Читать онлайн Странное предложение, автора - Бонд Тиффани, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Странное предложение - Бонд Тиффани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Странное предложение - Бонд Тиффани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Странное предложение - Бонд Тиффани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бонд Тиффани

Странное предложение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Кто-нибудь видел Марию? – спросил Алексис, надменно оглядев находившихся на солнечной палубе. Елена лениво пожала плечами, Петрос замотал головой.
– Я видела, – холодно ответила Керри. Алексис отсутствовал целых два часа, и Марша тоже. – Наверное, она пошла принять душ. Она не так давно выходила на палубу. Забавно – вас с Маршей весь день не было.
– У Марши болит голова, – прошипел он в ответ. – А я был в офисе. Спроси Нину, если не веришь. Она стенографировала.
Елена подняла брови и вмешалась, заметив, как Керри посмотрела на Алексиса:
– Ну-ну, будет вам. Вы должны заниматься любовью, а не войной. Вы же помолвлены. – Она надвинула очки на глаза. – И вообще, не мешайте маме отдыхать.
– Конечно. Мы не должны об этом забывать. – Керри подняла глаза на Алексиса. – А насчет Марии – это что-нибудь важное? Я думаю, что она захочет немного полежать после душа.
Это тоже не было ложью: насколько Керри знала Марию, та действительно должна была в определенном смысле полежать!
– Нет, ничего важного. – Он протянул ей руку. – Пойдем в офис, мне надо с тобой поговорить.
Керри не взяла руки и накинула на себя белую рубашку.
– Ты еще меня не простила? – спросил он, положив руку ей на плечо.
– За что?
– За то, что я оставил тебя одну. Извини. Были неотложные дела. Не думай, что я собираюсь тебя в чем-то ограничивать. Ты можешь по-прежнему быть свободной, если тебе этого хочется. – Он все-таки взял ее за руку, входя в офис. – Если ты хочешь заниматься делами Петроса, то пожалуйста. Я не буду вмешиваться.
Керри села на стул напротив Алексиса и наморщила лоб.
– Но ты будешь чувствовать себя вправе вмешиваться, зная, что вложил огромные средства. Еще бы! Это, наверное, миллионы.
Алексис не подал вида, что чувствует вину, и согласился:
– Да, огромные средства.
– Тогда мы должны заниматься этим вместе. Ты ведь говорил, что большая часть кораблей нуждается в ремонте?
– Да, – настороженно кивнул он.
– В таком случае я займусь технической экспертизой. Ты говорил, что некоторые из кораблей не годятся для моря, не так ли?
Алексис посмотрел ей прямо в глаза. Стоило ему чуть отвести взгляд, и она могла бы напасть на след. Им с Петросом надо будет что-то предпринять.
– Да, я это говорил.
– Значит, с этим решено. Можем мы выпить что-нибудь холодное?
Алексис позвонил и заказал себе бренди, а Керри апельсиновый сок.
– Я хотел бы обсудить с тобой твои финансовые дела. Когда мы вернемся из круиза, у тебя будут счета в банках и кредитные карты. – Он заметил, как она сжала губы. – Я рассчитываю, что ты, как моя будущая жена, будешь ими пользоваться.
Наклонив голову, она окинула его ледяным взглядом.
– В этом нет необходимости. У меня есть собственные деньги.
Он проигнорировал ее замечание.
– Если тебе потребуются деньги, тебе стоит только сказать.
Керри начала закипать, а глаза ее стали холодными.
– Я не требую денег и не хочу твоих кредитных карт. Ты, кажется, забыл, что это деловое соглашение. Петрос будет спасен от финансовых неприятностей, и это все, чего я хочу.
– Почему ты не хочешь использовать кредитные карты, Керри? Твои деньги когда-нибудь кончатся.
Керри не удалось ответить, потому что раздался резкий стук в дверь и на стол были поставлены их напитки. Она посмотрела на бренди с лимонным соком в заледеневшем стакане с засахаренным ободком, и ей захотелось того же.
– Можно я попробую?
Она взяла стакан Алексиса и потянула жидкость: этот вкус вызвал у нее воспоминания о каникулах с родителями на Кипре. Ее мать пила бренди с соком дюжинами, или, по крайней мере, так казалось. И всякий раз как она отворачивалась, Керри всасывала в себя холодную жидкость. Лицо у нее вытягивалось, а дыхание перехватывало. Она слышала, как родители хихикали, глядя на ее лицо, такое же кислое, как и сам напиток.
– Я не против с тобой поделиться, но почему бы не заказать еще один? – спросил Алексис, когда она протянула ему едва отпитый стакан.
Керри нежно улыбнулась.
– Ты же знаешь, как алкоголь действует на меня. Кроме того, я хотела апельсиновый сок. Просто я вспомнила последние каникулы с мамой и папой на Кипре.
– Должно быть, это очень тяжело – вот так потерять семью. Ты была очень молода.
– Ты должен понимать, что я чувствую, ведь ты тоже потерял отца.
– Да, но я потерял только одного из родителей. А ты потеряла всю семью в течение, кажется, шести месяцев?
Слезы навернулись на глаза Керри, но она быстро справилась с собой.
– Моя мама умерла при родах. Не удалось спасти ни ее, ни моего маленького брата. А отец умер от сердечного приступа через несколько месяцев.
Он, казалось, был поражен услышанным.
– Ты сказала – при родах? Она кивнула, опустив глаза.
– Я знаю, что это может показаться глупым, но из-за этого я боюсь иметь детей.
Она улыбнулась – нервно и как-то очень застенчиво.
– Я всегда хотела детей, но все время очень боялась, что тоже умру. Поэтому отвергала мужские ухаживания из-за боязни увлечься.
В глазах Алексиса была глубокая грусть.
– А тут я начал тебя принуждать. – Он с силой сжал пальцы. – Почему ты не сказала мне, Керри?
Она протянула руку и коснулась его напряженной руки.
– Ты не стал бы слушать. Если это сможет тебя утешить, лучше я буду иметь ребенка от тебя, чем от Тео.
Лицо Алексиса просияло от счастья, но было еще что-то, чего она не могла понять, когда он прошептал:
– Спасибо.
Мария в изнеможении лежала в постели, водя длинным ногтем по бронзовой волосатой груди Гарри. Приподнявшись на локте и наклонившись над ним, она касалась грудью его предплечья. Она забывала обо всем, когда он дотрагивался до нее, и море наслаждения уносило прочь все ее мысли, она забывала даже, что делает это назло своей строгой матери.
– Почему ты притворяешься пьяным? – Она пристально посмотрела на него, когда он открыл один глаз. – Я же не дура. От тебя не пахнет алкоголем, а должно бы, если судить по количеству выпитого тобой ликера.
– А ты догадливее, чем я предполагал. Ну, что ты думаешь?
– О'кей. Я думаю, что тебя нанял мой брат. – Он открыл второй глаз и посмотрел на нее. – Но я действительно думала, что ты безработный преподаватель и подрабатываешь на уборке хмеля.
– И что заставило тебя изменить свое мнение?
– Ты! – ответила она.
Он приподнялся и пристально посмотрел на нее.
– Я? Каким образом?
В ее сияющих глазах было насмешливое выражение. Может ли она сказать ему, что рылась в его вещах? Может ли открыть, что знает про его опасное оружие – не про то, что безвольно висело сейчас в непосредственной близости от нее, а про то, что она обнаружила в шкафу в ботинке?
Она понимала, что он возмутится, если она скажет, что была здесь утром и копалась в его вещах.
– Я слышала, как Нина что-то говорила Алексису. – Она улыбнулась. – Разве это так важно? Я не против того, чтобы меня охраняли. Алексис всегда принимает меры предосторожности. Меня много раз угрожали похитить.
Он кивнул.
– Действительно, можно подумать, что я здесь для твоей защиты. На самом деле я должен охранять его будущую жену Керри. Здесь, на яхте, находится самая злобная тварь, которую я видел в жизни. Я слышал, как она ругалась в его адрес, когда они приехали на яхту. С этой Маршей нужно что-то делать.
Она покачала головой.
– Ты бы остался на палубе, если бы это была Керри. Это за мной ты постоянно наблюдаешь. Ты здесь, чтобы охранять меня, Гарри.
– И что теперь? Ты скажешь всем, зачем я здесь? Если твой брат узнает, что ты меня раскрыла, он меня выгонит.
Уголки ее губ приподнялись, а рука скользнула вниз его живота.
– До тех пор пока я буду пользоваться твоим персональным вниманием, у меня не будет причин никому ничего говорить. Можешь продолжать притворяться пьяным, не забывая про развлечения… с большой буквы.
Гарри смотрел на нее некоторое время и кивнул, почувствовав боль в паху. Он не понимал, что с ним произошло. Он никогда не развлекался таким образом во время работы, но на этот раз не мог удержаться.
– Это только развлечение и больше ничего.
Он должен был сказать это. Как только все закончится, он сразу полетит домой.
– Посмотрим, – усмехнулась Мария.
Гарри привлек ее к себе и посмотрел ей в лицо. В глазах его таилась угроза.
– Мы ничего не посмотрим! Это только развлечение, или я не играю.
Мария едва дышала. Боже! Какой это был мужчина! И если он будет с ней только в этом круизе, ей придется с этим смириться. Такие прекрасные вещи не повторяются дважды.
– Что делать в этом Скопелосе? – воскликнула Мария, когда группа отошла от причала, чтобы пройтись после обеда по магазинам.
– Может быть, мы посмотрим церкви? У нас их около четырехсот. Есть из чего выбрать. К тому же мне нужно поставить свечи, – сказала Нина.
Алексис улыбнулся, предвидя реакцию Марии.
– О нет, пожалуйста, не надо больше церквей! Я пойду с Гарри по магазинам.
Она повернулась к Гарри достаточно быстро, чтобы заметить, как он обменялся взглядом с Алексисом.
– Я бы хотел посмотреть церкви, – отреагировал он, помня негласный приказ держать Марию в группе.
Он взял ее за руку, проигнорировав неодобрительный взгляд Елены. Это была его работа.
– Керри, а как ты? Не взять ли нам мотоцикл напрокат? – спросил Алексис, взяв ее под локоть и заметив ее взгляд в сторону набережной, уставленной сине-красными машинами. Он вспомнил, как она однажды попала в автокатастрофу на мотоцикле, и не удивился, услышав:
– Нет. Как тебе известно, я и мотоцикл – невозможное сочетание. Я, пожалуй, тоже поставлю свечку.
Взглянув на ближайшую церковь, она вздохнула.
– Мы сначала пойдем по магазинам, – взмолилась Мария.
– Да. Я люблю делать покупки, – добавила Марша, глядя на широкую спину Алексиса из-под густо накрашенных ресниц.
– Марша, разве ты мало всего накупила, когда последний раз была в Америке? – спросила Елена, которую ситуация начала утомлять.
– А почему бы нам не пойти по магазинам вечером? Будет прохладнее, и все будет открыто. Заодно мы сможем поужинать на берегу моря, – предложила Керри.
– Мы собираемся на ужин в город, – сказала Елена, взяв за руку дочь и оторвав ее от Гарри. – И может быть, мы все-таки куда-нибудь пойдем? Здесь слишком жарко.
– Да-да, – ответил Алексис, показывая в сторону ближайшей церкви. Он посмотрел на восток. – После того как закончим здесь, мы посмотрим монастырь на горе.
К монастырю, вырубленному в скале, вела лестница со множеством пролетов.
Петрос взял Елену под руку. От одного вида лестницы им стало не по себе.
– Мы подождем вас здесь, в тени. Эта лестница не для меня.
Алексис взял за руку Керри и Нину, оставив Марию и Маршу на попечение Гарри, и отправился с девушками осматривать церкви.
Позже, когда все сидели под маркизой в таверне на берегу моря, Гарри предложил покататься на катере.
Мария издала восторженный вопль:
– Наконец-то настоящее развлечение!
Керри трогала кактусы, разделявшие ресторанчики, расположенные вдоль берега, а Алексис наблюдал за ней из-под темных очков. Она думала о чем-то в ожидании кофе, трогая все подряд. Сначала это были растения, ствол дерева, затем приборы со специями, потом плетеный стул, на котором развалился Алексис. Когда он переплел ее пальцы со своими, она вздрогнула и улыбнулась.
– Ты хочешь покататься на катере? – спросил он Керри. Все остальные, ей казалось, были где-то очень далеко. Она кивнула, и на ее губах появилась нежная улыбка.
Гарри, Нина, Мария, Марша и Елена сели в первый катер. Петрос отказался, а Алексис решил, что они с Керри сядут в двухместный катер. Место назначения, сказал он Керри, – бухты около мыса на левой стороне острова.
– Но Гарри поплыл в противоположную сторону, – заметила она.
Алексис игриво улыбнулся.
– Знаю. Но я хочу овладеть тобой, не медля ни минуты.
«Женщина за бортом». Керри подумала, что вряд ли сказала бы так о кошке. Неосторожная рука Марши смахнула качавшуюся на бортике Сэффи в воду.
– Женщина за бортом! – патетически воскликнула Марша. – Керри, спаси ее! Я не умею плавать!
Керри первая прыгнула в воду. Хорошо, что яхта стоит в закрытой бухте, подумала она, вынырнув на поверхность.
Мария и Гарри последовали за ней. Несчастная кошка плыла в противоположном от яхты направлении.
– Сюда, сюда, Сэффи! – закричала Нина.
Алексис спокойно наблюдал, как Керри первая доплыла до кошки, и повернула ее в сторону хозяйки. Бедное животное выглядело несчастным и испуганным, изо всех сил перебирая лапами.
Внезапно Алексис нахмурился. Что сверкнуло в воде: спинной плавник акулы или дельфин? Он приложил ладонь ко лбу и присмотрелся повнимательнее, но из-за отражений в воде ничего не смог увидеть. Его охватил страх, ведь в море были люди.
Керри и Сэффи были в безопасности. По крайней мере ему так казалось. Керри уже протягивала из воды кошку в руки Нине. Мария и Гарри все еще весело плескались в воде, как вдруг раздался сигнал.
Капитан тоже что-то заметил, но была ли это акула? Возможно, это и не смертельная опасность, но к таким случаям нужно относиться серьезно.
– Мария, Гарри! Вылезайте скорее! – крикнул Алексис, наклоняясь, чтобы вытащить сестру из воды. Все его внимание было занято акулой, и он не заметил, что Керри находится в опасности. Она держалась за борт яхты. Ей свело судорогой ногу.
Ее охватила паника: она видела акулу и знала, что надо делать, но судорога мешала ей двигаться.
– Керри, ради Бога, дай мне руку! – крикнул Алексис. – Скорее, дорогая, скорее!
Он пытался дотянуться до Керри, но ей мешала судорога. Гарри подплыл в самый нужный момент.
Акула плавала кругами всего в двадцати футах, не огромная, но достаточно крупная. Алексис вытащил Керри и начал делать ей массаж.
Пока все не выбрались на палубу, стояла напряженная тишина. Акула по-прежнему кружила рядом, глядя тусклыми, безжизненными глазами на путешественников, находящихся на борту, и как бы говоря: «В следующий раз я вас достану».
– Все в порядке? Обычно в это время их не бывает видно, – сказал капитан, пересчитав всех по головам. – А что случилось?
– Кошка упала за борт, – ответила Марша, накрашивая ногти.
– Скорее, ее столкнули, – со злостью бросила Нина, вытирая Сэффи полотенцем.
– Ее никто не сталкивал!
Керри вытиралась и услышала, как Алексис сказал:
– Не важно. Все, слава Богу, живы.
Гарри и Алексис обменялись понимающими взглядами: было очевидно, что они считали произошедшее неслучайным.
«Бьюсь об заклад, что Марша хотела убрать меня», – думала Керри, спускаясь переодеться.
Вскоре они поплыли в Скирос. Может быть, там будет не так опасно.
В ту ночь Керри не могла заснуть, как ни старалась. Надев сандалии, велосипедные шорты и майку, она вышла на палубу.
Тишина нарушалась только плеском волн о борт яхты. На палубе было ненамного прохладнее, чем в каюте, но ей стало легче. Алексис ушел от нее два часа назад, и даже холодный душ не смог ее остудить. Он делал с ней что-то особенное, и это было для нее нечто большее, чем секс! Он был таким заботливым, таким нежным и в то же время полностью подчинял ее себе. Он все время говорил ей, что она принадлежит ему, как будто убеждая самого себя.
Сев на стул, Керри вздохнула. Она не знала, что под яхтой находится аквалангист, не знала, что он ищет, слегка касаясь руками винтов и днища судна.
Посветив фонариком на часы, он понял, что ему пора всплывать – воздух был на исходе.
Ей хотелось выпить что-нибудь холодное, освежающее, что-нибудь резкое, желательно с лимоном. Она встала и подошла к холодильнику, взяв стакан сока со льдом.
Сев, Керри услышала в тишине булькающий звук. Она насторожилась: это был воздух из акваланга. Она узнала бы его где угодно. Нагнувшись за борт, она увидела свет фонарика. Дрожь пробежала по всему ее телу. Кто был там, внизу? И что он там делал? Наклонившись еще раз, она увидела, что аквалангист вынырнул рядом с трапом.
Схватив стакан, Керри сломя голову понеслась в сторону каюты Алексиса. В ушах у нее громко стучало, сердце бешено колотилось. Она остановилась, подождала, увидела черную фигуру, поднимающуюся на палубу, и громко взвизгнула, уронив стакан, когда аквалангист двинулся по направлению к ней.
Она оцепенела от испуга. Кто это мог быть? Гарри? Это определенно был не Гарри. Нет, это не Гарри и не Марша приближались к ней. Марша плохо плавала и не ныряла с аквалангом. Убегая, Керри готова была закричать, слыша шум позади себя. Можно было сразу забиться в свою каюту, но надо сообщить Алексису. Алексис должен знать об этом!
Так быстро, как позволяли дрожащие ноги, она добежала до противоположного конца яхты и тихо вошла в его каюту.
– Алексис! Алексис, это я, Керри, – прошептала она возбужденно. В ответ не было слышно ни звука, но, когда она попыталась включить свет, кто-то схватил ее сзади, прижав к мокрому резиновому костюму, и быстро зажал рот рукой, чтобы она не закричала.
Керри затряслась от страха, но инстинкт самосохранения проявился почти мгновенно.
Она стала отчаянно сопротивляться и лягнула нападавшего, попав в то самое место, судя по звуку, который он издал. Изогнувшись, она схватила его за мокрые волосы, рванула их изо всех сил и услышала еще один глухой стон, а затем впилась зубами в его руку.
– Ведьма!
Она хотела укусить его еще, но он бросил ее на кровать и прижал голову к подушке, чтобы ее крики не были слышны. Она все еще сопротивлялась, но он скрутил ей руки и уперся в спину коленом.
Неожиданно Керри почувствовала, что ее не держат. Свет зажегся, и она увидела, что над ней стоит разъяренный Алексис, разглядывая следы зубов и кровь на руке.
– Что, черт побери, здесь происходит? Керри потеряла дар речи.
Значит, в воде был Алексис!
Она видела, что он был взбешен. Но почему?
– Я думала… я думала, что ты спишь. Я думала…
– Что ты думала?
– Я не могла уснуть, вышла на палубу и увидела…
– Что ты увидела, Керри?
– Я испугалась. Ты испугал меня!
Она села на кровать, понимая, как он должен был рассердиться на нее.
– Так что же ты видела, Керри?
– Послушай, Алексис, я подумала, что это аквалангист, который может подложить бомбу или… или… Ну, я не знаю, – проговорила она, неожиданно начиная раздражаться.
Он улыбнулся, в его глазах появился дьявольский блеск.
– У тебя очень живое воображение, Керри О'Риордан. Это я спускался в воду – чтобы осмотреть винт по просьбе капитана Савидиса.
– Среди ночи?
Она попыталась встать с постели, но Алексис посадил ее обратно.
– Я тоже не мог заснуть. – Он посмотрел на кровь на руке и покачал головой. – Ты, безусловно, знаешь, как за себя постоять. – Расстегнув гидрокостюм, он стянул его с себя и остался совершенно голым.
– Тебе лучше принять душ, – сказала она, дрожа, желая его и ненавидя себя за свою слабость.
– Душ может подождать. Будет лучше, если ты поцелуешь мою руку, а еще лучше, если ты поцелуешь меня. Я обследовал винт для капитана Савидиса, и что я получил в награду? Хороший пинок, укусы и боль. Женщина, которая кусается, может получить гораздо больше, чем она ожидает. – Он увидел, как она вытаращила глаза, и едва удержался от смеха. – Вот что я тебе скажу: мы оба оказались на палубе, потому что не могли заснуть. – Он посмотрел ей прямо в глаза. – Я доставил тебе удовольствие, ты не хочешь теперь поменяться ролями? Доставь мне удовольствие, Керри. Я пострадал и нуждаюсь в твоей помощи.
Он увидел огонь страсти в ее глазах, с жадностью смотревших на его тело и особенно на напряженную, пробудившуюся к жизни его часть. Притянув Алексиса к себе, она провела пальцами по всей длине его влажного тела.
У него перехватило дыхание.
– Я считал, что это начинается с поцелуев.
Она улыбнулась и произнесла слова, сказанные им в их первую ночь:
– Да, но никто не сказал, куда можно целовать. Она наклонила голову, и он забыл про все на свете.
Через неделю все сидели в таверне у пристани.
– Мне бренди, – сказал Петрос официанту, склонившемуся над столиком.
– Нет. Он будет апельсиновый сок, – сказала официанту Керри, решительно посмотрев на Петроса. На лице Елены она прочитала одобрение.
Елена редко что-либо одобряла. И Керри заметила, что в последнее время Елена находится в постоянном возбуждении.
Таверна была освещена цветными фонариками, развешанными на деревьях.
– Это так здорово! – сказала Нина Керри. – Мистер Стефанидес был очень добр, что пригласил меня в такой отпуск и позволил взять с собой Сзффи. Команда говорит, что она стала талисманом.
– Да, это мило со стороны Алексиса. Он может быть очень милым, – прошептала Керри почти про себя. Если бы он только перестал подавать надежды Марше! Она была как пиявка, все время старалась поцеловать его, когда Керри была рядом.
Керри посмотрела на Алексиса. И хотя он сидел рядом с Маршей, Керри весь вечер чувствовала на себе его взгляд. Между ними существовало сексуальное напряжение, но было между ними и что-то еще – раздражение! Она умудрилась, по крайней мере, раз пять довести его до бешенства во время этого путешествия, хотя они плавали всего неделю!
Каждый раз, когда он мылся в ее душе, которым весьма часто пользовался, она звонила Питеру. Сегодня вечером их разговор был полон нежности, и теперь Алексис все время хмурился.
– Питер, дорогой, – громко говорила Керри. – Конечно. Я так тебя люблю, ты же знаешь. Конечно, ты сможешь сюда приехать. Может быть, следующим летом, во время школьных каникул?
Керри прикусила язык: она чуть себя не выдала, когда Алексис спросил:
– Школьные каникулы? Чем этот Питер занимается?
Керри пришлось быстро придумывать ответ.
– Он директор школы и свободен только во время каникул.
Она не знала, поверил он или нет. Он лишь спросил, не может ли она звонить этому Питеру только раз в неделю. Керри ответила отказом, сказав, что будет звонить ему, когда захочет.
Глядя теперь на Алексиса, Керри начала понимать, каким милым он может быть. Она, безусловно, влюбилась бы в него, если бы он ухаживал за ней, как это принято. Так почему нужно было заставлять ее выходить замуж? Теперь она начала подозревать, что флотилия Петроса находилась в полном порядке, как и его деньги. Как только они вернутся в Афины, она проверит книги и счета, чтобы подтвердить свои подозрения.
– Правда, Керри?
– Что?
Керри тупо смотрела на окружающих.
– Мы говорили, что ты лучше всех в Греции танцуешь ирландскую жигу. – Петрос сиял от гордости.
Она улыбнулась.
– Да, Петрос.
– Тогда почему бы тебе не станцевать для нас? – спросила Марша. Ее голос звучал очень странно.
– С удовольствием.
– Тебе нужна музыка?
– Нет. Алексис, Петрос, вы будете хлопать в ладоши, как я вас учила.
Если Марша надеялась, что Керри сконфузится, то напрасно. Для того чтобы быть хорошим хореографом, нужно быть по крайней мере приличным танцором. Керри прекрасно танцевала жигу, мама ее научила. Она начала танцевать, стуча каблуками в такт похлопыванию, на булыжном полу таверны, и у всех создавалось впечатление необычайной легкости этого физически тяжелого танца. В ответ на крики «браво!» Керри решила показать гостям, как танцуют ирландцы. Она исполнила любимый танец, поставленный ею самой. Это был чувственный танец. Она кружилась и стучала каблуками, чередуя быстрые и медленные движения. Она танцевала для себя и своего мужчины.
Тяжело дыша, Керри собиралась сесть, но Алексис взял ее за руку. Он заказал медленный танец. Притянув к себе, он погладил ее струящиеся волосы, взял голову в ладони и поцеловал.
– Когда ты так танцуешь, я забываю про твой ирландский темперамент. Я забываю про свадьбу и детей. Ты почти заставляешь меня поверить, что любовь существует, – ласково прошептал он ей на ухо, нежно проведя рукой по ее спине. Сердце у Керри бешено забилось. После таких нежных слов трудно было не поддаться его чарам, если бы только Петрос и Марша не танцевали совсем рядом. Алексис, очевидно, хотел вызвать ревность Марши.
Керри немного отстранилась.
– Почти? Может быть, ты был прав, когда говорил, что любви не существует.
Все началось так романтично, но теперь Керри почувствовала, как Алексис напрягся.
– Скажи мне, Алексис, почему отец Марши не приехал вместе с ней? Кто поселил ее в каюте рядом с тобой? И почему, черт возьми, ты позволяешь ей все время себя целовать? Может быть, это доставляет тебе удовольствие? – спрашивала Керри тихо, но ядовито. С этим надо покончить раз и навсегда!
Его губы сжались, в глазах засверкали злобные искры.
– И ты еще смеешь обвинять меня, хотя сама сегодня откровенно флиртовала по телефону? Питера должно тошнить от твоих клятв в любви до гроба в то время, как ты каждую ночь спишь со мной!
– Я сплю с тобой?
– Да!
Керри ткнула его пальцем в грудь.
– Только не сегодня, парень. Я ни за что не буду спать с тобой сегодня!
– Отлично! Просто отлично – это дает мне возможность спать с кем я захочу. Пока мы помолвлены, мы оба свободны, – заявил он, глядя, как она воспримет эти слова.
Керри оттолкнула его и почувствовала себя плохо, зная, что Марша совсем рядом.
– По крайней мере, я узнала причину. А теперь, если ты не возражаешь, я вернусь на яхту. У меня страшно болит голова.
Это была чистая правда. Керри чувствовала пульсирующую боль, которая никак не утихала. Чтобы полюбоваться красотой луны на синем полночном небе, она вышла на веранду. Посмотрев через перила, она увидела таверну, увидела, как Алексис танцует с Маршей, как они смеются. Повернувшись, Керри спустилась в свою каюту и зарыдала.
Она с трудом уснула. Рано утром ее разбудил чей-то шепот в коридоре рядом с ее каютой. Была ли это Марша? Там еще был мужчина, но это был не Алексис. Голоса медленно удалились, и Керри погрузилась в прерывистый сон. Кто это был? Она была уверена, что слышала раньше этот голос, этот настойчивый шепот.
– Потанцуй же со мной. Твоя невеста, кажется, покинула тебя, а я как раз вполне созрела, – ворковала Марша.
Алексис посмотрел на женщину, которую когда-то уложил в постель. Или все было наоборот? Она уложила его в постель? Он горько усмехнулся.
– Конечно. Давай потанцуем. Почему бы и нет? Он обнял ее, прижавшись щекой к ее щеке. Он поступал жестоко, используя ее таким образом, поскольку знал, что Керри смотрит на них. Он мог видеть ее светлые волосы, освещенные прожектором с яхты.
– Почему ты мне не сказал?
– Не сказал тебе? Не сказал тебе что, Марша? – Посмотрев на нее, он резко рассмеялся. – Ты же знала, что я не буду заводить с тобой роман!
– Но он был! – протестовала она. Алексис громко расхохотался, жестко заявив:
– У меня с тобой был секс. С мужчинами такое случается. Ты не оставила мне выбора. Но как, черт возьми, тебе тогда удалось достать ключ от моего номера?
Марша пожала плечами.
– О, это было очень просто. Коридорный был очень любезен.
– Ты имеешь в виду…
– Да. Я имею в виду, что сделаю все, чтобы быть с тобой, Алексис. Я подкупила его. Тридцать тысяч драхм за ключ от номера. Довольно дорого, не правда ли? – Она прижалась к нему ближе. – Но это того стоило.
– Ты получила что хотела. – Алексис глубоко вздохнул; на какое-то мгновение он с ужасом подумал, что она соблазнила и коридорного! Он знал, что Марша на это способна.
– Но, дорогой, я не получила и половины того, что хотела. Вовсе нет, и, когда на следующий день ты позвонил и пригласил меня на яхту, я думала, что ты изменил свое мнение. Это так на тебя похоже. – Она выпрямилась и поцеловала его в щеку.
Алексис рассмеялся ей в лицо.
– Ты решила, что я передумал? По поводу чего? У нас с тобой ничего нет, Марша! Ты живешь в мире снов. Сколько раз я должен повторять? У нас был секс. Ради Бога, женщина, ты пробралась в мою постель, обвила меня своим…
– Это называется телом.
Алексис вздохнул.
– Значит, телом. Я ведь не машина, ты понимаешь. Ты очень привлекательная женщина, и при других обстоятельствах у нас мог бы быть настоящий роман. Но это все, что могло бы быть. Роман.
– Обстоятельства могут измениться.
– О Господи! – Алексис взял Маршу за плечи и потряс ее. – Марша, послушай! Мы с Керри помолвлены по старому греческому обычаю. Я на ней женюсь!
Он говорил очень убедительно, но в глубине души понимал, что все возможно, когда речь идет о Керри О'Риордан.
– Как скажешь, дорогой. – Марша положила голову ему на плечо. – Как скажешь.
Перехватив взгляд капитана, Алексис умоляюще посмотрел на него. Тот немедленно вмешался, и Алексис оставил Маршу с ним.
– Мама, не потанцевать ли нам с тобой?
Он улыбнулся, когда Елена спокойно подошла к нему. Обычно она не была такой кроткой и мягкой.
– Скажи мне, что ты сделал с Керри?
– С Керри? Ничего, просто ей немного не по себе. Она не привыкла быть в центре внимания, как сегодня вечером.
– А что еще?.. – продолжала Елена, видевшая вспышку гнева в глазах Керри не более десяти минут назад.
– А еще мы поругались из-за ерунды.
– Она не беременна? Алексис остановился.
– Я не ослышался?
– Нет. Я знаю, что ты спал с ней. Петрос прочел мне лекцию о моральном облике моего сына. Я сказала ему, чтобы он не был старым дураком и понял, что мы живем в конце двадцатого века. – Елена улыбнулась. – Не смотри так удивленно. Я была беременна тобой, когда выходила замуж за твоего отца, но мы были достаточно умны, и я сумела выйти из положения. Мы сказали всем, что ты родился раньше времени, и несколько недель никому тебя не показывали.
Алексис усмехнулся про себя. Она столько лет хранила в тайне эту замечательную подробность.
– Кстати, дорогой, я не хочу выглядеть отсталой, но поговори, пожалуйста, с Марией. Мне очень не нравится ее приятель Гарри. Да, я знаю – он ее приятель. Я не дура.
Алексис удивленно посмотрел на нее.
– Мама, Мария достаточно взрослая, чтобы о себе позаботиться. Ты доверяла ей в Англии, доверяй и сейчас.
Вздохнув, Елена сказала:
– Неверный ответ. Она очень молода, слишком молода для таких, как он. Я хочу, чтобы он убрался с яхты, или пусть она даст обещание, что сохранит свою девственность. Если только мы уже не опоздали. Алексис нахмурился.
– Ты думаешь, она с ним спала?
– Надеюсь, что еще нет. Пожалуйста, поговори с ней, Алексис, – настаивала Елена. – Я беспокоюсь, как бы он ей что-нибудь не сделал, и Бог свидетель – она никогда меня не слушала.
– Я поговорю с ней, но он должен остаться на яхте, мама по крайней мере пока, – ответил Алексис, оставив мать с Петросом, который выглядел немного расстроенным.
– Мария, потанцуем.
Алексис попытался смягчить строгий тон, привлекая сестру к себе.
– О Боже, у тебя опять такой вид, будто ты хочешь преподать мне урок! – упрекнула Мария брата и взвизгнула, когда он слегка похлопал ее по руке. – Ой, Алексис!
– Ничего страшного, Мария. Могло бы быть хуже. Я мог бы отшлепать тебя при всех в таверне.
– Алексис, ты бы не посмел! Ведь я уже слишком взрослая для этого!
– Ты так думаешь? Папа не посчитал бы так, если бы он был здесь, и ты это знаешь. Так что подумай, Мария. А теперь скажи мне: почему ты солгала маме? Почему ты выдумала, что Гарри – мой друг? И где ты, черт побери, его нашла?
Мария посмотрела на брата. Ей хотелось сказать: «Я знаю твою игру, Алексис», – но она не могла этого сделать. Кроме того что она приятно проводила время с Гарри, ей не хотелось впутывать во все это Нину. И она стала действовать в соответствии со своим планом.
– Прости, я не должна была этого делать. Но мама хотела знать, кто он такой. Я не могла сказать ей, что он безработный преподаватель. Ты понимаешь. – Мария покачала головой. – Ты считаешь, что он мне не подходит, да?
Алексис взглянул на Гарри, который снова притворялся пьяным.
– Мама думает, что он собирается затащить тебя в постель. Интересно, способен ли он на это?
Мария многозначительно кивнула.
– Он успешно занимается петтингом. Мы еще не успели дойти до остального.
– Господи, Мария… – возмутился Алексис. – Я думал, что Нина присматривает за тобой.
– Ну конечно. Я пошутила. – И, пожав плечами, продолжила: – Он все время пьяный и все время заспанный. Это не привлекает меня. Так что не беспокойся. Моя девственность не нарушена. – Она наклонилась вперед. – Вообще-то мне больше нравится Джеймс. Он к нам присоединится через четыре дня.
– Я тебе запрещаю! Мария широко улыбнулась.
– Послушай, я могу только пообещать, что буду осторожна. – Она поцеловала его в щеку. – Вчера вечером я решила, что отдамся мужчине, только если мы будем любить друг друга. Как вы с Керри.
По смягчившемуся выражению лица брата Мария поняла, что ее хитрость удалась. Слава Богу!
– Хорошо, если так. Если я узнаю другое, у тебя будут неприятности. Большие неприятности.
Алексис крепко обхватил сестру руками. Она была худой, почти как Керри несколько лет назад… Он вспомнил, как однажды танцевал с Керри на вечеринке, прижимая ее к себе так, что она запротестовала.
Слегка отодвинув его от себя, она сказала:
– Алексис, я не могу дышать. Не прижимай меня так крепко!
– Почему?
– Потому что я двину тебе в челюсть. Я тебя больше не боюсь.
Керри пыталась освободиться, но он еще крепче сжимал ее в руках.
– Алексис!..
– Алексис! – взмолилась Мария, прервав его воспоминания. – Перестань хмуриться и отпусти меня. Ты как удав.
Алексис очнулся. Проведя по темным волосам сестры, он сказал:
– Ты очень красивая девушка, и я очень тебя люблю. Я буду очень, очень недоволен, если ты ляжешь в постель с первым встречным. – Он поцеловал ее в щеку. – Очень недоволен, – повторил он тихо.
Мария поймала мрачный взгляд брата. Он никогда не вел себя с ней как диктатор, но на этот раз в нем чувствовалось что-то угрожающее.
– Я поняла, – заверила она его, добавив про себя: «Слишком поздно! Я была с ним каждую ночь с тех пор, как мы покинули Скиатос!»
– Надеюсь, что это так. А теперь расскажи мне, как ты познакомилась с Гарри.
Пока Мария докладывала ему, как Гарри с ней впервые заговорил, Алексис наблюдал за ним, прикрыв глаза. Контроль охранного агентства не принесет вреда. Ему нужен был телохранитель, и он получил как раз то, что нужно. Гарри, немного пофлиртовав, завоевал сердце его сестры, а она была так легковерна!
– Извини, я должен потанцевать с моей секретаршей и сделать ей выговор за то, что она сделала меня другом Гарри, – пробормотал он.
– Так ты знал?
Он рассмеялся оттого, что сестра так легко попалась в его ловушку. Она еще явно недостаточно взрослая.
– Теперь знаю. Ты подтвердила мои подозрения. Мария топнула ногой от возмущения.
– Алексис, как ты мог?! Это же нечестно! Алексис подошел к столу, за которым сидели Нина и Гарри.
– Послушай, Гарри, и я не буду повторять. Если ты хочешь закончить свой отпуск без проблем, оставь мою сестру в покое. Мы поняли друг друга?
Гарри смотрел окосевшими глазами. Он притворился, что не понимает, о чем говорит Алексис, поэтому, улыбнувшись, поднял стакан и невнятно пробормотал:
– Спасибо. Очень хорошо.
– В чем дело, мистер Стефанидес? – выдавила из себя Нина, широко раскрыв глаза. По голосу Алексиса она поняла, что что-то не так.
– Я полагал, юная леди, мы договорились, что ты по мере сил будешь компаньонкой моей сестры. Сил тебе, кажется, не хватает. Ты не просто живешь с ней в одной каюте. Ты должна знать обо всех ее передвижениях днем и ночью! – сказал он резко. – Вчера ночью моя сестра была в каюте у Гарри. Где, черт возьми, была ты?
Нина закашлялась и опустила голову, чтобы спрятаться от его взгляда.
– Смотри мне в глаза! – взорвался Алексис. – Ты знала, не так ли?
Нина попыталась отвернуться, но он резко развернул ее к себе. Он кипел от гнева.
– Я сказал – в глаза! Я жду ответа. Ты знала или нет, что Мария пошла в каюту Гарри?
– Я знала. Я отговаривала ее от этого. Я ей говорила, чтобы она не была такой дурой, как я. Но она дождалась, пока я отправлюсь спать. Когда я заснула, она ушла. К счастью, я проснулась, хотя обычно сплю крепко. Поняв, что ее нет, я пошла за ней, и думаю, что успела как раз вовремя.
Алексис нахмурился.
– Что значит «как раз вовремя»? Что там, черт побери, происходило?
– Ну, вы понимаете… – Нина покраснела. – Понимаете, я их остановила. Они еще не успели раздеться. Он как раз снимал брюки. Я утащила Марию из каюты, – с гордостью сказала Нина, полагая, что спасла невинность Марии.
– Почему эта маленькая лгунья… – зарычал Алексис, глядя на виноватое лицо сестры. – Ты имеешь в виду, что Гарри собирался…
– …сделать это. Да, без сомнения. Он не выглядел пьяным. У него на уме было то же, что и у всех мужчин. Секс! Нам такие не нужны! Мы можем без вас обойтись. – Она взглянула на Алексиса. – Разумеется, за исключением присутствующих.
Но Алексис не смотрел на секретаршу. Его внимание было приковано к Марии. Она танцевала с Петросом, не отрывая глаз от разъяренного лица брата.
– Нина, извини, пожалуйста, меня ждут неоконченные дела, – сказал он и быстро пошел через танцевальную площадку.
Мария вырвалась из рук Петроса и полетела вверх по крутой мощеной мостовой, преследуемая Алексисом.
– Что все это означает? – спросил Петрос, приглашая Елену на танец.
– Думаю, что моя дочь обманула своего брата. Кажется, она сейчас получит взбучку. Это пойдет ей на пользу, – спокойно ответила Елена. Как раз в этот момент Алексис схватил свою сестру за руку.
К тому времени, когда все вернулись на яхту, Мария отправилась в свою каюту. Гарри было приказано отсыпаться. Елена и Нина отправились спать, и только Петрос, Марша и Алексис остались с капитаном выпить стаканчик на ночь.
– Я рад, что ты устроил взбучку этому Гарри. С ним что-то не так. Не могу объяснить, но тут что-то определенно есть, – сказал задумчиво Петрос.
Марша сдвинула брови.
– Мне жаль его. Он никому не сделал ничего плохого. Я думаю, ты должен быть к нему снисходителен.
Алексис ничего не ответил.
– Как вы знаете, он на самом деле не был приятелем Марии. Он просто пришел на яхту и попросился в плавание. Я сказал ему, чтобы он убирался, а потом узнал, что она взяла его с собой. Когда я попытался отговорить ее, она сказала, что получила ваше разрешение, – объяснил капитан. – Я согласен с Петросом. Он совсем не внушает доверия.
Алексис нахмурился, заметив, что Марша что-то прячет в сумочку.
– Я думаю, что он не опасен. Не понимаю, почему он не может продолжить путешествие, – сказала Марша.
– Может, – проворчал Алексис, переглянувшись с Петросом. – Вот что я обо всем этом думаю.
Часом позже Алексис стоял на носу яхты, глядя на гавань Алонниссоса. Он вспомнил, как всего несколько дней назад они отдыхали здесь, в этом раю.
Это были счастливые воспоминания. Они много разговаривали, смеялись, в полной мере наслаждались жизнью, не боясь быть самими собой. Но он тут же подумал о другом. Неужели они всегда будут так ссориться? Если бы Петрос не пристал к нему с ножом к горлу, он бы вернул девушке ее свободу. По крайней мере, он дал бы ей возможность выбора.
Он запустил руку в волосы и рассмеялся. Выбор! Керри никогда бы не выбрала его по доброй воле, хоть и отдалась ему с таким желанием. Ведь это была лишь часть соглашения, с грустью подумал он.
Черт! Почему он позволил вовлечь себя во все это? Почему согласился на этот план Петроса? Почему? Причина была совершенно ясна. Да, он любил ее, любил всегда, с того дня, как она посмела ослушаться Петроса и компанию седобородых скучающих мужчин, кроме него. В тот день она испортила прекрасный полированный стол, он до сих пор хранит следы ее ножа.
Что будет, если он сейчас даст ей уйти? Она отправится в Лондон к своему верному Питеру. Директору школы, как она сказала. Он ненавидел Питера, ненавидел человека, которого совсем не знал. Он ненавидел сами мысли о нем, само звучание его имени.
Нужно пойти и разобраться во всем этом вместе с Керри. Нужно пойти к ней, разбудить ее и извиниться за то, что он такой осел. Он потребует от нее объяснений по поводу Питера, он не позволит, чтобы она обманывала его…
– Алексис.
При звуке голоса Марши у него свело живот.
– Марша, уже поздно. Я думал, что ты спишь, – сказал Алексис, повернувшись и следя за каждым ее движением. В Марше было что-то, что ему не нравилось. Да, он спал с ней, но только потому, что она тайком пробралась к нему.
– Я не могу уснуть. Может быть, мы разделим с тобой…
– Мы с тобой ничего не можем делить! – резко бросил Алексис. – Не знаю, сколько раз я тебе об этом говорил. Все кончено. Я думал, что ты все поймешь, когда увидишь меня с Керри. Я никогда не любил тебя. Это ты пришла ко мне, запомни!
– Давай снова займемся любовью, – хрипло прошептала Марша. – Ты не захочешь, чтобы все кончилось. Мы все вернем снова.
Алексис закрыл глаза, довольный тем, что ветер обдувал его лицо, действуя успокаивающе. Он все еще был возбужден от общения со своей безответственной сестрой. Он не мог справиться и с ней!
– Я знаю твою игру, Марша. Прости, что не смогу тебе угодить, – проворчал он, сверкая глазами. – Может быть, тебе стоит вернуться к мужу? Может быть, кто-нибудь из мужчин на яхте сможет тебе помочь, если ты находишься в таком отчаянном положении? – Она замахнулась на него, но он схватил ее за руку. – Ну, нет! Не существует женщины, которой удалось бы это сделать, хотя в настоящий момент я этого, безусловно, заслуживаю.
– Заслуживаешь, ублюдок! Ты заставил меня поверить, что приглашаешь на яхту ради примирения.
Алексис усмехнулся:
– О нет, дорогая. Мы оба знаем, что ты здесь по другой причине. Возможно, из-за моих денег. Я еще не знаю этого, но обязательно выясню.
Он посмотрел на нее так, что она вздрогнула.
– У моего мужа куча денег.
– Твой муж с тобой разводится, Марша, и готов биться об заклад, что он составил брачный контракт, как только положил на тебя глаз. Послушай, почему бы тебе не пойти собирать вещи? Я советую тебе отправиться домой к мужу и спасать то, что осталось от вашего брака, – сказал он резко, так что Марша снова вздрогнула.
Когда она ушла, Алексис посмотрел на часы и вздохнул. Скоро он сможет увидеть восход солнца и предрассветный туман над гаванью. Может быть, ему искупаться перед восходом? Сняв шорты, он прыгнул за борт, рассекая холодную воду вокруг себя.
Это было как раз то, что надо для разговора с Керри, – ясная голова. С каждым гребком Алексис заплывал все дальше на глубину. Он развернулся. Яхта была уже довольно далеко; он заплыл дальше, чем предполагал. Отсюда он наблюдал рассвет, захватывающий дух восход солнца, лучи которого отражались от подрагивающей серебристой поверхности воды. Встретив рассвет, он медленно поплыл назад и поднялся на «Челленджер».
– Алексис, боюсь, что у нас плохие новости. Стефан плывет сюда на катере. На одном из ваших танкеров произошла авария, – устало сказал капитан Савидис, увидев хозяина с полотенцем в руке.
Алексис энергично вытерся.
– Еще одна авария? – нервно спросил он. – Известны какие-нибудь подробности?
– Нет, но скоро должен прибыть Стефан. Я предполагаю, что это был пожар.
– Есть жертвы? Капитан кивнул.
– Я не знаю сколько, но не много.
– Даже один человек – это слишком много.
– Да, сэр.
Алексис взял свои вещи.
– Я пойду переоденусь. Пошлите за мной, как только увидите катер Стефана, и скажите, чтобы меня подождали. Я должен поехать с ними.
– Конечно, сэр.
Алексис повернулся к капитану.
– Кстати, я буду в каюте у Керри.
Капитан смотрел, как Алексис спускался вниз. Вторая авария на корабле! Ущерб был огромным!
Их каюты находились в разных концах яхты. Алексис нахмурился: кто, черт возьми, все поменял? Керри была права. Маршу поместили в соседнюю с ним каюту, хотя его распоряжения были совершенно другими.
Нина тоже занималась этим. Неужели она настолько влюблена в Стефана, что не способна рассуждать разумно?
Он тихо открыл дверь каюты. Керри спала, ее волосы разметались. Она лежала на животе, едва прикрытая простыней. Он улыбнулся. Ему хотелось забраться к ней в постель, но он понимал, что прием может оказаться весьма холодным. Сегодня вечером она была сильно раздражена. Они оба были раздражены!
Пройдя в душ, Алексис разделся и включил воду. Встав под упругие струи, он смыл морскую соль со своей оливковой кожи. Он понимал, что должен уехать, что это его обязанность. Люди зависели от него, да и он сам, черт побери, хотел во всем разобраться.
Когда он вернулся в спальню, Керри лежала на спине, но по-прежнему крепко спала. Он будет безумно по ней скучать – это единственное, в чем он был абсолютно уверен. Он прикоснулся к ее губам, не в силах удержаться от поцелуя. Всего один поцелуй – вот все, чего он хочет.
Ее губы были такими нежными и манящими! Он лег на кровать и целовал ее снова и снова, мягко и нежно. Она, задыхаясь, начала целовать его тоже.
К счастью, негромкий стук в дверь вернул его к действительности. Керри застонала, когда он оторвался от нее, но он тихо выскользнул из каюты и увидел на палубе крайне встревоженного Стефана.
– По выражению твоего лица я вижу, что новости плохие.
Алексис сел рядом с братом. Стефан наклонился вперед и заговорил шепотом:
– Властям снова требуется наша помощь. Похоже, что это поджог. – Он всплеснул руками. – Мы потеряли троих человек, Алексис. Надо что-то делать!
– Да. Мне нужны подробности. Я немедленно еду туда. Катер еще здесь? – Стефан кивнул. – Хорошо. Ты должен сделать все необходимые распоряжения и обеспечить безопасность пассажиров. Если ты считаешь, что требуются еще телохранители, займись этим.
Стефан протянул Алексису папку.
– Тебя будет ждать Джеймс Франклин. Они все еще пытаются потушить огонь. Кстати, ты был прав: мы нашли тайник.
Алексис встал.
– Я пойду соберу вещи. Немедленно пришли ко мне Нину. Мне надо кое-что ей поручить. – Он вздохнул, увидев гримасу Стефана. – Послушай, Стефан, это работа. Сделай, что тебя просят. Она живет в одной каюте с Марией. И убедись, что парню по имени Гарри предоставлена полная свобода для обеспечения безопасности Марии!
Стефан взял Алексиса за плечо.
– Что я должен сказать Керри? И что значит – для безопасности Марии?
Алексис хмуро посмотрел на него.
– Ничего ей не говори, абсолютно ничего. Я не хочу никого пугать, особенно Керри. Она достаточно напереживалась из-за болезни Петроса. Я предупрежу Нину, что ей сказать. Что касается Марии, то я стараюсь быть сверхосторожным. Гарри на самом деле зовут Тейт Джонсон. Он охранник. Держи его в курсе всех событий.
– Я все-таки думаю, Керри должна знать, что ты можешь оказаться в опасности, – заметил Стефан, но Алексис замахал рукой:
– Не говори ничего!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Странное предложение - Бонд Тиффани



ерунда мыльная, мысль стара как мир, но изложена отвратительно.Не понравилось!!!
Странное предложение - Бонд Тиффаниелена
26.10.2011, 20.35





Мне очень понравилась!!!!!!
Странное предложение - Бонд ТиффаниЛена
22.02.2012, 22.08





мне очень понравилось!я не понимаю тех кому это не понравилось!
Странное предложение - Бонд ТиффаниДаша
11.12.2012, 23.22





классс
Странное предложение - Бонд Тиффанианна
24.02.2013, 9.55





Действительно, мыло, сюжет еще так-сяк,ноrnизложение ужасное, или перевод. Не стоит тратить время, есть много других достойных книг.
Странное предложение - Бонд ТиффаниТесса
3.01.2015, 20.15





Нужно было сначала почитать комментарии, тогда не потртила бы зря время на чтение.
Странное предложение - Бонд Тиффанинадежда
17.03.2016, 21.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100