Читать онлайн Один в толпе, автора - Боковен Джорджия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один в толпе - Боковен Джорджия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один в толпе - Боковен Джорджия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один в толпе - Боковен Джорджия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боковен Джорджия

Один в толпе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Коул подождал, пока они отъедут подальше, потом остановил фургон, положил руку на сиденье и внимательно посмотрел на Холли:
– Мне что, самому догадываться, в чем дело, или ты расскажешь?
– Ты не имел права говорить Арнольду, что будешь убирать в мотеле вместо меня. Что мне прикажешь делать, если тебе это наскучит? Ты уедешь, а я к тому времени буду размером со шкаф. В таком состоянии Арнольд ни за что не возьмет меня обратно. Благодаря тебе он думает, что я уже не справляюсь. – Она потерлась локтем об окошко, положила на руку подбородок. – Я понимаю, ты считаешь, что делаешь доброе дело, но теперь получается, что я от тебя завишу. А я не могу себе такого позволить.
– Ты же прекрасно знаешь, что все, что я заработаю, твое. Я и так тебе должен за проживание.
– Не смей меня опекать! Мы договаривались, что ты будешь либо работать, либо платить. Ты и так потратил на ремонт столько времени, что этого хватило бы на оплату еще двух месяцев.
Он прикрыл рот ладонью, чтобы скрыть усмешку. Меньше всего он хотел, чтобы она догадалась, насколько он не воспринимает этого всерьез.
– Ты что, считала?
– Я же говорила тебе, что буду все учитывать. Это по-честному.
– Неужели я действительно столько наработал?
– А то! – Она с подозрением взглянула на Нила.
– Наверное, я буду полным идиотом, если откажусь от того, что мне причитается. Если, конечно, ты не решишь расплатиться деньгами.
– Ты же прекрасно знаешь, что я не могу этого сделать.
– Тогда, похоже, мне придется остаться. – Он на минуту задумался. – Так, давай посчитаем. Еще два месяца... Ну не прогонишь же ты меня перед самым Рождеством?
Она не могла сдержать улыбки.
– На это не рассчитывай. Я разве тебе не говорила, что дядюшка Скрудж – мой ближайший родственник?
Коул дотронулся до ее плеча. Он хотел, чтобы это выглядело по-товарищески, но, кажется, он уже больше не мог воспринимать ее просто как друга. Рука его дрожала, он боролся с желанием прижать ее к себе, поцеловать жилку у нее на шее, услышать, как бьется ее сердце. Его удивило то, что он искал в ней ответного желания, и чувство это было слишком сильным.
Испугавшись, что она взглянет на него и догадается, что с ним происходит, он убрал руку, отвернулся и уставился на дорогу.
– Ты здешние места знаешь лучше, чем я, – сказал он. – Где устроим пикник?
– Это, как ты понимаешь, мы решим после того, как я получу назад свою работу.
– Холли, это решено. Мне давно следовало заставить тебя от нее отказаться.
– Ты опять ведешь себя как неандерталец. – Она возмущенно взмахнула руками. – Ну как мне тебя убедить, что ты не имеешь никакого права диктовать, как мне поступать?
– Что поделаешь с дикарем?
– Я говорю совершенно серьезно, Нил. Если ты хочешь сохранить нашу дружбу, ты должен перестать вмешиваться в мою жизнь.
Ему было больно слышать, что его заботу Холли считает каким-то вмешательством, чуть ли не помехой.
– Я не могу по-другому, – признался он. – Если мне кто-то нравится, я всегда хочу помочь этому человеку, чем могу.
– Это нормально, – кивнула она. – Только пойми, что для меня лучше, если ты не будешь мешать мне самой принимать решения.
– Ты сейчас не в состоянии принимать рациональные решения.
Она сложила руки на животе.
– Я беременна, – сказала она, начиная раздражаться. – Но с мозгами у меня все в порядке.
– Я имел в виду твое финансовое положение. И, раз уж мы беседуем на эту тему, может, ты мне объяснишь, что плохого в том, что я тебе помогаю? Ты все время твердишь, что мы друзья. А друзья должны друг другу помогать.
Она некоторое время молчала, а потом сказала:
– Разворачивайся.
Он удивленно посмотрел на нее.
– Ты спросил, знаю ли я место для пикника. Знаю. Это в противоположной стороне.
Она явно не придумала, что ему ответить, или имеющийся ответ ее не устраивал. Их беседа так ни к чему и не привела. Он посмотрел в зеркальце заднего вида и развернулся на сто восемьдесят градусов.
– Идем на компромисс?
– Сначала я бы хотела услышать условия.
– Я перестану руководить твоей жизнью.
– А взамен?
Он смотрел прямо перед собой. Боялся увидеть, как она прореагирует на его слова.
– Ты должна признать, что я для тебя больше, чем просто друг.
– Ты просишь слишком многого, – произнесла она очень тихо.
– Скажи это один-единственный раз, потом будет гораздо легче, обещаю. – В горле у него стоял комок.
– Можно, я подумаю?
– Чего ты боишься, Холли?
– Себя. Тебя. Тысячи всяких вещей. – Она отвернулась. – Черт возьми, Нил, может, ты снимешь розовые очки? – Она взяла его руку и приложила к своему животу. – Чувствуешь? Я не просто растолстела, я беременна. Ты хоть представляешь себе, на что я буду похожа через месяц? А через два?
– На женщину, проглотившую баскетбольный мяч. Ну и что?
– Есть мужья, которые... – Она произнесла это и запнулась. – Мужья, которых воротит от своих беременных жен. А те, между прочим, носят их родных детей. Ты помнишь фотографию Деми Мур на обложке?
– Ну?
– Тебе было противно на нее смотреть? Он только улыбнулся в ответ.
Она чуть не взвыла.
– Только не рассказывай мне, что ты из тех извращенцев, которые подглядывают за беременными... – Она снова застонала.
– Холли, ты убеждена в том, что тебя любить нельзя. Мои слова тебя переубедить не могут, поэтому я даже и пытаться не буду.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты не оставляешь мне выбора. Если слова для тебя ничего не значат, придется просто доказывать это делом. – Он не мог придумать другого маневра. Надо было пройти через это. Иначе он не сможет рассказать ей всю правду. – Далеко еще до того места, где можно устроить пикник?
Она чуть слышно вздохнула, явно обрадовавшись тому, что он дал ей какое-то время на обдумывание.
– Полчаса. – Она огляделась по сторонам. – Ну, минут сорок пять.
– Если ты очень проголодалась и не можешь больше ждать, возьми в пакете яблоко.
– Что-то мне подсказывает, что это будет не просто пикник с холодной курицей и картофельным салатом.
Он рассмеялся.
– Это будет, когда ребенок родится. – Произнеся эти слова, он понял, что высказал вслух надежду на то, что он и тогда останется в ее жизни. – Естественно, что и когда тебе есть – решать тебе самой, – продолжил он с преувеличенной важностью.
На сей раз настал ее черед смеяться.
– Ты мне нравишься, Нил, – сказала она. – Очень-очень нравишься.
– И ты мне нравишься, Холли. – Он надеялся на большее, поскольку в таком тоне они уже как-то беседовали, но после такой вспышки и это неплохо.
Коул остановил машину там, где сказала Холли, на полянке у узкой дороги.
– А почему именно здесь? – спросил он.
– Вон там, – махнула она рукой, – вон там дом, где родились мои дед и прадед. – Коул увидел длинный дом с широким крыльцом и без окон. – Эта земля принадлежала нашей семье больше ста лет.
Коул такого себе даже представить не мог.
Если и были в его семье какие-то предания, то ему никто про них не рассказывал.
– А что случилось? – спросил он. – Почему они ее продали?
– Здесь все продавали. Другого выхода не было. Эти места теперь входят в национальный парк. Может, это и смешно, учитывая, как давно все это было, но здесь во мне всегда просыпаются семейные чувства.
Порыв ветра сорвал с деревьев листья и развеял их по дороге. Один упал на капот, покрутился на нем и исчез.
– Здесь что-то прохладно, – сказал Коул. – Может, хочешь поесть в машине?
– Ты оставляешь решение за мной?
– Все, как договаривались, – усмехнулся Коул.
– Тогда будем есть на воздухе. Разворачивая сандвич, Холли вдруг сказала:
– Жалко, что ты не захватил с собой гитару.
– Уезжая утром из дому, я, честно говоря, не собирался петь тебе серенады. – Он закрыл сумку, сунул ее себе под голову вместо подушки. Насчет холода он ошибся. Ветер был теплым, каким бывает в бабье лето.
Холли уселась поудобнее, прислонилась спиной к дереву.
– Лерой считает, что у тебя есть талант. Говорит, что, если тобой правильно заняться, может выйти толк.
– Когда он это сказал?
– Вчера вечером. Ему очень понравились твои новые песни.
Она имела в виду те, которые ему прислал Рэнди. Он не решался петь их перед публикой, поскольку контракта с композитором еще не подписал, но Рэнди его убедил, сказав, что договоренность уже есть.
– Мне они тоже нравятся, – сказал он.
– Я смотрела на зал. Знаешь, люди даже есть переставали, когда тебя слушали.
Он повернулся на бок и посмотрел на нее.
– Пожалуй, на большее и рассчитывать нельзя.
– Это твои песни? Ты их сочинил?
– Если бы... Мой брат свел меня с одним парнем.
– А твой брат тоже певец?
Здесь надо было быть предельно осторожным. Пора было менять тему.
– Расскажи мне про Троя.
– Я уже рассказала тебе все.
– Ты его любила? Вопрос был ей неприятен.
– Думала, что любила.
– А теперь? – настаивал он.
– Я была так одинока, а он...
– Он был тем, к кому можно прислониться.
– Ты говоришь так, будто был рядом, – сказала она осторожно.
– Знакомое чувство, – признался он.
– Это меня и пугает, Нил.
– Понимаю. Меня это тоже пугает.
Но у него-то дело было в другом. В своих чувствах к ней он не сомневался, но вот насчет Холли... Ее чувства так же сильны? Не расстанется ли она с ним, когда узнает правду?
Она улыбнулась каким-то своим мыслям, прижала руку к животу и сказала:
– Кажется, время отдыха закончилось. Коул, завороженный выражением ее лица, не сводил с нее глаз. Он пытался представить, что она чувствует. Как это, когда в тебе зарождается другая жизнь?
Она подняла глаза и заметила его взгляд.
– Иди сюда, – сказала она. Он пододвинулся, и она положила его ладонь себе на живот.
– Я не могу...
– Подожди минутку. Он же не джигу танцует.
– А ты расстроишься, если это будет девочка?
Она блаженно улыбнулась:
– Мне вчера приснилось, что я родила девочку, а она со мной до пяти лет не разговаривала. Обиделась за то, что я девять месяцев называла ее мальчиком. Представляешь?
Он пытался сосредоточиться на движениях ребенка, а не на том, чего ему действительно хотелось.
– Я отложил деньги на ультразвук. Но, если захочешь, ты можешь использовать их на что-нибудь другое, – поспешил добавить он.
– Врач считает, что необходимости в этом нет. А недавно я прочитала статью, в которой написано, что у женщин, которые делают ультразвук, рождаются мелкие дети.
– Там, наверное, было написано про тех, кто делает ультразвук раз пять за беременность.
– Даже поверить не могу! – вдруг воскликнула она и ласково погладила его по голове. – Первые три с половиной месяца беременности я умирала от желания с кем-нибудь об этом поговорить, и оказалось, что моим собеседником стал ты.
Неужели он так истосковался по ласке, что от такого простого жеста у него закружилась голова?
– А я рад, что ты наконец стала читать.
– Зачем ты мне наврал, что там страницы склеены? Я все пролистала, ничего такого.
– Я хотел... – Тут он почувствовал, как под его ладонью что-то шевельнулось, и удивленно замолчал. – Это оно? – спросил он после паузы.
– Угу.
– Невероятно! – Он мысленно умолял ребенка пошевелиться еще разочек. – Bay!
– Когда я в последний раз была у врача, он мне дал послушать сердцебиение.
– И на что это похоже?
– На стрекот пересмешника.
– В книге написано...
– Что сто пятьдесят ударов в минуту – это норма.
Они долго молчали, а потом тишину нарушила Холли, сказав тихо:
– Спасибо тебе, Нил.
– За что?
– За то, что ты сейчас со мной рядом.
Он встал на колени и пристально на нее посмотрел.
– Сейчас я тебя поцелую, Холли. Она покраснела:
– А что мне следует ответить? Он наклонился к ней.
– Ничего. Я просто не хотел тебя удивлять, пугать или... – он чувствовал ее дыхание, – ... заставлять думать, что... – Он не договорил, поскольку губы их слились в поцелуе.
Коул никогда в жизни не испытывал столь сильного желания. Это была не слабость, не похоть, это была всепоглощающая страсть. Он хотел сдержаться, хотел, чтобы поцелуй был только нежным, но, когда она приоткрыла рот и коснулась его губ своим языком, он потерял голову. Он обнял ее, прижал к себе, возбуждаясь от жара ее тела еще больше. Его останавливало только одно. Он боялся, что ей неудобно. Нехотя он отпустил ее.
– Прости, – сказала она. – Это рефлекторно.
Он взял ее за затылок и снова притянул к себе. На сей раз он действовал с напором, поцелуй был жарким и требовательным. Он взял в ладонь ее грудь, и Холли на мгновение прижалась к нему, но потом отстранилась.
– Мы не должны этого делать, – сказала она, с трудом переводя дыхание, и едва заметным жестом коснулась рукой своего живота. Это были совсем не те слова, которые мечтал услышать Коул, но он понимал, что она права. Как страстно он ни желал заняться с ней любовью, но у нее могут быть совсем другие чувства. Ее тело уже не принадлежало ей. Надо было думать о ребенке. Надо быть очень осторожным. Увы, здравый смысл убеждал его только в этом. Надо стараться и удерживать свою страсть.
– Хочешь пойти в кино?
– Не очень, но мысль неплохая. – Она взглянула на него, и по ее глазам он понял, что она испытывает. – Нам сейчас лучше отправиться на люди.
Возвращаясь в город, Коул думал только о том, что именно произошло между ним и Холли. Он мечтал заняться с ней любовью, но внутренний голос говорил ему, что они к этому не готовы. Нет, что он к этому не готов.
Ответ наконец нашелся, и это его больно поразило. Он никогда не считал, что при его образе жизни можно подхватить СПИД, но разве можно быть до конца уверенным? За последние пять лет он спал со многими женщинами и порой должным образом не предохранялся. В больнице ему сделали анализы, ответ был отрицательным, но врач сказал, что, чтобы быть абсолютно уверенным, надо провериться еще раз через полгода.
Как он мог забыть о таких важных вещах?
– Ты не расстроишься, если мы все-таки в кино не пойдем? – спросил он. – Я совсем забыл, что мне нужно сегодня съездить по еще одному делу.
– У меня нет никаких особых планов. Хочешь, я поеду с тобой?
Он покачал головой. Холли, как ни старалась она это скрыть, была удивительно открытым человеком, доверяющим миру бесконечно.
– Нет, этим мне нужно заняться одному.
– Хорошо, – сказала она, притворяясь беспечной.
– Когда-нибудь я тебе про это все расскажу, – пообещал он.
Холли потянулась к кассете, торчавшей из магнитофона, поправила ее, нажала на кнопку. Полилась музыка.
Коулу показалось, что эта песня написана специально для него. Всю жизнь он пел песни о любви, но никогда их до конца не понимал.
До сегодняшнего дня.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Один в толпе - Боковен Джорджия



роман на один раз
Один в толпе - Боковен Джорджияксения
5.09.2013, 9.51





Прочитала с удовольствием. Любовь,любовь...
Один в толпе - Боковен Джорджияиришка
27.11.2013, 22.00





Мне очень понравился этот роман.
Один в толпе - Боковен Джорджиялюбава
25.05.2016, 21.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100