Читать онлайн Один в толпе, автора - Боковен Джорджия, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один в толпе - Боковен Джорджия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один в толпе - Боковен Джорджия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один в толпе - Боковен Джорджия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боковен Джорджия

Один в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Десять месяцев спустя
Коул полез вверх по лестнице, стоявшей за сценой. Ему надо было проверить крепеж на установке, с которой он полетит над сценой в начале шоу. Это был самый сложный его трюк и самый опасный. Они уже побывали в трех городах, и пока что все сходило гладко. Фрэнк говорил, что каждый полет Коула стоит ему года жизни, но публика визжала от восторга. Так что приходилось терпеть.
Со сцены в зал тянулись четыре проволоки, и никто, кроме самого Коула, не знал, по какой из них съедет он на этот раз. Пока что отзывы на представление были неоднозначны, но это никого из них не удивляло. Критики-пуристы терпеть не могли театрализованных шоу, заявляя, что спецэффекты и музыка кантри несовместимы. Критики более демократичные говорили, что дым и освещение отличные, но слишком уж много «колокольчиков и дудочек» в аккомпанементе к балладам. В каждом городе Фрэнк вносил кое-какие изменения, и теперь все были уверены, что изъянов больше нет. Готовились к премьере в Далласе.
– Вы проверяли ручной тормоз? – спросил Коул одного из рабочих. – Сегодня утром он поскрипывал.
Рабочий кивнул:
– Рэнди сказал, что вы будете довольны.
– Рэнди?
– Он все утро катался вверх-вниз, будто этот аттракцион специально для него.
Рэнди шел к ним по сцене.
– Глупости! – возразил он с ходу. – Я только хотел удостовериться, что наша звезда не отобьет себе задницу.
– Где ты шлялся? – накинулся на него Коул. – Фрэнк тебя обыскался.
– Я был здесь неподалеку, – отмахнулся от него Рэнди.
Коул догадался, что дело нечисто.
– Где неподалеку?
– Нужно было помочь Джэнет проверить несколько очередных «Холли», – признался он с неохотой.
Рабочий, поняв, что беседа стала личной, удалился.
Коул, злясь на себя за то, что не может слушать этого равнодушно, спросил:
– И что?
После того как он опубликовал в «Барбара Уолтрес спешиал» письмо к Холли, в котором просил ее с ним связаться, его стали осаждать тысячи женщин, делавшие вид, что они и есть Холли. Они звонили, писали письма, дежурили у офиса, у дома, у служебного входа. Коул столько раз разочаровывался, но все равно продолжал надеяться, что однажды Холли все-таки позвонит, напишет или просто придет.
– Парочка похожих была, но они не смогли ответить на вопросы о Финиксе.
Коул снова забрался на лестницу и попробовал ногой вторую из проволок. Иногда он начинал с такой силой думать о Холли, об огромности своей потери, что едва владел собой. Фрэнк с Джэнет из кожи вон лезли, чтобы организовать эти гастроли. Они надеялись, что работа отвлечет Коула. Но главное было – убрать его из дома, подальше от той комнаты, которую он оборудовал для малышки, от колыбельки, которую он привез из Теннесси. В самые мрачные моменты он часто думал, что она так и не пригодится.
– Бадди и Сьюзи, может, и обижаются, но я не могу спокойно смотреть на маленького Дэвида, – сказал Коул. – Каждый раз, когда я его вижу, я думаю о Холли и о... – Коул потер затылок. – Господи, как же ты, наверное, устал все это выслушивать.
– Порой надоедает, – признался Рэнди. – Но я понимаю. Не всякому повезет любить женщину так, как любишь ты. И, знаешь, я тебе завидую.
– Это что, сильно меня переменило? – спросил Коул.
– Ты стал по-другому смотреть на мир. Ты словно вышел в иное пространство, повстречав Холли, и назад вернуться уже не можешь. Знаешь, то, что понял однажды, не забывается.
Коул улыбнулся:
– Похоже, ты сочиняешь новую песню.
– Да, я в последнее время думаю на эту тему, – кивнул Рэнди.
Коул обвел взглядом сцену, посмотрел на рабочих, заканчивавших последние приготовления, на пустой стадион, который меньше чем через пять часов заполнят шестьдесят тысяч человек.
– Спасибо тебе, господи, за все это, – сказал он вполголоса. – Я не знаю, как бы я без этого жил.
Холли сверилась с билетом, нашла свое место, взглянула на сцену, чтобы понять, как далеко от нее она сидит. Сердце у нее упало. Между первым рядом и сценой оказалось огромное пространство. Неужели ее не будет видно?
Триста долларов. Немалые деньги за удовольствие послушать какого-то певца, но это было необходимо. Она читала все объявления о продаже билетов, но смогла купить себе место только в восемнадцатом ряду.
Месяц назад она думала, что, приняв решение все-таки связаться с Коулом, она напишет или позвонит, и все будет отлично. Несколько месяцев она боялась преследований Троя. Потом еще несколько месяцев ушло на то, чтобы побороть последствия послеродовой депрессии. Ей очень помогли любовь и забота дедушки. Радости материнства вернули ее к мыслям и о других радостях жизни.
В глубине души она допускала, что Коул решил обойтись без нее. Она шла на этот риск, оставляя его. С Троем и его претензиями она могла стать для Коула еще одной проблемой, а у него и так их было достаточно. Одного она не могла себе представить: как трудно будет, приняв решение снова с ним увидеться, претворить его в жизнь.
Когда она внезапно решила уехать из Финикса, она в спешке выкинула бумажку с телефонами, которые дал ей Коул. Поэтому ей пришлось не звонить, а писать. Ответ пришел из его фан-клуба. Там была его фотография восемь на десять, ксерокс автографа и расписание следующих гастролей.
Второй попыткой был звонок в «Вебстер энтерпрайсиз». Женщина, которой она сказала, что это говорит Холли, чуть не рассмеялась. Холли настаивала, говорила, что Коул очень расстроится, если узнает о ее звонке и не поговорит с ней. Но ей ответили, что за сегодняшний день она сотая «Холли». Холли навела справки и выяснила, почему столько женщин пытается выдать себя за нее.
Они с Хорасом обсудили положение и решили, что звонить и писать бесполезно. Она поедет туда, где будет Коул. Она отправилась в Канзас-Сити, приехала за несколько часов до начала последнего выступления Коула и попросила таксиста подвезти ее прямо к служебному входу. Она провела несколько месяцев на гастролях с Троем, знала закулисную жизнь и была уверена, что ей удастся пробраться за сцену.
Но ей даже не удалось подойти к двери служебного входа. Коула действительно ждало несколько сотен «Холли».
Она уезжала из Канзас-Сити, полная решимости: они обязательно увидятся. Даже если для этого придется мотаться за ним по всей стране. Она искренне надеялась, что так делать не придется. Деньги, которые оставил ей Коул, были на исходе. Они с Хорасом жили скромно в маленьком городишке в Луизиане, врачи и больница обошлись дешевле, чем она ожидала. Они экономили, как могли, но все-таки им приходилось каждый месяц брать что-нибудь из запаса. Денег, которые зарабатывала Холли на полставки официанткой, им не хватало.
Мимо Холли прошла женщина и села на соседнее место. На ней была черная стетсоновская шляпа, ярко-красная рубашка с серебряными пуговицами, черные джинсы на серебряном ремне и красно-черные сапоги на серебряных каблуках. Улыбка ее была столь же ослепительна, как и наряд.
– Вы впервые на концерте Коула Вебстера? – спросила она дружелюбно.
– Я слышала, как он поет, но это было совсем в другом месте, – ответила она. Размеры стадиона и количество людей, пришедших послушать Коула, поразили Холли. Одно дело – читать про его популярность, и совсем другое – видеть это воочию. Ей было трудно представить, что человек, который пел в небольшом зале, где людей интересовала больше еда, нежели музыка, и эта суперзвезда с тысячами поклонников, готовых купить все, начиная от майки и кончая фаянсовыми кружками с его портретом, одно и то же лицо.
– Только не рассказывайте мне, что вы слышали, как он играл в ресторане в Теннесси. Вас таких наберется не меньше двух тысяч.
– Не понимаю, что вы хотите сказать, – ответила Холли.
– Простите мой скептицизм, но после известной истории про его пребывание в Теннесси все говорят, что сразу его узнали, но никому не говорили из уважения к его частной жизни. Знаете, в это так же трудно поверить, как и в то, что кто-то видел Элвиса в местном «Макдоналдсе».
– Наверное, когда речь идет о такой знаменитости, как Коул Вебстер, всем хочется быть к нему хоть немного ближе, – сказала Холли. – Даже если все сводится к еще одной красивой сказочке.
– Лично я не виню его в том, что он все бросил и уехал. – Женщина улыбнулась. – Я только радуюсь тому, что он вернулся.
– Вы, наверное, его давняя поклонница?
– Когда я впервые увидела его на сцене, я сказала Скитеру – это мой тогдашний муж: «Помяни мое слово, Коул Вебстер когда-нибудь станет знаменитым». – Она говорила с нескрываемой гордостью, будто ее предсказание каким-то образом помогло Коулу стать звездой. – А вы? – поинтересовалась она.
– Нет, я услышала о нем совсем недавно.
– О! – разочарованно удивилась красотка. Оркестранты вышли на сцену и заняли свои места. Представление должно было начаться с минуты на минуту. У Холли бешено забилось сердце, по спине пробежал холодок, а щеки запылали. После стольких месяцев меньше чем через час она увидит человека, с которым решила провести всю свою жизнь, человека, который должен был стать отцом ее ребенка, человека, которого она безумно любила, из-за которого смогла забыть про свой страх перед Троем Мартином.
Время неслось со скоростью облачка, пробегающего по летнему небу. Холли мечтала только о том, чтобы певец на разогреве поскорее закончил свое выступление. Наконец появились музыканты Коула, свет чуть притушили. По стадиону пробежал шепоток. Шестьдесят тысяч человек превратились в единое существо. Глаза Холли были устремлены на сцену. По залу стали метаться лучи десятков прожекторов. Изумленная Холли спросила у своей соседки:
– Что это?
– Тс-сс! – шепнула она и добавила: – Вон туда смотрите.
Холли оглянулась и посмотрела туда, куда ей указали. Огни засияли ярче, кто-то прыгнул из-под купола и полетел в их сторону. Зал разразился восторженным ревом, все повскакали на ноги. Это казалось невероятным, но фигура приближалась. Холли могла разобрать, что это мужчина, что у него за спиной гитара и что он похож... О господи! Он не просто был похож на Коула, это и был сам Коул Вебстер.
Он ловко приземлился на сцене, обернулся лицом к залу и победно вскинул руку. Оркестр заиграл его коронную песню, настоящий кантри-рок, напористый и зазывный. Зал стал отбивать ногами такт, вторя бас-гитаристу. Коул вышел на авансцену, взял в руки гитару и запел первый куплет. Шестидесятитысячный зал стал ему подпевать.
Холли обмерла с открытым от удивления ртом. Она пыталась совместить образ человека, стоявшего на сцене, с тем, который был связан в ее сознании с именем Нила Чэпмена. Но изображение не совмещалось. Перед ней был вихрь эмоций, невероятная мощь таланта. Он наэлектризовывал все вокруг. В воздухе словно сыпались искры, летевшие от него.
Песня закончилась, грянули аплодисменты, утихшие лишь после того, как Коул, прося тишины, поднял вверх руку. Смеясь, он сообщил публике, что хотел бы спеть несколько песен, и никого не отпустит домой, пока этого не сделает.
Когда зал наконец угомонился, он представил своих музыкантов, рассказав про каждого из них что-то милое и приятное. Безымянные оркестранты стали для публики словно родными. Последним он представил бас-гитариста.
– А теперь я хочу познакомить вас с истинным талантом семьи Вебстер, – сказал Коул. – Это мой брат Рэнди. Несколько месяцев назад, когда я путешествовал по нашей удивительной стране, он сидел дома и писал песни для альбома, который мы собираемся выпустить осенью. Я не хочу его слишком захваливать – ведь он мой младший братишка, чего доброго задерет нос, но песни, которые Рэнди написал для этого альбома, – лучшее из всего того, что я когда-либо записывал. – Коул дождался, когда аплодисменты утихли, и добавил, ухмыляясь во весь рот: – Каждый день я благодарю господа за то, что он наградил меня братом, который пишет, как истинный поэт, а поет, как заправский мартовский кот.
Рэнди рассмеялся вместе со всеми. Коул вышел на середину сцены и взял начальные аккорды следующей баллады. Голос его был чистым и сильным. Он пел о фермере, слишком долго трудившемся в поле, о его жене, замучившейся на кухне, о их мечтах, которые так редко исполняются.
Холли слушала его со слезами на глазах. Коул не просто рассказывал историю про фермера и его жену, он эту историю проживал. И заставлял сопереживать весь зал.
Третья песня тоже была балладой. На сей раз, чтобы еще больше завести публику, в зале включили свет. Коул подошел к краю сцены и стал всматриваться в лица людей, которые пришли провести вечер в его обществе.
Этого момента Холли и ждала. Дрожащими руками она открыла большую сумку, стоявшую у ее ног, и вытащила оттуда сложенный лоскут материи. У нее было минуты две, не больше, на то, чтобы он ее заметил. Потом, наверное, люди, сидящие за ней, вызовут охранников и станут на нее жаловаться.
Она медленно, чтобы никто не заметил раньше, чем нужно, разворачивала свой плакат. Вовремя спохватилась, что едва не перевернула его вверх ногами. Подняв плакат на вытянутых руках, она зажмурилась и стала ждать.
Оркестр играл.
Коул пел.
Вдруг он замолчал. Оркестр продолжал играть.
Коул смотрел со сцены на четыре слова, написанные алыми буквами на куске ткани. Слова песни застряли у него в горле. Такое мог написать только один человек в мире. Мозг отказывался верить тому, что видели глаза. Он столько раз разочаровывался. Но тело не подчинялось разуму. Сердце его колотилось так громко, что, как ему казалось, музыки никто не должен слышать. Только стук его сердца.
Оркестр, недоумевая, заиграл мелодию сначала. Коул молчал, и они повторили все снова. Он стоял и, оцепенев, смотрел в зал.
Наконец голос к нему вернулся.
– Давно пора тебе было появиться, – сказал он с нежностью, не пытаясь скрыть дрожь в голосе.
Холли медленно опустила плакат и взглянула на сцену, молясь про себя только об одном – ей было необходимо встретиться с Коулом взглядом. Она слышала вокруг удивленный шепот, поднимавшийся волнами, а потом поняла, что Коул обращается к ней, и сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди от радости.
Его взгляд, его слова, они были обращены к ней одной, как будто на этом огромном стадионе не было никого, кроме них.
Коул снял с плеча гитару, положил ее на сцену и спрыгнул в зал.
Холли бросила плакат на пол и стала пробираться ему навстречу.
Коулу не терпелось дотронуться до нее, убедиться, что это не сон. Она еще не успела добраться до прохода, а он уже был рядом. Она ринулась вперед и обвила руками его шею. Он поднял ее на руки, и они, не разжимая объятий, закружились, не замечая никого вокруг.
В зале не стихали взволнованные голоса. Слова, которые Коул сказал вполголоса: «Я люблю тебя, Холли», его микрофон разнес по всему залу, разразившемуся новым взрывом возгласов.
Кто-то начал аплодировать, остальные подхватили. Через несколько секунд, когда Коул наклонился, чтобы поцеловать Холли, зал разразился восторженным ревом.
Женщина в красно-черном наклонилась и подобрала с полу плакат. На нем было написано:
«Я назвала ее Розой».




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Один в толпе - Боковен Джорджия



роман на один раз
Один в толпе - Боковен Джорджияксения
5.09.2013, 9.51





Прочитала с удовольствием. Любовь,любовь...
Один в толпе - Боковен Джорджияиришка
27.11.2013, 22.00





Мне очень понравился этот роман.
Один в толпе - Боковен Джорджиялюбава
25.05.2016, 21.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100