Читать онлайн Один в толпе, автора - Боковен Джорджия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один в толпе - Боковен Джорджия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один в толпе - Боковен Джорджия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один в толпе - Боковен Джорджия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боковен Джорджия

Один в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ветерок играл кружевными занавесками, висевшими в спальне. Коул лежал на кровати. Наблюдая за тенями, бежавшими по расписному потолку, он думал о том, сколько уже ночей он видит тени не от лунного света, а от неоновых огней.
За четыре месяца, прошедших после аварии, он столько размышлял, столько себя мучил вопросами, на которые не мог найти ответов, что состояние внутреннего беспокойства стало почти привычным. Он ложился спать, валясь с ног от усталости, но все равно вскоре просыпался. Сознание отказывалось отключаться надолго. Его мучили кошмары, питаемые неуверенностью в собственных силах. Эта авария подкосила его в чем-то главном. Он терзался даже не тем, сумеет ли он вернуться на сцену и убедить критиков, что, хоть внешность Калифорнийского Ковбоя и изменилась, но голос и манера остались прежними. Это его, честно говоря, мало волновало. Дело в другом. Сколько бы он ни старался, никак не мог вспомнить то ощущение счастья, которое охватывало его, когда он выходил на сцену и пел перед полным стадионом, перед людьми, которые его боготворили и знали наизусть каждое слово его песен.
Он понял, что теперь ему на это наплевать. Впрочем, как и на все остальное.
И от этого ему было не по себе.
Белинда, тихонько вздохнув во сне, перевернулась со спины на живот, подтянула под себя ноги. После ужина, когда он встал из-за стола и сказал, что идет спать, она решила идти с ним, и переубедить ее было невозможно.
Оставшись с Коулом наедине, Белинда стала его раздевать, сказав, что ему необходим массаж, чтобы «расслабиться и спать крепко». Оба отлично понимали, что имеется в виду. Раньше мастерство ее никогда не подводило, она и сейчас рассчитывала на успех, тем более после стольких месяцев воздержания. Коул не встречал женщин, которые могли сравниться с Белиндой в искусстве возбуждения. Кончиком языка она умела доставить ему столько удовольствия, сколько другой не удавалось ему подарить, используя весь имеющийся у нее арсенал.
Однако на сей раз ничего подобного не произошло.
Они решили списать неудачу на его состояние – едва она касалась его спины или бедра, ему хотелось кричать.
На лице тоже было несколько болезненных участков. Особенно его мучили два шрама – на виске и над глазом. После аварии врачи велели ему на полгода отказаться от контактных линз, а очки порой казались ему свинцовыми – такой тяжестью они давили на нос. Тогда он снимал их и погружался в мир нечетких очертаний и расплывчатых линий.
Бритье превратилось в пытку. В тех местах, где чувствительность была утеряна, он резался до крови, а где боль ощущалась остро, было невозможно коснуться кожи не только бритвой, но и рукой. Он и решил отрастить бороду, так раздражавшую всех окружающих.
Разговоры о собственном здоровье надоели ему хуже горькой редьки. Он никому не стал объяснять, почему отрастил бороду. Самым прилипчивым заявил, что со временем сбреет. Врач говорил, что повышенная чувствительность кожи пройдет не раньше чем через несколько недель, а то и месяцев, а в худшем случае останется на всю жизнь.
Ну и что, что он выглядит чуть иначе, что голос изменился, что он прихрамывает и не выносит, когда до него дотрагиваются. Главное – он жив.
Странно, он может произнести эти слова вслух, он верит в это, но чувств никаких не испытывает. Что-то было потеряно. Он жив, но как бы не совсем.
Он закрыл глаза и стал прислушиваться к звукам, доносившимся снаружи. Стрекотали сверчки, квакали лягушки, перекликались какие-то ночные птицы. Удивительно, но раньше он ничего этого просто не замечал, хотя шум за окном стоял такой, что и мертвый бы проснулся.
Мертвый бы проснулся... Какая избитая фраза. А на самом деле почему бы и нет? Наверное, мертвецы не так зациклены сами на себе, как он сейчас. Черт, и лезет же в голову всякая чушь!
И тут он различил какие-то новые звуки, совсем непохожие на остальные. Что это, он догадался только через несколько секунд. Он спустил ноги с кровати, взял с ночного столика очки и тихо, чтобы не разбудить Белинду, встал и подошел к окну.
Отодвинув штору, Коул взглянул вниз. Рэнlи, уже отведший руку назад и приготовившийся к запуску следующего снаряда, посмотрел на брата. Коула охватило странное чувство – ему Показалось, что время вернулось на двадцать лет назад. Ему снова одиннадцать, и повторяется та самая ночь, когда они с Рэнди сбежали из дому. Только тогда под окнами стоял он, Коул. Коул открыл окно и высунулся наружу.
– Не знаю, что ты пил, но тебе точно хватит.
– С ужина – ни капли. – Рэнди говорил негромко, так, чтобы его слышал только Коул. – Спускайся, большой брат. Я решил тебя похитить.
Коул взглянул на Белинду. Шум нисколько ее не потревожил. Да ведь она, кажется, принимала снотворное, так что проспит часов до одиннадцати утра. Что ж, одним препятствием меньше.
– Что это взбрело тебе в голову? – спросил он, уже особо не остерегаясь.
– Сюрприз.
Коул вспомнил, что Рэнди приехал сюда, нарушив обещание, данное отцу. Пожалуй, стоит подыграть брату. Высунувшись по пояс из окна, он стал преувеличенно сосредоточенно искать способ спуститься вниз. Чуть ниже окна проходила декоративная балка, прибитая для того, чтобы замаскировать одну из переделок, которым старый дом, видно, подвергался неоднократно. В полуметре от нее проходила водосточная труба. Это крыло дома было построено давно, поэтому Коул и решил, что сделаны они на совесть – не чета нынешним.
– Ну, не знаю...
– Послушай, я же не предлагаю тебе бежать навсегда. Речь идет об одной-единственной ночи. Давай надевай штаны. Жду тебя у крыльца. – Рэнди швырнул неиспользованные камешки на клумбу под окном. – Будь добр, спускайся поосторожнее, не дай бог, кого разбудишь.
Коул вдруг понял, что идея смыться на ночь нравится ему с каждой секундой все больше и больше. Он отошел было от окна, но тут же вернулся и, высунув голову, громко прошептал:
– Рэнди, стой, где стоишь.
– Ты что, с ума сошел? – изумился Рэнди.
– Вот это мы сейчас и выясним. – Коул быстро натянул на себя джинсы, футболку и спортивные тапочки, стараясь не замечать того, что от нехитрой процедуры одевания начал задыхаться, словно пробежал пять миль с полной выкладкой. Он снова вернулся к окну, перекинул ногу через подоконник и уперся в балку.
Рэнди выпучил глаза:
– Господи, кажется, это проклятое дерево тебе не только мордашку попортило, у тебя теперь и мозги набекрень. Ты соображаешь, что делаешь?
– Знаешь, я тут на досуге понял – моя главная проблема как раз в том, что я слишком много думаю. – Коул осторожно надавил на балку. Кажется, выдержит.
– Коул, угомонись, – всерьез забеспокоился Рэнди. – Не идиотничай!
– Тсс! – Коул показал пальцем на окно соседней комнаты. – Ты что, хочешь, чтобы Фрэнк выскочил во двор и усТройл нам головомойку? Молчи. – Он перекинул через подоконник вторую ногу и стал осторожно двигаться к трубе. Уже отойдя от окна, Коул вдруг услышал такой знакомый голос из детства, шептавший ему, что стоит только раскинуть руки – и полетишь. Но он поборол искушение, только горько усмехнулся, вспомнив, что когда-то, лет в семь, он действительно верил: достаточно чего-то сильно-сильно захотеть, и ты это получишь. Тогда его ждало жестокое разочарование. Рэнди нервно расхаживал по лужайке:
– Черт бы тебя побрал, Коул, ну что ты творишь?
Коул взглянул вниз и усмехнулся.
– Старик, это была не моя идея. Мне такое безрассудство никогда бы в голову не пришло, Ты что, забыл, какой я осторожный и рассудительный? – Все еще держась кончиками пальцев за подоконник, он потянулся свободной рукой к трубе, но не достал, и с замиранием сердца понял, что не хватает еще сантиметров двадцати. Благоразумие подсказывало, что стоит вернуться. Он глубоко вздохнул, а потом внезапно рассмеялся и спросил:
– Слушай, Рэнди, а ты помнишь Благоразумную Эспозито?
Рэнди на мгновение задумался и против своей воли улыбнулся.
– Одну из старушек, с которыми нас вечно оставлял папа в Нашвилле?
– Ну да. С тонкими поджатыми губками и бородавкой над глазом. Она еще вечно пускала слюни, когда засыпала перед телевизором.
– И пила виски из баночки, а нам говорила, что это холодный чай, – подхватил Рэнди.
– Разве ты забыл, что мы никогда не слушались Благоразумную Эспозито?
Улыбка сползла с лица Рэнди.
– Что это с тобой, а? Решил высказать предсмертное желание?
– Знаешь, я устал жить, думая, что смерть – это худшее, что может со мной случиться. ~-Коул постоял еще немного, с наслаждением ощущая, что готов переступить ту грань, за которой, возможно, найдутся ответы на его вопросы. – Рэнди!
– Чего тебе?
– Подойди поближе. Рэнди не сдвинулся с места.
– Зачем, сумасшедший?
– Поймай меня, если я свалюсь.
– И не надейся! – заявил Рэнди, скрестив руки на груди. – В таких делах, парень, каждый сам за себя.
Коул снова усмехнулся и набрал полную грудь воздуха. Может, через пару мгновений все изменится, но сейчас он себя чувствовал всемогущим и свободным.
Один шаг, и его пальцы коснулись холодного металла. Он оказался прав, труба не алюминиевая. Он зацепился за трубу и стал медленно сползать с балки. Мышцы его заныли от напряжения, больную ногу пронзила резкая боль, здоровой он пытался нащупать скобу, выступавшую из стены.
– Еще сантиметров пять, – подсказал Рэнди. Коул напрягся и, оттолкнувшись, наконец дотянулся до уступа. Стараясь удержать равновесие, он подтянул вторую ногу, пытаясь установить и ее.
– Ничего у тебя не получится, – объявил Рэнди, подошел и, подняв руку, ухватил Коула за пятку. – Ну, давай, давай... Я страхую.
Коул вцепился руками в трубу, чувствуя, что силы его покидают.
– Отойди, я спрыгну.
– Что, братец, решил доломать то, что не успел в прошлый раз?
– Рэнди, я соскальзываю. Ну, отойди же! – Едва успев это сказать, Коул действительно рухнул вниз, на землю, увлекая за собою Рэнди. Рэнди встал, отряхнулся и осторожно присел на выступ фундамента.
Настала мучительная тишина, прерванная в конце концов громким стоном Коула.
– Черт, кажется, ногу сломал! Рэнди склонился над ним.
– Какую?
– Правую.
Рэнди стал щупать его правую ногу. Коул застонал снова.
– Нет, кажется, левую.
Рэнди машинально схватился за левую ногу брата.
– Нет-нет, все-таки правую.
– Да пошел ты куда подальше, сукин сын! – расхохотался Рэнди и пихнул Коула в плечо.
Коул поправил сползшие на кончик носа очки и сел. Плечо тут же пронзила жуткая боль, которая отдалась и в голову, но все ерунда по сравнению с головокружительным ощущением счастья. Он таки сделал это, пусть и не самым элегантным образом.
Рэнди выпрямился и протянул ему руку. Коул медленно встал, тихо постанывая, и стал отряхиваться. И тут он заметил, что выражение лица Рэнди переменилось.
– Что такое?
– У отца в комнате свет зажегся.
– Ч-черт! Если он нас застукает... – Коул схватил брата за руку. – Надо сматываться. – Рэнди побежал, а Коул заковылял следом.
– Если он выглянет в окно и увидит помятые кусты, сразу догадается, что это мы, – сказал Рэнди.
– Ты что, забыл, я же калека? Откуда мне знать, что случилось с кустом под моим окном? – Они обошли дом и направились к потрепанной машине Рэнди, синхронно залезли в кабину, причем каждый придержал дверцу, чтобы она, не дай бог, не хлопнула. Рэнди снял машину с тормоза, и старенький «Шевроле» пятьдесят третьего года бесшумно покатил под горку по дорожке к воротам.
И, только отъехав на безопасное расстояние, Рэнди решился завести мотор, а фары включил уже на шоссе. Потом оба как по команде распахнули дверцы, громко ими хлопнули, переглянулись и расхохотались.
– Тебе не кажется странным, что два взрослых мужчины сбежали ночью из дому и боятся только одного – как бы папочка не узнал? – спросил Коул, не пытаясь скрыть отличного настроения.
Рэнди опустил стекло, в машину ворвался теплый ночной воздух. Коул последовал его примеру.
– Ну так куда мы едем? – поинтересовался он.
– Я же сказал, это сюрприз. Сиди спокойно и наслаждайся поездкой.
Коул сам не заметил, как заснул, и проснулся, только когда Рэнди остановил машину. Он потянулся и огляделся по сторонам. Машина стояла на небольшой площадке неподалеку от шоссе. Перед ними был уютный пригорок, за спиной шумел океан.
Рэнди вышел, открыл багажник и достал оттуда пару складных стульев и два спальных мешка. Коул подошел к брату и улыбнулся. Совсем как в старые добрые времена... Когда-то они вот так же убегали из дому и, наплевав на гнев Фрэнка, проводили ночь на свободе.
Только на сей раз идея сбежать пришла в голову Рэнди.
– Как ты догадался, что именно этого мне и не хватало? – спросил Коул.
Рэнди взглянул на океан и лишь после этого перевел взгляд на брата.
– Я всего пару месяцев играю в тебя, – ответил он, помедлив, – но этого вполне достаточно, чтобы научиться хотеть того же, чего хочешь ты. – Он достал из сумки-холодильника бутылку пива и протянул ее Коулу.
– Мне очень жаль, что отец взвалил все это на тебя. – Коул взял бутылку, но открывать ее не торопился. Черт его знает, выпьешь – голова разболится совсем уж нестерпимо. А может, ничего?
– Не надо меня жалеть. Оказавшись на твоем месте, я понял многое, о чем раньше и не догадывался.
Коул продолжал смотреть на бутылку, а потом, усмехнувшись собственной нерешительности, открыл ее. Пусть утром будет плохо, зато сейчас – хорошо. Он с наслаждением отхлебнул пива.
– Коул, да что ты, как на пожаре! У нас вся ночь впереди.
Коул уселся на капот и вытянул ноги. Ему было так приятно почувствовать себя нормальным человеком, что боль, все еще беспокоившая его, казалась вполне терпимой.
– Может, мне как раз надо напиться. Как раньше. Да, были у нас с тобой ночки, которые приятно вспомнить.
Рэнди рассмеялся и присТройлся рядом с Коулом.
– Не знаю уж, сколько там было удовольствия, зато похмелье помню каждое.
Коул снова приложился к бутылке и уставился на океан. Лунная дорожка рассекала его воды надвое.
– Слушай, а стоя на сцене, ты когда-нибудь думаешь о людях по ту сторону рампы?
– Они такие же, как мы. Просто у них свои проблемы, а у нас – свои. – Рэнди вытер запотевшую бутылку о джинсы.
– А почему получилось так, что первым стал я, а не ты?
– Эй, парень, откуда такие мысли?
– Я об этом сейчас все время думаю.
– Ты оказался в нужное время в нужном месте. Публике не хватало нового певца, того, который завоевал бы сердца всех южан, живущих далеко от Юга.
– Стало быть, Калифорнийский Ковбой появился вовремя? – спросил Коул с отвращением.
Этот ярлык навесил на Коула один из критиков, обвинявший его в том, что он оторвался от корней. Фрэнк тут же повернул это в свою пользу. Они переехали в Лос-Анджелес, и следующий альбом Коула назывался «Душа кантри».
И неважно, что Коул родился в Северной Каролине, первые двадцать пять лет своей жизни он провел ниже линии Мэйсона – Диксона и никак не считал своим домом Калифорнию. Едва узнав, что каньон, где они обосновались, то самое место, которое природа выбрала для весьма частых пожаров и землетрясений, Фрэнк снова двинулся на восток.
Рэнди скрестил ноги и принялся разглядывать свои ботинки.
– Если бы люди понимали, что вывело их на вершину, они бы научились за нее держаться, и тогда...
– Будь добр, передай еще пивка.
Рэнди достал из холодильника еще пару бутылок, одну протянул Коулу.
– Так вот...
– Не надо, – перебил его Коул. – Мне до смерти надоели разговоры обо мне.
– По-моему, ты свихнешься, если все время будешь думать о том, как проснешься в одно прекрасное утро и поймешь, что все в прошлом.
Коул молча улыбнулся. Интересно, как Рэнди среагирует, если он ему скажет, что для него стать никем – не кошмар, а любимая мечта. Пожалуй, примет за дурное кокетство. Все мечтают о славе, а Коулу Вебстеру она, значит, поперек горла.
– А ты общаешься с Майком, с Эриком, ну, с кем-нибудь из старой группы?
– В последнее время только с Бадди. Звоню ему пару раз в год, узнать, что происходит.
Бадди Чэпмен играл на мандолине и скрипке в первой группе Коула, которая называлась «Миссисипские пехотинцы». Тогда они мотались из города в город в стареньком автобусе... Иногда Коул искренне удивлялся тому, как многое переменилось в его жизни за последние семь лет. Теперь он ездил в механическом чудовище за миллион долларов, и в распоряжении «Коул Вебстер энтерпрайсиз» таких было четыре.
Майк играл на соло-гитаре, а Эрик – на синтезаторе. Группа некоторое время держалась вместе и после того, как Фрэнк дал им отставку, но потом они пошли каждый своей дорогой. Карьера Коула тогда только начиналась, но довольно скоро не оставалось времени ни на что больше, кроме нее. Они несколько раз пытались собраться вместе, но из этого ничего не вышло. За последний год он довольно часто вспоминал ребят, даже пытался навести о них справки у других музыкантов, однако никто ему толком ничего не мог сказать.
– – Где он теперь? Все еще колесит по стране с той группой? Как ее там...
– Бадди?
– Ну да. Когда я в последний раз с ним разговаривал...
– Коул, да это было года четыре назад. Где ы провел все это время?
– Неужели так давно? Не может быть! Мне кажется, все было будто вчера. «Это что же, все беседы, которые я вел с Бадди, были лишь игрой воображения?» – подумал он про себя.
– Неужели ты не читаешь ежегодных поздравлений, которые Сьюзи посылает на Рождество?
Бадди и Сьюзи поженились за год до того, как распались «Миссисипские пехотинцы».
– Я ничего такого не получал.
– Быть того не может! Во всяком случае, он мне так говорил, а Бадди врать не станет.
– Наверное, они приходят в контору. Несколько человек занимались только тем, что отвечали на послания, поступающие на имя Коула. Только некоторые из писем, если на то бывало распоряжение Фрэнка, передавались Коулу.
– Значит, папочка решил, что тебе их лучше не читать.
– Что ты хочешь этим сказать?
Рэнди запрокинул руки за голову, потянулся и пересел на один из складных стульев. Коул, прихватив еще пару бутылок пива, присоединился к нему.
– Ты бы поосторожнее, – посоветовал Рэнди. – Сколько времени ты не пил ничего крепче папочкиного кофе?
– Я знаю, что делаю, – огрызнулся Коул. Рэнди примирительно поднял руки вверх.
– Только не кусайся!
Несколько минут стояла неловкая тишина.
В конце концов Коул не выдержал и сказал со вздохом:
– Прости. Понимаешь, так осточертело, что все мне говорят, куда идти, что делать, как делать и что чувствовать, когда это сделаешь.
– Я, кажется, в подобных советах замечен не был, – напомнил ему Рэнди.
– Что ты имел в виду, когда сказал, что папа решил не давать мне письма Бадди?
– Он считает, что должен тебя защищать.
– От Бадди?
– От всех, кого он не может контролировать и кто думает иначе, чем он.
– Но это же идиотизм!
– Он когда-нибудь спрашивает твое мнение о людях, которых он нанимает? А рассказывает о том, кого собирается уволить?
– Он мой менеджер. Это его забота. Что мне за дело?
– Он напуган, Коул, поэтому делает все возможное, чтобы удержаться. Ты стал для него слишком крупной фигурой.
– Разве я могу оставить его за бортом? Кем бы я был сейчас, если бы не он?
– Ему слишком хорошо известно, через что он тебя заставил пройти. Он, видимо, полагает, что и у тебя память не хуже. Сейчас ты занимаешь такое положение, что мог бы сам выбирать менеджеров и продюсеров. Любой из них поставил бы все на карту, лишь бы поработать с тобой. Вот отец и опасается.
– Папа – это папа.
– Если ты о верности и преданности, перестань! Такие материи для него недоступны. Он считает, что ты поведешь себя так, как на твоем месте повел бы себя он.
Коул мрачно смотрел на океан и думал о том, что они с Рэнди выросли, узнавая новые города, но ничего не зная о людях. Последний раз он видел своих родственников на маминых похоронах. Ему тогда было семь, Рэнди – четыре.
Коул допил пиво и пошел к холодильнику.
– Там есть чем перекусить?
– Ну есть, – ответил Рэнди, заглянул внутрь сумки и вытащил оттуда коробку. – Вот, можешь полюбоваться.
Коул уставился на торт. Он был украшен засахаренными розочками – из-за таких они с Рэнди в детстве всегда дрались. По торту шла темно-синяя надпись, разобрать которую было практически невозможно.
– Что написано-то? Рэнди рассмеялся:
– Было написано «С днем рождения, Сьюзен!». Я получил скидку, потому что они все испортили, пытаясь заменить «Сьюзен» на «Рэнди».
И тут до Коула дошло.
– Сегодня твой день рождения... – произнес он ошарашенно.
– Только не надо распускать слюни. Я не для этого тебя сюда привез.
– Обещаю исправиться. Непременно. Рэнди поставил торт между ними.
– Сначала я решил просто об этом забыть, – сказал он, – но потом подумал, что ты, если вспомнишь, рассТройшься. Вот и решил усТройть нам с тобой праздник. Ну, чего сидишь? – Он взял огромный кусок и запихнул его в рот.
Коул тут же последовал его примеру, не забыв сказать, торжественно подняв кусок торта вверх:
– С днем рождения, братик! – И добавил: – И Сьюзен тоже.
Рэнди усмехнулся и приветственно пихнул брата ладонью в ладонь. Через минуту оба перемазались кремом как черти.
– Как же жизнь прекрасна! – заявил Рэнди.
Коул кончиком языка слизнул кусок засахаренной розочки, застрявший в уголке рта. Его вкус напомнил ему о десятках дней рождений, которые они с Рэнди праздновали вдвоем, вот так же, за куском магазинного торта.
– Спасибо, – сказал он внезапно.
– За что? – озадаченно спросил Рэнди.
– За то, что ты всегда оказываешься рядом в нужную минуту.
– Я тебя предупреждал: слюни не распускать. – Рэнди пригрозил брату кулаком, липким от крема.
– Ну, давай, начинай! – подзадорил его Коул.
– Видит бог, я этого не хотел! – Рэнди, тщательно прицелившись, мазнул ладонью по лицу брата. – Ой, прости, это случайно получилось!
– Так, дело принимает серьезный оборот, – заявил Коул и потянулся за новым куском.
Веселье продолжалось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один в толпе - Боковен Джорджия



роман на один раз
Один в толпе - Боковен Джорджияксения
5.09.2013, 9.51





Прочитала с удовольствием. Любовь,любовь...
Один в толпе - Боковен Джорджияиришка
27.11.2013, 22.00





Мне очень понравился этот роман.
Один в толпе - Боковен Джорджиялюбава
25.05.2016, 21.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100