у них будет теплая сухая постель.
— А мы имущие, папа? Мог ли он быть спокойным за свой завтрашний день? Дэн решил ответить честно.
— Сейчас да. Мы…
Крики, а затем и винтовочные выстрелы прервали его. Дэн посмотрел в направлении шума и увидел солдат, которые четким строем спускались к набережной и стреляли на ходу. Одна женщина, наблюдавшая за происходящим с тротуара, упала — кровь окрасила ее цветастое платье. Морской бриз подхватил ее шляпку и покатил вдоль улицы, как дети катают обруч.
Люди вокруг Дэна засуетились. Обезумев от страха, они опрокидывали тех, кто стоял у них на пути, мешая паническому бегству. Он сам ощутил неприятный холодок внезапного страха и обернулся к Шевонне, округлившей глаза. Но тотчас его за плечо схватила рука Фрэнка, большой человек закачался и рухнул на землю как подкошенный.
— Фрэнк! — закричал Дэн, выпустил дочь и опустился на колени.
Маленькая дырочка в куртке показывала место попадания пули. Дэн попытался стащить куртку с Фрэнка. Тот застонал. Его лицо приобрело тот же землисто-серый цвет, что и тогда в баре, когда Дэн нашел его полуживым с перепою.
— Держись! — прокричал Дэн. Под курткой на рубашке расплывалось алое пятно. И когда Дэн попытался приподнять тело друга, пятно стало быстро увеличиваться в размерах. — Ради Бога, Фрэнк! Держись, сейчас будет помощь!
Он едва дотащил Фрэнка волоком по земле до крытого фургона, брошенного во всеобщей свалке.
— Сюда, — сказал Дэн, пытаясь запихнуть одну из негнувшихся ног Фрэнка в повозку. — Сейчас мы отсюда уедем, парень.
И в следующую секунду страшная парализующая мысль пронзила его. Шевонна! Она пропала!
Его сердце перестало биться. Дэн застыл. Он не мог выдавить из себя ни звука, ни крика. Он не мог позвать дочку, кровь застыла у него в жилах. Он потерял дочь, единственное существо, о котором должен был заботиться больше всего на свете…
— Кто ты?
Брендон внимательно посмотрел на девочку. Плоская смешная шляпка на ее вьющихся светлых волосах съехала набекрень. Кружева на одном из плечиков желтого платья были оторваны. Это сделал он, иначе девочку раздавила бы эта бешено скачущая лошадь.
— Брендон. Брендон Трэмейн. С тобой все в порядке?
Она кивнула. Она и в самом деле смеялась, смеялись ее глаза. Такие огромные и ярко-голубые. Шевонна не заплакала и не закричала, когда на нее понеслась обезумевшая лошадь — так бы на ее месте поступила бы любая другая девчонка. Но Шевонна держалась мужественно.
— Ты умеешь говорить?
Она снова кивнула:
— Меня зовут Шевонна Варвик. Ты где-то поранил щеку.
Брендон провел рукой по щеке, рука окрасилась в красный цвет. Наверное, рана глубокая, и останется шрам. Он не помнил, как это с ним случилось. Синяки, царапины, порезы ничего не значили для Брендона. Ничего, после памятного лета двухлетней давности.
Еще один залп прозвучал совсем рядом. Брендон схватил девочку за руку и увлек за собой к ближайшему винному магазину.
— Где твои родители?
Первое время Шевонна растерянно озиралась, глядя то на улицу, то на своего спасителя. Люди разбегались от наступавших солдат в поисках укрытия или убегали прочь из этого района, едва завидев военный патруль.
— Я была вместе с отцом, но он потерялся.
Брендон улыбнулся:
— Наверное, все-таки, потерялась ты.
Она улыбнулась ему в ответ:
— Нет, это он. Я не сходила с места, где он меня оставил, пока ты не столкнул меня с дороги.
— Сколько тебе лет?
— Десять, почти… А тебе?
— Двенадцать… Скоро исполнится. — Брендон ощутил себя совсем взрослым по отношению к этой малышке. И, наконец, он же был посвящен в мужчины, разве нет?
— Брендон!
Он обернулся: мать, подняв юбки, чтобы не споткнуться, бежала к нему через улицу. За ней спешил Райан.
— Моя мама, — пояснил Брендон девочке. — Она поможет нам найти твоего отца.
Энни обхватила сына руками. Аромат ее духов обдал Брендона. Запах был необычным, но очень приятным и вызывал неясные ассоциации.
— О Господи!.. Брендон… Я так перепугалась… Я думала… Когда я обернулась и тебя не оказалось рядом… Я даже не знаю… Я только сейчас чувствую себя по-настоящему живой.
Брендон был немало удивлен, увидев слезы, катившиеся по щекам матери. Ведь мать никогда не плакала. Она умела укрощать лошадей, управлять кораблем, вести дела компании. Она умела делать все на свете, но только не плакать.
— Мама, мама, со мной все в порядке. А это Шевонна, она потерялась. Ты ей поможешь добраться домой?
И тут он вдруг почувствовал, как рука матери напряглась. Шевонна стояла тут же, спокойно наблюдая за ними. Ему нравилось это. Она не выказывала каких-либо чувств, не говорила всякой чепухи, не плакала, и во обще…
— Шевонна? Шевонна Варвик? Шевонна удивленно посмотрела на Брендона, а затем на его мать.
— Простите, я знакома с вами?
— Нет, — тихо ответила Энни. — Но я знаю тебя и твоего отца Дэниела.
— Дэна, — поправила девочка. — Никто не зовет моего отца Дэниелом.
Брендон в изумлении уставился на мать. Она смотрела куда-то вдаль, как будто ее мысли витали где-то далеко-далеко отсюда.
— Откуда ты знаешь ее отца, мама?
— Это долгая история, — сказал Райан, подойдя к Энни сзади и беря ее за локоть. — Давайте отведем Шевонну назад к ее семье.
Энни оглядела мощеную булыжником улицу. Кроме нескольких солдат и пестро разодетых мужчин и женщин, жавшихся к стенам здания в поисках укрытия, гавань была пуста.
— Опасность миновала, можно идти. Моя контора недалеко отсюда, Шевонна. Мы отправим посыльного к тебе домой, чтобы дать знать твоему отцу, где ты находишься.
Вчетвером они пошли по гавани, где только что произошла кровавая бойня. Неподвижные безжизненные тела валялись на улице, как попало. Брендон смотрел на это ужасное зрелище не в силах понять, как могло случиться, что совсем недавно живые люди теперь бездыханными лежат на земле.
Трехэтажное здание «НСУ Трэйдерс» возвышалось над Эрджил-стрит. Вначале это был одноэтажный склад, со временем он превратился в величественное представительное здание, украшенное архитектурным декором. Нынешние склады размещались на Дэйвс-Пойнт.
Служащие конторы покинули свои рабочие места, чтобы понаблюдать за бастующими с безопасного расстояния из окон и слегка приоткрытых дверей. Энни объявила, что ситуация контролируется властями и услала их снова работать.
Брендон вместе с девочкой последовал за матерью в ее личный кабинет, где та, по его представлению, заседала вроде королевы.
Мимолетный взгляд, брошенный на Шевонну, и Брендон увидел, что и она ведет себя в той же величественной манере. Она заняла кресло с таким апломбом, которого он не замечал у других девочек. Оправив юбку на своих затянутых в чулки ногах, она аккуратно сложила руки в ожидании.
— Мой друг, мистер Шеридан, проследит за тем, чтобы твои родители были уведомлены, — сказала его мать, снимая перчатки. Странно, но Брендону показалось, что она нервничает, даже сильнее, чем когда увидела тела расстрелянных людей.
— Мне кажется, они должны вскоре приехать за тобой, — продолжила Энни тем живым голосом, каким, как помнил Брендон, обычно обсуждала деловые проблемы. — А пока, может, хочешь чаю с бисквитами, Шевонна?
— Да, мэм. — Девочка внимательно рассматривала обстановку кабинета. Золотая ручка в чернильнице, картина, изображавшая кораблекрушение, парусный кораблик из меди, который Энни любила поглаживать, когда размышляла над чем-нибудь.
И тут его мать сделала нечто, что совсем уж не вписывалось в представление Брендона о ней. Вместо того, чтобы вызвать Джеймса, своего секретаря, чтобы тот накрыл стол, она сама вышла из кабинета за чаем и бисквитами. Райан ушел еще раньше сообщить родителям девочки о ее местонахождении. И Брендон остался с Шевонной наедине. Он плюхнулся в любимое кресло матери, которое было ему почти впору, так быстро Брендон рос.
Взгляд Шевонны наконец задержался и на нем.
— Твой отец тоже здесь работает?
— У меня нет отца. А «Нью Саут Уэлс Трэйдерс» принадлежит моей матери. Ее зовут Энни Трэмейн.
— Никогда не слышала этого имени. А должна была знать?
Он удивленно посмотрел на девочку.
— Мою мать знает всякий.
— Но не я. И не мои родители, они даже никогда не упоминали о ней. Ты был очень смелым сегодня. Мой папа отблагодарит тебя.
— У тебя красивые смеющиеся глаза. — Любопытство, сверкнувшее во взгляде Шевонны, заставило Брендона пожалеть о сказанном.
Вернулась мать, катя перед собой столик с чайным набором. Вместе с серебряным чайником, горшочком для сливок и кружевной скатертью этот чайный сервиз извлекался на свет только при появлении очень важных гостей. Горка бисквитов возвышалась на серебряном подносе.
Словно Шевонна была важным клиентом «НСУ Трэйдерс», мать разлила чай по превосходным чашкам из китайского фарфора и заняла девочку вежливой беседой. Они были вежливо-предупредительны с Брендоном, который от скуки не находил себе места. Вместо того, чтобы спросить у девочки о том, была ли та в Китае или на боксе кенгуру, Энни принялась расспрашивать ее об ее отце.
Как он выглядит, чем занимается, что больше всего любит.
— Ага, теперь он, значит, курит трубку, — пробормотала Энни. Она сидела напротив Шевонны на диване, разделял их только столик с чашками и прочими чайными принадлежностями.
Девочка вдруг насторожилась и произнесла:
— Вы должны стать хорошими друзьями с моим отцом.
— Когда-нибудь, возможно. — Энни наклонилась, чтобы снова наполнить чашку Брендона.
Все эти события, происшедшие с ним за такое короткое время, вызвали у мальчика нестерпимую жажду. Почему девочки пьют такими маленькими глотками? Может быть, они не знают, что такое настоящая жажда?
При стуке в дверь мать встрепенулась. — Да?
Вошел Райан, за ним следовал мужчина немного пониже ростом, но с тем же самым… Брендон не знал, как описать это, кроме как «такой вот» и развести руками… «Такого вот» человека никак нельзя было забыть, однажды встретив.
— Папа! — Шевонна поставила чашку на блюдце и бросилась в распростертые объятия отца.
Тот подхватил девочку, ощупал и затем принялся покрывать поцелуями ее лицо.
— Шевонна, я так волновался за тебя! Девочка выскользнула из отцовских объятий и, взяв его за руку, попыталась вывести его на середину кабинета.
— Это мисс Трэмейн, а это ее сын Брендон. Он спас мне жизнь, папа. Лошадь чуть не задавила меня, а он столкнул меня с дороги. Правда, он смелый?
Дэн скользнул по Брендону взглядом и тут же перевел его на Энни и нахмурился. — Я пришлю вашему сыну чек в знак моей благодарности, — сказал он.
Брэндону его голос показался слишком холодным и жестким, таким же, как и тело этого мужчины. Несомненно, он был знаком с его матерью.
— Дэниел, — раскинув руки, Энни собралась уже подняться с дивана.
— Всего доброго, — отрезал он. — Пойдем, Шевонна, твоя мать очень беспокоится за тебя.
Брендон вскочил с кресла, но Дэн Варвик взял протянутую девочкину руку и, прежде чем Брендон успел что-либо сказать, вышел из кабинета, уводя Шевонну за собой.
— Н-да, — протянул Райан. — Кажется, наш новый представитель от Рабочей партии не переменит своей неприязни к вам, несмотря ни на что.
Энни посмотрела на Брендона, тот был удивлен, какой расстроенной она выглядела. Наверное события сегодняшнего вечера сильно потрясли ее, сильнее даже, чем он думал.
— Почему он так зол на нас, мама?
— Старая вражда, которая началась так же давно, как и Время Грез, Брендон.
Каждый австралиец, знающий собственное имя, знал и Время Грез. Это было большим, чем просто объяснением аборигенов о создании этой огромной страны духами-творцами, совершившими свое легендарное путешествие, творя по пути горы, реки, растения и животных.
Время Грез было особенным явлением в жизни аборигенов, сродни экстазу, столь же уникальному, как и многие особенности этой странной страны. Брендон подумал о том, что его мать была захвачена Временем Грез.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон


Комментарии к роману "Хранительница грез - Бондс Пэррис Эфтон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100