Читать онлайн Пыл невинности, автора - Бонандер Джейн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пыл невинности - Бонандер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пыл невинности - Бонандер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пыл невинности - Бонандер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бонандер Джейн

Пыл невинности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Разобравшись с бумагами, необходимыми для шерифа из Марипозы, Александр Головин посмотрел на дверь, которая вела к камерам. Безжалостное сентябрьское солнце не оставляло в покое и городскую тюрьму. Даже металлическая окантовка стола, за которым он сидел, нагрелась так, что к ней больно было прикасаться. Земля вокруг тюрьмы высохла и потрескалась. В узких, давно пересохших канавах росли лишь несколько упрямых сорняков с колючками вместо листьев и толстыми корнями, глубоко уходящими под землю. Больше никакой растительности в Марипозе не было.
Заключенным приходилось особенно несладко, поскольку высокие зарешеченные окна камер выходили на запад. Однако Головин не жалел нынешних обитателей тюрьмы. Пусть они все сгорели бы в аду, и чем быстрее, тем лучше. Его беспокоило только то, что Джейми Бауэрс успел скрыться, а Адольф Мотли вообще как сквозь землю провалился.
– Надеюсь, у вас с ними не возникнет неприятностей, шериф? – заметил Головин.
Шериф положил в ящик стола связку ключей от камер.
– Скоро приедет судья, мистер Головин, – кивнул он. – Не беспокойтесь, они все получат по заслугам.
Алекс решил не рассказывать Скотти о том, что Джейми Бауэрс чуть не убил его. Этот наглец со своими молодчиками устроил засаду на надоедливого адвоката и шерифа, чтобы избавиться от них и уничтожить свидетельства и улики, которые они собрали против них, но бандитам не повезло. Они сами угодили в ловушку. Сообщников Бауэрса задержали всех до единого, но самому Джейми, к сожалению, удалось бежать.
Алекс вспомнил приход Бауэрса к нему домой. Мальчишка тогда похвастался Скотти, будто у него денег куры не клюют. Теперь Алекс не видел в неожиданном богатстве Бауэрса ничего удивительного. Наверняка Джейми финансирует не кто иной, как его старый знакомый Адольф Мотли. Алекс помешал Мотли и Бауэрсу устроить беспорядки в долине. Он встретился с овцеводами и убедил их, что и за пределами долины есть пастбища с такой же сочной, как в долине, густой травой, где их овцы могут пастись и нагуливать жир.
Алекс знал, что Джейми Бауэрс затаил против него злобу. В конце концов, он, пусть и косвенно, но все же виноват в смерти отца и брата Джейми. Желание отомстить придавало Бауэрсу смелости.
Но сейчас не время думать о Джейми Бауэрсе. Александр Головин хотел как можно скорее вернуться домой. Он должен спешить, поскольку им с Катей предстояло отправиться на прием к доктору Гунтраубу. Только после самого тщательного осмотра они будут знать, есть ли у девочки шансы поправиться. Сразу после возвращения домой он обязательно все расскажет Скотти.
Когда он думал о скорой встрече с женой, на сердце становилось теплее.


Михаил Йэн Головин родился почти на месяц раньше положенного срока. Но, несмотря на столь раннее появление на свет, Михаил поразил всех иссиня-черными волосами и роскошными черными ресницами. А глаз такой невероятной голубизны Скотти еще не доводилось видеть. Первым делом она посмотрела на спинку малыша и облегченно вздохнула. У Михаила Головина спинка была прямая и ровная. Его маленькие ножки энергично шевелились под одеялом, в которое его завернула Ольга Попова.
Скотти сидела на кровати и пыталась кормить сына. Ее груди набухли от молока, но он был еще такой маленький и несмышленый, что не умел хватать сосок. Миссис Попова сидела рядом и переживала.
– Поппи, – чуть не плача воскликнула Скотти, – ну почему он не сосет? Ведь у меня столько молока! Я похожа на свою козу Розу.
Экономка сочувственно поцокала языком и придвинула стул поближе к кровати.
– Раньше женщины делали теплую прокладку, и, знаешь, она здорово помогала. По-моему, Миша не ест потому, что родился немного раньше, чем положено. Держи его у самой груди и тереби ему щечки пальцем, дорогая.
По щекам Скотти снова покатились слезы. За всю свою жизнь она не плакала столько, сколько за несколько последних дней. Сердце ее было наполнено самыми разными чувствами, и не самым последним из них была боль во время родов. Никто не предупредил ее, насколько это больно. В первый день после появления на свет маленького Михаила ей казалось, что она никогда не забудет адских мук и ужаса. Однако очень скоро, всего через несколько дней после родов, воспоминания о боли стали постепенно стираться из памяти.
– Он такой крошечный, Поппи. Как же бедняжка выживет? – Голос Скотти сильно дрожал.
Миссис Попова строго посмотрела на молодую мать.
– Только не впадай раньше времени в панику. Мы будем держать его в тепле на кухне, когда он не будет находиться с тобой. Я уже поставила у печи колыбельку. – Ольга посмотрела на изножье кровати, где у ног Скотти, свернувшись клубочком, лежала кошка, миссис Мактавиш, и нахмурилась. – Следите, чтобы кошка не подбиралась слишком близко к ребенку.
Скотти посмотрела на мирно дремлющую желтую кошку. Она стала красавицей: аккуратно расчесанная длинная мягкая шерсть, классическая мордочка.
– Почему? – удивилась Скотти.
– Ну, – с авторитетным видом ответила экономка, – кошек вообще нельзя оставлять в одной комнате с грудным ребенком. Говорят, они высасывают из новорожденных воздух.
– Глупые старые сказки, Поппи! – Скотти услышала успокаивающее урчание кошки. – А я вот уверена, что миссис Мактавиш охраняет меня и Михаила. Она запрыгнула на кровать только тогда, когда ты принесла мальчика.
– Все равно я буду следить за ней, – упрямо покачала головой экономка. – Если она сделает хотя бы одно угрожающее движение…
– Послушай, Поппи. Ты совершенно напрасно беспокоишься.
– Ты относишься ко всем живым существам лучше, чем они того заслуживают, – вздохнула Ольга.
Настроение Скотти немного улучшилось, когда сынишка несколько раз попытался схватить губами сосок, но промахивался. Наконец Михаил все-таки ухватил сосок, и она облегченно вздохнула от нового и очень приятного ощущения.
– Я скучаю по своим животным, Поппи, – с улыбкой сообщила она. – Особенно по Маггину.
Экономка с упреком посмотрела на нее и проворчала: – Ты имеешь в виду того пройдоху енота, которого постоянно поминает недобрым словом Алекс?
– Его самого, – печально улыбнулась Скотти.
– Даже не знаю, что тебе и сказать, дитя мое. Ручной енот никогда не прижился бы в городе или, – строго добавила миссис Попова, подняв брови, – в этом доме.
– Знаю, знаю, – кивнула Скотти и подумала о долине и гостинице.
В последнее время Скотти много думала об этом. Сейчас, после того как у Алекса появился сын, его отношение к ней могло измениться. Скотти гордилась тем, что родила сына, считала, что выполнила свои обязательства по «контракту». Конечно, после свадьбы произошло так много чудесного, но ведь их брак все равно остается сделкой.
О, Скотти знала, что Алекс в восторге от ее тела. Но сейчас у него есть сын, наследник, который будет носить его фамилию. Наверное, все мужчины радуются, когда у них рождаются сыновья. Теперь у него начнется совершенно новая жизнь. Отыщется ли в ней место и для нее?
Ее мысли вернулись к их соглашению относительно гостиницы в долине. Интересно, Алекс по-прежнему считает, что она должна поехать в Йосемит и работать управляющей? И если считает, что все остается в силе, то ждет ли, что она покинет его? Вернее, хочет ли, чтобы она ушла?
Ее снова охватил страх. Она только что подарила ему сына. Если он хочет, чтобы она уехала, то он никогда не позволит ей забрать с собой их сына. Но она ни за что не уедет без Михаила, никогда!
Миссис Попова пошла к двери.
– Оставлю вас ненадолго вдвоем. Скоро обед, Скотти спокойно кивнула экономке и поудобнее устроилась на подушках. Она посмотрела на сосущего молоко сына, нагнулась и нежно поцеловала его в головку. У нее перехватывало дыхание от одного только присутствия малыша; водоворот нежных чувств, которые она испытывала к нему, захлестнул ее. От мальчика исходил такой чистый и сладкий запах, он напоминал ей воздух любимой долины. О, как она скучала по Йосемиту! Скучала по покою, который всегда охватывал ее, когда она находилась в долине, скучала по своим животным: Маггину, Розе, Глории. Еще ей сейчас очень не хватало общения с отцом. Она часто ходила к его могиле и беседовала с ним. Скотти была уверена, что дух Йэна Макдауэлла остался в долине и он будет всегда бродить по любимым местам.
Скотти не могла представить, что проживет остаток своей жизни в городе, но если бы Алекс любил ее, все было бы иначе. Она знала, что последовала бы за ним повсюду, куда бы он ее ни позвал. Но он до сих пор не сказал, что любит ее. Сколько раз она изливала перед ним душу, рассказывала, как сильно его любит, однако он ни разу не заговорил о любви.
Теперь, после рождения ребенка, в ее отношениях с Алексом начинается новый период, но Скотти не знала, каким он будет, как сложится ее дальнейшая жизнь. Они так много еще не сказали друг другу. Сейчас все зависело от ее большого красивого мужа. А от нее самой? Едва ли. У нее нет ни денег, ни власти, зато и то, и другое в избытке есть у Алекса.
Глубоко в сердце Скотти не верила, что он отправит ее в долину управлять гостиницей… одну, без сына. Это исключено, гневно подумала она, сын останется со мной! И опять она стояла перед выбором. Она отчаянно хотела поехать в долину с сыном и так же отчаянно не хотела оставлять Алекса и Катю. Увы, она прекрасно понимала невозможность иметь и то, и другое. Но самым страшным было даже не это. Скотти боялась, что вообще ничего не получит.


– О, Скотти… – взволнованно выдохнула Катя Головина. – Малыш Мики такой красавчик! Правда, он похож на сморщенного старичка, но он все равно очень хорошенький. – Девочка осторожно дотронулась до ручонки брата и ошеломленно открыла рот, когда тот сжал ее палец в своем крошечном кулачке.
Скотти спокойно улыбнулась, радуясь, что Катя сразу полюбила маленького брата.
– Мики? – переспросила она, убирая с лица девочки локоны. – Ты будешь называть его Мики?
Они провели чудесный час втроем. После безобразной сцены на крыльце, которую устроила Марлин, Скотти старалась не спускать с девочки глаз. Когда Алекс вернется, первым же делом нужно будет предупредить его о намерениях этой страшной женщины. Она ничего не слышала ни о каком докторе, который сможет вылечить Катю. Наверняка Марлин Кэнфилд придумала все это, лишь бы получить дочь. Как она могла так зло и жестоко лгать этой несчастной девочке, своей дочери!
Катя нежно загугукала Михаилу.
– Не знаю, как другие, а я буду звать его Мики. Скотти не сводила глаз с Кати, когда та ласково шептала и улыбалась ребенку. Она очень сильно изменилась за те полгода, которые Скотти провела в Сан-Франциско. Как хорошо, что они подружились! Она вспоминала, с какой ненавистью поначалу девочка относилась к ее присутствию в доме. Приступы хандры ярости продолжались много, много недель… Катя оказалась прекрасной ученицей и очень сообразительной девочкой.
Появление грудного ребенка перевернуло дом Александра Головина вверх дном. Уинтерс, у которого теперь двадцать четыре часа в сутки был обеспокоенный вид, что-то невнятно бормотал о «грязных пеленках» и «детском реве». Тем не менее, чопорный англичанин каждую ночь безропотно ходил на кухню и готовил Скотти чай или молоко. Миссис Попова пребывала на седьмом небе от счастья. Ей страшно нравилось, что сейчас, спустя много лет, в доме появился младенец. Занятия на неопределенное время пришлось прекратить, и Безил Петерс всерьез взялся за починку крыши над кладовой. Скотти была довольна почти всем. Почти…
Катя низко нагнулась и нежно дотронулась до личика ребенка.
– Loobloo tebya, Мики, – пробормотала она.
Скотти вопросительно посмотрела на девочку и спросила:
– Что это значит?
– Это значит по-русски «люблю тебя». Скотти запомнила фразу, надеясь когда-нибудь воспользоваться ею. Она грустно подумала, что другие ее признания в любви Алекс почему-то пропускает мимо ушей.
Несколько минут они сидели молча. Потом Катя пристально посмотрела на Скотти.
– Что такое? – Скотти взяла девочку за руку. – Что-то случилось?
– Я хочу тебе кое-что сказать, хотя и не должна этого делать. – Она опустила голову, и золотистые локоны в беспорядке рассыпались по плечам.
– Кто… кто не велел тебе говорить? – встревожилась Скотти.
Девочка наклонила головку набок и вздохнула:
– Папа.
Саднящая боль в сердце, не стихавшая ни на минуту, при упоминании Алекса усилилась. Он еще не вернулся, и она ужасно скучала по нему. Еще несколько месяцев назад она инстинктивно поняла, что он всегда с радостью уезжает из дома. В своих мечтах Скотти часто надеялась, что Алекс полюбил ее, но эта любовь почему-то пугает его.
Скотти украдкой посмотрела на Катю. На ангельском личике девочки не было ни радости, ни удовлетворения. Она снова пожала руку Кате, надеясь успокоить ее.
– Не бойся, дорогая. Может, твой папа сам мне расскажет?
Глаза Кати расширились, и она торопливо кивнула.
– О, он сказал, что обязательно расскажет, он…
– Что здесь происходит? – как гром среди ясного неба прозвучал голос Александра Головина.
Сердце Скотти екнуло, будто она на большой скорости ехала на коляске по ухабистой дороге.
– Папа! Папа! У меня теперь есть маленький братик! Его зовут Мики, и он такой крошечный, даже меньше моей куклы. Иди скорее сюда, посмотри на него!
Скотти не могла отвести взгляд от мужа. Какой он красивый! Он сильно загорел в долине, и его кожа стала бронзовой. Сверкали ослепительно белые зубы, на щеках и подбородке выступила черная щетина – видно, он не брился уже дня два. Осенний ветерок слегка взлохматил его волосы. Он еще не успел переодеться с дороги, и привычный костюм для верховой езды из оленьей кожи выгодно обрисовывал его широкие плечи и узкие бедра. Скотти окинула мужа внимательным взглядом, и внизу ее живота тут же вспыхнул огонь желания.
Неужели это правильно: любить так сильно, как она любила Алекса? Ей казалось, что она не может сдержать свои чувства, которые рвались наружу. Она так сильно скучала по нему! Сейчас Скотти хотела, чтобы Алекс горячо поцеловал ее, сказал, что все будет в порядке, прижал к себе ее и ребенка и признался в вечной любви. В горле у нее застрял ком, поэтому она молча смотрела на него широко раскрытыми глазами, не в силах вымолвить ни слова, а в груди бешено колотилось сердце.
Пружинистой походкой Александр Головин подошел к кровати, ни на секунду не отводя взгляда от лица жены. Она попыталась улыбнуться, но губы дрожали так сильно, что ей пришлось закусить их.
В груди появился сильный зуд, и она почувствовала, как потекло молоко.
Алекс придвинул к кровати стул, сел и нагнулся над комочком, который Скотти держала на руках. Она положила мальчика на колени, дрожащими пальцами развернула пеленки и показала мужу сына.
– Какой маленький! – тихо проговорил он и нежно дотронулся до ручонки Миши.
Скотти с удивлением заметила, как сильно разнятся они по цвету кожи и размерам. Она была уверена, что наступит день, когда и Михаил будет таким же большим и сильным, как отец. И снова слова и чувства застряли в горле, а по щекам тихо покатились слезы.
Когда малыш схватил отца за палец и попытался сунуть себе в рот, Алекс чуть не заплакал от умиления.
– Он не проголодался? – Головин вопросительно посмотрел на Скотти. – Может, он хочет есть?
Она вытерла глаза рукавом халата и, наконец, обрела дар речи.
– Да, он слишком мал, чтобы кормить его, как положено, но…
– Ты плачешь, – нахмурился Алекс. – Потому, что не можешь кормить его?
– Нет-нет, – торопливо покачала головой Скотти. – Я сама не знаю, что со мной творится в последние дни. Происходит что-то странное: могу расплакаться по пустякам, могу вспылить неизвестно из-за чего…
Головин нахмурился еще сильнее.
– Наверное, малышу понадобится кормилица.
– Вздор! Михаилу ни к чему кормилица. – Предложение мужа задело ее за живое. – Я не хочу, чтобы мой сын сосал молоко из груди другой женщины, Александр Головин, и мне плевать, что ты думаешь по этому поводу! – Щеки Скотти залил румянец.
В его глазах что-то промелькнуло и тут же исчезло.
– Но ты… я хочу сказать… ты можешь… – Он молча показал на ее грудь.
– Могу ли я кормить сына? Еще как могу! Молоко даже намочило мою рубашку.
Алекс пристально посмотрел на ее грудь, откашлялся и встал.
– Тогда мы с Катей пойдем.
Катя надулась и хмуро посмотрела на отца.
– Но я уже видела, как Скотти кормит Мики, папа. Она разрешает мне присутствовать при кормлении. Уверена, она и тебе позволит.
Скотти не могла разгадать чувств Алекса. У нее даже промелькнула тревожная мысль: уж не пугает ли его появление сына? Как она ни хотела ответить на этот вопрос отрицательно, полной уверенности не было.
Алекс снова посмотрел на сына.
– Мики? – недоверчиво переспросил он.
Скотти не прерывала Катю.
– Нет, его зовут… Михаил и дальше еще как-то. Скотти, повтори его полное имя, пожалуйста. Никак не могу запомнить. – Она смущенно повернулась к девушке.
– Михаил Йэн Головин. – Скотти затаила дыхание в ожидании реакции мужа.
– Михаил, – хрипло повторил Алекс, и из его горла вырвался какой-то нечленораздельный звук. – А знаешь, когда чаще всего ссорятся супруги? Когда придумывают имена детям. – Он внимательно посмотрел на Скотти и спокойно поинтересовался: – Почему ты так его назвала?
Скотти поежилась от его пристального взгляда и отвернулась.
– Поппи когда-то рассказывала, что… что у тебя был брат, который утонул еще в детстве.
Алекс кивнул, его глаза заблестели.
Внезапно Скотти забеспокоилась: может, лучше было дождаться возвращения мужа, прежде чем называть мальчика?
– Надеюсь, ты не возражаешь, что я его так назвала? Если тебе не нравится, то имя можно поменять.
– Нет, все в порядке. Михаил – прекрасное имя. Оно мне очень нравится, Скотти. Спасибо.
Их взгляды вновь встретились, и сердце Скотти бешено заколотилось, губы слегка раздвинулись в ожидании поцелуя. О, да, мой красивый муж, поцелуй же меня скорее!
Алекс опять нервно откашлялся, торопливо развернул кресло с Катей и покатил его к двери. Все это сильно напоминало поспешное бегство.
– Пусть она покормит малыша, Катюшка, – пробормотал Головин. – Я знаю, как ты любишь маленьких детей. Наверное, ты не давала ей ни минуты покоя в последние дни.
Сердце Скотти защемило от жестокого разочарования. Во что бы то ни стало нужно что-то сделать! Кто-то должен сделать первый ход, чтобы решить, каким будет их будущее: останутся ли они вместе, или расстанутся.
– Алекс? Мы… мы должны поговорить о… о нашем соглашении. – Она сама не знала, какое соглашение имеет в виду. Скорее всего, разбираться придется с обоими.
– Да, конечно, – хмуро кивнул Александр Головин. – Только давай немного подождем, пока ты не придешь в себя после родов. Тебе нужно немного окрепнуть.
– Но, Алекс, нам нужно срочно поговорить… – не успокаивалась Скотти.
Головин отвернулся и начал выкатывать кресло с Катей. Похоже, он не хотел говорить ни о каком соглашении.
– Мы поговорим после того, как ты будешь чувствовать себя лучше, Скотти, – решительно заявил он. – Не раньше.
После того как они вышли из комнаты, Скотти всхлипнула. Ей очень не понравился его взгляд на прощание. Казалось, он хотел сказать: ты выполнила оба контракта и теперь можешь… отправляться домой. Но долина никогда больше не будет для нее настоящим домом, если с ней его не разделят Алекс и Катя.
Огромным усилием воли Скотти заставила себя думать о чем-нибудь приятном, например, о кормлении сына. Она распахнула халат на груди, поудобнее устроилась на подушках и взяла Михаила на руки.
Скоро малыш уже довольно чмокал, обхватив ее сосок губками. Аппетит у него рос не по дням, а по часам. Грудь Скотти приятно покалывало. По крайней мере, сейчас у нее есть сын. Разве она могла рассчитывать на такой восхитительный подарок? Она должна чувствовать себя счастливой. Но, как и раньше, Скотти жадничала и ждала новых удовольствий и радостей.
Скотти смотрела на сына и печально думала о своем одиноком будущем.
Через несколько минут, когда сытый Миша задремал у нее на руках, в комнату вновь вошел Алекс. Скотти затрепетала. Сейчас! Сейчас у них состоится этот важный разговор.
– Алекс?
Он улыбнулся ей, подошел к гардеробу и принялся доставать одежду.
– Что… что ты делаешь? – не веря своим глазам, воскликнула Скотти.
– Я… – смущенно откашлялся он. – Мне показалось, что будет лучше, если я буду спать у себя в комнате.
Сердце у нее оборвалось.
– Но… но почему? – с трудом вымолвила девушка.
– Тебе нужно отдыхать, Скотти. Мое пребывание… по ночам будет только беспокоить тебя. Я не дам тебе отдыхать.
Она вся задрожала, когда поняла, что он хотел этим сказать.
– Но… но я думала… – Скотти так хотела, чтобы он был рядом. Ведь Алекс обещал, что все время, пока будет находиться дома, ей никогда не придется больше спать одной. Она посмотрела на кровать, на которой лежал их ребенок, и ее глаза наполнились горькими слезами разочарования и обиды.
Вернется ли он в их комнату? Скотти не спросила, боясь услышать отрицательный ответ.
Перенеся одежду в комнату для гостей, Алекс отправился в кабинет. Миссис Попова во всех подробностях рассказала ему о встрече с Марлин. Черт бы ее побрал! То, что у Марлин повернулся язык давать дочери такие фантастические обещания, еще больше укрепило Алекса в мысли о том, что его бывшая жена совсем не изменилась за прошедшие годы. И если бы после ее визита Скотти потеряла ребенка…
Он потер виски. Ах да, Скотти!.. До чего же она непредсказуема!
Сама завела разговор о гостинице. Она говорила серьезно, и ему показалось, что она очень хочет уже вернуться в долину. Там был ее дом, только там она могла чувствовать себя хорошо. И они заключили соглашение, по которому она могла вернуться в долину и управлять гостиницей. Он изо всех сил ударил по столу кулаком. Черт бы побрал это соглашение! И зачем он только заключил его?
Алекс никак не мог разобраться в собственных чувствах. Его переполняла любовь, когда, вернувшись домой, он услышал, что Скотти родила ему сына и что мальчик, хотя и родился раньше положенного срока, вполне здоров. Но и это чувство отступило на второй план, когда он, стоя в дверях, увидел, как Скотти смотрит на Катю… так же, как на Михаила. И она назвала малыша в честь маленького брата Алекса…
Но сейчас она готова оставить его, воспользовавшись его собственным советом. Ведь он сам предложил ей в свое время вернуться в долину. Голова опять раскалывалась. Да, она захочет вернуться домой, а он, любя ее, не сможет отказать. Но с другой стороны, как он ее отпустит? Скотти – лучшее, что есть в его жизни. Она любит его. Любит Катю. И она заботливая, нежная, умная, милая, обворожительная и веселая. Как он мог отпустить ее? Но как он мог запретить ей уйти?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пыл невинности - Бонандер Джейн



Очень нравится этот роман. Мой первый роман, после него читала массу хороших романов,но этот остается любимым. На другом сайте читала о нем негативные отзывы. Но мне он очень нравится. Интересный. Читайте.
Пыл невинности - Бонандер Джейнлена
23.10.2013, 17.24





Как-то по службе в одном райцентре я посетила интернат для УО детей и меня поразили его выпускницы: такие ядреные девушки, рукодельницы, певицы. Я спросила у директрисы, а куда они деваются после выпуска. Ответ был: почти все выходят замуж. Женихи - окрестные деревенские парни, чуть не в очередь стоят. А что, читать, писать обучены, борща сварят ,за скотиной ходят, многодетны и в постели ненасытны. Так это и есть портрет главной героини Скотти (имечко не для русских). Ее диагноз - олигофрения в легкой степени дебильности и объясняет ее литературный образ и сексуальную ненасытность, но что делает счастливым главного героя. Также хочу коснуться лохматости главного героя. В прошлом был у меня такой мужчина. Конечно, поглаживать пальцами шкурку соболя гораздо приятнее, чем медвежью, но в постели лучше быть с медведем, чем с собольком. А так о романе - вполне хорош. Советую к прочтению.
Пыл невинности - Бонандер ДжейнВ.З.,66 л.
27.05.2014, 11.09





Я тут вся такая в розовых очках на пушистых облаках ... и бац! Предыдущий комент на асфальт уронил!rnПрикольно Вы про ГГю сказали. А я всю книгу гадала- с какого перепуга адвокат запал на ,практически, девочку-маугли? rnРастянуто , но читать можно. 8/10
Пыл невинности - Бонандер Джейнчиталка
9.08.2014, 0.01





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев... После прочтения вспомнила анекдот, девушка попугаю: "Эй, дурак, ты умеешь разговаривать?" Попугай: " Я то умею, а ты, дура, умеешь летать"...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100