Читать онлайн Один в толпе, автора - Боковен Джорджия, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один в толпе - Боковен Джорджия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один в толпе - Боковен Джорджия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один в толпе - Боковен Джорджия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боковен Джорджия

Один в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Холли ждала, когда загорится зеленый сигнал светофора, и, как всегда, думала о Ниле. Прошла неделя после пикника, неделя, похоже, лучшая в ее жизни. Она снова научилась смеяться всяким пустякам, которые два месяца назад ее только раздражали. Проткнув локтем дырку в экране, вставленном в дверь вместо стекла, она не стала автоматически подсчитывать, сколько будет стоить починка, а даже обрадовалась. Все равно лето закончилось и надо ставить вторую дверь, деревянную. Нил тут же заявил ей, что она завоевала десять баллов по шкале идиотического счастья, которую он сам придумал. Холли пыталась разозлиться, но ничего не вышло. Особенно после того, как он обнял ее и поцеловал – в виде поздравления.
Нил пренебрег ее намеками на то, что она скоро станет слишком грузной и совсем непривлекательной. Но вдруг ее слова впечатались ему в подсознание? Хорошо бы, нет. Хотя, конечно, если появятся сомнения, это вполне понятно – она видела себя в зеркале.
Наконец загорелся зеленый. Она доехала до дома, остановилась у ворот, чтобы забрать почту, отложила в сторону рекламные листовки и тут увидела конверт, на котором был указан обратный адрес ее врача. Сгорая от любопытства, она его тут же вскрыла.
Увидев, что письмо обращено к Нилу, Холли смутилась. Взглянула на конверт – нет, это все-таки адрес ее врача. Зачем это он пишет Нилу? Она немного поколебалась, но потом, вспомнив слова матери про то, что женщина никогда не останавливается, стала читать.
«Уважаемый мистер Чэпмен!
Рад сообщить вам, что пришли результаты тестов на ВИЧ, и они отрицательные. Ваше беспокойство о том, не принесете ли вы вреда миссМердок или ее будущему ребенку в случае, если вступите с ней в интимный контакт, оказалось безосновательным.
Высылаю вам сведения о Ламазовских курсах, о которых вы спрашивали. Если вам понадобятся мои услуги, рад буду их оказать.
С уважением, Патрик Сидни, доктор медицины».
Сначала Холли никак не могла понять, зачем Нил проходил тесты, но потом до нее дошло. Он может дарить ей подарки всю жизнь, но ни один из них не будет ей так дорог. Она пошла к дому, искать его. Он оказался в душе.
Она хотела было постучать в дверь, сказать, что пришла домой и прочитала это письмо. Что любит его безумно, но тут вдруг поняла, что есть еще один способ показать ему, что именно она чувствует.
Не задумываясь о том, нормально ли она себя ведет, Холли сбросила с себя одежду.
Коул заметил мелькнувшую за стенкой душевой кабины тень, вышел из-под душа, открыл дверь и увидел Холли. Полотенце было обернуто вокруг ее тела, руки и ноги голые. Его словно жаром окатило, и он тихо застонал.
– Ты хоть представляешь, что ты сейчас со мной делаешь?
– Нет.
Он взглянул в зеркало. На спине у нее полотенце расходится, и под ним ничего нет.
– Что это значит, Холли?
– Я случайно распечатала письмо, адресованное тебе.
– Какое это...
– От доктора Сидни.
– О! – только и выдохнул он.
– Он сообщает, что пришли результаты тестов.
– Я просто подумал...
– Не надо ничего объяснять. Коул распахнул дверь пошире.
– Ты уверена? Она кивнула.
Его палец коснулся ложбинки между грудей. Он легонько потянул полотенце на себя, и оно с тихим шелестом упало на пол. Несколько долгих секунд он смотрел на нее, сгорая от желания.
– Ты войдешь или мне выйти?
Его взгляд сказал Холли все, что ей хотелось знать. Она была для него красавицей. Расплывшаяся талия ее не портила, как не портила родинка на груди. Она шагнула под теплый душ, в его объятия.
Вода накрыла их, как плащом. Коул наклонил голову, встретился губами с ее полуоткрытым ртом. Поцелуй был как взрыв, пронзивший все его тело.
– Мне надо тебе кое-что сказать, – начал было он и замолчал. Всего несколько недель назад он рассуждал о том, что то, что возникло между ними, должно окрепнуть. Не вызовет ли у нее подозрение признание, сделанное при таких чрезвычайных обстоятельствах? Он подумал, не стоит ли сказать это попозже, а потом решил, что слишком долго руководствовался разумом.
– Я люблю тебя, Холли! Она взглянула на него.
– Я знаю. – Она улыбнулась. – Кажется, и я тебя люблю.
Он чуть-чуть отодвинулся.
– Кажется?
– Ну хорошо. Я знаю, что я тебя люблю.
– И что мы будем с этим делать? – Он хотел, чтобы именно она сказала, что они созданы друг для друга.
– Сейчас или потом? – спросила она, и в ее глазах блеснули задорные искорки.
Она нарочно ушла от ответа, но это было неважно. Довольно и того, что она рядом с ним. Напряжение ушло, его будто смыло водой. Коул шагнул к ней, ощутил ее тело близко-близко. Руки его скользнули по ее спине. Он вжался в нее, в мягкость ее живота.
Она застонала и обняла его, изнывая от желания.
– Даже если то, что я чувствую, это всего лишь игра гормонов, я хочу, чтобы так было всегда.
Коул радостно засмеялся. Этот миг, когда он стоял в крохотной душевой кабинке в городе Мэривилл, штат Теннесси, и держал в объятиях женщину, которую любил больше всего на свете, был для него самым прекрасным в жизни.
Холли коснулась ладонью его щеки.
– О чем ты думаешь?
– О том, как сильно тебя люблю.
Она дотронулась до шрама на виске, а потом до другого – над бровью.
– Лучше б там вместо тебя оказалась я.
Он взял ее руку, поцеловал в ладонь.
– Лучше там никому не оказываться. Она смотрела ему прямо в глаза.
– Потрогай меня, – шепнула она.
Руки его скользнули по ее телу, лаская изгиб шеи, покатое плечо, ямку чуть ниже поясницы. Он был нежен и внимателен, как никогда. Холли попыталась его поторопить, но он отвел ее руки и продолжал ласкать ее – губами и языком, медленно и сладко.
Наконец палец его коснулся заветной расщелины между ее ног. Холли возбужденно задышала, разум покинул ее. Тело уже ей не принадлежало. Она была во власти одного желания, одной страсти. Подстраиваясь под его ритм, она прижималась все сильнее к его руке. Нил наклонился и слизнул капельку воды с ее соска, припав к нему ртом. Холли оперлась спиной о стенку кабинки и впилась руками в плечи Нила. Глаза ее были прикрыты, она жадно ловила ртом воздух. Коул почувствовал, как дрожат ее ноги, и палец его нырнул глубже.
Холли открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Пьянящая, соблазнительная улыбка скользнула по ее губам. Она подалась вперед, коснулась губами его уха, рукой лаская его член, и шепнула:
– Может быть, перейдем в спальню? Коула снова обдало жаром. Этого дня он не забудет никогда!
Свет полной луны залил спальню, накрыл своим серебристым покрывалом двуспальную кровать. Коул, осторожно, чтобы не разбудить Холли, подложил руку под голову. Он не мог отвести от нее глаз.
Ему мучительно хотелось опять до нее дотрагиваться, чувствовать тепло ее губ, шелковистость кожи. Его тело все еще хранило в себе эти ощущения, огонь, пылавший в душе, все еще его согревал.
Когда они, наконец утолив свою страсть, лежали в объятиях друг друга, между ними возникла новая, еще более полная близость. Холли спросила его про шрам на ноге, он ей рассказал об аварии, радуясь тому, что говорит правду. Совсем скоро между ними уже не будет лжи.
Холли заворочалась, перевернулась на бок, спиной к нему. Он обнял ее, положил руку на ее живот, прижал к себе.
Ребенок зашевелился. Коула захлестнула волна счастья.
– В твоей жизни будут и звезды, и закаты, и поездки на океан, – пообещал он ребенку, которого уже воспринимал как своего.
Словно отвечая ему, ребенок снова пошевелился. В этот момент у них произошел какой-то мистический контакт. Коул знал наверняка, что Холли родит девочку. И неважно все остальное: свой, чужой, отец ребенка – он, Коул Вебстер.
– Доброе утро! – сказала Холли. Нил открыл глаза и улыбнулся.
– Ты такая красивая, – сказал он. Она тихо рассмеялась:
– Куда ты задевал свои очки? Сейчас я их принесу.
Он приподнялся на локте, склонился над ней и чмокнул в нос.
– Мне они не нужны.
– Если хочешь, чтобы я тебе поверила, скажи, куда ты метил этот поцелуй.
– Именно туда, куда и получилось, – в подбородок. – Он обнял ее и притянул к себе. На сей раз он целовал ее в рот, и намерения его были совершенно очевидны.
Холли придвинулась к нему. Невероятно, но достаточно было одного-единственного поцелуя, и она уже была готова. Каким-то чудом, занимаясь с ней любовью, он убедил ее в том, что она самая сексуальная в мире женщина, и она теперь упивалась этим знанием. Она не испытывала с ним ни малейшего стеснения. Ей не нужно было прятать себя, притворяться, чтобы доставить ему удовольствие.
Она нравится ему такой, какая она есть. Сердце ее замерло на мгновение. Нет! Он любит ее такой, какая она есть! Она знала это наверняка. Прошлой ночью он повторял это снова и снова, пока она наконец не поверила.
Нил поцеловал ямочку у нее за ухом. Холли повернула голову и вздохнула.
– Если будем продолжать в том же духе, то опоздаем на работу, – сказала она, изо всех сил стараясь говорить убедительно.
Он отодвинулся, внимательно на нее посмотрел и усмехнулся:
– Я сказал Арнольду, чтобы раньше полудня он нас сегодня не ждал.
– Ты что, был настолько в себе уверен?
Он взял в ладонь ее грудь и стал большим пальцем ласкать сосок.
– Иначе и быть не могло. Это было для меня самым важным.
– Ты сумасшедший!
– Нет. Я просто человек, который нашел то, что искал всю жизнь.
Она кончиками пальцев гладила его подбородок, коротко подстриженную бородку.
– Самое удивительное то, что я тебе верю.
– Я хочу, чтобы ты в этом никогда не сомневалась. Что бы ни произошло.
Эти слова ее насторожили.
– Ты говоришь так, будто ждешь чего-то.
– Правда? – сказал он чересчур бодрым голосом. – Ей-богу, ничего конкретного не имел в виду.
Нет, что-то все-таки было. Холли почувствовала страх.
– Нил, если есть что-то, о чем я должна знать, просто скажи, и все.
Он поцелуем заставил ее замолчать.
– Если хочешь поговорить, – прошептал он наконец, – мы поговорим, но не в таком положении. Лежа с тобой в кровати, я могу думать только о любви.
Его слова возбуждали не меньше, чем ласки.
– Ладно, – ответила она. – Что бы это ни было, это подождет.
Час спустя, когда Коул принимал душ, Холли зашла в ванную.
– Я пойду в магазин за яйцами, – сказала она.
Он приоткрыл дверь кабинки и взглянул на нее.
– Если минутку подождешь, я пойду с тобой.
– Да пока ты вылезешь, я успею и туда, и обратно.
– Ты что, проголодалась?
– Смертельно.
– Тогда иди. Жду.
Она подошла, чтобы его поцеловать, и едва не забыла про завтрак. Тело ее отказывалось ей повиноваться. Взгляд, прикосновение, поцелуй – и она теряла голову.
– Если хочешь позавтракать, – предупредила она его, утирая с носа капельку воды, – будь добр, к моему приходу оденься.
Он сладострастно хмыкнул.
– Как ты думаешь, что скажут Лерой с Арнольдом, если мы попросим на пару деньков отпуск?
Она отвела ему с глаз прядь волос.
– Мне нет никакого дела до Лероя и Арнольда. – Господи, как же надоело быть практичной и рассудительной! – Меня волнует, что скажет электроузел, если мы в следующем месяце не оплатим счета.
Коул посерьезнел:
– Мы с тобой кое о чем поговорим, когда ты вернешься.
Она знала, к чему он клонит, и уже решила, что не будет с ним спорить. Пусть отныне и вовеки он помогает ей платить по счетам.
– Я люблю тебя.
– Об этом и думай всю дорогу, – напутствовал он ее.
Она хотела услышать кое-что другое, поэтому повторила:
– Я люблю тебя, Нил Чэпмен.
– И я тебя люблю, Холли Мердок. Она улыбнулась.
– Вот так-то лучше.
– Я буду говорить тебе это по сто раз на дню, если ты мне кое-что пообещаешь.
– Неужели чувства могут быть предметом сделки? – поддразнила она его. – Как тебе не стыдно!
– Если ты действительно веришь, что я тебя люблю, Холли, мы все преодолеем.
– С чего бы это мне тебе не верить?
– Не знаю, – ответил он, немного помолчав.
Она обхватила его лицо ладонями, по руке у нее потекла струйка воды.
– Не грусти. У нас все будет отлично. Нет ничего такого, с чем бы мы с тобой вдвоем не справились.
– Я тебя люблю.
Она поцеловала его, медленно и нежно.
– Осталось еще девяносто восемь, Чэпмен.
– Возвращайся поскорее, – пробормотал он.
– Выжму из «Корсики» все возможное.
К тому времени, как Холли добралась до стоянки у магазина, ее планы относительно завтрака радикальным образом переменились. Яичница с ветчиной и оладьи, о которых она думала, удивительно долго готовить и еще дольше есть. Овсянка – пища не только полезная, но и быстрая. Так и поступим.
Она поймала свое отражение в витрине и так удивилась, что подошла поближе. По лицу у нее расползалась самоуверенная улыбочка, и не было никаких сомнений относительно того, как она провела ночь. Она попробовала придать лицу серьезное выражение, потом переменила его на милое и добродушное, но предательская улыбка не исчезала.
Оставалось только как можно быстрее все купить и постараться не налететь на знакомых. Опустив глаза в землю, она вошла в магазин.
Никто ее не остановил, никто даже не взглянул в ее сторону. Она положила в тележку продукты и направилась к кассе. Женщина, стоявшая впереди, вдруг вспомнила, что у нее в сумке есть купоны на скидку. Пока кассирша их сортировала, Холл и взглянула на стенд с глянцевыми журналами и таблоидами. И тут вдруг обмерла. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди, руки вцепились в ручку тележки. Несколько долгих мгновений она смотрела на мужчину, фотография которого была помешена на первой странице «Уорлд репортер», пытаясь как-то уложить в голове то, что понять было невозможно.
– Проходите, пожалуйста, – сказала ей кассирша.
Холли подняла глаза и поняла, что слова были обращены к ней.
– Мадам, пододвиньте, пожалуйста, тележку. Она тупо сделала то, о чем ее просили. Кассирша уже собралась назвать сумму, и тут Хол-ли сказала:
– Подождите! – Она потянулась за газетой.
– Вот так история, правда? – улыбнулась кассирша. – Они так и не смогли найти Элвиса, а сейчас обещают вознаграждение тому, кто сообщит, где Коул Вебстер.
– Коул Вебстер? – переспросила она, нахмурившись.
Кассирша развернула газету к ней лицом.
– Его подружка считает, что сейчас он должен выглядеть примерно так.
Нил – Коул Вебстер? У него есть подружка? Холли зажала рот рукой и поняла, что сейчас ее вырвет.
...Коул вышел из душа и начал одеваться. Вдруг он понял, что не может ждать Рождества, а подарит Холли колыбельку прямо сейчас. Он хотел сделать ей подарок, чтобы отметить перемену в их отношениях, он хотел, чтобы она поняла – он воспринимает их троих как одну семью. Он очень гордился тем, как получилась колыбель, и умирал от желания показать Холли, что можно сделать, просто покрасив вещь. Лучшего момента не найти.
Он принес из гаража все части и стал собирать их на кухне, напевая себе под нос. Время от времени он замолкал, чтобы послушать, не едет ли ее машина. Он очень хотел встретить ее у дверей, но работа так его поглотила, что он не заметил, как она вошла и встала в дверях, наблюдая за ним.
Он хотел сказать что-нибудь ласковое, но, увидев выражение ее лица, осекся.
– Что случилось? – спросил он, кладя отвертку на стол.
Когда он шагнул к ней, она выставила вперед руку.
– Не прикасайся ко мне.
– Холли, в чем дело? – По спине пополз липкий страх.
– Как ты мог такое сделать? Зачем? – Она качала головой из стороны в сторону, словно отказываясь понять и принять что-то, что причиняло ей боль.
– Объясни, о чем ты говоришь. – Только одно могло ее так потрясти, но он не хотел признавать очевидное. Они столько времени провели вместе. Как она могла так внезапно понять, кто он такой? Причем именно в это утро.
В ее руке он заметил «Уорлд репортер». Не сводя с него глаз, она развернула газету на первой полосе. Коул мог и не смотреть туда, но его взгляд словно притягивало к рисунку. То, что он увидел, поразило его, как удар молнии.
Это не был фоторобот, составленный кем-то, кто прослышал про больницу и попытался представить себе, как бы выглядел Коул Вебстер после травмы. Сходство было просто поразительным. Этот кто-то точно знал, как он выглядит.
Удар ножом причиняет меньше боли, чем мысль о том, что тебя предали. Меньше десяти человек знало, что с ним случилось после аварии. Только двоим из врачей было известно, кого на самом деле они лечили; остальные знали его под вымышленным именем.
Ему было больно думать о том, что кто-то, кому он доверял, мог так с ним поступить, но портрет был таким подробным – и форма бороды, и расположение шрамов. Под рисунком было еще кое-что, чего он сразу не заметил: объявление о награде в десять тысяч долларов первому человеку, который позвонит и сообщит о местонахождении Коула Вебстера. Ему не нужно было читать, что еще там написано. Рассказ о его карьере, список женщин, с которыми он общался, имя той, которая ждет его возвращения.
У него было слишком мало времени.
– Ты мне лгал. Все это время ты мне лгал, – глухо сказала Холли.
Коул протянул к ней руку. Она отпрянула.
– Прости. – Он не знал, что еще сказать. Как найти слова, которые помогут ей понять?
– Будь ты проклят! – Она швырнула газету ему в лицо. – Ты не имел права заниматься со мной вчера любовью.
На сей раз он оказался проворнее и сжал ее в своих объятиях. Холли отчаянно вырывалась.
– Ты бесишься оттого, что мы занимались любовью, Холли? Или оттого, что полюбила?
– Я тебе доверяла! – Голос ее звенел от боли. – Я не хотела этого. – Она перестала сопротивляться и стояла как столб. – Господи, какая же я дура!
– Я никогда не лгал тебе, Холли. Только про имя.
– Может, впрямую и не лгал, но слишком о многом умалчивал. В том числе и о женщине, которая ждет, что ты к ней вернешься. А дурочка Холли – отличная остановка для отдыха на слишком длинном пути.
Зазвонил телефон, и Коул на мгновение ослабил объятия. Холли вырвалась и пошла к аппарату.
– Не бери трубку, – велел Коул.
– Я буду делать то, что пожелаю, – отрезала она. – Пока что это мой дом и мой телефон. – Она рывком подняла трубку. – Алло! – Это прозвучало скорее как обвинение, а не как приветствие.
Мгновение спустя она бросила презрительный взгляд на Коула.
– Одну минутку, – сказала она тому, кто был на другом конце провода. А Коулу бросила: – Это тебя.
Он колебался. К нему возвращались проблемы из прежней жизни, когда поводом для статьи могло послужить то, что ты подошел к телефону, или то, что не подошел.
– Он себя назвал?
– Это человек по имени Фрэнк. Коул взял трубку.
– Если ты звонишь рассказать про статью в «Уорлд репортер», ты опоздал. – Холли собралась уйти. Коул схватил ее за руку. На сей раз она не сопротивлялась.
– Мне очень жаль, Коул. Все это случилось совершенно неожиданно. Джэнет говорит, что ее информаторы из этой газеты даже не подозревали, что готовится материал про тебя. Все делалось тайно, за закрытыми дверями.
Коулу было необходимо на ком-то сорвать злость. Он вдруг подумал, что полгода назад избрал бы объектом Фрэнка, вне зависимости от того, заслуживал тот этого или нет. Еще больше его поразила мысль про то, что Фрэнк бы это стерпел.
– Очевидно, они отлично понимали: если мы узнаем, что они готовят, мы не дадим разрешения. Ну, что собираешься делать?
Коул совсем было собрался сказать отцу, что сам в состоянии о себе позаботиться, но понял, как оскорбительно это прозвучит. Неужели он ничему не научился за эти полгода? Настала пора признавать силу отца, а не выискивать его слабости. Фрэнк был непревзойденным кризис-менеджером.
Не успел Коул ответить, как раздался громкий и настойчивый стук в парадную дверь. Хол-ли прямо подскочила, услышав его, и попыталась обойти Коула. Он перехватил ее и держал крепко.
– Подожди минутку, – попросил он Фрэнка, а потом сказал Холли: – За мной не ходи.
Она сердито уставилась на него:
– Мне надоело тебя слушать, Нил. Или Коул. Или как там тебя зовут?
– Черт возьми, Холли! Это не игрушки. Ты либо будешь делать то, что я скажу, либо я найду способ тебя заставить. – Он шагнул к ней, явно показывая, что не шутит. – Ты меня поняла?
– Да, – сказала она мрачно.
Коул вошел в спальню и, осторожно отодвинув занавеску, выглянул во двор. На крыльце стояла дама в сером костюме, а за кустом прятался человек с фотоаппаратом. В этот момент к воротам подъехала еще одна машина. Из нее вышла точно такая же парочка.
Как им удалось так быстро его обнаружить? Мозг подсказывал десятки вариантов. Живя в Мэривилле, он не пытался маскироваться, не прятался. В газету мог позвонить кто угодно: соседка, которая занимала у него стакан сахара, официантка из ресторана. Десять тысяч долларов – куш немаленький.
Коул вернулся в кухню и взял трубку.
– Сделай, что хочешь, Фрэнк, только забери нас отсюда. И побыстрее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один в толпе - Боковен Джорджия



роман на один раз
Один в толпе - Боковен Джорджияксения
5.09.2013, 9.51





Прочитала с удовольствием. Любовь,любовь...
Один в толпе - Боковен Джорджияиришка
27.11.2013, 22.00





Мне очень понравился этот роман.
Один в толпе - Боковен Джорджиялюбава
25.05.2016, 21.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100