Читать онлайн Пыл невинности, автора - Бонандер Джейн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пыл невинности - Бонандер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пыл невинности - Бонандер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пыл невинности - Бонандер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бонандер Джейн

Пыл невинности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Йэн Тэвис Макдауэлл
1817–1867
Покоится в этой долине, где во всем царит безупречная гармония.
Александр Головин стоял от могилы на приличном расстоянии, не желая нарушать уединение Скотти. Это была ее единственная просьба. Перед отъездом из долины девушка захотела провести хотя бы несколько минут у могилы отца.
Головин вспомнил, как она согласилась стать компаньонкой и учительницей Кати. Он понимал, что заставило ее согласиться на его предложение. Если бы не гостиница и земля, Скотти никогда бы не согласилась переезжать в Сан-Франциско. Она была умной девушкой и сразу поняла, что это безупречный выход. Он вспомнил, как она встретила его в своем доме – настороженно и подозрительно. Нет, дураком был он, Александр Головин! Как ни странно, но он скучал по ней. А ведь раньше был уверен, что стоит ему окончательно решить, что же делать со Скотти, то сразу перестанет думать о ней.
Напрасно он подшучивал над ней. Он видел, как она терялась и смущалась всякий раз, когда он начинал язвить, ее слегка картавый шотландский выговор усиливался. В такие минуты Скотти становилась неотразимой. Он не хотел тогда ночевать в ее хижине. Что ж, оставалось только надеяться, что та единственная ночь, когда он потерял бдительность, не будет иметь плохих последствий. Алексу казалось, что, после того как Скотти разбудит его желания, придется искать новую женщину, однако он этого не сделал. Конечно, он вел себя, как последний дурак, к тому же похотливый.
Скотти стояла на коленях перед могильной плитой. Алекс прекрасно понимал, что если бы в тот день не догадался проследить за ней, то не знал бы, куда она отправилась. Он предполагал, что она не станет ждать его возвращения утром. Об этом говорила охватившая Скотти паника. Выдал ее и едва заметный прищур глаз. Алекс давно подметил, что она едва заметно щурится всякий раз, когда принимает какое-нибудь важное решение.
Александр Головин оглядел ее прекрасную фигуру и со вздохом признал, что требование не выходить замуж было чистейшей воды импровизацией. С угрюмой улыбкой он решил, что на его месте Скотти поступила бы точно так же. Головина беспокоил Джейми Бауэрс. В его отношении к парню нет, разумеется, ничего личного. Просто Бауэрс является новым типом головореза. После войны в Сан-Франциско появились сотни таких, как он, людей, не знающих ни чести, ни совести. Молодые люди, не имеющие никаких корней и привязанностей, расчищали себе дорогу локтями везде, куда только можно было проникнуть, искали и создавали неприятности. Головин не хотел, чтобы Скотти вышла замуж за такого. Вряд ли из этого брака выйдет что-нибудь путное. Несмотря на типично женскую хитрость, при помощи которой Скотти Макдауэлл пыталась остаться в долине, она все равно оставалась самой обыкновенной девчонкой.
А может, она заслуживает такого мужа, как Джейми Бауэрс? И такая ли она наивная, какой кажется? Он вспомнил их последний разговор перед его уходом с Тупи. Ведь она практически призналась в том, что пошла на хитрость, чтобы убедить его позволить ей остаться в долине. Нет, Алекс не хотел, чтобы Бауэрс слонялся около его дома, пока там будет жить Скотти Макдауэлл. Что же она будет делать, после того как покинет его дом, решать самой Скотти. Она уже взрослый человек.
Алекс неловко переступил с ноги на ногу. Почему его так занимает, выйдет ли Скотти замуж за молодого негодяя? А может, ему жаль Бауэрса? Ведь он в отличие от самого Алекса еще не испытал на себе женские чары.
Скотти задумчиво провела пальцами по имени отца, высеченному на гранитной плите.
– У меня предчувствие, что все будет хорошо, папа, – едва слышно прошептала девушка. – Мы ошибались насчет намерений правительства, хотели спасти крошечную частичку нашей долины, но Алекс… адвокат, которого наняло правительство штата… старается сохранить ее всю!
Не вставая с коленей, Скотти убрала снег с могильной плиты. К весне здесь расцветут дикие цветы, которые так любил отец.
– Я вернусь, папа. Обещаю, скоро вернусь и никогда больше не покину тебя.
Скотти внимательно посмотрела на большую поляну, на которой собирались строить гостиницу. Какой она будет? Алекс заверил ее, что протянется она до перевала, и даже показал ей план… Да, именно этого она и хотела. Гостиница – одна из причин, заставившая ее согласиться на его предложение. О большем и мечтать нельзя.
Девушка оглянулась через плечо и увидела терпеливо ждущего под деревьями Алекса. Он дал ей время перед отъездом устроить все дела. Тупи согласился присматривать за Маггином и остальными животными. Он даже пообещал несколько ночей в неделю ночевать в ее хижине, чтобы убедиться, что все в порядке.
Скотти печально улыбнулась. Тупи оказался более покладистым, чем бедняга Джейми. Бауэрс выскочил из хижины индейца сразу после того, как она согласилась на предложение Алекса. Она так и не сумела объяснить парню, что к ее решению не имеют ни малейшего отношения ни Алекс, ни он сам. Все дело только в ней самой, в ее обещании отцу остаться на земле, которую они так любили.
Все. Теперь она готова к отъезду. Какой смысл ворошить прошлое и плакать, что не все получилось так, как хотелось! Скотти бросила прощальный взгляд на могилу отца и задумчиво пошла прочь. Она шла в новую жизнь, которая пугала ее, но которая, она была уверена, в конце концов, приведет ее обратно домой.
Переночевав в Марипозе, на следующее утро Александр Головин и Скотти Макдауэлл двинулись верхом по извилистой тропе, которая переваливала через хребет и спускалась на равнину. Еще через три дня они добрались до Стоктона, там сели на пароход и отправились в Сан-Франциско.
У Скотти сложилось впечатление, что Алекс заранее позаботился обо всех мелочах, словно с самого начала был уверен, что она согласится на его предложение и уедет из долины. Такая самоуверенность немного задевала ее, но она сдерживалась, не желая ссориться в самом начале новой жизни.
Наконец они добрались до Сан-Франциско. Запряженная лошадьми двухместная коляска медленно взбиралась на Рашен-хилл. Скотти ужасно волновалась, она вдруг посмотрела на свой наряд и густо покраснела: похожа на нищенку в мешковатых брюках отца и овечьей куртке на размер больше. До встречи с Алексом Скотти вообще не обращала внимания, во что одета. Сейчас же одежда стала очень важной, ведь в Сан-Франциско придется одеваться совсем по-другому – как леди. Это будет нелегко: гардероб Скотти Макдауэлл состоял всего лишь из двух платьев. А от мысли о том, что прислуга Алекса увидит ее в таком виде, похожую на лесного бродягу, она еще сильнее расстроилась. Скотти часто думала о жене Алекса, она являлась перед ее мысленным взором хрупкой красавицей в умопомрачительных шелковых и атласных платьях. Вот она бежит со всей мочи к двери встречать супруга и попадает в его медвежьи объятия. Скотти совсем пала духом.
Она тайком бросила на своего спутника испуганный взгляд. Интересно, он задумывается, какой смешной и глупой она покажется его родным и слугам? Ну, будь что будет! Все равно уже поздно. Ее платья лежали в старом, облезлом сундуке вместе с остальными скудными пожитками. Придется мириться с тем, что есть.
Коляска медленно поднималась на холм. Скотти вспомнила свои слова о том, что в этом районе Сан-Франциско живут бесстыдные представители богемы. Удивительно, как он не лопнул со смеху, когда она с серьезным видом выдала эту глупость. Ведь те самые люди, о которых говорила Скотти, скорее всего, были его соседями и друзьями.
– Этот холм называется Рашен-хилл, потому что здесь живут русские? – спросила Скотти, прерывая гнетущее молчание.
Алекс слегка приподнял черные брови и ответил с легкой улыбкой:
– Далеко не все представители бесстыдной богемы русские по национальности, Скотти.
Ее лицо вновь запылало. Значит, он не забыл тот разговор.
– Я не говорю, будто все знаю, – пробормотала она. – Но почему все-таки этот холм так называется?
– Наверное, потому, что кто-то когда-то нашел здесь кости русских моряков.
– Совсем не романтично, по-моему. Александр Головин негромко рассмеялся и кивнул.
– Ты права, совсем не романтично.
– Вот если бы кто-то из местных жителей нашел на холме клад, а рядом кости моряков, которые погибли, защищая его от каких-нибудь пиратов или бандитов, было бы романтично.
Алекс с легкой улыбкой посмотрел на спутницу, и ей сразу стало ясно, что она опять сказала какую-то чушь. Наконец коляска свернула с широкой улицы в боковой переулок. Скотти увидела название на табличке – Зеленая улица. Через несколько минут они остановились перед двухэтажным домом очень странной многоугольной формы. Ей никогда раньше не приходилось видеть ничего подобного. Деревянные ступени вели на крыльцо, под окнами росли кусты. Внутри у Скотти все задрожало от страха, и она с трудом поборола желание выскочить из коляски и убежать в долину, где был ее дом. Она хотела жить только в Йосемитской долине, но сейчас уже слишком поздно: она заключила с Александром Головиным соглашение и должна выполнять его.
Алекс спрыгнул с коляски и протянул руку. Скотти крепко схватила ее, словно это была спасительная веревка в бушующем море, и тоже спустилась на землю.
– Не бойся, Скотти.
Она с вызовом посмотрела на него:
– А кто сказал, что я боюсь?
Алекс приподнял черные, как у дьявола, брови – привычка, которую она уже успела хорошо изучить, – и посмотрел на ее руку, лежащую в его широкой ладони.
– Нервы у тебя крепкие, – одобрительно кивнул он. – Рука совсем не дрожит.
Скотти освободила руку и потупилась, прежде чем вновь взглянуть на него.
– По правде говоря, – тяжело вздохнув, призналась она, – я чертовски боюсь.
Он улыбнулся вполне нормальной, человеческой улыбкой, такой редкой и такой обаятельной, что сердце девушки бешено заколотилось от волнения и любви.
– Ты еще не видела миссис Попову. С ней ты будешь чувствовать себя, как дома.
– А твоя жена? Как она отнесется к моему приезду? – Скотти должна была задать этот вопрос: он не давал ей покоя с той самой минуты, когда Алекс сообщил о своем предложении.
Неожиданно улыбка исчезла, и Александр Головин нахмурился. Скотти уже знала и эту его привычку.
– У меня нет жены.
Теперь настал черед Скотти удивленно хмуриться. Если у него есть ребенок, то должна была быть и жена. Неужели бедная женщина умерла? Угрюмое выражение лица Алекса говорило о том, что ее вопрос навеял неприятные воспоминания. Скорее всего, ее нет в живых, а она глупо и бестактно напомнила ему о тяжелой утрате. Когда же она перестанет болтать что попало и начнет хотя бы изредка задумываться, прежде чем что-то сказать? Ее непроходимая тупость может все испортить. Как Скотти ни ругала себя за бестактность, она все же почувствовала облегчение, когда узнала, что у Алекса нет жены. – Ну? Пошли, – позвал он. Ноги будто налились свинцом. Скотти не могла… или не хотела… подниматься на крыльцо и входить в этот незнакомый дом. Неожиданно он показался ей страшным и громадным зверем. Внушительные окна походили на стаю стервятников, в любую секунду готовых наброситься на нее и растерзать в клочья.
Входная дверь неожиданно открылась, и на крыльцо вышел высокий худощавый мужчина с красивыми седыми волосами, длинным носом и серыми глазами. Он холодно посмотрел на гостью, и она, казалось, услышала его недовольный вздох.
– Уинтерс, – сказал Алекс, – спуститесь и помогите мне занести в дом сундук мисс Макдауэлл.
Густые брови лакея взлетели вверх, и он сделал пренебрежительную гримасу, словно хотел дать понять, что прикасаться к вещам Скотти ниже его достоинства.
– С огромным удовольствием, сэр, – сухо ответил Уинтерс, хотя было ясно, что это не доставит ему даже маленького удовольствия.
Скотти Макдауэлл смущенно стояла на крыльце и чувствовала себя нищенкой, ожидающей, когда ей подадут милостыню. Неожиданно из дома выбежала низенькая полная женщина с широкой улыбкой на круглом розовом лице. Вся излучая тепло, она схватила Скотти за руки и воскликнула с сильным русским акцентом:
– Ах, какая хорошенькая! Пойдем поскорее в дом, meelenkee, а то на улице так сыро. Не замерзла? Первым делом немного отдохнем у огня. Cospady! Этот несносный Саша даже не предупредил меня, что ты такая красавица!
Скотти не обращала внимания на акцент, она видела только доброту и участие. Она растерялась и находилась в полном смятении. Все для нее здесь было новым, и она ощущала себя чужой. Однако ее встретили дружеской улыбкой. Мать Скотти умерла много лет назад, но только сейчас девушка поняла, как сильно скучала по ней, как сильно ей не хватало материнской ласки. Правда, до осени, когда умер отец, она не чувствовала себя одинокой. Неожиданно Скотти ощутила себя маленькой и слабой, и от этого настроение еще больше упало.
Гостью ввели в темную бесцветную прихожую, а оттуда – в огромную гостиную с камином, в котором ревел огонь.
– А сейчас, моя дорогая, присядь вот здесь… О, я миссис Попова, экономка Саши. Пойду, принесу чай. Ты ведь хочешь чаю?
– Да, хочу, – на одном дыхании выпалила девушка. – С удовольствием выпила бы немного чаю.
Пока экономка заваривала чай и разливала его в чашки на столике перед огнем, Скотти с любопытством огляделась по сторонам. Ее взгляд сразу остановился на портрете, висящем над камином. На нее смотрели Алекс и очень красивая маленькая девочка со светло-золотистыми волосами в голубом платьице с кружевным воротником и манжетами. Скотти почувствовала, как по всему ее телу разливается приятное тепло. Это и есть дочь Алекса, которую ей предстоит учить. На портрете Александр Головин смотрел на девочку и улыбался какой-то необыкновенной улыбкой, полной любви и нежности… Если бы он хоть раз так же улыбнулся ей.
Быстро заморгав, Скотти отвела взгляд от картины и оглядела комнату. Мебель была старой, но добротной и крепкой. Она сидела на диване с резной деревянной спинкой. Дорогая обивка в цветочек выглядела почти как новая. Рядом с диваном, по обеим сторонам от камина, стояли обтянутые такой же тканью кресла с овальными спинками и резными подлокотниками с орнаментом в виде завитков. Ближе к огню Скотти увидела огромное кожаное кресло с кожаной скамеечкой для ног. От времени кожа на кресле выцвела, как у кресла, в котором любил сидеть Йэн Макдауэлл. Она сразу догадалась, что это кресло хозяина дома. Вот почему Алекс любил сидеть перед огнем в кресле Йэна.
На деревянном полу лежал ковер сочного темно-красного цвета с гроздьями фиолетового винограда. Ковру тоже было много лет, о чем говорили протертая дорожка, ведущая от двери, и места вокруг мебели.
Скотти взяла чашку чая и посмотрела на окна, закрытые толстыми бархатными шторами. Они показались ей похожими на щиты, преграждающие доступ солнечному свету. В комнате было тепло, но Скотти поежилась, будто попала в холодную темницу, ей хотелось раздвинуть шторы и впустить в гостиную свет и воздух.
Наверное, она скоро привыкнет к полумраку, теперь придется забыть о радующих сердце прогулках по долине на свежем чистом воздухе. По крайней мере, на некоторое время. Девушка прижала ладонь к груди в надежде успокоить гулко стучащее сердце.
В коридоре послышались шум и чьи-то негромкие голоса. Скотти узнала голос Алекса. Он тихо с кем-то разговаривал, наверное, со своей дочерью. От волнения у Скотти закружилась голова. Девочка что-то недовольно и плаксиво ответила.
Дверь открылась, и в комнату спиной вперед медленно вошел Александр Головин. Он вкатил кресло, на котором сидела крошечная девочка, и развернул его. Сердце Скотти чуть не вырвалось из груди, когда она увидела маленькую дочь Алекса. Длинные золотистые локоны лежали на хрупких узких плечиках. Художнику удалось изобразить главное – ангельское личико девочки. Правда, ощущение, что перед ней сидит ангел, продолжалось совсем недолго, до тех пор, пока Скотти не увидела глаза девочки, пылающие яростным огнем. Она являла собой воплощение раздражительности и плохого настроения.
Алекс подкатил дочь к дивану, и Скотти весело сказала:
– Ну, кто этот маленький комочек нервов?
– Это Катя, но мне больше нравится называть ее Катюшкой. Катя, – Головин низко наклонился к уху девочки, – это Скотти Макдауэлл. Помнишь, я тебе рассказывал о ней? Мисс Макдауэлл некоторое время поживет у нас. Она будет твоей компаньонкой и учительницей. Мы уже говорили с тобой об этом, помнишь, дорогая?
Катя Головина сердито посмотрела на Скотти, ее лицо исказила ненависть.
– Я не хочу учительницу! – выкрикнула она. – И никакую компаньонку не хочу!
– Катюшка, расскажи лучше Скотти, что бывает, когда ты кладешь под подушку свой зуб? – терпеливо спросил Алекс у дочери.
Катя решительно скрестила тоненькие, будто кукольные, ручки на груди и угрюмо посмотрела в сторону.
– Не буду. Она мне не нравится. Она одета, как мужчина, и мне не нравится, как она смотрит на меня.
Брови Скотти удивленно поползли вверх, но она вовремя спохватилась. Ее всегда притягивали обездоленные и несчастные люди, но Скотти быстро догадалась, что в случае с дочерью Алекса все значительно сложнее.
– Но, Катя, – твердо проговорил Алекс, – ты даже не знаешь ее. Я хочу, чтобы ты…
– Не буду! Не буду! Не буду! – пронзительно закричала девочка. Она схватила со стоящего рядом столика вазу и бросила в сторону дивана. Катя нахмурилась еще сильнее, когда увидела, что ваза осталась целой.
Скотти Макдауэлл сумела скрыть свои чувства. Она сразу догадалась, что девочка страшно избалована и своенравна. Разумеется, в этом не только ее вина. Ведь она инвалид, не может ходить, и все в доме наверняка беспрекословно выполняют капризы бедняжки. И если она к тому же лишилась матери… Скотти видела, что Алекс без ума от дочери. Ольга Попова, выражение лица которой, постепенно изменилось от досады к усталости, вне всяких сомнений, не могла приструнить девчушку. Может, не хотела, а может – Скотти покосилась на посуровевшее лицо хозяина дома – не смела.
– О, мой бедный ягненочек! – ласково пропела миссис Попова. – Давайте я отвезу ее наверх. Бедняжка устала, сегодня выдался такой утомительный день.
На этот раз Скотти не удержалась, и ее брови удивленно взлетели вверх. Да, похоже, все в доме дрожали над Катей Головиной и беспрекословно выполняли малейшие ее капризы.
После того как экономка увезла девочку, Алекс мрачно посмотрел на Скотти и заметил:
– Я начинаю сомневаться в том, что твой приезд в Сан-Франциско такая уж хорошая идея. Я не представлял, что Катя будет так настроена против тебя. Она почему-то не хочет, чтобы ты осталась в доме.
Скотти захлестнула паника. Во что бы то ни стало ей необходимо остаться в доме и стать учительницей и компаньонкой маленькой Кати. Это место ей необходимо, как воздух, если, конечно, она хочет вернуться домой, в долину, в свой настоящий дом. Она видела, что кроется за поступками вспыльчивой девочки, но понимала, что, кроме нее, этого никто не замечает. Чтобы не выдать охвативший ее страх, Скотти заговорила с притворной уверенностью, старательно подбирая слова:
– О, я справлюсь, Алекс. Не беспокойся, все будет в порядке. Кате нужно хотя бы немного времени, чтобы привыкнуть ко мне. Ей еще не доводилось встречаться с незнакомыми людьми. Для нее, бедной крошки, все это так ново. Пожалуйста, давай дадим ей немного времени. Договорились? Я не буду торопиться. Пусть она сначала немного ко мне привыкнет, а там посмотрим.
Алекс задумчиво потер подбородок.
– Миссис Попова сказала, что в последнее время Катя совсем от рук отбилась. Со мной она всегда вела себя нормально. Поэтому я заметил эти припадки раздражительности совсем недавно.
Сердце Скотти заныло от жалости к маленькой Кате. Бедняжке ведь только шесть лет, и она не виновата в том, что не может ходить. Катя, как и все остальные, всецело зависела от окружающей ее среды. И Скотти предстояло как-то изменить эту среду. Она надеялась справиться с непростой задачей.
На следующее утро Скотти достала из старого сундука желтое ситцевое платье с кружевными вставками и рукавами, широкими вверху и сужающимися книзу, и печально посмотрела на свой наряд. Платье почему-то было влажным, от него пахло плесенью, а кружевные вставки немного обтрепались. Девушка вздохнула и покачала головой. Что толку переживать! Скотти испуганно подумала, что если уж желтое платье находится в таком ужасном состоянии, то, что говорить о втором, которое не один год пролежало на самом дне сундука. От него, наверное, остались одни лохмотья.
Девушка надела свое старое нижнее белье и, несколько раз энергично встряхнув платье, натянула его. Почувствовав неприятный запах плесени, Скотти поморщилась. Как же она не догадалась проветрить платье прошлой ночью!
Прежде чем выйти из комнаты, она посмотрела на себя в зеркало и состроила гримасу. Платье сидело ужасно. Она немного выросла, с тех пор, когда в последний раз надевала его. Господи, она даже не могла вспомнить, когда это было! Грудь натянула тесный лиф, под мышками давило. Девушка вздохнула, обула старые туфли и вышла из комнаты в кабинет. Просмотрев подготовленные Алексом книги, Скотти подошла к окну и стала разглядывать город в ожидании Кати, которую миссис Попова должна была привезти на их первый урок.
День выдался пасмурный, над городом повис густой туман. Казалось, он давит на окна, старается проникнуть в дом и заполнить грязной серостью комнаты. Туман оказался настолько густым, что на улице почти ничего не было видно, даже снежных шапок на деревьях и свежевыпавшего снега. Птицы были мрачными и серыми, как сама погода. Ее охватила острая тоска по дому. В долине заключенным себя чувствовал Алекс, а в Сан-Франциско пленницей будет она.
Услышав скрип двери за спиной, Скотти Макдауэлл повернулась. Миссис Попова вкатила в комнату кресло, в котором сидела Катя. В белом шерстяном платье она еще больше походила на ангела. В глазах девочки промелькнула вчерашняя ярость, правда, тут же сменившаяся безразличием.
– Катя готова к занятиям, Скотти, – с энтузиазмом сообщила Ольга Попова. – Я оставлю ее на твое…
– Нет, Поппи, – неожиданно взмолилась девочка, не сводя взгляда со Скотти. – Я хочу, чтобы ты осталась со мной.
– Но, мой маленький мышоночек, у меня полно работы по дому.
Катя посмотрела на экономку печальными глазами, и ее нижняя губка задрожала.
Скотти наблюдала спектакль, разыгрывающийся у нее на глазах, и удивлялась мастерству шестилетней девочки.
– О, моя дорогая девочка!.. – дрожащим от слез голосом воскликнула миссис Попова.
– Думаю, мы прекрасно поладим, миссис Попова. Уверена, у вас много работы. Мне не терпится узнать, что знает и умеет Катя. Готова поспорить, она знает больше, чем ее сверстники.
Скотти сумела найти правильные слова. Катя расправила худенькие плечики и выставила вперед свою маленькую грудь.
– Я знаю буквы, много цифр и могу даже по-русски считать до пятнадцати.
– Потрясающе! – искренне обрадовалась Скотти. – Может, ты и меня научишь считать по-русски? Ну, как, договорились?
Катя одернула белую юбку и быстро посмотрела на Скотти, стараясь не выдать охватившего ее интереса. Она тут же отвела взгляд в сторону и пожала плечами:
– Может, и научу.
Скотти поняла, что одержала первую победу, пусть и маленькую, но от этого не ставшую менее важной.
– Миссис Попова, подвезите Катю, пожалуйста, к столу. У меня здесь есть кое-что для нее.
Девушка видела, что, несмотря на все усилия казаться равнодушной, Катя не может скрыть волнение. Скотти взяла Ольгу Попову за руку и чуть ли не силой вывела из кабинета. Вернувшись обратно, подумала, что теперь у нее не будет ни одной свободной минутки, ей придется иметь дело не только с маленькой Катей, но и со всеми остальными обитателями дома, похоже, искренне не замечающими тонкой игры малышки.
Вечером того же дня Александр Головин пригласил ее в кабинет. Когда она вошла в комнату, он стоял у окна и смотрел на улицу. Интересно, что он там нашел? Наверняка открывавшийся ему вид не казался, как ей, скучным, серым и монотонным.
Алекс повернулся и внимательно посмотрел на девушку. Знакомый румянец залил пунцовой краской лицо Скотти.
– С твоим ужасным гардеробом нужно что-то срочно делать, – равнодушно обронил Головин.
После первого урока с Катей Скотти почувствовала маленькую уверенность в конечном успехе своего дела. Сейчас же одним взглядом и несколькими словами он разрушил всю ее уверенность в своих силах и заставил вновь почувствовать себя совершенно чужой в этом кабинете, доме и городе.
– Так уж получилось, что это мое самое лучшее платье, – смущенно объяснила она, рассердившись на себя за то, что его слова так ее обидели. – У меня… у меня есть еще одно…
Алекс вновь отвернулся к окну и стоял, держа руки за спиной и широко расставив ноги.
– Если оно похоже на то, которое сейчас на тебе, то можешь не трудиться надевать его.
Удар угодил Скотти в самое сердце. Неожиданно она почувствовала себя маленькой уязвимой девочкой и нахмурилась.
– И что ты мне предлагаешь надеть? – язвительно спросила она.
Алекс продолжал смотреть в окно. Все-таки что он высматривает на улице? На город давно опустился вечер, да и туман еще не прошел. В ночном воздухе, будто клочья ваты, медленно проплывают серые клубы тумана.
– Похоже, у нас возникла проблема, я прав? – напряженным голосом ответил адвокат.
Алекс на секунду повернулся и вновь окинул ее настороженным изучающим взглядом. Неужели он не понимает, какую причиняет ей боль? Неужели так трудно сказать хоть одно ласковое слово?
Все верно, здесь она явно чужая. Скотти никак не могла понять, почему он не замечает, что ей здесь не место. Она вдруг вспомнила единственную ночь, которую они провели вместе, вспомнила, как страстно он целовал и обнимал ее. Его голос был пугающе дразнящим, а ласки возбуждали и прогоняли все тревоги и страхи. Неужели он забыл, как горячо ласкал ее грудь и обещал, что только поцелует ее и больше ничего…
От воспоминаний перехватило дыхание. Его тело – большое, теплое и волосатое… С самого первого дня, еще когда она считала его скрывающимся от правосудия преступником, ей хотелось прижаться к нему и свернуться клубочком. Однако интуиция ее не подвела. Алекс не был преступником, если… только не считать преступлением кражу ее сердца.
Скотти нахмурилась. Да, Алекс украл у нее сердце, но, уходя, выбросил его, как что-то надоевшее и ненужное. Всем своим поведением он показывал, что разговор закончен, но она не уходила.
– Что случилось с твоей женой? – неожиданно спросила девушка.
Он резко повернулся и зло уставился на нее:
– Что?
– Что случилось с твоей женой? – смело повторила Скотти. Он напугал ее, но она не сдавалась.
– По-моему, тебя это не касается, – холодно ответил он.
– А, по-моему, касается, – упрямо покачала головой Скотти Макдауэлл. – Как я могу общаться с твоей дочерью, если не знаю, что произошло с ее матерью?
– Какое это имеет отношение к Кате?
– Самое прямое! – рассердилась на его несообразительность девушка. – Если я не буду этого знать, мне не удастся наладить контакт с девочкой.
Александр Головин вновь отвернулся к окну. После долгой напряженной паузы он ответил:
– Ее больше нет с нами.
Скотти так долго не дышала в ожидании ответа, что сейчас воздух с шумом вырвался из нее. Итак, она была права: жена Алекса умерла. Она прекрасно знала, как трудно говорить о смерти любимого человека. Сама она до сих пор старалась не говорить о смерти отца, хотя уже и прошло много времени. Слова «он ушел» или «его больше нет» казались не такими грубыми, как прямое напоминание о смерти.
По голосу Алекса Скотти догадалась, что он до сих пор переживает утрату. Несомненно, он продолжает безумно ее любить и старается пореже вспоминать. Она пожалела, что заговорила на эту тему, разбередила раны. Скотти нахмурилась и в который уж раз отругала себя за длинный язык. Стоило ей открыть рот, и она тут же причиняла ему боль.
Несмотря на то что сейчас Алекс был один, Скотти понимала, что ее глупые мечты о том, как они будут жить вместе, никогда не осуществятся и так и останутся мечтами. Когда умирает любимый человек, в сердце остается пустота, которую невозможно заполнить. И все же она хотела облегчить его боль и страдания, хотела дать ему понять, что она рядом и в любую минуту готова прийти на помощь.
– Мне очень жаль, Алекс…
– Я не нуждаюсь в твоей жалости, – угрюмо проворчал он, стоя к ней спиной.
А в моей любви нуждаешься? Этот важный вопрос выплыл непонятно откуда, и она потрясенно покачала головой. Он не нуждался в ее жалости, но… неужели и ее любовь ему совсем не нужна? Нет, не может быть! Если Алексу не нужна ее любовь, то она будет во много раз несчастнее, чем сейчас, хотя, кажется, это уже невозможно.
Скотти направилась к выходу. У самой двери остановилась и еще раз посмотрела на него. Александр Головин уже забыл о ее присутствии и пристально вглядывался в ночь.
Давно уже Скотти не спала так плохо. Всю ночь она ворочалась и металась по кровати: ей снился Алекс. Не в силах более терпеть эту пытку, девушка проснулась, сердитая на себя за то, что позволила своим детским мечтам вторгнуться не только в явь, но и в сны.
Посмотрев на часы, стоящие на ночном столике, Скотти увидела, что засыпать уже больше нет смысла, и решила, что настало время совершить короткую прогулку по невзрачным окрестностям, прежде чем снова встретиться с хорошенькой, но избалованной Катей Головиной. Скотти напялила безобразное желтое платье, заплела волосы в косы и уложила в корону. Потом натянула старую куртку и тихо вышла из дома.
Она глубоко вдохнула и наморщила нос, когда уловила запах рыбы, принесенный ветром из бухты. Как она ни старалась, ей никак не удавалось найти в окружающем пейзаже хоть что-нибудь приятное и радующее глаз. Грязные дороги, обочины которых заросли сорняками и травой, изрезали землю. Перед некоторыми домами так же, как и перед домом Алекса, располагались цветочные клумбы, но таких домов было мало.
На обратном пути Скотти задержалась у соседнего дома. В маленький дворик выбежала незнакомая женщина, чем-то, несомненно, очень расстроенная, и принялась взволнованно кружить по двору, в отчаянии заламывая руки.
– Простите, – робко извинилась Скотти. – У вас что-то стряслось?
Лицо женщины исказилось от страха.
– Да… в моем доме случилось несчастье, – энергично кивнула она.
Встревоженная Скотти подбежала к ней и осторожно взяла за руку:
– К вам в дом забрался взломщик?
Красавица, в шелковом халате цвета лаванды, попыталась рассмеяться, но из горла вырвалось только истерическое бульканье. Она пробежала пальцами по длинным золотисто-каштановым волосам и воскликнула:
– О, это не человек! Это… это страшное существо… летает по комнате. Моего мужа нет дома, а экономка придет только через час.
Скотти Макдауэлл посмотрела на дом и заметила на третьем этаже высокий узкий чердак с разбитым окном.
– У вас есть камин? – неожиданно поинтересовалась она.
– Да, – растерянно кивнула красивая незнакомка. – На другой стороне дома.
Скотти вытянула шею и увидела огромную дымовую трубу.
– Кажется, я знаю, в чем дело.
– В чем? – испуганно сморщила носик женщина. Скотти видела, что она боится услышать неприятные новости.
– Скорее всего, вас напугала летучая мышь. Женщина задрожала и в ужасе закрыла рот ладонью.
– Этого я и боялась. Ни за что теперь не войду в дом, до тех пор пока она не улетит. Даже если придется стоять во дворе и ждать экономку.
– О, это вовсе не обязательно, – улыбнулась Скотти. – Я вам помогу избавиться от нее.
Неожиданно в глазах женщины промелькнуло понимание, и она пожала руку непонятно откуда взявшейся спасительнице.
– Вы компаньонка Кати Головиной, да? Скотти улыбнулась и пожала ей руку.
– Да, я Скотти Макдауэлл.
Когда женщина улыбнулась в ответ, то стала еще красивее.
– А я женщина, которая боится всего, что ползает, извивается или летает… Я соседка Алекса. Меня зовут Камилла Янус.
– Ну что же, миссис Янус…
– Пожалуйста, называйте меня просто Камиллой.
– Ну что же, Камилла, давайте попробуем прогнать вашего взломщика. Не возражаете? – Скотти решительно направилась к дому и не сразу поняла, что ее новая соседка не идет следом за ней. – Пойдемте. Эта малышка, скорее всего, боится вас сильнее, чем вы ее.
– Сомневаюсь.
– Пожалуйста, пойдемте вместе. Мне не хочется входить в ваш дом одной. Боюсь почувствовать себя в роли взломщика.
– Ладно, я пойду с вами, только предупреждаю: мне совсем не хочется входить в дом, пока там находится это страшное существо. – Камилла осторожно пошла впереди, испуганно глядя по сторонам.
Скотти внимательно смотрела на окна, но ничего не увидела, до тех пор пока они не очутились в огромном кабинете с камином. На шнуре от штор висела вниз головой виновница переполоха.
– Смотрите… она наверху, – прошептала Скотти, когда Камилла осторожно подошла к ней.
Камилла Янус схватила ее за руку.
– Что вы собираетесь делать? – испуганно поинтересовалась она.
Скотти негромко рассмеялась:
– Я ничего не смогу сделать, если вы будете держать меня за руку.
Камилла отступила от Скотти.
– Принести что-нибудь? Палку, например? Или ружье?
Скотти вновь рассмеялась:
– У вас нет поблизости наволочки? И стула?
Камилла выбежала из комнаты и через минуту принесла наволочку с прекрасной ручной вышивкой. Она быстро сунула ее в руки Скотти.
– Не жалко? – Скотти с восхищением смотрела на аккуратные стежки. – Она может порваться.
– Если вам придется забить ее до смерти этой наволочкой, пожалуйста, не возражаю, – пожала плечами Камилла Янус и вышла из комнаты.
Скотти покачала головой и подкралась поближе к маленькому животному. Летучая мышь висела головой вниз и спокойно ела моль. Скотти с интересом наблюдала за завтраком. Доев последнее насекомое, маленькая коричневая мышь принялась облизывать себя длинным красным язычком.
Девушка нащупала спинку стула, который принесла Камилла, и осторожно поднялась на него. Сейчас ее лицо находилось на одном уровне с мышью. Она долго стояла и разглядывала странное создание с глазками-бусинками и большими голыми ушами. Когда мышь расправила крылья, намереваясь покинуть насест, Скотти быстро накрыла ее наволочкой. Животное испуганно забилось в наволочке.
– Поймали? – дрожащим от страха голосом спросила Камилла, которая стояла у двери и опять заламывала руки.
– Ага, – кивнула Скотти и спустилась со стула. – Бедняжка вся дрожит от страха.
Камилла недоверчиво посмотрела на наволочку.
– Не шутите так, – серьезно попросила она.
– Я совсем не шучу. Поверьте мне, она на самом деле боится. – Девушка гладила крошечного зверька через наволочку до тех пор, пока тот не успокоился и не затих. Они вышли во двор. – Надеюсь, я ей ничего не сломала.
– А если сломали?
– Тогда придется взять ее с собой и ухаживать, до тех пор пока она не поправится, – вздохнула Скотти.
– В доме Алекса? – неожиданно расхохоталась Камилла.
– Да, – кивнула Скотти, немного удивленная ее смехом. – Куда же еще я смогу ее отнести?
– А кто самый большой враг летучих мышей?
– Кажется, совы, – не сразу ответила девушка.
– Ну что же, – весело улыбнулась Камилла Янус, – у вашей маленькой летучей мышки будет больше шансов выжить рядом с совой, чем с Алексом Головиным.
Скотти достала из наволочки животное и ласково погладила его.
– Вообще-то я уже и сама знаю, что Алекс не любит животных, – спокойно сказала она, вспомнив, с каким отвращением Алекс относился к ее любимцам. Мышь успокоилась и перестала биться в руке девушки.
Камилла оглянулась через плечо.
– Мне, в общем-то, все равно, но с ней все в порядке?
– Кажется, в порядке, – кивнула Скотти. – У меня когда-то была ручная летучая мышь. А вы знаете, что они хорошо поддаются дрессировке? Смотрите, она следит за нами. Это маленькое создание очень любопытно.
Камилла испуганно попятилась.
– Верю вам на слово. Во всяком случае, большое спасибо за то, что вы убрали ее из моего дома.
– По-моему, она пробралась в комнату через дымовую трубу. Такое часто случается. Не хочу вас пугать, но, сдается мне, малышка поселилась на чердаке.
Камилла снова задрожала от страха.
– Напомните мне об этом, если я вдруг когда-нибудь вздумаю забраться на чердак.
– Вы поступите мудро, если будете подальше держаться от чердака, раз так их боитесь, – с улыбкой согласилась Скотти Макдауэлл.
Она подняла руку и разжала пальцы. Мышь взлетела и быстро скрылась в разбитом окне на чердаке.
– Пожалуй, мне пора возвращаться. Катя, наверное, уже ждет меня. – «И, скорее всего, собирается устроить очередной маленький скандал», – невесело подумала Скотти.
– Надеюсь, мы скоро увидимся, – сказала Камилла и взяла девушку за руку. – Заходите в гости. Я напою вас чаем.
– С удовольствием, – улыбнулась Скотти. – Спасибо за приглашение, – поблагодарила она и ушла.
Настроение улучшилось, и Скотти подумала, что из ее пребывания в доме Алекса, может, что-то и получится. По крайней мере, она нашла человека, с которым можно поболтать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пыл невинности - Бонандер Джейн



Очень нравится этот роман. Мой первый роман, после него читала массу хороших романов,но этот остается любимым. На другом сайте читала о нем негативные отзывы. Но мне он очень нравится. Интересный. Читайте.
Пыл невинности - Бонандер Джейнлена
23.10.2013, 17.24





Как-то по службе в одном райцентре я посетила интернат для УО детей и меня поразили его выпускницы: такие ядреные девушки, рукодельницы, певицы. Я спросила у директрисы, а куда они деваются после выпуска. Ответ был: почти все выходят замуж. Женихи - окрестные деревенские парни, чуть не в очередь стоят. А что, читать, писать обучены, борща сварят ,за скотиной ходят, многодетны и в постели ненасытны. Так это и есть портрет главной героини Скотти (имечко не для русских). Ее диагноз - олигофрения в легкой степени дебильности и объясняет ее литературный образ и сексуальную ненасытность, но что делает счастливым главного героя. Также хочу коснуться лохматости главного героя. В прошлом был у меня такой мужчина. Конечно, поглаживать пальцами шкурку соболя гораздо приятнее, чем медвежью, но в постели лучше быть с медведем, чем с собольком. А так о романе - вполне хорош. Советую к прочтению.
Пыл невинности - Бонандер ДжейнВ.З.,66 л.
27.05.2014, 11.09





Я тут вся такая в розовых очках на пушистых облаках ... и бац! Предыдущий комент на асфальт уронил!rnПрикольно Вы про ГГю сказали. А я всю книгу гадала- с какого перепуга адвокат запал на ,практически, девочку-маугли? rnРастянуто , но читать можно. 8/10
Пыл невинности - Бонандер Джейнчиталка
9.08.2014, 0.01





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38





Не плохой по роман, по мне слишком много животных в жизни героев... После прочтения вспомнила анекдот, девушка попугаю: "Эй, дурак, ты умеешь разговаривать?" Попугай: " Я то умею, а ты, дура, умеешь летать"...
Пыл невинности - Бонандер ДжейнМилена
18.02.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100