Читать онлайн Пыл невинности, автора - Бонандер Джейн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пыл невинности - Бонандер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пыл невинности - Бонандер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пыл невинности - Бонандер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бонандер Джейн

Пыл невинности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Я мог бы счастливо провести остаток своих дней в обществе дочери, у которой очень мягкий характер, но… только вот она едва ли согласится прожить свои дни в моем обществе.
Из дневника Йэна Макдауэлла
– Мне нужна одежда! – Голос прозвучал так громко в тишине пещеры, что Скотти вздрогнула от неожиданности.
– Н… не подходите ко мне! – Дрожащими руками она взяла табурет с тремя ножками, на котором сидела, когда доила Розу, и выставила перед собой как щит.
Прикрывая раненый бок и слегка покачиваясь от слабости, незнакомец медленно двинулся к ней.
– Немедленно верни мою одежду, черт побери! Скотти попятилась, в панике глядя по сторонам в поисках спасения.
– Не смейте прикасаться ко мне! – пролепетала девушка и попробовала ткнуть его ножками табурета. Собрав всю свою смелость, она предупредила: – Если вы хотя бы пальцем дотронетесь до меня, то сильно об этом пожалеете. Поверьте, вам придется позавидовать кастрированному быку!
– Я не пристаю к детям, – с усмешкой покачал головой незнакомец, не отрывая руки от бока.
На какую-то долю секунды Скотти Макдаэулл оскорбилась, хотя и понимала, что обижаться в этой ситуации очень глупо. Какой же она ребенок! Ведь ей уже почти девятнадцать лет! К тому же он не пристает к ней, а хочет убить!
Незнакомец вел себя как-то странно: хрипло дышал, будто ему не хватает воздуха.
– От тебя нужна только моя одежда, чтоб ей провалиться, и больше ничего!
– Одежда тут ни при чем! Лучше бы ее хозяин провалился! – не удержалась от колкости Скотти.
– Что? – угрожающе прорычал он.
Она покачала головой и неожиданно предложила:
– Давайте меняться.
Незнакомец негромко выругался и сделал шаг к двери.
– Что тебе нужно? – прислонившись к косяку, спросил он. – Ты и так забрала все, что у меня есть.
Продолжая прикрываться табуретом, Скотти протянула руку:
– Нож.
Незнакомец пятился и пятился, пока не оказался в хижине. Он протянул нож, но отдернул руку, прежде чем девушка успела схватить его. Глаза мужчины угрожающе сверкнули.
– Откуда мне знать, что ты не обманешь? – вкрадчиво поинтересовался он.
Скотти Макдауэлл бросила на него испепеляющий взгляд, словно хотела сжечь на месте, и с испугом подумала, что этот человек скользкий, как уж.
– Ниоткуда! Только учтите, что если не отдадите нож, я брошу в огонь вашу одежду вместе с драгоценным револьвером, – пригрозила девушка.
Он вежливо улыбнулся, но глаза, как и раньше, оставались непроницаемыми, и протянул нож.
Скотти на долю секунды непроизвольно опустила взгляд и увидела его детородный орган в окружении густых черных волос – в нем таилась угроза. Ее щеки залил яркий румянец, и, торопливо отвернувшись, она пробормотала:
– Хоть из чувства приличия могли бы…
– Мог бы,– язвительно прервал ее незнакомец, – но мне нечего прятать… Послушай, я замерз… И, черт возьми, если это так тебя смущает, поскорее дай мне одежду.
Скотти Макдауэлл заскрипела зубами от злости и бросилась в угол хижины, где стояла сушилка. Сдернув с нее мокрую одежду, она швырнула ее ему.
– Держите! И побыстрее одевайтесь, ради Бога! Незнакомец поднял с пола длинную нижнюю рубашку, хмуро потрогал фланелевую рубашку и брюки.
– Как я их надену, если они мокрые!
– А вы чего ждали? – Она отвернулась к очагу. – Они были все в крови, пришлось стирать. Сегодня не та погода, чтобы сушить одежду на улице.
Он смачно выругался.
– Почему ты не повесила их у огня, черт побери?
– Я… совсем из головы вылетело. – Девушка испуганно вздрогнула. И почему она не догадалась? Ответ нашелся сразу. Сам виноват: вывел ее из равновесия, и она забыла такую простую вещь.
– Я не могу надеть мокрую одежду, – проворчал раненый. – Повесь ее посушиться у огня.
Скотти гневно повернулась к нему и угрожающе подняла кочергу.
– Я вам не прислуга, сэр! Вы забыли, что мистер Линкольн отменил рабство в этой стране и освободил всех рабов. Так что вешайте, пожалуйста, свою мерзкую одежду сами!
Скотти Макдауэлл отвернулась к огню и упрекнула себя за то, что опять не сдержалась. Почему она так быстро выходит из себя? Вспыхивает, будто к ней подносят спичку. Это на нее не похоже. Краем глаза она увидела, как он подобрал с пола мокрую одежду и медленно двинулся к огню. Длинную нижнюю рубашку положил на деревянный ящик, брюки повесил на спинку стула, а фланелевую рубашку – на гвоздь, вбитый в стену над очагом. Развесив одежду, он прислонился к спинке стула в чем мать родила.
Скотти повернулась к очагу, чтобы положить кочергу, и ее взгляд задержался на груди незнакомца. Почему ее так влечет к этому проклятому беглому каторжнику! Девушка разозлилась на себя и зашипела, как ошпаренный кипятком опоссум:
– О Господи…
Скотти бросилась в угол хижины и принялась рыться в сундуке, где лежала одежда отца. Она очень боялась, что ей не удастся найти ничего подходящего, ведь незнакомец вдвое крупнее Йэна Макдауэлла.
Но, к счастью, она нашла эластичные кальсоны. Подбежав к гостю, она сунула их ему:
– Вот, наденьте!
Не отнимая руку от раненого бока, незнакомец опустился на скамеечку для ног, стоящую перед огнем, сунул ноги в кальсоны и натянул до бедер. После этого кое-как добрался до постели и рухнул без сил.
Скотти Макдауэлл стояла, затаив дыхание. Она задышала только тогда, когда он накрылся одеялом. Кальсоны не доходили этому великану даже до пупка, эластичная ткань едва прикрывала густой треугольник черных волос, который уже привлек ее внимание…
Девушка шумно выдохнула воздух и пошла в пещеру за молоком. Вылив его в стеклянный кувшин, она вышла на свежий воздух. Набрала в ведро снега и помыла его, вернулась в хижину и только после этого разрешила себе думать о невоспитанном госте и его бесстыдной наготе.
В свои неполные девятнадцать лет Скотти Макдауэлл оставалась наивной и невинной девушкой, но все же считала, что жизнь в лесу подготовила ее к встрече с таким человеком, как этот незнакомец. Но теперь оказалось, что это не так. Он, конечно, не собирается убивать или насиловать ее, однако вполне возможно, замышляет против нее что-то дурное. Он плохой и порочный человек, в этом она не сомневалась.
Впрочем, нравилось ей это или нет, она признавала, что очарована телом незнакомца и его густыми черными волосами. Сравнивать ей было особенно не с кем: только с отцом да со своими славными друзьями – Джейми и Калумом Бауэрсами, с которыми она выросла в долине. Наверное, поэтому ее притягивали черная шерсть, растущая на груди непрошеного гостя, и сильные мускулы у него на руках и бедрах. С тех пор как Джейми и Калум превратились в юношей, она не видела их без рубашек, но почему-то была уверена, что ни один из братьев не сравнится по красоте тела с этим типом. Скотти старалась не думать о черном густом кусте, растущем у незнакомца ниже живота и дающем пристанище его… мужскому достоинству.
Она покраснела. Мужское достоинство. Какие глупые и смешные слова! А она глупая и смешная девушка! Она прекрасно знала название мужского детородного органа так же, как знала название своего. И до сегодняшнего дня Скотти не стесняясь, могла произнести его вслух, не говоря уже о том, чтобы называть его, как положено, в своих мыслях. С какой стати она должна стесняться, ведь это жизнь! Однако сегодня Скотти почему-то стеснялась произнести это слово. Наверное, потому, что день выдался особый.
Она подошла к огню и уютно устроилась в любимом кресле отца. Маггин выполз из-за деревянного ящика и запрыгнул к ней на колени.
– Что-то давно тебя не было видно, – негромко пошутила девушка.
Енот тихо заурчал и ткнулся носом в ладонь хозяйке.
– Ладно, ладно, – кивнула Скотти и принялась массировать спину своему любимцу. Она научилась массажу во время болезни отца, когда Йэну Макдауэллу приходилось долго лежать в одном положении и у него сильно затекала спина.
Скотти Макдауэлл сидела и грустно смотрела на гостя, лежащего в ворохе тряпок на полу. Он спал на здоровом боку, сжимая огромной волосатой рукой подушку. Она закрыла глаза и попыталась представить себя с ним. Вот бы лечь рядом и использовать вместо подушки его руку… Ее вдруг охватил жар.
Совсем с ума сошла! Этот тип неизвестно откуда свалился ей на голову и запросто может убить ее или изнасиловать. Он наверняка получает удовольствие, когда видит на ее лице страх.
Скотти изо всех сил боролась со сном. Да что она о нем все время думает, ведь он самый обыкновенный бандит! Самое лучшее, если он окажется вором, а худшее – убийцей. И в том, и в другом случае он чрезвычайно опасен, и она ни на минуту не должна об этом забывать.
Громкое проклятие нарушило тишину в хижине и разбудило Скотти Макдауэлл. Полусонная и ничего не понимающая, она вскочила с кресла и вскрикнула:
– Что? Что случилось?
– Черт! – вновь выругался непрошеный гость. – В дом забрался какой-то дикий зверь.
Скотти удивленно посмотрела на него и с трудом подавила улыбку. Она с гордостью созерцала работу Маггина. Борода незнакомца, большая и спутавшаяся, сейчас была аккуратно заплетена в четыре или пять косичек. Отвернувшись к огню, чтобы подложить дров, девушка широко улыбнулась.
– Маггин не дикий зверь. Он ручной и ничем не отличается от кошки. – Она положила на решетку в очаге полено и пожала плечами. – Он не назло, так что не кричите на него, пожалуйста. Он пугается.
– Проклятие! – проворчал мужчина, на этот раз уже не так громко. – Пока я спал, он сделал из моей бороды черт знает что!
Скотти отправилась за ширму умываться. Она плеснула на лицо холодной водой и вымыла руки, после чего оценивающе посмотрела в зеркало. Да, вид у нее ужасный. Маггин распустил косы, и длинные густые волосы волнами спадали на плечи и достигали груди. Скотти покачала головой и с печальным вздохом решила, что нужно хоть как-то привести себя в порядок.
– Какого черта… – никак не успокаивался незнакомец. – Что он со мной сделал?
Скотти вышла из-за ширмы и посмотрела на него.
Незнакомец взял с тумбочки зеркальце и изумленно разглядывал себя. Из-под черных бровей сердито сверкали голубые глаза. Неожиданно он положил зеркальце и обратился к девушке:
– Ты только посмотри, что это… это мерзкое существо сделало с моей бородой! – Он провел пальцами по косичкам и постарался распустить их. – Это енот, да? Что эта бестия делает в твоем доме?
Скотти подошла к небольшому сундучку, в котором хранила специи, и открыла ящичек с чаем.
– Да, енот, а никакое не мерзкое существо и не бестия. – Скотти постаралась не заводиться и говорила спокойным голосом. Она насыпала чай в старинный фаянсовый чайничек, который остался от матери.
– Но что он делает в доме? – повторил незнакомец. – Разве дикий зверь может жить в неволе? Неужели ему не нужны другие еноты?
Скотти заскрипела зубами от злости и сняла с полки над очагом небольшой чугунный чайник с горячей водой.
– Хочу довести до вашего сведения, что если Маггин вдруг увидит енота, то до смерти перепугается.
Непрошеный гость с тяжелым вздохом покачал головой.
– Я ничего не знаю о енотах.
– Заметно! – съехидничала девушка. – Если бы вы хоть немного знали повадки зверьков, то понимали бы, что стоит еноту подружиться с человеком – и он никогда больше не сможет жить в лесу. Больше всего на свете еноты любят то живое существо, которое первым видят, когда открывают глаза. Для Маггина этим существом оказалась я. Поэтому, – добавила она, стараясь говорить спокойно, – Маггин считает меня своей матерью.
Скотти сама не понимала, зачем объясняет все это гостю. Меньше всего ей хотелось разговаривать с этим отвратительным человеком.
– Замечательно, – пробормотал он. – Просто замечательно! Ты живешь с козой, ослом, и, по-моему, я видел в пещере еще курицу с цыплятами. А теперь сообщаешь мне, что в доме живет енот, который считает тебя своей матерью. Ну, прямо зверинец или… сумасшедший дом.
Скотти прикусила язык, чтобы сдержаться. Она посмотрела в дальний угол комнаты, где под гамаком тихо журчал маленький ручеек. Отец любил журчание воды и заставил ручей изменить русло, направив его через дом. Вот здорово, если бы этот грубый и невоспитанный тип споткнулся, упал в воду и замерз до смерти или захлебнулся!
Скотти Макдауэлл проверила чай и, убедившись, что он заварился, принялась разливать по чашкам. В голову ей неожиданно пришла мысль, что незнакомец, наверное, смертельно проголодался. Пожалуй, надо накормить его, прежде чем выставить за дверь. Зима выдалась холодная, и ему понадобятся силы.
– Кто вы? – Девушка подошла к огню и протянула чашку с чаем.
Приподнявшись на локте, незнакомец взял у нее чашку и сделал большой глоток, но тут же скорчил гримасу, будто проглотил изрядную порцию неразбавленного виски.
– А ты как думаешь?
Скотти не ответила. Честно говоря, ей хотелось узнать только, кто его ранил, и больше ничего. Какое ей дело до того, кто он? Чем меньше о нем знать, тем лучше.
После его ухода она постарается как можно быстрее забыть, что он вообще появлялся в ее жизни.
– А ты Скотти Макдауэлл, – неожиданно сообщил он.
Она открыла рот и изумленно уставилась на него:
– Откуда вы знаете?
Незнакомец самодовольно усмехнулся:
– У меня такая профессия: все обо всех знать. От страха у Скотти подогнулись ноги.
– И… и какая же у вас профессия? – дрожащим голосом переспросила девушка.
Он поставил чашку на очаг и лег на подушки.
– Я думал, ты уже сама догадалась.
– Как я могла догадаться? – нахмурилась она. – Я уверена только в одном: чем бы вы ни занимались, это, скорее всего, незаконно. Иначе, зачем бы кому-то понадобилось стрелять в вас?
– А может, я простой лесоруб, и какой-то охотник ошибочно принял меня за зверя.
Скотти выразительно фыркнула.
– За койота. – Она спокойно посмотрела на незнакомца и добавила: – Я уверена, в вас стреляли специально.
– Зачем? – удивился незнакомец.
Она встала, подошла к столу и начала готовить завтрак.
– В Йосемитской долине лесорубов не жалуют. – Скотти Макдауэлл бросила на собеседника многозначительный взгляд и поинтересовалась: – А знаете, почему?
– Могу представить, – хмыкнул он и прикрыл глаза рукой.
Как Скотти ни боролась с желанием, она не могла оторвать завороженного взгляда от его руки – под кожей песочного цвета просматривались мускулы. Она не понимала, почему внутри нее моментально разливается тепло, как только она обращает внимание на его тело. Она часто ругала себя за мысли о нем, за то, что хотелось подойти, схватить его за руку и потрогать мускулы: на самом ли деле они такие твердые, какими кажутся?
Скотти с трудом отвела взгляд в сторону и стала готовить завтрак.
– Они насилуют землю, чтобы извлечь побольше прибыли, – наконец сказала она.
– Так ты не согласна с тем, что леса нужно вырубать? – полюбопытствовал ее собеседник. – Я имею в виду, конечно, не бездумные, а аккуратные вырубки.
– Глупости все эти ваши аккуратные вырубки! – не сдержалась Скотти. – Уловка, необходимая подлецам для своего оправдания. А знаете, – сказала она, доставая из маленького ледника холодные картошины, – индейцы никогда не рубят здоровые деревья. Они берут только поваленные ветром или больные.
– По-твоему, все должны жить, как индейцы? – уточнил гость.
– Конечно, нет. – Она ловкими движениями начала резать картошку.
– А что думал по этому поводу твой отец?
Скотти резко повернулась и пристально посмотрела на незнакомца.
– Что вы знаете о моем отце?
Он махнул рукой.
– Ровным счетом ничего. Но ни для кого не секрет, что Йэн Макдауэлл предпочитал жить в лесу, а не в цивилизованном мире.
Скотти перестала работать и задумалась об отце. Воспоминания об Йэне Макдауэлле немного ослабили ее гнев.
– Папа был идеалистом и мечтателем. Я… я понимаю, его взгляды, конечно, немного устарели.
– А как он относился к фермерам, которые разводят в долине овец?
– Овцам, как и всем остальным, тоже нужно жить, – пожала плечами девушка.
– И его не тревожило, что овцы в самом прямом смысле уничтожают землю, которую он так сильно любил?
– Папа не верил, что овцы губят долину, и я не верю, – ни секунды не колеблясь, покачала головой Скотти. – Во всем виноваты лесорубы. Они приходят, валят деревья направо и налево и уничтожают долину. Неудивительно, что этой зимой здесь гораздо больше снежных лавин, чем раньше.
– А почему?
Она недоверчиво посмотрела на собеседника, словно удивляясь его глупости.
– Деревья задерживают снег. Когда нет деревьев, снег ничто не держит, и он свободно спускается со скал.
Скотти разбила три драгоценных яйца и принялась энергично взбивать их.
– Лесорубы насилуют землю, – повторила она. – Они губят Йосемитскую долину.
– Но есть же выход, – покачал головой таинственный незнакомец. – Должна существовать золотая середина…
Она на секунду оставила яйца в покое и посмотрела на огонь, вспомнив твердость, с которой отец всегда говорил на эту тему.
– Должна, но лесорубы ее не знают. У меня такое впечатление, что они во что бы то ни стало хотят повалить все деревья в долине ради тщеславных и жадных толстосумов из города. Именно толстосумы, живущие в роскошных особняках на высоком холме в Сан-Франциско, во всем виноваты.
– Что за холм? – удивленно усмехнулся незнакомец.
Скотти бросила на него нетерпеливый взгляд:
– Я же вам только что сказала. Холм, на котором стоят роскошные особняки.
– В Сан-Франциско есть Ринкон, есть Рашен-хилл…
type="note" l:href="#n_2">[2]
– О нет, русские тут ни при чем, – прервала она его. – На том холме живет богема. Они не знают ни стыда, ни совести, ведут себя вызывающе и…
Он негромко присвистнул и спросил:
– А ты откуда знаешь?
– Папа говорил.
– А тебе не кажется, что ты бросаешь всем вызов, живя в лесу, вдали от цивилизации? – неожиданно спросил непрошеный гость.
– Может, вы и правы, – задумчиво согласилась она.
– Значит, ты винишь во всех бедах в долине лесорубов?
– Нет! – яростно замотала головой Скотти Макдауэлл. – Во всем виновато наше правительство, чтоб ему провалиться! Если нас не уничтожат лесорубы, то правительство уж точно добьет. – По ее шее растекся яркий румянец. – Порой мне даже кажется, что я могла бы хладнокровно пристрелить какого-нибудь правительственного чиновника, ей-богу!
Неожиданно она поняла, что глубокомысленные рассуждения гостя усыпили ее бдительность и придали ложное ощущение безопасности. А ведь ей ни в коем случае нельзя терять бдительность. Чтобы не расслабляться, Скотти вспомнила, какой испытала вчера ужас, когда он прижал к ее горлу нож, и унижение, когда заставил ее раздеться и обыскал.
– После завтрака я бы не прочь помыться, – сообщил наглый незнакомец.
Повелительный тон, которым он произнес просьбу, разозлил Скотти, хотя она и понимала, что ему необходимо помыться. Волосы и борода у него были грязные, а она ему промыла только рану.
– Я нагрею воду, но не надейтесь, что я буду вас мыть, – отрезала девушка.
Непрошеный гость громко рассмеялся.
– Ты даже не догадываешься, от чего отказываешься, – язвительно заметил он.
Скотти покраснела до корней волос. Хотя она и заслужила этот упрек за то, что так открыто смотрела на него, но все же он ей пришелся не по вкусу.
После завтрака Скотти Макдауэлл принесла лохань и наполнила ее горячей водой. Когда незнакомец начал раздеваться, она торопливо вышла в пещеру, довольная тем, что хотя бы несколько минут побудет одна. И только тут до нее дошло, что она так ничего о нем и не узнала. Он очень умный и хитрый. Все время слушал и почти ничего не говорил. Она знала о нем столько же, сколько и до разговора.
Скотти вошла из пещеры в хижину и внимательно огляделась по сторонам. Всякий раз, оставляя непрошеного гостя одного и потом, возвращаясь, она внимательно осматривала все вокруг: вдруг он попытается найти револьвер или какое-то другое оружие. Взгляд девушки остановился на оштукатуренной каменной стене, в которой был сооружен очаг. На крючках висели большие ложки, черпаки с длинными ручками и лопаточки. Рядом с очагом висели снегоступы.
На откидной крышке бюро лежал толстый слой пыли. Скотти специально не стала вытирать ее, чтобы сразу заметить, если он полезет туда за револьвером. На медных ручках бюро, сделанных в форме крыльев летучей мыши, сверкало солнце.
Скотти посмотрела на своего пациента, который внимательно наблюдал за ней. Ее глупое девичье сердце бешено заколотилось.
– С вами все в порядке? – тревожно спросила она, заметив его не очень здоровый вид. Не хватало еще, чтобы он простудился. Простуда только продлит его пребывание в ее доме, а ей больше всего на свете хотелось поскорее избавиться от наглого гостя.
Незнакомец пристально наблюдал за хозяйкой, и его горячий взгляд, казалось, проникал под кожу.
– Со мной все в порядке, – проворчал он, наконец. – Мне нужно побриться.
Девушка отступила назад и воззрилась на него. Действительно, похож черт знает на кого! Пожалуй, придется помочь ему побриться. Скотти очень хотела увидеть незнакомца без бороды, но в глубине души почему-то очень боялась этого. Она уже почувствовала непонятную привязанность к своему незваному гостю, который, возможно, скрывается от правосудия за совершение страшных преступлений против женщин и детей. Боялась же она того, что под густой черной бородой скрывается некрасивое лицо.
Скотти собралась с силами и убедила себя в том, что ей абсолютно все равно, как он выглядит. Красивый или невзрачный, он все равно самый обыкновенный преступник. Ни одна приличная и уважающая себя и закон девушка, к каковым Скотти причисляла себя, не посмеет даже думать о таком мужчине.
Он мрачно посмотрел на нее, потом в зеркальце.
– Наверное, я похож на Аттилу.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Скотти молча согласилась. Ей очень хотелось побрить его, чтобы поскорее обнаружить подтверждение своим мыслям: под черной бородой скрывается невзрачный мужчина с прыщавой кожей и скошенным подбородком.
Она взяла ножницы и проверила на нитке от своей рубашки, не затупились ли они.
Отрезая длинные черные волосы, Скотти вновь убедилась, как приятно до него дотрагиваться. Уже при перевязках девушка с ужасом поняла, что эта неприятная процедура ей нравится все больше.
Странно, хотя она и продолжала убеждать себя в том, что он опасен, было все труднее и труднее относиться к нему как к недругу. Они провели вместе совсем немного времени, но между ними уже установились спокойные и почти дружеские отношения. Правда, спокойной Скотти оставалась только до тех пор, пока не начинала думать об его сильном мускулистом теле и о той непринужденности, с которой он его демонстрировал. Сейчас, конечно, он уже не был обнажен, но стоило закрыть глаза, и она тут же видела его нагим, во всей красе.
Скотти украдкой бросила взгляд на его горло, где из-под воротника рубашки выбивались волосы, и едва не задохнулась. Они были такими густыми, что пробивались даже через петли пуговиц на рубашке.
Скотти откашлялась и начала подстригать волосы под подбородком. От него исходил необычный, но приятный запах. Терпкий, чистый и теплый.
Обрезав волосы ножницами, Скотти несколько раз провела помазком по куску мыла и намылила незнакомцу лицо. Он сидел с закрытыми глазами, пока не почувствовал, как шеи коснулось лезвие бритвы.
– Что ты делаешь? – воскликнул он.
– Неужели трудно догадаться? – язвительно ответила девушка и прижала бритву к его горлу.
Незнакомец неотрывно смотрел на ее руку.
– Надеюсь, ты знаешь, как обращаются с этой штукой?
– Нет, первый раз держу в руках. Как раз подумала потренироваться на вашем драгоценном адамовом яблоке, побрею сверху и суну бритву внутрь, – мрачно пошутила она.
Гость быстро отодвинулся и схватил ее за руку.
– О Господи! – пробурчала Скотти. – Я, конечно, хочу поскорее избавиться от вас, но вряд ли стану резать вам горло в своем собственном доме. Зачем же заливать вашей кровью пол из прекрасного кедра?
Незнакомец фыркнул и отпустил ее руку.
– Пожалуй, ты на самом деле не станешь перерезать мне горло. Скорее всего воткнешь в спину нож и зароешь труп в своей таинственной пещере, где никто не найдет мои кости сто лет.
Скотти спрятала улыбку. А она считала, что он собирается убить ее. Их роли неожиданно переменились.
Через минуту начали проступать черты его лица без бороды. Высокие скулы – наверное, много лет назад с кем-то из женщин его рода переспал знаменитый Чингисхан. Внезапно она почувствовала тепло, и ее соски уперлись во фланель рубашки.
– Закончила?
Скотти вздрогнула от неожиданности и только сейчас поняла, что остановилась.
– Нет еще… кожа не везде гладкая.
– Только не брей меня, пожалуйста, целый день, – проворчал он.
Увидев, что глаза у незнакомца все еще закрыты, Скотти Макдауэлл скорчила ему гримасу и повернула его нос в сторону, так что он чуть не коснулся щеки.
– Эй, потише! Я не резиновый.
– Простите, ваше величество. Надеюсь, в следующий раз побреетесь сами, черт побери!
– Я мечтаю об этом!
Скотти осторожно провела бритвой по его лицу и чуть не застонала, увидев твердые волевые очертания подбородка.
Закончив бритье, она вытерла его влажным полотенцем, встала с табурета и внимательно осмотрела. Не был он невзрачным: ни следов оспы, ни скошенного подбородка! Непрошеный гость оказался писаным красавцем! Его губы слегка раздвинулись и приоткрыли ровные края ослепительно белых зубов.
Она посмотрела на огонь и заставила себя отойти, пока не сделала ничего такого, о чем пришлось бы пожалеть. Но какая-то внутренняя сила заставила ее вновь посмотреть на его рот. Она представила, как его губы прижимаются к ее губам…
Неожиданно Скотти поняла, что незнакомец тоже смотрит на нее. Он поднял руку и слегка провел пальцами по красному следу у нее на шее.
– Неужели это я?
Она кивнула, задрожав от его прикосновения.
– Извини, – прошептал незнакомец.
Скотти Макдауэлл никак не могла отвести от него взгляда. Кровь бурным потоком помчалась по венам, сердце стучало так, что в любую секунду грозило выскочить из груди. Она медленно приблизила к нему лицо. Вся логика, вся осторожность улетели, как стая испуганных ворон. Скотти нагнулась и прижалась губами к его рту.
Внутри вновь разлилось приятное тепло, сердце застучало еще быстрее. Она вдруг испугалась и попыталась отодвинуться, но он схватил ее и усадил к себе на колени, не прерывая поцелуя. У Скотти закружилась голова, и ей показалось, что она задыхается.
– Ну-ну, милая, – сказал он, на мгновение отодвигаясь. – Нужно же дышать.
Через секунду губы незнакомца снова закрыли ее рот поцелуем, и ее дыхание ускорилось, от теплоты его губ вновь закружилась голова, только сейчас по-другому. Она никогда даже не подозревала о существовании таких приятных ощущений. Волны огня и желания накатывались на нее одна за другой. Скотти водила губами по его губам, стараясь утолить невесть откуда взявшийся эротический голод.
Неожиданно он провел языком по ее губам. Скотти в испуге отпрянула и ошеломленно посмотрела на него.
– Что?.. – пробормотала она. – Что ты делаешь? Она медленно соскользнула с его коленей и отошла, не отводя взгляда от его рта. Сердце билось у нее в груди, как пойманная птица.
– Я не хотел пугать тебя.
Пугать? Едва ли она назвала бы свое ощущение испугом. Скорее возбуждение… наслаждение… удовольствие… конечно же, удивление, но только не испуг!
Скотти Макдауэлл облизнула губы, стараясь уловить оставшийся на них вкус его языка. Как бы она хотела попробовать языком хотя бы маленькую частичку его тела.
– Зачем… – произнесла девушка пронзительным испуганным голосом и откашлялась. – Зачем ты это сделал?
Он подарил ей такой горячий взгляд, что она вся задрожала.
– Ты сама начала.
Значит, опять решил подразнить ее. Его насмешки озадачивали и пугали Скотти сильнее, чем гнев. Она схватила куртку и побежала к своим животным.
В пещере было холоднее, чем в хижине. Скотти жадно вдохнула прохладный воздух и прислонилась к стене, прижимая куртку к груди. Немного отдышавшись, дотронулась до губ – их до сих пор покалывало от его поцелуя. Разве можно так поступать с людьми?..
Девушка надела куртку и вошла в стойло к Глории.
– Пойдем, девочка, – сказала она и потянула за веревку, привязанную к голове мула. – Пора на прогулку.
Она вывела животное через другой проход на морозный воздух. Уходить далеко от дома не стала – уже стемнело. На ночном небе сверкали яркие звезды. Одни время от времени пролетали в темноте, словно выброшенные из ведра огоньки, другие сверкали в созвездиях.
Скотти повела мула по тропе, по которой всегда выгуливала животных, и задумалась о своем странном госте. Кто же он? Сейчас она, пожалуй, уже не боялась его. По крайней мере, не так, как в самом начале.
Когда Скотти вспомнила свое глупое поведение несколько минут назад, ее щеки покраснели, несмотря на холодный воздух. В памяти всплыл поцелуй, и ее тут же обдало жаром. Скотти и не подозревала, что в ней может находиться столько желаний, рвущихся на волю. Всепобеждающее желание, зуд… Она задрожала. Вот именно, зуд.
Через несколько минут девушка повела Глорию к дому. Теперь нужно ходить с высоко поднятой головой и притворяться, что поцелуй ничуть не встревожил ее. Несомненно, она сможет это сделать, несмотря на ноющую боль внизу живота. Набрав полную грудь морозного воздуха, Скотти попросила у Бога, чтобы он дал ей силы.


Скотти привела мула в стойло, глубоко вздохнула и вошла в хижину. Она посмотрела на таинственного незнакомца, тут же отвела взгляд в сторону и направилась к столу заваривать чай.
– Я хочу поговорить с тобой, – спокойно сказал он. Мягкий, вкрадчивый голос так напугал ее, что она чуть не выронила чайник с горячей водой.
– Сомневаюсь, что нам есть о чем говорить, – покачала головой девушка.
– Ошибаешься. Я хочу поговорить вовсе не об этом. Естественно, поцелуй ничего для него не значит, и он, наверное, уже забыл о нем! Она же до сих пор пребывала в смятении.
– Подойди ко мне, – попросил гость.
– Зачем? – О Боже, она вовсе не горела желанием видеть его!
– Я не хочу, чтобы ты ударила меня по голове этим чайником, после того как услышишь, что я тебе скажу.
Заинтригованная Скотти медленно обошла стол и села в кресло-качалку перед огнем.
– Ну? Что ты хочешь сказать?
– Ты хотела узнать, кто я.
Она смотрела на огонь, силясь успокоиться, проглотить ком в горле.
– Значит, решил осчастливить меня? – с трудом ухитрилась произнести она.
Незнакомец кивнул.
– Меня зовут Александр Головин. Я адвокат из Сан-Франциско.
Скотти резко повернулась к нему, не в силах скрыть изумление.
– Но почему в тебя стреляли?
– Я тебе уже сказал. Тому парню не понравилось, как я зарабатываю себе на жизнь.
По ее спине пробежал неприятный холодок.
– И… и как же ты зарабатываешь себе на жизнь?
Скотти с такой силой обхватила подлокотники кресла, что суставы пальцев побелели. Ведь она совсем не хочет знать это!
– Правительство штата Калифорния требует, чтобы ты покинула эту землю со всем имуществом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пыл невинности - Бонандер Джейн



Очень нравится этот роман. Мой первый роман, после него читала массу хороших романов,но этот остается любимым. На другом сайте читала о нем негативные отзывы. Но мне он очень нравится. Интересный. Читайте.
Пыл невинности - Бонандер Джейнлена
23.10.2013, 17.24





Как-то по службе в одном райцентре я посетила интернат для УО детей и меня поразили его выпускницы: такие ядреные девушки, рукодельницы, певицы. Я спросила у директрисы, а куда они деваются после выпуска. Ответ был: почти все выходят замуж. Женихи - окрестные деревенские парни, чуть не в очередь стоят. А что, читать, писать обучены, борща сварят ,за скотиной ходят, многодетны и в постели ненасытны. Так это и есть портрет главной героини Скотти (имечко не для русских). Ее диагноз - олигофрения в легкой степени дебильности и объясняет ее литературный образ и сексуальную ненасытность, но что делает счастливым главного героя. Также хочу коснуться лохматости главного героя. В прошлом был у меня такой мужчина. Конечно, поглаживать пальцами шкурку соболя гораздо приятнее, чем медвежью, но в постели лучше быть с медведем, чем с собольком. А так о романе - вполне хорош. Советую к прочтению.
Пыл невинности - Бонандер ДжейнВ.З.,66 л.
27.05.2014, 11.09





Я тут вся такая в розовых очках на пушистых облаках ... и бац! Предыдущий комент на асфальт уронил!rnПрикольно Вы про ГГю сказали. А я всю книгу гадала- с какого перепуга адвокат запал на ,практически, девочку-маугли? rnРастянуто , но читать можно. 8/10
Пыл невинности - Бонандер Джейнчиталка
9.08.2014, 0.01





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев... После прочтения вспомнила анекдот, девушка попугаю: "Эй, дурак, ты умеешь разговаривать?" Попугай: " Я то умею, а ты, дура, умеешь летать"...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100