Читать онлайн Один в толпе, автора - Боковен Джорджия, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один в толпе - Боковен Джорджия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один в толпе - Боковен Джорджия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один в толпе - Боковен Джорджия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боковен Джорджия

Один в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Звонок от Нила Чэпмена, – сказала телефонистка. – Будете оплачивать?
– Буду, – ответил Бадди и спросил Коула: – Почему ты через телефонистку? Что, не можешь пользоваться карточкой? – Коул не успел ответить, как Бадди добавил: – Да ладно, не обращай внимания. Я чертовски рад, что ты позвонил.
Что-то в его тоне насторожило Коула.
– Что-то случилось?
– Пару дней назад мне позвонил Эрик Джордж. Он сказал, что к нему приходили, расспрашивали про тебя. А потом позвонил Майк и сказал то же самое. У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет?
– А с Рэнди ты об этом разговаривал?
– Я полчаса назад туда звонил. Дома сказали, что он уехал в офис и пробудет там до вечера.
– В какой офис? – встрепенулся Коул.
– В твой.
– А что он там делает?
Глупо было задавать этот вопрос Бадди. Откуда ему знать, чем именно занимается Рэнди?
– Судя по тому, что он мне говорил на прошлой неделе, он довольно много времени собирается проводить в конторе, – ответил Бадди. – Он теперь заведует отделом продаж.
Коул чуть дара речи не лишился. Раньше, если он заговаривал с Рэнди о работе в «Вебстер знтерпрайсиз», тот нарочито зевал или переводил разговор на другую тему. Если Коул продолжал настаивать, желая услышать его мнение по тому или иному вопросу, Рэнди молча уходил. С чего это вдруг он решил взять на себя отдел продаж? Чушь какая-то. Надо будет позвонить и выяснить, что происходит.
– Когда ты с ним говорил, – вернулся Коул к теме разговора, – он не упоминал о том, что Фрэнк снова меня ищет?
– Про Фрэнка он сказал только, что тот отправился в отпуск.
Насколько Коулу было известно, Фрэнк Вебстер в жизни не уезжал в отпуск.
– Мы с тобой про одного и того же Фрэнка говорим? Про моего отца?
– Да я сам изумился. Погоди, ты еще не все знаешь. Он поехал не один, а с женщиной, которую зовут Джэнет Рейнолдс.
Ну теперь-то все ясно. Никакой это не отпуск. У Фрэнка какие-то дела, только и всего.
– Они куда поехали, в Нашвилл?
– На Гавайи.
Да, похоже, что многое изменилось, пока он отсутствовал. Фрэнк, конечно, не станет вести дел в подобных местах. Он терпеть не мог оплачивать счета за телефонные разговоры, а работа его как раз в основном и велась по телефону.
– Да, черт подери... – сказал Коул скорее самому себе, нежели Бадди. Надо время, чтобы такое переварить. – Вернемся лучше к Майку.
– Ах, да. Так вот, он пытался выудить хоть какую-то информацию из того парня, что к нему приходил, но тот держал рот на замке.
– А как Майк догадался рассказать об этом тебе?
– Он разговаривал с Эриком, они кое-что прикинули и решили, что, раз приходили к ним обоим, это не просто совпадение, и надо известить тебя. Поскольку я все время поддерживаю связь с Рэнди, они поняли, что это самый простой путь.
– – А им не приходило в голову самим связаться со мной?
– Когда ты был у меня, Коул, я говорил тебе, что люди, знавшие тебя в старые времена, давно учли, что ты, сделав карьеру, взлетел слишком высоко.
– Ты им все объяснил?
– Я решил, что это не мое дело. Если ты хочешь, чтобы эти люди с тобой общались, сам позаботься об этом. Так будет вернее.
После того как Коул уехал из дому, он узнал про себя много не слишком приятных вещей. Как бы он ни жаловался на то, что его жизнью управляют, ему нравилось, что все делают за него.
Коулу было гораздо проще сидеть и смотреть, как кто-нибудь (чаще всего Фрэнк) принимает за него решения, особенно по делам малоприятным или требующим личного внимания. Чем изолированнее Коул был от других, тем меньше мучился чувством вины – ведь все было не в его власти. Он забросил старых друзей, потому что у него не было другого выбора. Когда надо за сутки сделать работу, на которую требуется часов тридцать, о многом приходится забывать.
Понимание это далось с трудом, но он нашел в себе силы признаться самому себе – ему было удобно и то, что Фрэнк всем руководил, и то, что все ошибки можно было на него же и свалить.
Коул откашлялся. Противно думать о том, как он прикидывался честным и ни в чем не виноватым.
– Прости, – сказал он Бадди. – Ты действительно не обязан налаживать мои отношения с Майком и Эриком.
– Времена меняются, Коул, и люди меняются. Ты вовсе не должен дружить со всеми, кого встречал в своей жизни, нельзя все время мучиться виной из-за того, что ты достиг успеха, а они нет. Знаешь, я иногда с ума схожу при мысли о том, что некоторым легче быть с тобой в горе, чем в радости. Надо только... – Он запнулся. – Слушай, ты понимаешь, что я несу? Или тебе все это кажется полным бредом?
– Это не бред, Бадди, просто немного смахивает на проповедь. Но ты говоришь то, что я должен был когда-нибудь выслушать. Когда я вернусь...
– Думаю, уже пора, – перебил его Бадди. – Я уж и надеяться перестал, что услышу от тебя эти слова.
– Не понимаю, о чем ты, – сказал Коул совершенно искренне.
– Свершилось, мальчик мой. Я впервые услышал от тебя «когда». До сих пор ты говорил только «если». Произошло что-нибудь, о чем ты мне не рассказывал?
И только в этот момент Коул понял, что каким-то образом пришел к тому решению, которое искал, он знает теперь, что хочет делать со своей жизнью. Он думал, что это снизойдет на него немыслимым откровением. А решение пришло само собой, незаметно.
– Пару недель назад я еще кое-что про себя понял, – сказал Коул. – Меня завораживает то чувство, которое появляется, когда ты выступаешь перед публикой. Особенно, если они перестают жевать и начинают тебя слушать.
– Ты что, поешь? – изумился Бадди. – Выступаешь перед публикой? И никто тебя не узнал?
– Правда, здорово? – рассмеялся Коул.
– Как, черт подери, тебе это удалось?
– Люди видят то, что ожидают увидеть. Тот Коул Вебстер, которого знает публика, живет в Калифорнии в огромном доме за высоким забором. Он поет с оркестром из десяти человек в многотысячных залах. У него длинные волосы, он гладко выбрит и не носит очков. И песни поет свои, Коула Вебстера. Как можно меня принять за него?
– Послушай, и никто – ни один человек – тебя не раскусил? – совершенно обалдел Бадди. – Но ты же в Теннесси. В пяти часах езды от Нашвилла.
– Вот именно. Что такой знаменитости, как я, делать в таком городишке, как Мэривилл? Ведь совсем рядом центр кантри-рока. – Коул пригладил ладонью бороду. – Кстати, врач был прав. Отеки прошли, и шрамы рассосались. Лицо, которое я каждое утро вижу в зеркале, становится день ото дня все более знакомым.
– Значит, скоро твоя спокойная жизнь кончится. Может, ты живешь и в маленьком городке, но в один прекрасный день кто-то посмотрит на тебя внимательно и поймет, кто перед ним. Надеюсь только, что ты все расскажешь Холли до того, как это случится. Не дай бог, она узнает все со стороны.
Что ж, разве сам Коул не твердил себе постоянно то же самое? Коул решил сменить тему и поговорить о самом Бадди.
– Между прочим, ты забыл вычесть из денег, которые ты мне послал в прошлом месяце, стоимость разговоров.
– Там была сущая ерунда.
– Бадди, мы же договорились.
– Вот как! Значит, тебе можно менять свой «Лотус» на мой фургон, а мне нельзя забыть про пятидесятидолларовый счет?
– Если тебе так хочется, когда все кончится, я верну тебе твой проклятый фургон.
– И на кой черт мне сдалась эта развалюха? Коул расхохотался:
– Знаешь, Бадди, передай-ка трубку мозговому центру вашей семьи.
Через несколько секунд он услышал голос Сыози.
– Ты заставил ее уйти с работы? – спросила она.
– Она была этим весьма недовольна.
– Но ты ее все-таки убедил?
– Ну почти.
– То есть как почти? Ты думаешь, я шутила, когда объясняла тебе, что Холли вредно так много работать? – произнесла Сьюзи бесстрастным тоном. – Работать официанткой и так тяжело, а все остальное – уж совсем лишнее.
– Она больше не работает в мотеле, во всяком случае, комнаты не убирает. Арнольд ее уволил. Я занял ее место.
– Ты работаешь горничной? – настороженно спросила Сьюзи.
– Я знал, что именно ты, заядлая феминистка, меня поймешь. – Коул очень жалел только, что она не видит его счастливой улыбки.
– Какие еще новости? – продолжала допра: шивать его Сьюзи.
– Холли дала мне послушать, как шевелится ребенок, – сказал Коул, явно давая понять, что это для него значит многое.
– Я помню, как Бадди впервые слушал, как шевелится Коул, – сказала она потеплевшим голосом. – Это было очень важно для нас обоих.
– Я люблю ее, Сьюзи, – признался он.
– Конечно, любишь. Я об этом еще несколько недель назад догадалась. Из тебя получится потрясающий отец.
Она сказала это так просто и уверенно, что у Коула перехватило дыхание от радости.
– Я тебя кое о чем хотел спросить, но не знаю...
– Не понимаю, почему у меня исчезло желание тебя помучить, но ничего не поделаешь. Полагаю, ты хочешь узнать, можно ли заниматься любовью с беременной женщиной. Я угадала?
Да. Прямолинейность Сьюзи сродни египетским пирамидам. Время тут не властно.
– Ты права, – признал он.
– Все женщины разные, но у некоторых из нас начинаются такие гормональные бури, что во второй трети беременности мы превращаемся в нимфоманок. Если Холли хоть немного похожа на меня, думаю, у вас все получится замечательно.
Коул услышал, как смущенно фыркнул стоявший рядом Бадди.
– А если она другая?
– Не торопи ее. Поспешность здесь ни к чему.
– Спасибо, – сказал Коул.
– Рада помочь. Кстати, ты узнал, когда ей рожать?
– Дня за три до тебя.
– Вот было бы здорово, если бы я поторопилась или она чуть задержалась. Дети могли бы праздновать день рождения вместе. – Она расхохоталась. – У вас.
Коулу было приятно, что Сьюзи уже включила Холли и ее ребенка в круг своих друзей. Его мечты, похоже, становились реальностью.
Когда-нибудь ему придется признаться Холли, откуда он почерпнул столько информации о беременных. Либо он сознается сам, либо Сыози расскажет об этом при первой же встрече с Холли. Они поговорили еще минут пять, пока Сыози не заявила, что опаздывает на работу. Попрощавшись с ней, Коул попросил:
– Позови Бадди, хорошо?
– Если ты снова заведешь разговор про счет, я повешу трубку, – предупредил его Бадди.
– Не буду, – успокоил его Коул. – Я просто хотел узнать, что говорит твоя интуиция про эти странные визиты к Эрику и Майку. Мне сначала показалось, что это дело рук Фрэнка. Но я, кажется, напрасно виню его во всем на свете.
– А, ты и это в себе заметил?
– Ага. Должен признаться, в восторг меня это не привело.
– Как бы ни было приятно свалить все грехи на него, я не думаю, что он имеет к этому какое-то отношение.
– А почему это так уж приятно?
– Ну, тогда нам не надо было бы ломать голову и искать другие ответы. Может, у тебя есть какие идеи?
– Ну что тут скажешь? Должно быть, появился журналист, который не поверил в историю, которую рассказывают всем, и решил покопать поглубже.
– Мысль здравая.
– Я позвоню Рэнди, может, он что подскажет, – сказал Коул.
– Если что-нибудь выяснишь, дай мне знать.
– Обязательно, – пообещал Коул. Закончив разговор, он тут же набрал номер офиса «Вебстер энтерпрайсиз» в Лос-Анджелесе.
– «Вебстер энтерпрайсиз», – ответил голос с мелодичным южным акцентом. – Чем могу вам помочь?
– Я бы хотел поговорить с Рэнди Вебстером.
– Как вас представить? Вопрос Коула озадачил.
– Скажите, что его спрашивает Бадди Чэпмен.
– Подождите минутку. Рэнди тут же взял трубку.
– Ты слышал что-нибудь от Коула? Он тебе сказал...
– Разумеется, сказал, – ответил Коул и улыбнулся. Ему было приятно слышать голос Рэнди.
– Как дела?
Он мог ответить совсем иначе, но это вырвалось само:
– Впрочем, в дальнейшем я, конечно, буду все отрицать. Но сейчас должен тебе признаться, что у меня тоска по родине.
– По Калифорнии?
– По прежней жизни. Вернее, по ее улучшенному варианту, который я собираюсь претворять в жизнь, когда вернусь.
– Я уж думал, что никогда не дождусь от тебя этих слов, – признался Рэнди.
– Я решил, что люблю зарабатывать на жизнь пением. Это очень здорово, тем более что ничего другого я делать не умею.
– Папа говорил то же самое, когда ты уехал.
– Кстати, о папе. Он что, действительно на Гавайях?
– Был на Гавайях, – фыркнул Рэнди. – Три дня назад вернулся.
– Но он уезжал? Ты наверняка был удивлен не меньше моего.
– Он теперь только и говорит, что об этой поездке. Можно подумать, он первый в мире человек, уезжавший в отпуск.
– Ты кое о чем умалчиваешь, – заметил Ко ул.
– Тебе Бадди рассказал, да?
– Так это правда? Джэнет действительно с ним ездила?
– Да, бывают странные парочки, – сказал Рэнди. – Я так и не понял, что она в нем нашла, правда, я в таких вещах никогда не был силен.
– Так что же папа? – спросил Коул, внутренне напрягшись. Пока они гастролировали по стране, у Фрэнка перебывало множество женщин. Все это были мимолетные романы, которые может позволить себе человек, занятый очень важным делом. Так, по крайней мере, казалось детям. Ни Коулу, ни Рэнди в голову не приходило, что Фрэнк может мучиться одиночеством, что ему нужен кто-то, помимо сыновей. А легко ли найти женщину, которая взвалит на себя такой груз, – стать матерью двух мальчишек-подростков?
– Он еще хуже Джэнет, – сообщил Рэнди. – Мне пришлось его чуть ли не связать, чтобы он выслушал мое мнение. Но едва он прозрел, остановить его было невозможно.
Коулу вдруг стало грустно от того, что он так далеко от них. И это чувство его насторожило.
– А ты-то как об этом узнал?
– Как-то раз мы сидели с Джэнет на работе, и она случайно проговорилась о том, какие чувства питает к нашему папочке. А потом расстроилась и взяла с меня слово, что я буду молчать, но...
– Ты не удержался и взял на себя роль свахи. – Это говорило о том, как существенно изменились отношения Рэнди и Фрэнка после отъезда Коула. Коул был за них ужасно рад, только жалел, что его не было в этот момент рядом.
– Мне кажется, у них все получится, – сказал Рэнди.
Пока Коул не увидел их вместе, он мог представить их только деловыми партнерами.
– Знаешь, кажется, я уже знаю ответ на свой вопрос, но на всякий случай, как считаешь, не мог ли Фрэнк послать кого-нибудь наводить обо мне справки?
Прошло несколько секунд, прежде чем Рэнди ответил.
– Не понимаю, о чем ты говоришь.
– Прости. Я подумал, вдруг Эрик и Майк и тебе звонили? – Коул пересказал ему все, что узнал от Бадди.
– Фрэнк здесь ни при чем, – ни секунды не колеблясь, ответил Рэнди.
– Почему ты так в этом уверен? – Коулу надо было знать, есть ли у Рэнди доказательства, или он просто выступает в защиту Фрэнка.
– Они с Джэнет из кожи вон лезли, чтобы обеспечить тебе прикрытие на эти полгода.
Зачем им все это рушить, зачем пытаться вернуть тебя раньше? Кроме того, Фрэнк боится, что, если он будет неосторожен, ты исчезнешь навсегда. Исключено, он не стал бы так рисковать.
Уверенность Рэнди немного успокоила Коула. Если какой-то репортеришка решил провести собственное расследование, люди, которым хоть что-то известно, его не выдадут.
– Но ты на всякий случай расскажи об этом папе.
– Не понимаю, почему бы тебе самому это не сделать.
– Ты же все равно с ним увидишься, – резко ответил Коул, не желая скрывать своего раздражения. – Невелика, кажется, услуга.
Рэнди разозлился в ответ:
– Мне надоело быть мальчиком на побегушках, Коул. Впредь, если ты захочешь сообщить что-то папе, делай это, пожалуйста, сам.
Коула передернуло. Эти самые слова он всю жизнь мечтал сказать Фрэнку и Рэнди, только духу не хватало.
– Я ему позвоню попозже.
– Прости, Коул. Незачем мне было так на тебя наезжать.
– Не извиняйся. Ты имел полное право сказать то, что сказал. Я только об одном прошу.
– О чем же?
– Не забывай об этом разговоре. – Он молил бога, чтобы то, к чему Фрэнк и Рэнди пришли за последние несколько месяцев, не рассеялось как дым, когда он вернется домой.
– Если поймаешь меня на этом, – сказал Рэнди, – можешь напомнить, да покрепче.
Вот как просто! Рэнди отлично понимал, к чему клонит Коул. Им всегда было достаточно полуслова. Коул вдруг понял, как соскучился по Рэнди и как хочет познакомить с ним Холли. Но все это затмевалось страхом. Он мечтал о будущем, он был полон энергии, но если он допустит какую-то ошибку с Холли, все рухнет.
Ему нужно было время, чтобы убедиться, что ничего страшного не произойдет.
– Коул, ты здесь?
Коул очнулся от своих мыслей.
– Да.
– Хочешь, я попробую навести справки? Может, узнаю, кто тебя ищет.
– Я бы хотел даже большего. Поговори с Маршаллом, пусть он даст задание своим ребятам. Маршалл Томпсон, бывший сотрудник ФБР, во время гастролей заведовал охраной.
– А что ты будешь делать, если это окажется какой-нибудь журналист?
– Многое зависит от того, на кого он работает. Если он выполняет чье-то задание, выясним, много ли он знает, и попробуем откупиться эксклюзивным интервью.
– А если это вольная птица?
– Тогда я пропал. – Свободные журналисты продаются тому, кто дает большую цену. Чем сенсационнее материал, тем больше за него платят таблоиды. И с ними Коулу тягаться было бесполезно. Предложи он деньги, он гут же попал бы в положение шантажируемого. А это невесело.
– Как только что-нибудь узнаю, тут же сообщу Бадди.
Причины, по которым Коул когда-то избрал столь запутанный способ общения, исчезли за это время сами собой.
– Карандаш есть?
– Подожди минутку, – сказал Рэнди. – Все, записываю.
Коул дал ему номер телефона Холли.
– Попросишь Нила Чэпмена.
– Интересный выбор псевдонима.
– Чэпмен – отличный выбор. Именно он помог мне выйти из комы, помог вспомнить... – Он осекся, поняв, что говорит лишнее, но было уже поздно.
– Из какой комы? – тут же спросил Рэнди.
– Это долгая история. Расскажу, когда вернусь.
– У тебя был приступ? Рэнди решил не отступать.
– Меня еще разок приложили по голове, несколько месяцев назад, – нехотя сказал Коул. – Сейчас я в полном порядке.
– Черт тебя подери! Домой когда вернешься?
– Как только улажу все с Холли.
– А что там улаживать? Никак не понимаю, почему ты впадаешь в панику и смертельно боишься, что, узнав, кто ты такой, она тебя немедленно бросит? Какая разница, как тебя зовут? Ты – это ты.
– Тут дело обстоит немного сложнее. Холли вообще не доверяет певцам. Если бы не ребенок... – Черт, опять протрепался! Не язык, помело какое-то!
– Ребенок? – завопил в восторге Рэнди. – Ты собираешься стать отцом? Я буду дядей... И ты от меня это столько времени скрывал?
– Все не так просто, как кажется, – тихо сказал Коул.
– Да почему же? О! Я понял. Это из-за Белинды?
Коул тихо застонал. Опять он умудрился про нее забыть – начисто.
– Она все еще живет в доме?
– Естественно. А почему ей там не жить?
– Я несколько недель назад сказал ей, что между нами все кончено. Она должна была за это время подыскать себе другое жилье.
– Ты уверен, что она тебя поняла? Мне она ничего не говорила.
– Уверен. Но это не твоя проблема.
Вот и думай теперь. Если Белинда так и будет жить в доме, как ему убедить Холли, что он не такой же, как Трой?
– В этом я помогу с удовольствием, – сказал Рэнди. – Особенно, если это ускорит ваш приезд. Жду не дождусь тебя, Холли и моего племянничка.
– А что, если я скажу, что отец не я?
– Биологический?
– Да.
– Ну и черт с ним. Если вас это устраивает, значит, все отлично.
– Да?
– Конечно. Для меня ты отец, а я – дядюшка. И тут Коула поразила еще одна мысль.
– А Фрэнк дедушка. Рэнди расхохотался:
– Только не разрешай ему давать ребенку гитару в руки. Сам знаешь, чем это кончается.
Коул услышал, что к дому подъехала машина Холли.
– Мне надо идти, – сказал он. – Позвони мне, как только Маршалл что-нибудь выяснит.
– А что делать с Белиндой?
– Не знаю. Надо что-то придумать. Как бы не обидеть ее еще больше.
– Может, я смог бы...
– Мне действительно надо идти, Рэнди. – Холли уже поднималась на крыльцо.
– Можно я расскажу папе о ребенке?
– Нет! – Это никоим образом не входило в его планы.
– Это была просто проверочка, – хихикнул Рэнди. – До встречи, братец!
– Надеюсь, до скорой, – сказал сам себе Коул, кладя трубку на рычаг.
Хоть Коулу и надо было утром убрать всего две комнаты и работу он закончил гораздо раньше, чем Холли, она, увидев его стоящим посреди кухни, удивилась:
– Ты меня ждал?
– Я не нашел ничего к ленчу, может, сходим поедим гамбургеров?
Она положила сумочку на стол, сняла пальто, повесила его на спинку стула.
– В буфете есть банка тунца.
– На этой неделе мы ели тунца четыре раза. Не знаю, как тебе, но мне немного надоело. – После пикника прошло три дня. Все это время они вели себя как бывалые боксеры – близко друг к другу не подходили, все бродили кругами. Пожалуй, с голодом, который Коул испытывал, мог сравниться только его страх. Он никогда ничего не желал так страстно, как желал сейчас быть всегда вместе с Холли.
– Если в мотеле дела будут идти так же, Арнольд не сможет больше нас держать. Осень выпала дождливая, так что перемен к лучшему ждать не приходится.
– Все будет в порядке, Холли. Прорвемся. Она провела ладонью по его давно отросшим волосам.
– Как жаль, что я...
– Доверься мне. – Он обнял ее. Она положила голову ему на грудь.
– Я просто...
Он коснулся подбородком ее макушки, притянул ее к себе.
– Холли, ты меня не слушаешь. Я сказал, что мы прорвемся, и мы обязательно прорвемся.
– Я очень хочу тебе верить. Очень.
– Есть «но»? Ответила она не сразу.
– Мне очень нравится, что ты умеешь любоваться закатами, Нил, но только один из нас может быть мечтателем.
– Ты ошибаешься, Холли. Мечтателями могут быть и оба. И я тебе это докажу.
Она обвила руками его талию.
– Это, наверное, будет прекрасная жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один в толпе - Боковен Джорджия



роман на один раз
Один в толпе - Боковен Джорджияксения
5.09.2013, 9.51





Прочитала с удовольствием. Любовь,любовь...
Один в толпе - Боковен Джорджияиришка
27.11.2013, 22.00





Мне очень понравился этот роман.
Один в толпе - Боковен Джорджиялюбава
25.05.2016, 21.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100