Читать онлайн Все изменит поцелуй, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все изменит поцелуй - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все изменит поцелуй - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все изменит поцелуй - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Все изменит поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Финн-Мэнор, графство Кент
— Ките! Ките! Да куда же ты пропала, несносная девчонка?! — громко кричала леди Финч, сидя в своем передвижном кресле, к которому была прикована уже более двадцати лет и в котором, по правде говоря, совсем не нуждалась.
— Ките, принеси мне лондонские газеты, которые Джемми утром привез из города!
Эту тираду ее светлость подкрепила звоном колокольчика, всегда висевшего у нее на шее, — так она поступала всякий раз, когда ей казалось, что все в доме перестали ее замечать.
Ките, наемная компаньонка леди Финч, поспешно спустилась по главной лестнице. Почти вся прислуга в доме жалела эту добрую женщину — ведь она не только безвременно овдовела, но и вынуждена была слушать постоянное брюзжание пожилой дамы. Впрочем, в таком же положении находились и все прочие слуги в имении Финчей.
У лестницы миссис Ките встретил Джеймс Рейберн, единственный сын и наследник Финчей. Джемми — так все ласково называли молодого человека — украдкой посмотрел в сторону комнаты, из которой доносился голос матери.
— Наша пташка сегодня в прекрасной форме, — прошептал он так, чтобы леди Финч его не услышала. Девятнадцатилетний Джемми относился к матери с неподдельным страхом. Наверное, именно поэтому он при малейшей возможности удирал обратно в Лондон. — Миссис Ките, должен предупредить вас. Она в своем духе. Начала звать вас и требовать газеты, как только услышала, что я скачу к дому.
Миссис Ките вздохнула.
— Почему же вы тогда просто не отнесли их ей?
— Я? — Молодой человек изобразил удивление. — Чтобы перед самым обедом встретиться лицом к лицу с этим драконом? Ни за что!
Снова раздался звон колокольчика. Джемми подмигнул миссис Ките и протянул ей письма и газеты, которые привез из Лондона. Затем взглянул на пистолеты, которые держал в другой руке, и сказал:
— Может, махнем на все рукой и пойдем постреляем? Как в прежние времена?
Миссис Ките улыбнулась. Когда она приехала в Финч, Джемми было всего двенадцать лет и подобные проблемы для нее были обычным делом. Однако в последнее время она старалась забыть об этих дружеских отношениях и соблюдала определенную дистанцию. Она понимала, что так будет лучше для них обоих.
— Пистолеты совсем новенькие, — пояснил молодой человек. — И все офицеры королевских стрелков, которых я в пошлом месяце встретил в городе, сейчас помешаны на таких пистолетах. Когда мама смилостивится и позволит мне купить патент офицера Седьмого полка, я уже буду готов к встрече с проклятыми французишками. — Глаза юноши сверкнули — было очевидно, что он мечтает о военной карьере. — Миссис Ките, давайте я покажу вам, как они метко стреляют. Я даже дам вам стрелять первой. Это гораздо веселее, чем сидеть здесь целый день с ее светлостью!
— Ките! — снова позвала леди Финч.
— Да, ваша светлость, я сейчас! — отозвалась миссис Ките.
— Почему так долго? Может, это мой сын тебя задерживает? Если он — давай его сюда! Пусть объяснит, что за счет прислал мне его портной!
Джемми тотчас побледнел. Взглянув на миссис Ките, он приложил палец к губам.
— Я не видела Джемми, миледи, — сказала миссис Ките. — Но он оставил для вас в холле письма и газеты.
— Так что же ты стоишь? — проворчала пожилая дама. — Неси их сюда.
Джемми улыбнулся своей спасительнице и, положив один из пистолетов на комод, прошептал:
— Это на случай, если вам удастся сбежать. Присоединяйтесь. Я буду на восточной стороне.
Снова подмигнув молодой женщине, Джемми отправился на кухню — он всегда там прятался, когда надо было переждать грозу.
Миссис Ките со вздохом направилась в комнату. Она знала: теперь, получив свежие лондонские новости, ее светлость будет весь день говорить о падении нравов. И ей придется не только выслушивать брюзжание хозяйки, но и писать письма редакторам газет, а также отправлять записки знакомым ее светлости. Впрочем, миссис Ките прекрасно понимала, что выхода у нее нет и ей придется запастись терпением.
— Наконец-то, — проворчала леди Финн, когда ее компаньонка вошла в комнату. — А то я уже подумала, что все в доме оглохли.
Миссис Ките улыбнулась и положила газеты на стол, стоявший рядом с креслом ее светлости. Указав на колокольчик, она сказала:
— Из-за этого действительно можно оглохнуть. Леди Финч усмехнулась и пробормотала:
— Ты стала чересчур дерзкой, Ките. Мне следует тебя уволить.
Миссис Ките снова улыбнулась.
— Вы уволите меня прямо сейчас или после того, как я напишу письма?
— Ты ведь, пожалуй, потребуешь плату за полный день, — проворчала пожилая леди. — Так что сначала поработай, а потом уже можешь собирать свои вещи.
Миссис Ките утвердительно кивнула. Она прекрасно знала, что леди Финч не уволит ее, как бы дерзко она себя ни вела. Взявшись за спинку кресла своей хозяйки, молодая женщина подкатила его поближе к окну, где было больше света, и спросила:
— С чего начнем? С «Тайме» или «Морнинг пост»? Леди Финч ненадолго задумалась, потом сказала:
— С «Морнинг пост». Я хочу посмотреть, опубликовано ли мое письмо.
Миссис Ките рассортировала двухнедельную подборку газет в хронологическом порядке. Верхний экземпляр она передала леди Финч. Затем села в кресло у стола, взяла ручку и приготовилась записывать. Ждать пришлось недолго.
— Ките, ты только послушай! Леди Беннингтон забеременела и родила сына. В ее-то возрасте! Это просто неприлично.
Леди Финч что-то проворчала себе под нос — так было всегда, когда она собиралась с мыслями и готовилась продиктовать длиннейшее письмо.
— А лорд Беннингтон теперь, наверное, с важностью расхаживает по городу — ставит это в заслугу себе одному. Не понимаю, как Миранда могла выйти за этого скучного типа!
— Когда у вас родился Джемми, сколько вам было лет? — спросила миссис Ките, хотя прекрасно знала, что в момент появления на свет наследника Финчей леди Финч была лет на пять старше, чем нынешняя роженица.
— Хм… Это не твое дело.
Леди Финч снова задумалась — было совершенно ясно, что она еще не решила, как выразить свое отношение к леди Беннингтон. Наконец, взглянув на компаньонку, пожилая дама заявила:
— Отправь Миранде записку с поздравлениями и комплект пеленок, который мы сшили прошлой зимой.
Тут леди посмотрела в сторону холла и увидела Джемми — тот пытался незаметно уйти, чтобы поупражняться в стрельбе.
— Боже мой! — воскликнула леди Финч. — Наверное, я не доживу до того счастливого момента, когда смогу завернуть в эти пеленки собственных внуков! — Она прикоснулась к корзине с шитьем, которую всегда держала под рукой.
Миссис Ките улыбнулась, заметив, что Джемми, услышавший про «внуков», ускорил шаги.
— И не забудь… — продолжала леди Финч, снова повернувшись к компаньонке. — Следует послать ей копию составленных мной инструкций о том, как найти хорошую кормилицу и няню. Ведь ребенку нужен правильный уход.
Миссис Ките молча кивнула. Она прекрасно знала, что одними инструкциями хозяйка не удовлетворится. И действительно, леди Финч тут же добавила:
— И вот еще что… Одно предостережение. Напиши Миранде, что теперь, когда она подарила своему никчемному мужу наследника, ей не помешает отдельная спальня с надежным замком.
Миссис Ките с трудом удержалась от улыбки — ведь лорд и леди Финч до сих пор спали в одной спальне.
Все утро, весь день и даже после ужина, леди Финч продолжала заниматься бумагами. Сидя в своем кресле, она диктовала миссис Ките срочные записки к знакомым, о которых упоминалось в полученных ею письмах и газетах. Из составленного самой леди Финч обширного собрания всяческих советов компаньонка должна была выписывать инструкции для тех, чьи поступки требовали немедленного вмешательства.
Наконец леди Финч добралась до самой свежей из газет. Как правило, взяв в руки газету, она сразу же открывала ее там, где печатали всевозможные слухи, но на этот раз почему-то остановилась на самой первой полосе.
— Занятно, — пробормотала она наконец. — Он, оказывается, жив. А я-то думала, что он все это время горит в преисподней.
Миссис Ките зевнула. Она совершенно обессилела после целого дня напряженной работы. К тому же у нее ужасно болели голова и рука — ведь она весь день писала.
— Вот послушай, Ките, — продолжала леди Финч. Она тотчас же принялась читать: — «Говорят, что чудес в наше время не бывает, однако рассказ о недавнем происшествии в Лондоне, несомненно, поразит всех. Встречаемый как герой и удостоившийся в минувшую субботу приема в его честь, он останется темой для разговоров еще многие месяцы».
Миссис Ките снова зевнула и попыталась изобразить улыбку. «Может, принести еще несколько свечей?» — подумала она — и действительно, леди Финч так оживилась, что работа с корреспонденцией могла затянуться до самого утра.
— Вот замечательное место, — объявила ее светлость. — «Пережив морское сражение неподалеку от побережья Португалии и несколько дней скитаясь в открытом море, наш соотечественник, славный сын Британии…» — Леди Финч внезапно умолкла. — «Славный сын Британии». Это звучит неплохо, правда, Ките?
— Да, весьма, — согласилась Ките. И вдруг похолодела. «Морское сражение неподалеку от побережья Португалии…» — промелькнуло у нее.
— Так вот… — Ее светлость поднесла газету к самому носу. — «Славный сын Британии почти семь лет провел…»
Семь лет? Нет, подобное невозможно. Миссис Ките просто не могла в это поверить. Ведь он умер. Его давно нет в живых. Все эти семь долгих лет его нет в живых.
— «… в плену у французов, — продолжала леди Финч. — Два месяца назад наш герой совершил побег из одного из гарнизонов, размещенных в Испании…»
Испания? Сердце молодой женщины бешено колотилось — на нее нахлынули воспоминания.
— Ките! Ките! Ты слышишь меня? — с беспокойством проговорила леди Финч. — Что с тобой? На тебе лица нет! Позови Мерси, пусть принесет тебе мою настойку от мигрени!
Сделав над собой усилие, миссис Ките улыбнулась и покачала головой:
— Нет-нет, не стоит, все в порядке. Прошу вас, миледи, продолжайте.
— Что ж, раз ты настаиваешь…
Леди Финч расправила газету, затем внимательно посмотрела на свою компаньонку. Та молча кивнула, давая понять, что готова слушать дальше.
— На чем я остановилась? — пробормотала пожилая леди.
— На Испании, — подсказала миссис Ките; ей казалось, что это слово обжигает ей язык.
— Да, Испания… — Леди Финч пробежала глазами колонку. — А, вот… «Совершил побег из одного из гарнизонов, размещенных в Испании, и с помощью испанских повстанцев добрался до расположения английских войск в Португалии». — Ее светлость сочувственно покачала головой. — Бедный мальчик. Как он, наверное, обрадовался, когда увидел наши доблестные флаги!
Миссис Ките снова кивнула. Она боялась произнести хотя бы слово, чтобы слишком явно не проявить свой интерес. И ей казалось, что боль в ее груди с каждым мгновением усиливается…
«Но этого не может быть, — думала она. — Этого просто не может быть».
Леди Финч снова принялась читать:
— «Из Лиссабона, где его с большим почетом принял Веллингтон, он отплыл на» Архимеде»и в минувший вторник прибыл в Лондон. Его мать от радости упала в обморок. Эта мужественная женщина (читатели, конечно же, помнят, как она боролась за то, чтобы сохранить для своего сына титул и имение) теперь устраивает прием в честь его возвращения «. — Леди Финч вновь покачала головой. — Вот вам, пожалуйста!.. А я все эти годы убеждала Сару в том, что ей следует забыть об этом мошеннике, которого она называла своим сыном, и найти себе какое-нибудь другое развлечение, а не докучать палате лордов просьбами о сохранении его имущества. Однако надо признать, что Парнеллы — настойчивые люди!
«Парнелл! — Молодой женщине почудилось, что она вот-вот задохнется. — Значит, все-таки он!» Ее светлость отложила газету.
— Так-так, выходит, маркиз Брэдстоун воскрес из мертвых. Да еще стал героем в придачу! Интересно, а помнит ли кто-нибудь, почему он исчез? Ведь та история заслуживает гораздо большего внимания, чем вся эта чепуха о бегстве из французского плена. Все произошло как раз перед твоим приездом сюда, Ките. Вряд ли ты что-нибудь об этом слышала, но если слышала, то, конечно же, сразу вспомнишь. — Леди Финч кивнула горничной, пришедшей укладывать хозяйку в постель.
Миссис Ките вздохнула и пробормотала:
— Да, миледи, я припоминаю эту историю. Горничная уже выкатывала кресло леди Финч, и поэтому пожилая дама ничего не ответила.
Что же касается миссис Китс, то она, урожденная Оливия Саттон, не просто слышала об этой истории. Она пережила ее.
По пути в свою скромную спальню Оливия снова вспоминала события той ночи.
После того как ее объявили убийцей молодого испанца, все у нее в жизни изменилось. Роберт обвинил ее в убийстве и почти тотчас же куда-то исчез.
Несколько часов спустя она сидела в своей комнате и думала о том, почему же все вдруг обернулось так скверно. При этом девушка все еще держала в руке послание и золотое колечко, казавшиеся совершенно нереальными. И ей снова и снова вспоминались слова, сказанные молодым испанцем.
«А теперь беги, — говорил он. — Постарайся… Беги как можно дальше».
«Но куда и как?» — хотелось ей тогда спросить.
Нет, бегство — это для нее не выход. Выход — лорд Брэдстоун.
Да, именно так. Она пойдет к нему, чтобы восстановить свое доброе имя.
К счастью для Оливии, замки в доме ее родителей — как, впрочем, и все остальное имущество — после смерти отца находились в плачевном состоянии, так что ей не составило особого труда отпереть их шпилькой для волос. Собрав все свои драгоценности и прихватив деньги, накопленные ею для предполагавшегося побега с Робертом, девушка бежала из-под ареста, пройдя мимо уснувшей стражи.
После этого она первым делом отправилась к дому Роберта, где почтальон сообщил ей, что случайно услышал, как его светлость приказывал кучеру везти его к причалам, на корабль, который назывался «Бонвентура». Оливия взяла кеб и вскоре подъехала к причалу. Однако тотчас же выяснилось, что она опоздала — судно уже отчалило.
Но хуже всего было то, что в последний момент она заметила на палубе Роберта. Он протянул руку к стоявшей рядом с ним женщине, а затем обнял ее.
— Ну что, любовь моя, давай спустимся вниз, — проговорил он, и слова эти долетели до берега. — Да, давай спустимся вниз, теперь нам пора наверстать упущенное!
Оливия провожала судно взглядом, пока оно не скрылось из виду. Совершенно ошеломленная произошедшим, она лишь несколько часов спустя обнаружила, что едет в Кент, однако как в нем очутилась — вспомнить не могла.
По счастливой случайности девушка встретила в дороге лорда Финча. Тот возвращался из Лондона, так и не найдя компаньонки для своей жены. Очевидно, настоящая миссис Ките прослышала о скверном характере ее светлости и отказалась от. места компаньонки. Оливия решила назваться именем этой дамы и занять ее место. К счастью, лорд Финч не возражал, а его жена так ничего и не узнала. В то время это был для Оливии единственный выход.
Оказалось, что девушка поступила именно так, как ей советовал умирающий незнакомец. Она спряталась от властей и от скандала, сотрясавшего Лондон после опубликования некоторых писем лорда Брэдстоуна — их нашли в ее комнате.
Однако вскоре «Бонвентура» была потоплена, и положение Оливии стало не таким уж безнадежным. Поскольку лорда Брэдстоуна видели на борту «Бонвентуры» с какой-то женщиной, все решили, что это была именно она — мисс Саттон, и в результате поиски убийцы прекратились.
А Оливия Саттон в течение семи лет жила под именем миссис Ките, вдовы армейского офицера. Покинуть свою хозяйку девушка не могла. Ведь ее считали убийцей и обязательно схватили бы, если бы узнали. Рассказать же правду об убийстве она не решилась — ей никто бы не поверил.
Но теперь, после возвращения маркиза, все изменилось. Оливия чувствовала, что не сможет жить так, как прежде. Ведь лорд Брэдстоун — человек, разрушивший ее судьбу, истинный убийца, — все еще ходил по земле.
Оливия вытащила из-под кровати небольшой саквояж, в котором находилось все ее имущество. Пошарив рукой под бельем, она отыскала запятнанный кровью старинный пергамент. Кольцо тоже было при ней. Оливия носила его на серебряной цепочке — ее когда-то подарил девушке отец. Кольцо всегда находилось рядом с ее сердцем — как талисман и как напоминание об отважном незнакомце.
«Передай… Хоббе», — прошептал тогда молодой испанец.
Она должна была передать послание и кольцо в руки человека по имени Хоббе.
Оливия часто думала об этом таинственном незнакомце. Она тщательно просматривала газеты леди Финч в надежде обнаружить хоть какой-то намек на его существование, но так ничего и не нашла. Но в одном она не сомневалась: Хоббе — безупречно честный и порядочный человек, не зря же умирающий испанец так доверял ему.
Хоббе представлялся ей рыцарем в сияющих доспехах. Героем. Человеком решительным, властным и удивительно красивым. Однако не таким злобным и коварным, как Брэдстоун. Ей казалось, что именно он, этот загадочный незнакомец, мог бы увезти ее туда, где ей не будет грозить опасность.
Более того, Оливия была уверена: увидев этого человека, она сразу же узнает его.
Только бы ей найти Хоббе, а уж тогда они бы отомстили за смерть молодого испанца. Они заставили бы лорда Брэдстоуна расплатиться за все.
Брэдстоун… При одной мысли об этом человеке Оливия содрогнулась.
Сейчас его прославляли и устраивали в его честь приемы. И все восхищались подвигами маркиза. А ведь именно он — настоящий преступник. А она, Оливия, виновата лишь в том, что доверяла лорду Брэдстоуну. Доверяла, потому что любила его. Потому что думала, что и он ее любит… Что ж, больше такой ошибки она не совершит.
Оливия подошла к окну и уставилась в темноту январской ночи. Ей вдруг пришло в голову, что уже поздно искать Хоббе.
Да, действительно было поздно… Ведь маркиз неожиданно вернулся, и следовало срочно что-то предпринять.
Итак, вся тяжесть предстоящей задачи целиком ложилась на нее. Что ж, она заставит маркиза Брэдстоуна пожалеть о том, что он не остался во французской тюрьме!
Собрав свои вещи, Оливия вышла из комнаты. Она решила, что непременно добьется своего.
Да, она отомстит.
Покидая Финч-Мэнор, Оливия прихватила с собой одну вещицу — пистолет, который Джемми оставил для нее на комоде в холле.
Лондон
Леди Брэдстоун готовилась к торжественному приему в честь возвращения сына. Роберт думал лишь об одном: ему хотелось побыстрее покинуть Англию и вернуться в Испанию или в Португалию — там ему было гораздо уютнее.
Всю прошедшую неделю майор разыскивал Оливию Саттон, однако установить ее местонахождение оказалось так же сложно, как и получить приличное виски в «Семи кругах». Все считали, что девушка погибла, поэтому и расспросы ни к чему не привели. К тому же причастность к убийству окончательно погубила ее репутацию, и люди не очень-то охотно отвечали на вопросы о ней. Некоторые заявляли, что предпочли бы на месте мисс Саттон умереть. Впрочем, в ее смерти и так никто не сомневался.
Скрываясь от маркизы и от Карлайла — те постоянно обращались к нему с какими-нибудь вопросами, — Роберт долгие часы проводил в роскошной спальне маркиза, где пытался разгадать тайну исчезновения мисс Саттон.
Но и в спальне майору не всегда удавалось уединиться — его часто беспокоил вечно хмурый слуга Акилес.
— Вот еще… — проворчал слуга, в очередной раз заходя в комнату. — Они собираются завалить вас всей этой одеждой.
Роберт невольно поморщился. Его ужасно угнетали лондонские туманы, так еще приходилось носить совершенно нелепые костюмы — наряды пэра Англии. Майору казалось, что он чувствовал бы себя гораздо уютнее в какой-нибудь французской тюрьме, чем в таких костюмах.
«А эти смехотворные галстуки! — в отчаянии думал Роберт. — Похоже, их изобрели специально для того, чтобы задушить человека!»
Большую часть жизни майор провел в армии и прекрасно понимал, что такое устав и порядок. Но строгие правила, принятые в высшем обществе Лондона приводили его в полнейшее замешательство.
— Ваша мамаша, — с усмешкой заявил Акилес, — сказала, что вам следует надеть вот это. — Слуга швырнул на кровать наряд зеленого цвета. — А как только вы ушли она сказала… В общем, ваша мамаша снова принялась за свое. Конечно, я не сообщил ей, куда вы идете. Поэтому она меня уже замучила. Рассчитывает, что когда начнут прибывать гости, то вы будете находиться впереди, у всех на виду, в центре всеобщего внимания. И еще ваша мамаша сказала…
— Пожалуйста, не называй ее так, — перебил майор. Ему казалось, что слуга покушается на воспоминания о его, Роберта, настоящей матери. — Когда мы вдвоем, можешь забыть об этом спектакле.
— Как скажете, — пожал плечами Акилес. — Думаю, вам повезло, что она — не ваша мамаша. Черт возьми, неудивительно, что ваш братец сбежал из Лондона. Эта женщина суетится больше, чем лиссабонская шлюха на исповеди.
Роберт был полностью согласен со своим слугой, но все же заметил:
— Будь к ней снисходительнее, Акилес. Она все-таки очень любила своего сына.
— В таком случае она исключение, — пробормотал Акилес, готовя для Роберта бритвенный прибор. — Ее сын был гнусным негодяем.
Роберт молча пожал плечами. Ему казалось, что с его стороны тоже не очень-то порядочно обманывать маркизу.
— Глядите, — усмехнулся Акилес, показывая майору длинный накрахмаленный галстук. — Лучше позовите сюда вашу новую служанку, воображающую себя мужчиной. Пусть она повяжет его вам на шею, а то боюсь, что у меня ничего не получится. Акилес засмеялся, и Роберт невольно улыбнулся.
— Ты имеешь в виду Бэббита? — спросил он. Бэббит был новый камердинер, нанятый для Роберта его тетушкой.
— Да, его — кивнул слуга. — Только этому бездельнику больше подошло бы имя Рэббит
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
. Да он не смог бы и огня развести, даже если бы был по пояс завален дровами, а в руке держал горящий факел.
Акилес еще раз осмотрел тщательно выглаженный галстук. Роберт снова улыбнулся: он прекрасно знал привычку своего слуги пренебрежительно отзываться о чужих талантах.
— Вряд ли мы вообще будем звать сюда Бэббита, — проговорил майор. — Разве только для того, чтобы начистить обувь и выгладить одежду.
— Подумать только! — воскликнул Акилес, подражая интонациям камердинера.
Роберт расхохотался. Его слуга только в самую последнюю минуту был включен в план Веллингтона, но на протяжении всей сознательной жизни Роберта Акилес постоянно жил в доме Данверзов, совмещая обязанности слуги и телохранителя. Когда же средний из сыновей Данверзов объявил о своем намерении стать армейским офицером, Акилес собрал свои вещи и отправился вместе с Робертом.
— Да, не стоит его сюда звать, — проворчал слуга. — Чтобы я ненароком не прострелил ему задницу.
Акилес постоянно ворчал, но был необыкновенно преданным слугой. К тому же он неплохо владел всеми разговорными языками Пиренейского полуострова и являлся прекрасным спутником в опасных странствиях Роберта.
Покосившись на майора, Акилес спросил:
— Вам удалось разузнать о ней хоть что-нибудь?
— Нет, — ответил Роберт. — Словно сквозь землю провалилась.
Акилес молча кивнул и подошел к двери. Какое-то время он напряженно прислушивался к звукам, доносившимся из холла. Затем вполголоса проговорил:
— Что же вы теперь собираетесь делать?
Роберт уже хотел сказать, что еще не решил, но тут из холла донеся женский щебет. И тотчас же мимо спальни прошли служанки, поглощенные последними приготовлениями к приему. Майор с Акилесом с минуту молчали.
— Терпеть не могу этот дом, — проворчал наконец слуга. — Тут слишком много назойливых женщин.
Роберт с усмешкой проговорил:
— Если бы нам удалось отыскать всего лишь одну-единственную женщину, мы на первом же корабле могли бы отплыть обратно к Веллингтону, друг мой.
Акилес пожал плечами.
— Не понимаю, как эта пташка может скрываться столько лет. А может, ее убили? Ваш кузен вполне был на это способен. Ведь он…
Тут дверь внезапно распахнулась и в комнату, чуть не сбив Акилеса, ворвалась леди Брэдстоун, Взглянув на Роберта, она в ужасе воскликнула:
— Боже милостивый! Ты еще не одет! К нам вот-вот начнут прибывать гости, и ты должен их всех встречать и приветствовать!
— Прошу прощения, — сказал Роберт. — Я совсем забыл о времени.
— Могу себе представить, — проворчала маркиза. При этом она покосилась на Акилеса, будто обвиняла его в этой задержке. — Однако поторопись. Леди Колир приедет со своей дочерью, и тебе надо произвести на нее хорошее впечатление.
При столь откровенной попытке устроить смотрины Акилес тихонько рассмеялся. Маркиза уставилась на него и закричала:
— Тебе нечем заняться?! Может, займешься каким-нибудь полезным делом?!
Слуга ухмыльнулся:
— Кажется, я знаю чем!
Дерзко подмигнув маркизе, Акилес вышел из комнаты.
— До чего же неприятный человек, — проговорила леди Крэдстоун. — Да, ужасно неприятный. По дому не ходит, а крадется, точно кот. Никогда не угадаешь, где он появится в следующий момент. Это очень действует мне на нервы. К тому же мне не нравится, как он глазеет на молодых служанок. Надо было его уволить и отправить обратно в Испанию. Почему ты не уволил его?
— Он служит мне верой и правдой, — сказал Роберт. — И хочу еще раз напомнить: этот человек спас мне жизнь.
— Что ж, я очень благодарна ему за это. Однако ему следует знать свое место. — Немного помолчав, маркиза продолжала: — Я сейчас же пришлю сюда Бэббита. Пусть поможет тебе одеться.
Роберт заставил себя улыбнуться.
— Благодарю вас, миледи.
Майор был не в силах выговорить слово «мама» — это оказалось единственное слабое звено в его интриге. Маркиза тут же нахмурилась.
— О, Роберт, к чему такие формальности? — проговорила она с упреком в голосе. Потом вдруг подошла к нему и заключила в объятия. — Я ведь твоя мать…
Внезапно леди Брэдстоун чуть отстранилась и внимательно посмотрела на «сына». Причем на лице ее появилось какое-то странное выражение.
— Роберт, как ты изменился! — воскликнула она. — Эти ужасные французы столько лет держали тебя в заключении! Но теперь ты наконец дома, мой дорогой мальчик. И скоро станешь прежним Робертом.
Маркиза вышла из комнаты так же стремительно, как и вошла. И майор, глядя на закрывшуюся за ней дверь, невольно улыбнулся. Что ж, пусть эта леди не его мать, но она все-таки его тетка, а значит, заслуживала некоторого уважения.
Немного помедлив, майор принялся одеваться, причем делал это со всей возможной тщательностью, опасаясь, что Бэббит придет в ужас при виде его уже довольно помятой рубашки. А ведь этот предмет туалета вряд ли кому-то удалось бы увидеть под пышными кружевами галстука и под жилетом.
Но, даже одеваясь, он думал о мисс Саттон и о ее загадочном исчезновении. Словесный портрет девушки, сделанный Пиммом, был весьма расплывчат и едва ли мог бы облегчить поиски. Довольно невзрачная, с волосами цвета медной монеты… Действительно, не очень-то яркое описание.
Но ведь женщины — тем более такие юные — не исчезают бесследно. Мужчина — совсем другое дело. Мужчина мог бы и спрятаться где-нибудь, если бы возникла необходимость. Но как удалось спрятаться совсем молоденькой и совершенно неопытной девушке? Нет, подобное просто немыслимо. Наверняка кто-то должен знать, где скрывается эта крошка.
С другой стороны, может быть, прав Акилес: ее могли и убить. Действительно, Брэдстоун вполне мог убрать ее с дороги…
В этот момент дверь у него за спиной почти бесшумно открылась и тотчас же закрылась.
Майор ожидал, что вот-вот услышит голос своего камердинера.
— Я уже почти готов, Бэббит, — проговорил он наконец. — Тебя напрасно побеспокоили.
И тут раздался звук, который Роберт за свою военную карьеру слышал множество раз. Это был леденящий душу щелчок взводимого пистолетного курка…
Для Оливии не составило никакого труда отыскать спальню Роберта. Как-то раз — тогда не прошло и месяца после начала их тайного романа — маркиз незаметно провел ее в эту комнату. Причем она слишком уж охотно последовала за ним.
Какой же глупой и наивной была она тогда! Верила ему безоговорочно. Он внес ее в комнату и усадил на кровать. И именно здесь поклялся ей в вечной любви. Сказал, что с тех пор, как встретил ее, каждую ночь на этой самой постели мечтает о ней… и не может дождаться того дня, когда она разделит с ним ложе.
Его признания, произносимые шепотом ласковые слова, а также долгий и страстный поцелуй — все это заставило Оливию поверить маркизу.
Тогда ей казалось, что это — чудесная ночь, и она ни в чем не смогла бы отказать лорду Брэдстоуну.
Они тогда играли в игру — в расшифровку и обольщение. Роберт дал ей листок бумаги с закодированным сообщением, и после каждого разгаданного ею слова он осыпал ее поцелуями и давал всяческие обещания. В конце концов она расшифровала все послание, а он снял с нее почти всю одежду.
Она замирала от его прикосновений и верила его обещаниям — он говорил, что в скором времени ей предстоит разделить с ним ложе в качестве маркизы Брэдстоун.
И эта их игра продолжалась до тех пор, пока не появился камердинер…
Воспоминание о той глупой неосторожности заставило Оливию вспыхнуть от стыда. Как же она не распознала обман?! Как же не поняла, что маркиз вовсе не собирался брать ее в жены?! Он просто хотел воспользоваться ее способностями в своих корыстных интересах.
Отогнав нахлынувшие воспоминания, Оливия сосредоточилась на предстоящем. Пора было осуществить свою мечту. Она мечтала об этом с того самого момента, как узнала, что Брэдстоун жив.
Пора было совершить возмездие.
Роберт стоял в другом конце комнаты. Стоял к ней спиной, вне освещенного круга, создаваемого двумя горевшими на столе свечами.
Ей показалось, что он стал выше и что плечи у него стали… слишком уж широкие.
Щелчок взводимого курка заставил его вздрогнуть. Однако он, судя по всему, не испугался.
«Прямо как Хоббе», — промелькнуло у Оливии.
О Господи, откуда явилась столь нелепая мысль? Неужели маркиз и Хоббе могут быть хоть чем-то похожи? Нет, разумеется.
— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил он неожиданно.
О, этот вкрадчивый голос! Столько лет он снился ей, нашептывал что-то из подводной могилы. И вот теперь этот человек заговорил наяву, пробуждая воспоминания о том далеком времени, когда она думала, что они влюблены друг в друга. Неужели сейчас он снова пытается пробиться к ее наглухо закрытому сердцу?
Вспомнив об истинных чувствах маркиза, Оливия подняла пистолет и прицелилась в голову Роберта.
Лучше всего было бы выстрелить ему в сердце, но она уже убедилась, что у него нет сердца.
— Стреляйте скорее, а то я умру от скуки, пока вы будете целиться, — проговорил он с усмешкой.
Роберт сделал шаг в сторону, но лицо его, как и прежде, оставалось в полутьме.
— Что же вы медлите? — снова раздался его голос.
Оливия невольно поежилась. Было очевидно, что маркиз Брэдструн действительно не боялся смерти. Вероятно, он привык к опасности.
Тут он наконец-то вышел из полутьмы, и Оливия увидела его лицо, теперь освещенное ярким светом свечей. И ей вдруг почудилось, что она вернулась на семь лет назад и снова оказалась на приеме у леди Блумберг, где впервые встретила Роберта. И сейчас он смотрел на нее так же, как в тот вечер…
Но в следующее мгновение Оливия поняла, что Роберт очень изменился — теперь в его лице появилось что-то… необычное, что-то… не имевшее отношения к их прошлому.
Впрочем, он почти тотчас же надел привычную для него бесстрастную маску, но все же Оливии многое удалось заметить. Прежде всего удивил его взгляд — это был взгляд абсолютно бесстрашного человека. Но самое главное — он не узнал ее! Да, Роберт ее не узнал — Оливия в этом нисколько не сомневалась, и почему-то это открытие больно задело ее, уязвило.
Да, она, конечно же, слышала о полученной им травме, но никак не думала, что он не вспомнит ее.
Неужели он действительно обо всем забыл?
— Ну? Так что же? — проговорил маркиз, и Оливия невольно вздрогнула.
Палец ее дрожал на спусковом крючке, и она никак не решалась надавить на него. «Ты должна нажать, — говорила себе Оливия. — Ты обязана отправить его в могилу и отомстить за несчастного испанца, отдавшего за тебя жизнь».
Но палец ее словно окаменел. К тому же было что-то странное в стоявшем перед ней человеке. Да и во всей ситуации — тоже.
В конце концов Оливия решила, что негодяй должен узнать, кто именно отправит его на тот свет.
— Как много времени прошло, милорд, не так ли? — проговорила она и непроизвольно шагнула навстречу.
Он пожал плечами.
— Разве мы с вами знакомы?
«Какая неслыханная наглость!» — подумала Оливия. Она сделала еще шаг — чтобы маркиз мог рассмотреть ее получше.
— А теперь, милорд, что скажете?
Оливия хотела, чтобы Роберт понял: она уже не та простодушная девочка, которую он когда-то обманывал.
Но, подойдя к нему почти вплотную, она вдруг поняла, что он тоже очень изменился — изменился гораздо больше, чем ей сначала казалось.
Невероятно, но годы плена пошли Роберту только на пользу и сделали его еще более привлекательным. В семнадцать лет Оливия была очарована его лоском и безупречными манерами. Теперь же, в двадцать четыре, она видела перед собой настоящего красавца — во всяком случае, чрезвычайно привлекательного мужчину. Правда, теперь вдоль его скулы тянулся косой шрам, но этот шрам лишь украшал маркиза. А черные волосы, прежде всегда тщательно уложенные, сейчас находились в некотором беспорядке, и это придавало ему немного беспечный вид.
Да, сомнений быть не могло — Роберт стал более привлекательным мужчиной.
«Нет-нет, даже и не думай об этом», — сказала себе Оливия и тотчас же на всякий случай отступила в спасительную полутьму.
Однако в новом маркизе Брэдстоуне было что-то настолько чарующее, что Оливия не могла не любоваться им. Более того, она чувствовала, что ее влечет к этому человеку, и ничего не могла с собой поделать.
— Неужели мы с вами знакомы? — снова заговорил маркиз. — Может быть, вы не обратили внимания, но меня уже давно ждут внизу. Так что если вы пришли убить меня — цельтесь поскорее. — Он распахнул жилет и оттянул в сторону отутюженный галстук, словно открывая путь к своему сердцу. — Считайте, что оказываете мне услугу, — продолжал маркиз. — Потому что пуля — это, несомненно, более гуманное средство, чем та пытка, которую внизу мне уготовила ее светлость.
Оливия в изумлении смотрела на стоявшего перед ней человека. Неужели он способен поддразнивать ее в такой момент? Конечно же, маркиз Брэдстоун всегда был циничным, язвительным, порой ироничным, и его остроумные замечания частенько задевали за живое.
Но неужели Роберт способен острить в такой ситуации? Нет, едва ли.
Оливия внимательно посмотрела на маркиза — тот насмешливо улыбался, — и ей вдруг показалось, что перед ней… вовсе не маркиз, а какой-то другой человек. Но она тотчас же отогнала эту мысль. В конце концов, время могло изменить даже такого человека, как лорд Брэдстоун.
А он вдруг похлопал себя по левой стороне груди и, кивнув на пистолет, проговорил:
— Вы подняли дуло слишком высоко. Попробуйте опустить чуть пониже, не то просто снесете мне ухо, мисс… Простите, но я действительно вас не знаю.
Оливия вскипела. Да он над ней просто издевается!
— Как вы смеете?! — воскликнула она. — Что за глупые шутки? Все последние семь лет я жила ожиданием этого момента! А вы утверждаете, что не знаете меня!
— Семь лет? — переспросил маркиз, и глаза его сверкнули. — Ах, мисс Саттон!.. — выдохнул он с явным облегчением.
— Почему так официально? — Она приподняла бровь.
— Прошу прощения, Оливия.
— Как мило с твоей стороны, что не забыл. Он улыбнулся.
— Да разве я могу забыть тебя? Как ты поживала все это время?
В голосе маркиза прозвучало неискреннее участие. Впрочем, Оливия вовсе не собиралась обмениваться с ним воспоминаниями. Немного помедлив, она спросила:
— Сокровища, как я понимаю, ты так и не нашел? Роберт внимательно на нее посмотрел.
— Почему ты так думаешь?
— Потому что ты все еще жив.
Он взглянул на нее с удивлением.
— А почему я должен был умереть?
Оливия молча улыбнулась. Она была почти уверена: если лорд Брэдстоун найдет сокровища, он погибнет.
Во время своего пребывания у леди Финч Оливия не была полностью изолирована от ученого сообщества. Воспользовавшись абонементом лорда Финча в Лондонской библиотеке, она нашла тексты, в которых содержались кое-какие сведения об этом старинном испанском кладе. И в одном древнем мавританском трактате говорилось следующее: «Претендовать на» Королевский выкуп» может только тот, чье сердце и помыслы чисты «.
« Сердце и помыслы чисты «. К Роберту это не имело ни малейшего отношения.
В другом же трактате говорилось о том, что если за поиски клада возьмется человек недостойный, то вскоре у него отсохнут члены и мужские силы его зачахнут. Таково было мнение одного ученого мавра, который в двенадцатом столетии самым тщательным образом изучил этот вопрос.
Оливия искоса посмотрела на руки и ноги маркиза. К ее глубокому огорчению, никаких признаков увядания не было. Напротив, лорд казался на редкость крепким и здоровым мужчиной. Пожалуй, даже слишком крепким для представителя высшего общества.
— Так почему же я должен был умереть? — снова спросил Роберт.
— Ты так стремительно бросился на поиски сокровищ, что не подумал о том, что следует побольше разузнать о кладе. На сокровищах — проклятие.
Он пожал плечами.
— Я не верю в проклятия. Да и ты вряд ли в них веришь.
Оливия промолчала. Раньше она не верила в подобные мифы, но не возражала бы, если бы на сей раз миф оказался правдой.
Роберт покосился на нее и вдруг спросил:
— Так ты пришла за своей долей?
Оливия невольно поморщилась. Да, видно, она ошиблась, думая, что Роберт изменился. Нет, он все тот же. Только алчность его превзошла уже всякий здравый смысл.
Она снова навела на него пистолет и проговорила:
— Почему ты решил, что мне нужны твои кровавые деньги?
Маркиз усмехнулся.
— Потому что ты пришла ко мне. С пистолетом. Думаю, эта штука заряжена. — Он кивком головы указал на оружие в ее руке.
Оливия утвердительно кивнула.
— Тогда будь с ним поосторожнее, — продолжал Роберт. — У этой модели ненадежный спусковой крючок.
Оливия улыбнулась.
— Теперь ты понимаешь, почему я выбрала именно ее? Маркиз рассмеялся.
— Ты такая же умная и красивая. Ничуть не изменилась.
Красивая?! И у него хватает выдержки говорить это в такой момент? Раньше он, конечно, называл ее красивой, но она не верила, что он думал так на самом деле. Ее никто никогда не считал красивой. Слишком высокая. Волосы слишком рыжие. Ничем не примечательное лицо.
Но когда он произнес эти слова теперь, в них прозвучала… неподдельная искренность — во всяком случае, ей так показалось. И захотелось поверить в его искренность.
О Боже, что с ней происходит? Всего каких-нибудь пять минут рядом с ним — и вот уже попалась на удочку его похвал.
— На этот раз ничего не выйдет, Роберт, — сказала Оливия. — Я еще не забыла твою прежнюю ложь.
— И тем не менее все еще о ней мечтаешь, — заметил он.
Она вспыхнула и, крепче сжав рукоятку пистолета, проговорила:
— Ступай вон туда. К столу у дальней стены.
— И что же я там должен делать?
— Написать признание.
Он посмотрел на нее с удивлением.
— Ты что же, думаешь, что я признаю себя виновным?
— Именно так, — ответила Оливия. Роберт усмехнулся.
— Чем же вам поможет мое признание, мисс Саттон? Думаете, сможете восстановить свое доброе имя и доказать свою непричастность к убийству? Да кто вам поверит?
Оливия промолчала. Она прекрасно понимала, что Роберт, возможно, прав. Ведь и в самом деле, скорее поверят ему, пэру Англии, чем ей.
И все-таки она продолжала лелеять надежду. Ей хотелось верить, что его признание станет началом ее оправдания и что ей не нужно будет больше скрываться.
Оливия указала пистолетом в сторону стола и проговорила:
— Делай, как я говорю.
Роберт пожал плечами и направился к столу. Усевшись на стул, спросил:
— И на чем же, по-твоему, я должен писать это признание? У меня, похоже, как раз закончилась писчая бумага.
Оливия стиснула зубы — ей ужасно захотелось употребить какое-нибудь красочное выражение из» арсенала» Джемми. Но тут она вспомнила, что, покидая Финч-Мэнор, прихватила с собой несколько листов писчей бумаги из кабинета ее светлости. Однако сделала это просто по привычке, но теперь поняла, что леди Финч очень мудрая женщина — хозяйка утверждала, что, отправляясь в путешествие, надо всегда иметь при себе необходимые письменные при-надлежности.
Вытащив из своего саквояжа листок бумаги, Оливия положила его на стол и подтолкнула к маркизу дулом пистолета.
— Пиши, — приказала она. Роберт взял перо и спросил:
— Итак, в чем же я должен сознаться?
«Во всем, — подумала Оливия. — В том, что лгал, когда говорил, что любишь меня и пойдешь к моей матери, чтобы просить у нее моей руки. И в том, что погубил мою репутацию и разрушил мою жизнь».
Но она сказала совсем другое.
— Почему бы тебе не начать с самого главного и не признаться, что я не имею никакого отношения к убийству?
Роберт покачал головой, и глаза его вспыхнули.
— Неужели никакого? — спросил он, пристально взглянув на нее.
Оливия невольно поежилась. «А ведь он прав, — подумала она. — Если бы меня там не было, молодой испанец мог бы остаться в живых».
Лишь сейчас Оливия поняла: именно это ощущение вины так долго мучило ее и было одной из главных причин многих бессонных ночей.
— Так что же? — снова спросил Роберт. — Думаешь, тебе кто-то поверит? Ведь именно тебя застали у его тела. И именно ты держала в руке пистолет.
Да как он смеет?! Какая гнусная клевета! Оливия снова положила палец на спусковой крючок. Ей вдруг пришло в голову, что лучше сразу же убить сидевшего перед ней негодяя.
— Уж если отправляться на виселицу за убийство, так хотя бы не зря, — заявила она.
Роберт улыбнулся.
— Если бы ты и впрямь собиралась меня убить, ты сделала бы это пять минут назад.
Пистолет снова угрожающе качнулся.
— А почему ты думаешь, что я не сделаю это сейчас? Роберт кивком головы указал ей за спину, и она оглянулась. Позади нее вырисовывалась в полутьме рослая фигура.
В следующее мгновение Роберт выхватил у нее пистолет, но оружие действительно оказалось необыкновенно чувствительным. В тот же миг раздался выстрел, однако пуля просвистела над головой Роберта и ударилась в дальнюю стену комнаты, повредив позолоту на обоях.
— Будь ты проклят, Роберт! — прокричала Оливия, когда Акилес, скрутив ей руки за спиной, пригвоздил ее к стене. — Будь ты трижды проклят! Тебе больше не удастся одурачить меня!
Роберт смял лежавший на столе листок бумаги и швырнул его на пол. Затем приблизился к Оливии почти вплотную и проговорил:
— Похоже, мисс Саттон, что мне это уже удалось.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все изменит поцелуй - Бойл Элизабет



Опять Наполеон, шпионаж, герцог Веллингтон. Лично мне это не интересно.
Все изменит поцелуй - Бойл ЭлизабетВ.З.,64г.
8.09.2012, 19.35





Интересный роман с приключениями. НЕ предсказуемый. Мне понравился.
Все изменит поцелуй - Бойл ЭлизабетЛюбовь
23.11.2012, 4.58





так средненько
Все изменит поцелуй - Бойл ЭлизабетМарго
26.11.2012, 8.15





Начало интригующие,но это и все.дальше все написанное кажется надуманным и затянутым.в общем,слабая троечка за роман.
Все изменит поцелуй - Бойл Элизабетвера2
2.10.2014, 22.59





По сравнению с другими историческими романами, тут не так много пишут о истории, легко читается, главные герои не нудные, а очень даже интересные личности...
Все изменит поцелуй - Бойл ЭлизабетМилена
27.01.2015, 15.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100