Читать онлайн Случайный поцелуй, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Случайный поцелуй - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Случайный поцелуй - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Случайный поцелуй - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Случайный поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Миранда знала, что ничто так не отвлекает от глупостей, как тяжелая работа. Поэтому, вернувшись в дом, она открыла дверь в музыкальный салон и отправила девочек убираться. Сначала они артачились и сопротивлялись, но когда под чехлом обнаружилось прекрасное фортепьяно, Талли воодушевилась.
– Никакой игры, пока не наведете в комнате порядок, – сказала ей Миранда.
Вожделенно поглядывая на давно стоявший без дела инструмент, Талли призвала на помощь сестру и кузину.
В любом случае девчонки так устанут, рассуждала Миранда, что им будет не до интриг. Тут, к ее радости, прибыл мистер Стиллингз с кузнецом. Оставив учениц убираться, Миранда пошла расплатиться с мастером и выслушать отчет кучера.
Фелисити тут же вышла на середину комнаты.
– Как я раньше этого не заметила? – Она торопливо сдернула с мебели чехлы и раздвинула тяжелые шторы. – Это прекрасное место.
– Для чего? – повела носом Пиппин. – Тут очень странно пахнет.
– Для романа! – объявила Фелисити, распахивая французские окна в запущенный розарий, которого, похоже, лет двадцать не касались лопата и ножницы садовника.
– Ну, не знаю, – сморщив нос, протянула Пиппин.
– Свежий воздух и цветы сотворят чудо, – уверяла ее Фелисити. – Мы устроим музыкальный вечер и пригласим мисс Портер и лорда Джона. Талли, ты можешь сыграть своего Моцарта. А когда возникнет соответствующее настроение, ты, Пиппин, придумаешь повод оставить их одних.
Пиппин оглядела пыльную комнату.
– Не знаю, как мы успеем тут прибраться. Мисс Портер ушла с мистером Стиллингзом и кузнецом. Подковать лошадь недолго.
Оглянувшись на открытую дверь, Фелисити прошептала:
– Надо было снять несколько…
– В следующий раз это сделаешь ты, – рассердилась Пиппин. – И одну-то трудно снять, чтобы тебя не поймали.
Фелисити вздохнула:
– Им нужно время. Наверное, ты могла бы… Кузина перебила ее:
– Не могу же я снять еще одну подкову, это было бы слишком очевидно.
– Пожалуй, – согласилась Фелисити. – Значит, найдем другой способ.
Талли лукаво взглянула на сестру:
– Помнишь, в Санкт-Петербурге нам пришлось отложить поездку, потому что украли упряжь? А папа подумал, что в этом замешана няня Таша?
– Помню, так и было, – улыбнулась Фелисити. – Сегодня ночью мы украдем упряжь.
– Вы не думаете, что это будет столь же очевидно, как очередная пропавшая подкова? – возразила Пиппин.
– Тогда что ты предлагаешь? – повернулась к кузине Фелисити.
Пиппин прошлась по комнате, обдумывая варианты.
– Можно распороть какой-нибудь шов, сломать пару пряжек. У папы был неуклюжий конюх. Он как-то уронил на пряжку ведро с пойлом, и она пришла в негодность.
– Отлично! – улыбнулась Фелисити. – Нужно заманить сюда мисс Портер и Джека, убаюкать их романтической музыкой, а мы тем временем займемся упряжью.
Пиппин покачала головой:
– Мисс Портер – образец благопристойности. Она не останется тут с Джеком наедине.
– А в башне сегодня осталась, – возразила Фелисити. – И еще бы задержалась, если бы ты не позвала ее на пикник.
– Им неприлично было там оставаться, – пожала плечами Пиппин. Она была высокого мнения о своей наставнице и желала ей счастья. Но Фелисити и Талли порой такие… упрямые.
– Ты рассуждаешь, как мисс Эмери, – отмахнулась Фелисити. – Неужели ты не видела лицо мисс Портер, когда она вышла из башни? Она выглядела такой возбужденной, будто ее поцеловали.
Талли, услышав это, даже рот приоткрыла.
– Ты думаешь, Джек поцеловал мисс Портер? Сестра глубокомысленно кивнула:
– Он повеса, а она женщина.
Скрестив на груди руки, Талли покачала головой:
– Тогда почему она казалась недовольной? Она была очень бледна и не позволила нам засидеться на пикнике, который устроил мистер Бердуилл.
– Да, и весь день продержала нас в комнате за уроками, – добавила Пиппин. – Если такова любовь, то я себе этого не желаю. Похоже, это ужасное состояние.
– Все пойдет насмарку, если завтра мы уедем, а между ними не возникнет привязанность, – не унималась Фелисити.
Пиппин ее доводы не убедили. Кроме того, она не горела желанием заниматься уборкой.
– Вряд ли мисс Портер уступит ему. Они только и делают, что спорят.
– Разве ты не понимаешь? – улыбнулась Фелисити. – Они борются с природой.
– Гм… – От двери послышалось деликатное покашливание. Фелисити и Пиппин обернулись, а Талли распрямила сутулую спину, приняв позу, подобающую юной леди.
– Мистер Бердуилл, – сказала Фелисити, бросив на родственниц предупреждающий взгляд, – мисс Портер велела нам немного прибрать эту комнату, чтобы мы могли позаниматься музыкой. Вы не возражаете?
– Да, музыкой, – с энтузиазмом подхватила Талли и подбежала к стоявшему в углу инструменту. – Лорд Джон упомянул, что обожает музыку, и мы подумали…
– Я знаю, что вы подумали, – сказал старый дворецкий и, подмигнув им, добавил: – И нахожу это восхитительным.
Фелисити преисполнилась уверенности. Мистер Бердуилл на их стороне, теперь их ничто не остановит.
Спустившись к обеду и не увидев в столовой Джека, Миранда вздохнула с облегчением. У Фелисити был такой вид, будто она готова найти хозяина дома и привести к столу под дулом пистолета. Она явно заручилась поддержкой Бердуилла.
– Извините, мисс Лангли, – ответил дворецкий на немой вопрос девочки, – его светлость задерживается по неотложным делам.
«Тоже мне, неотложные дела, – подумала Миранда. – Наверное, вымогает золото у очередной дамы». Или соблазняет.
Поджав губы, она отбросила эту мысль.
– Лорд Джон уехал на весь вечер? – не отступалась Фелисити.
– Мисс Лангли, – сделала замечание Миранда. – Дела нашего хозяина нас не касаются.
Талли возила вилкой по тарелке.
– Я надеялась, он придет послушать, как я играю.
– Не огорчайтесь, мисс Талия, – улыбнулся дворецкий. – Когда его светлость услышит, как вы играете, он оторвется от своих бухгалтерских книг.
Миранда перевела взгляд с Фелисити на Талли, потом на Пиппин и увидела, что в глазах девчонок вспыхнули искорки надежды. О Господи! Опять они за свое! Не успела Миранда в корне пресечь их план, как Герцогиня опередила ее:
– Это позор, мистер Бердуилл, что Джек до сих пор не женат.
Миранда чуть вином не подавилась.
– Фелисити Лангли!
– Но, мисс Портер, – возразила девочка, – лорд Джон – джентльмен, а каждого джентльмена надо отвести к венцу. Так говорит мисс Эмери.
С главным принципом мисс Эмери не поспоришь. Но из всякого правила есть исключения, и лучшее подтверждение этому – Безумный Джек Тремонт.
– Жизнь лорда Джона – это его личное дело, – сказала Миранда. – И невежливо обсуждать, что ему следует делать, а что нет.
Неисправимая Фелисити не унималась:
– Это ужасно, правда, мистер Бердуилл?
– Действительно ужасно, мисс, – кивнул дворецкий.
Девочка торжествующе оглядела сидящих за столом. Обретения союзника ей было мало, она намеревалась выиграть сражение.
– Думаю, человеку с темпераментом лорда Джона в Тислтон-Парке одиноко. Он, должно быть, скучает по Лондону.
– Ужасно одиноко, мисс.
Ошибочно полагая, что это она командует своими подопечными, Миранда решила положить конец сватовству.
– Фелисити Лангли, если вы не прекратите вести разговоры на неподобающие темы, я передам вашу «Летопись» мисс Эмери, – официальным тоном сказала она.
Кровь отхлынула от лица девочки.
Подействовало, решила Миранда, теперь это безобразие прекратится.
Она ошиблась.
После пяти минут благопристойной тишины Талли осмелилась заговорить. В конце концов, тетрадь принадлежит не ей, ей нечего терять.
– Мисс Портер, наверное, вы сможете уговорить Джека послушать мою игру.
У Миранды глаза округлились.
– Я? Почему вы решили, что я имею влияние на его светлость?
Талли выпрямилась.
– Я уверена, что он высоко ценит ваше мнение.
– Вздор! – ответила Миранда.
– Нет, это правда, – с намеком сказала Пиппин. – Джек прислушивается к вашим словам. —Девушка лукаво улыбнулась.
– Похоже, он к вам неравнодушен, мисс Портер, – заметила Фелисити таким тоном, будто была экспертом в подобных делах.
Не успела Миранда ответить, что таких глупых девиц она отродясь не видела, как от двери донеслось:
– Кто неравнодушен к мисс Портер?
Подняв глаза от стола, Миранда увидела в дверях Джека. На его губах блуждала дерзкая и соблазнительная улыбка. Грубый неряшливый мужчина исчез. Хозяин дома приложил немало усилий, чтобы к сегодняшнему вечеру одеться подобающе.
Выбритый, причесанный – он даже подровнял волосы! – Джек выглядел как в лучшую пору лондонской жизни. Темно-зеленый сюртук уже девять лет как вышел из моды, но прекрасно сидел на нем. Галстук был таким белоснежным, будто за ним следил самый придирчивый камердинер.
Миранда не отважилась опустить взгляд на начищенные гессенские сапоги и узкие бриджи, обтягивающие мускулистые ноги.
Господи, когда он так смотрит, легко простить его и забыть, какой опасный человек скрывается под пышным нарядом.
– Джек! – воскликнула Фелисити. – Какой вы красивый!
– Да, – подхватила Талли, – вы посрамили бы самого надменного герцога. А ваш галстук просто чудо.
– Вряд ли, – ответил Джек. – Мне пришлось вытащить все это из сундука. А что касается галстука, можете сделать комплимент Бердуиллу. Он его специально наглаживал. И строго наказал не мять его и не пачкать, поскольку другого нет.
– Вы потеряли пуговицу, – указала на его сюртук Пиппин. Миранда поперхнулась.
Потерял пуговицу? Она пригляделась к сюртуку. Силы небесные! Этот тот самый сюртук, в котором Джек был тогда в театре.
Джек посмотрел на торчащие нитки и пожал плечами:
– Наверное, лежит на дне сундука вместе с другими лондонскими нарядами.
Он вошел в комнату, величавый и полный достоинства.
– Так мне кто-нибудь ответит? – спросил он. – Кто неравнодушен к мисс Портер? Только не говорите, что это мистер Джонас. Я его тут же уволю за дерзость.
Талли хихикнула.
– Никто, – быстро сказала Миранда, стараясь не смотреть на его сюртук. – Девочки шутят, на самом деле это просто нелепо.
– А почему? – спросил Джек, усаживаясь за стол. Миранду обдало жаром. Оставалось надеяться, что краска не залила щеки. Неужели он не мог остаться наверху? Или уехать? Оставить ее в покое?
– Милорд, пожалуйста, не поощряйте их, – сказала Миранда. – Я не питаю иллюзий относительно своего положения в обществе. И давно миновала тот возраст, когда тратят время на глупые мечтания. – Последняя фраза была сказана специально для неуемных свах.
Но девочки не обратили внимания на намек учительницы. Они повернулись к Джеку, ожидая, что он ответит на это пространное заявление.
– Не думаю, что для такой хорошенькой женщины, как вы, мисс Портер, возраст имеет существенное значение, – сказал он.
Она? Хорошенькая? Грубая лесть!
Талли томно вздохнула, и стало ясно, что она ждет не дождется дня, когда какой-нибудь мужчина так же скажет о ней.
– Вы считаете, что мисс Портер хорошенькая, лорд Джон? – подгоняла его Фелисити, посмотрев на учительницу. Во взгляде девочки ясно читалось: «Я же вам говорила».
– Мисс Портер обладает редкими достоинствами.
Глаза Джека и Миранды встретились. Ее решимость покинуть Тислтон-Парк с нетронутым корсетом таяла, как снег под солнцем.
Оттого, как Джек смотрел на нее, Миранда вспыхнула. Ее охватила дрожь, словно его ловкие пальцы уже распускали шнуровку.
Нужно что-то сказать, что-нибудь сделать, чтобы разорвать эту внезапно возникшую связь, закончить эту глупую игру, но слова не шли ей на ум. Рядом с этим повесой у нее перехватывало дыхание и кружилась голова.
«Пожалуйста, скажи хоть что-нибудь! – уговаривала себя Миранда. – Скажи что-нибудь, чтобы покончить с этим опасным искушением».
Повисла тишина. Девочки, раскрыв рты, смотрели на Миранду и Джека. Глаза Фелисити триумфально поблескивали.
Этого было достаточно, чтобы вырвать Миранду из оцепенения.
– Оказывается, вы любительницы пошутить, – сказала она. – Но я вполне довольна своей жизнью и никогда не была хорошенькой, несмотря на уверения лорда Джона. – Миранда сделала паузу и промокнула губы салфеткой. – Кроме того, вы должны помнить, что лорд Джон давно покинул Лондон и его понятия о красоте несколько устарели.
Фелисити нахмурила брови. Казалось, непоколебимое равнодушие Миранды к браку доведет девочку до истерики, но она не сдавалась.
– Джек, – сладко сказала она, словно забрасывая удочку с наживкой, – вы любите музыку?
Стиснув зубы, Миранда шла в музыкальный салон, как на минное поле. Мало того что девчонки взбунтовались против ее приказа прекратить сватовство, так и мистер Бердуилл не отставал от них в смелости и решительности.
Она не собиралась поддаваться на уловки трех школьниц и уволенного из лондонского дома дворецкого.
Не похоже, что Джек на ее стороне. Он принял предложение Фелисити послушать музыку с таким видом, будто концерт давали в одном из лучших салонов Лондона.
Но когда Миранда вошла в элегантный зал, у нее возникло ощущение, что она вернулась на девять лет назад, в свой короткий светский сезон. В канделябрах горели свечи, розы наполняли комнату пьянящим ароматом. Это были не скучные оранжерейные цветы, а одичавшие розы, буйно разросшиеся на запущенных землях Тислтон-Парка.
Их аромат создавал атмосферу соблазна. Как и хозяин дома.
– Что за чудо?! – воскликнул Джек тоном лондонского повесы.
Он прошелся по комнате, восхищаясь ее преображением, и, по-видимому, забыл о проклятии.
– Никакого чуда нет, просто мы немного убрались. И свежие цветы сделали свое дело, – объяснила Фелисити. – Это была идея мисс Портер.
Миранда поежилась.
– Да?
Уборка действительно была ее идеей. Но отнюдь не продуманная попытка толкнуть ее в объятия лорда Джона.
– Это всего лишь малая плата за ваше гостеприимство. Джек быстро взглянул на нее. Судя по его лицу, от него не укрылся двойной смысл ее слов.
Маленькая любезность за не слишком радушный прием.
Джек снова прошелся по комнате, разглядывая перемены, и внезапно остановился.
– У меня есть фортепьяно? – хитро спросил он, приподняв бровь. – Когда же я его приобрел?
– И довольно хорошее, – улыбнулась его шутке Талли. – Это отличная находка, гораздо лучше клубков пыли, которые мы обнаружили за софой.
Джек поклонился девушкам.
– Мне следовало бы задержать вас в своих владениях. Если бы дом оказался в вашем распоряжении недели две, вы обнаружили бы в нем множество сокровищ, а не только редкую коллекцию пыли.
Девочки рассмеялись, а Миранда задумалась о том, какие секреты они бы действительно открыли. Если такие, как она нашла в башне, то определенно лучше завтра убраться отсюда. Особенно для нее.
Потому что присутствие Джека лишает ее здравого смысла, и это гораздо страшнее наручников, пороха и пистолета.
Взглянув на этого все еще красивого мужчину с точеными чертами лица, Миранда решила, что он скорее похож на падшего ангела, чем на джентльмена. И с ангелами всякое случается.
Этот был переменчив, как ртуть: то грубый, то очаровательный, то суровый, то соблазнительный.
Какой из них был настоящим хозяином дома, Миранда не могла сказать.
Девочки, окружив Джека, наперебой рассказывали ему, как нашли фортепьяно, редкие вазы и другие безделушки, но он не обращал на них внимания. Поверх их голов он обшаривал взглядом комнату, пока не увидел мисс Портер.
Его пристальный взгляд влек ее, как огонек свечи – мотылька. Миранда вздрогнула и плотнее запахнула шаль.
«Одумайся, Миранда, – сказала она себе. – Вспомни пропавшую женщину. Ему отчаянно нужно золото».
Ее вдруг охватило сильное желание отвлечь его внимание.
– Талия, может быть, ты продемонстрируешь лорду Джону, каким ценным инструментом он обладает? Сыграй нам.
Талли кивнула и заторопилась к фортепьяно, горя желанием блеснуть игрой.
Все отвлеклись. Талли заиграла. Миранда прошлась по комнате, захваченная музыкой и волшебным преображением этого запущенного помещения.
Она остановилась перед старинной шахматной доской. Аккуратно расставленные фигуры ждали начала сражения.
Миранда не могла удержаться и взяла пешку. Доска напомнила ей бессчетные вечера, проведенные с отцом за шахматной доской. Он часто перемежал игру рассказами о тонкостях бизнеса и торговли.
К сожалению, Миранда слишком поздно поняла, что отец считал ее пешкой в собственной игре. Мать придерживалась того же мнения, хотя и не разбиралась в шахматах. Дочь была разменной фигурой в амбициозных устремлениях родителей.
Шальная мысль мелькнула у нее в голове: «Даже скромная пешка может выйти в короли».
– Простите меня за сегодняшнюю выходку, мисс Портер. – Тихий голос был полон такого искреннего и чистосердечного раскаяния, какого Миранда в жизни не слышала. – Мой поступок весьма прискорбен.
Миранда взглянула на Джека, все еще сжимая в руке пешку.
– Я уже забыла об этом.
– Едва ли, – ответил Джек и оглянулся, словно проверяя, не слушает ли кто их разговор. – Я вижу это по вашим глазам.
Миранда отвела взгляд и вздохнула:
– Теперь это забыто.
Это нужно забыть. Это слишком опасно, слишком бесконтрольно.
Незабываемо.
– Я не всегда такой осел…
Смерив Джека взглядом, Миранда в ответ лишь приподняла бровь.
Пожав плечами, он улыбнулся той улыбкой, что не раз выручала его в годы сумасбродной жизни в Лондоне.
– Вероятно, это тоже хорошо забыто. Миранда поставила пешку на доску.
– Вы прекрасно с ними справляетесь, – продолжал Джек, кивнув на девочек. – Их усилия сегодня почти незаметны.
– Не так хорошо, как хотелось бы, – ответила она.
Оба рассмеялись. И хотя ее решимость не поддаваться чарам была подобна прочной стене, Миранда почувствовала, как один кирпичик вывалился. Попытки восстановить ее не имели успеха. Джек Тремонт в очередной раз поколебал ее намерения.
– Вы поразили меня своим стратегическим умом, мисс Портер, – сказал он, двинув пешку в игру, и взглянул на Миранду, предлагая ответить.
– Вы заблуждаетесь, – возразила Миранда, делая ответный ход. Это сражение она не намерена проиграть.
– Думаю, вы прогнали бы французов из Испании быстрее, чем Веллингтон.
– Ну уж!
– Посмотрите, как вы преобразили эту комнату за один вечер.
– Я тут ничего не делала, – призналась Миранда, сосредоточась на шахматной доске и не желая поднимать на Джека глаз. – Это работа девочек.
– Да, – согласился он, двигая ладью. – Но не думаю, что они сами воспитали в себе самостоятельность. Такое качество в юных девушках обычно надо развивать. Или воспитывать примером.
Миранда всем нутром почувствовала подтекст в его словах, но не собиралась уступать. Ни в этом, ни в чем другом, что он старался выведать у нее.
– Вы не считаете самостоятельность естественной чертой характера?
Пожав плечами, Джек сделал следующий ход.
– А вы, лорд Джон, у кого вы научились… самостоятельности?
– У женщины, – мягко ответил он, взяв ферзя и двинув его вперед.
У женщины. Ну разумеется! Еще один воображаемый кирпич с треском упал к ногам Миранды, когда в ее крови вспыхнуло пламя ревности. Кто была эта женщина, что имела такое влияние на Джека?
Это та женщина, чей голос она слышала прошлой ночью?
На ее слух, особа в библиотеке было гораздо старше Джека, но Миранда сомневалась, что он из тех мужчин, что обращают внимание на условности. Особенно если дама игнорирует этикет, благопристойность и смело шагает по жизни.
Такая женщина не побежит прочь от секретов и тайн Тислтон-Парка, а станет настойчиво раскрывать их, не заботясь о том, какой опасностью они грозят.
Женщина, чей внутренний свет сияет, как маяк в небесах, и освещает самую темную ночь.
Миранда смотрела на Джека, внимательно изучавшего шахматную позицию. Он не только смутил ее чувства, вызывал искушение и страшил опасностью. Главное, он пробудил в ней страстное желание жить смело и отважно, что противоречило ее природе.
Позволить душе сиять сквозь правила и приличия, которые держали ее взаперти.
Снова ее сердце опасно взбунтовалось.
Что за польза следовать правилам этикета, если она никогда не жила полной жизнью?
Отчаявшись, Миранда взглянула на доску и увидела ход, который не заметила бы, если бы Джек не разбередил ей душу. Она отдернула пальцы от фигуры, которую собиралась двинуть, и решительно подставила под удар ферзя.
Глаза Джека расширились.
– Вы уверены?
– Абсолютно, – созналась Миранда.
Джек пошел, как она и предполагала, взяв ее ферзя и продвинувшись вперед, полагая, что загнал ее в угол.
– Шах!
Миранда изобразила удивление, потом расчетливо взялась за пешку, которую он не заметил.
– Мат!
Джек задумчиво смотрел на доску, словно не верил своим глазам, потом посмотрел на Миранду, будто видел ее впервые.
– Мисс Портер! Вы удивили меня… в очередной раз. Она не отважилась ответить, опасаясь, что с ее губ слетит какая-нибудь чепуха, рвущаяся из самых глубин торопливо стучащего сердца.
Пиппин, встав из кресла, подошла к доске оценить позицию.
– Виртуозный ход, мисс Портер. Я не знала, что вы играете.
– Играла в юности, – призналась Миранда. – Это было очень давно.
– Вы явно не утратили навыка, – сказал Джек, все еще глядя на доску. Дойдя до хода, где совершил промах, он кивнул и улыбнулся ей. – Какими еще секретами вы обладаете, мисс Портер?
Этот вопрос пронзил все ее существо, словно Джек пытался сорвать с нее одежду. Хуже того, прежде чем Миранда успела чопорным ответом поставить его на место, Талли опередила ее.
– Она прекрасно танцует, милорд, – сказала девочка. Это больше похоже на ложь.
Миранда скосила глаза на нахальную маленькую сваху:
– Я не танцую!
– Мисс Портер ужасно скромничает о своих достоинствах, – вступилась за сестру Фелисити. – Именно поэтому она прекрасная учительница этикета.
Миранда открыла рот, чтобы опровергнуть эти утверждения. Но сестер Лангли не пугала ее угроза за малейшую провинность целый месяц вязать салфетки для Общества сирот.
– Да, Джек, – отозвалась сидевшая у фортепьяно Талли, – месье Жюс, наш учитель танцев, однажды сказал, что талант мисс Портер достоин парижской Оперы.
Оперная танцовщица! Они сравнивают ее с танцовщицей?! Тогда почему бы ей не объявить, что с ней имели дело все светские щеголи, и тем самым положить конец попыткам девчонок толкнуть ее в объятия хозяина дома?
Джек улыбнулся:
– Какое совпадение! Я всегда обожал танцовщиц. – Он озорно подмигнул Фелисити и Талли. – Но есть одна проблема, мисс Лангли, – сказал он, почесав затылок, и оглядел комнату.
– Какая? – спросила Фелисити, готовая сделать все, лишь бы поддержать ухаживания Джека.
– Место для танцев, – сказал он. – Как я могу пригласить вашу уважаемую учительницу на танец, если не хватает места?
Глаза Фелисити расширились от ужаса, когда она сообразила, что упустила в своем плане существенную деталь. Она тут же позвала Пиппин помочь ей двигать мебель.
Миранда возвела глаза к потолку, призывая кары небесные на головы несносных девчонок.
Они неисправимы, но Миранда знала, что сделать, чтобы они навсегда оставили эту затею. Она точно знала, сколько раз юные леди напишут фразу «Я больше не буду играть в сваху» по дороге от Тислтон-Парка к владениям леди Колдекотт. Ее не волнует, что для этого придется использовать все пустые страницы в «Летописи» Фелисити.
Хуже всего, что Джек явно не возражает против плана негодниц, поскольку помогает им передвинуть мебель. Их озорство ему по душе. Повеса он, и ничего больше.
– У меня как раз есть подходящая музыка, – сказала Талли, перебирая стопку нот. – Если вы не возражаете попробовать что-нибудь новенькое. Мы с Герцогиней разучивали этот танец, перед тем когда папа отправил нас в школу.
Миранда уже отрицательно качала головой, когда Джек сказал:
– Замечательно! С чего начнем? Вперед выступила Фелисити.
– Вам нужна партнерша, милорд, – сказала она, без лишней деликатности толкая Джека к Миранде.
– Да, конечно, какой я недотепа, – объявил Джек.
Он с драматическим видом откашлялся, потом низко поклонился, словно представлялся королевской семье, и, выпрямившись, сказал:
– Мисс Портер, окажите мне честь танцевать со мной… – Джек оглянулся на Талли. – Что мы танцуем?
– Вальс, – ответила она. – Няня Биргит научила нас, когда папа был послом при венском дворе.
– Боюсь, я с этим танцем не знаком, – признался Джек.
– И я тоже, – быстро добавила Миранда, надеясь, что этим все и кончится. Можно себе представить, каким танцам научили девчонок их сомнительные гувернантки.
– Он очень простой, – отмахнулась от их протестов Талли. – И пользуется огромной любовью в Баварии и Австрии. Ума не приложу, почему его не танцуют в Англии. – Она развернула ноты и кивнула сестре: – Фелисити, покажи Джеку, как держать мисс Портер.
– Держать меня? – воскликнула Миранда и попятилась назад, пока не уперлась спиной в стену.
Джек протянул ей руку:
– Идите сюда, мисс Портер, в этом простом танце с континента нет ничего страшного. Ведь так?
Не танец пугал Миранду, а три простых слова, которые повергли ее в трепет: «держать мисс Портер».
Джека ее паника позабавила. Неужели эта женщина думает, что он собирается изнасиловать ее прямо здесь, в музыкальном салоне, на глазах у ее подопечных и Бердуилла?
Возможно, опасения мисс Портер вызваны его сегодняшним поведением в башне. Но что скандального в танце, который знают две не окончившие школу девчонки?
Джек совершенно забыл, с кем имеет дело.
Фелисити деловито подошла к ним.
– Вы должны держать руку мисс Портер вот так. – Она схватила пальцы учительницы и вложила их в ладонь Джека.
Поскольку дело происходило в провинции, и тем более в Тислтон-Парке, мисс Портер не церемонилась и не надела перчатки.
Ее обнаженная рука прижалась к его ладони.
Прошло много времени с тех пор, когда Джек держал женскую руку, да еще без перчатки. Это ощущение застало его врасплох.
Его пальцы инстинктивно сжали ее ладонь, оберегая и успокаивая. Он поймал себя на том, что держит руку мисс Портер как нечто давно потерянное и вдруг неожиданно обретенное.
Взглянув ей в глаза, Джек увидел настороженные огоньки.
Она испытывала нечто подобное, и это ее пугало.
Черт побери, его это нервировало.
В нем вспыхнул тот же огонь, что чуть не свел его с ума сегодня в башне. Именно поэтому он вырядился сегодня вечером как джентльмен, надеясь, что одежда заставит его вести себя как человек чести.
Он был глуп, считая чопорную учительницу участницей заговора, который, по слухам, плетут вокруг него. Эта особа именно такая, какой кажется на первый взгляд, – обычная старая дева, смирившаяся с тем, что ее время ушло.
Джека это раздражало. Это не его дело, но ужасно жаль видеть женщину, прекрасно умеющую справляться с мужчинами, одиноко доживающей жизнь в аккуратном чистеньком домике. Достаточно посмотреть, что произошло в Тислтон-Парке с ее появлением: регулярная еда, чистые комнаты, ощущение порядка, который он даже не мог себе представить в этом нагромождении старых камней.
Джек знал, что не только пропадающий напрасно талант хозяйки дома заставляет его жалеть о судьбе мисс Портер. Он подозревал, что она могла стать хозяйкой его ночей.
– Что дальше? – спросил он Фелисити, надеясь станцевать один танец и покончить с этим.
Фелисити, нахмурясь, смотрела на них.
– Вам нужно стать ближе друг к другу. Джек сделал маленький шаг вперед.
– Джек, – недовольно сказала Фелисити, – вы не сможете держать ее на таком расстоянии. – Положив руку ему на спину, девочка толкнула его к учительнице.
Рука мисс Портер легла Джеку на плечо, и они застыли, как парочка влюбленных. У Джека не осталось сомнений, почему вальс так и не преодолел пространство, отделяющее Англию от континента.
Но оказалось, что настойчивая Герцогиня еще не закончила свое дело.
– А теперь, Джек, другую руку положите мисс Портер на… на… – Склонив набок голову, Фелисити смотрела на свою учительницу, словно не зная, как это сказать.
– О Господи, – наконец пробормотала девочка, схватив руку Джека и положив на бедро мисс Портер.
От его прикосновения Миранду охватила паника.
– Фелисити, поверить не могу, что этот танец популярен, – запротестовала мисс Портер. – Он неприличен, непристоен и морально…
С каждым словом она безуспешно пыталась вырваться, но Джек крепко держал ее. Он быстро понял, что это равнозначно попыткам удержать огонь.
Возможно, в этом вальсе есть что-то…
– Но это правильная позиция, мисс Портер, – возразила Фелисити. – При венском дворе этот танец был последним криком моды.
– Могу это понять, – добавил Джек, подумав, что сказали бы строгие патронессы балов «Олмака» о таком положении партнеров.
Но если бы было позволено открыто обнимать в танце свою возлюбленную, на эти балы хлынули бы все лондонские джентльмены.
– Я думаю, вряд ли… – продолжала протестовать мисс Портер.
– Шшш… – Джек потянул ее ближе, пока не прижал к себе.
– Не понимаю, как можно танцевать на таком расстоянии, – не сдавалась учительница.
Прикусив губу, Фелисити разглядывала их.
– Пожалуй, мисс Портер права, милорд. Вы держите ее слишком близко.
«Не так близко, как хотелось бы». Джек проглотил слова, пока они не сорвались с губ, шокируя его партнершу. Для потрясения достаточно, что он думает о подобных вещах.
Фелисити снова оглядела пару и на этот раз, казалось, удовлетворилась делом рук своих.
– Талли, ты готова?
Сестра кивнула и начала играть пьесу. Джек решил, что это Моцарт.
– Пиппин, иди, помоги мне, – позвала неугомонная сваха. Девочки тоже встали в пару, полные решимости безупречно исполнить танец.
– А теперь повторяйте за нами, – приказала Фелисити. Джек сжал руку мисс Портер и подмигнул, подзадоривая ее:
– Ну же, мисс Портер, неужели вы не совершили в жизни ничего неблагоразумного?
Не считая сегодняшнего дня.
– Раз, два, три, – считала Фелисити, скользя с кузиной по комнате. – Раз, два, три.
Не успела его партнерша вновь запротестовать, как Джек последовал за ними. Мисс Портер сначала спотыкалась, но он держал ее крепко и вел вперед.
Они постоянно налетали то на мебель, то на кружащихся Фелисити и Пиппин.
Талли бросила играть, и все расхохотались. Девочки заливисто взвизгивали, но ничто так не удивляло, как смех мисс Портер.
Он заливал комнату с той же силой, что и искушающая мелодия Моцарта.
– Джек, так не пойдет, – нахмурилась Фелисити. – Вам нужно быть внимательнее.
– К мисс Портер или к мебели?
Его партнерша, прикрыв глаза, покачала головой, как учительница, имеющая дело со своевольным, но милым учеником. Улыбка на ее губах противоречила молчаливому упреку.
– Попробуйте еще раз, – сказала Фелисити, кивнув Талли. – А мы с Пиппин посидим, чтобы оставить вам больше места.
Джек посмотрел на мисс Портер. Ее щеки раскраснелись, глаза искрились радостью и весельем. Хуже того, рыжий локон выбился из обычно тугого пучка и так и манил заправить его на место или… поиграть с ним.
Джек сомневался, что строгая блюстительница этикета и благопристойности одобрит любой выбор.
– Вы готовы? – спросил он. – Думаю, все это заранее спланировано.
– Еще один танец, – сказала она, – только чтобы положить конец их настойчивости.
Она сказала это, уверенная, что один танец не представляет опасности. Джек разделял ее убежденность, поскольку в его жизни не было места для этих девчушек, пытающихся окрутить его и мисс Портер.
И до конца жизни он будет вспоминать этот танец, мучаясь безответными вопросами. Что это было? Соблазнительная музыка? Она наполняла его душу и дурманила разум. Вихрь вальса? Он кружил их, пока не исчезли канделябры, мебель, стены… И они остались одни в целом мире.
И вдруг Джек забыл… Забыл свой долг, свои обязанности, Даша, фонари, которые надо зажечь. Он забыл обо всем. Но не танец, не музыка обладали такой магией.
Все дело в этой женщине.
Никогда ему не доводилось держать в объятиях женщину и испытывать такое чувство завершенности. У него перехватило дыхание.
Казалось, его партнерша находилась во власти той же волшебной силы.
Новомодный танец – не что иное, как обольстительная прелюдия.
Мысли Джека переключились на другие волшебные соблазны, которые прятались под скромным платьем мисс Портер. Джеку хотелось узнать, превратится ли ее восхитительный смех в чувственное мурлыканье, если заставить ее забыть о рамках этикета.
Он кружил и кружил ее по комнате, его страсть разгоралась с каждой нотой.
– Что вы теперь скажете об их усилиях? – спросил он, отведя ее в танце в дальний угол, где их не могли подслушать.
– Скажу, что должна перед вами извиниться, – вздохнула она. – Боюсь, я недооценила решительность Фелисити.
– Рискну предположить, что не в первый раз и не в последний, – пожал плечами Джек. – Когда она дорастет до своего первого светского сезона, останется только пожалеть Лондон. Она заморочит голову всем мужчинам, почтенные матроны будут, что называется, есть у нее с руки, а подающим надежды юнцам останется уповать на вторжение армии союзников, чтобы остановить ее победоносные действия. Мисс Портер рассмеялась:
– Она станет лучшей рекламой для школы мисс Эмери. Джек провел ее в танце мимо девушек. Фелисити и Пиппин сидели на софе, довольно улыбаясь.
Джек наклонился ближе:
– Как вы думаете, что они скажут, если я вас поцелую?
– Вы не посмеете, лорд Джон, – отпрянув, произнесла мисс Портер.
– Вы говорите так из-за них или из-за себя?
– И из-за них, и из-за себя.
Он наклонился еще ближе и соблазнительно прошептал ей на ухо:
– Вы уверены?
Она споткнулась, и он получил ответ.
И поцелуй получит. Он поцелует ее, возьмет ее в свои объятия, в свою постель, в свою жизнь.
Вдруг Джек увидел Тислтон-Парк совершенно иным. Он увидел его таким, каким ему надлежало быть все эти долгие столетия, – домом, полным любви и смеха.
Соблазнительные грезы баюкали его, как вдруг забили каминные часы. Такого трезвона он прежде никогда не слышал.
Черт возьми, их, наверное, лет двадцать не заводили. И по вполне понятной причине – они способны мертвого поднять.
Бой часов прозвучал как предупреждение. Это Тислтон-Парк, дом для повредившихся умом. Казалось, каждому удару вторили стоны его предков, проклинавших судьбу, которая обрекла их на жизнь в этом доме.
Это касалось и его.
Джек остановился и отстранился от мисс Портер, стряхивая с себя ночное наваждение.
Жениться? Он окончательно свихнулся. И гости-то в Тислтон-Парке совсем ник чему, а уж жена… Она потребует объяснений отлучкам, цели которых он не имеет желания сообщать… никому.
Глядя на рассыпавшиеся рыжие волосы, порозовевшие щеки и сияющие глаза мисс Портер, он понял еще одно.
Он не может подвергать ее такому риску. Не имеет права увлечь ее на опасный путь. Его жизнь ничего не стоит. Он покорился этому, приехав сюда и взяв на себя обязанности, которые появились вместе с этим домом. Но это его собственный выбор. А она, ее жизнь… они ему не принадлежат. Как можно подвергать ее опасности?
Джек снова взглянул на часы.
– Так поздно? – сказал он, приглаживая волосы, лишь бы снова не коснуться руки мисс Портер.
Пока он снова не пригласил ее на тур вальса. Пока не попросил Талли играть до рассвета.
Он боролся с искушением провести время с мисс Портер, забыв об опасности, которая таилась в извилистых берегах Англии, поджидая его каждую ночь…
– Что значит «поздно», Джек? – запротестовала Фелисити.
– Я… ммм… боюсь, дела требуют моего присутствия, – солгал он. – Дела имения. Мистер Джонас очень педантично относится к своему делу, и мне… нужно просмотреть корреспонденцию. Он будет недоволен, если я этого не сделаю. – Джек низко поклонился и без дальнейших слов вылетел из комнаты.
Миранда смотрела вслед Джеку. Подумать только, корреспонденция!
Одного взгляда на Тислтон-Парк достаточно, чтобы понять, что дела имения меньше всего занимают хозяина.
– Но… но… – протянула ему вслед Фелисити. Она вздохнула и снова уселась на софу, скрестив на груди руки. – Мы все распланировали, – вырвалось у нее.
– Не понимаю. – Талли поднялась от фортепьяно и подошла к сестре. – Он не должен был уйти. – Она положила руку на плечо Фелисити. – Не раньше чем… – Слова замерли у нее на языке. Девочка оглянулась на учительницу. – Я хотела сказать…
Миранда, приподняв бровь, смотрела на приунывшую троицу.
– А на что, собственно, вы рассчитывали?
– Все пропало! – Фелисити была в отчаянии. – Завтра мы уедем и… и…
– И лорд Джон не объявит мне о своих намерениях?
– Именно так! – подтвердила Фелисити. Казалось, она вздохнула с облегчением, узнав, что мисс Портер вполне понимает, что поставлено на карту. – Он к вам неравнодушен.
– Пиппин, Талли, идите сюда, – позвала Миранда. – Я объясню, где ваш план дал трещину.
Девушки с готовностью уселись рядом. Миранда набрала в грудь воздуха.
– Нельзя насильно вызвать у мужчины симпатию. Несколько минут девушки сидели молча, словно ожидая дальнейших разъяснений на эту важную тему.
– Как это так? – прервала молчание Фелисити. – Что значит «насильно»? Мисс Портер, вам следовало бы лучше в этом разбираться. Няня Таша говорила, что мужчину можно всегда привлечь хорошей едой, отличным вином и должным освещением.
– Не думаю, что она имела в виду брак, – ответила Миранда.
– Ой! – выдохнула Фелисити. И когда до нее дошло, что подразумевала ее обожаемая няня, добавила: – О Господи!
– Боже мой! – вторила ей Талли, явно придя к тому же выводу. – Мы не думали… это было бы непристойно.
– Да, именно так, – заключила Миранда.
– О чем вы говорите? – Пиппин переводила взгляд с одной кузины на другую.
– Я тебе потом объясню, – прошептала Фелисити. Встав, Миранда оглядела музыкальный салон.
– Вы действительно славно потрудились и совершенно преобразили эту комнату.
Девочки просияли от ее похвалы.
– Как жаль, что все это исчезнет под полотняными чехлами и через две недели снова покроется слоем пыли, – сказала Талли. – Этому дому нужна хозяйка. Вы когда-нибудь видели, чтобы имение так плохо управлялось, мисс Портер?
– Нет, Талли. Могу честно сказать, никогда в подобном доме не бывала.
Фелисити пошла к двери, словно проигрывая в уме события вечера и пытаясь определить, что надо было сделать по-другому.
– Вам не кажется странным, что лорду Джону внезапно понадобилось уйти и заняться делами? В десять часов вечера? – Она уперла руки в бедра.
– Да, Фелисити, это странно, но ты должна видеть свой главный просчет.
– Какой? – повернулась к учительнице Фелисити.
– Ты имела дело с мужчиной. А они непредсказуемы и ненадежны.
– Ну их всех! – сердито сказала Фелисити.
– Придерживайся этого мнения, пока не найдешь того, о ком стоит беспокоиться, – посоветовала Миранда. – А теперь поднимемся к себе. Завтра нам нужно прибыть к леди Колдекотт свежими и отдохнувшими.
Подальше от лорда Джона Тремонта.
Миранда не обращала внимания на протесты ее души и рассыпающуюся стену решимости.
Нет, все так, как и должно быть.
Когда они поднялись к себе, Миранде показалась, что входная дверь открылась и захлопнулась.
Как же, дела! Похоже, кот вышел на ночную прогулку. «Несмотря на преклонный возраст», – почему-то с удовольствием подумала Миранда.
Она вспомнила оценку, которую сэр Норрис дал этому человеку. Джек Тремонт не джентльмен.
Этот урок следовало бы запомнить.
Вздохнув, Миранда загнала своих подопечных в постель, пожелала им доброй ночи и вернулась в свою комнату, смежную со спальней девочек. Она машинально остановилась у окна. Темная ночь не давала подсказки, куда отправился лорд Джон.
Миранда уверяла себя, что ее не интересуют его ночные набеги, но, к собственной досаде, почувствовала незнакомую боль. Страстное желание испытать то, чего она никогда не узнает.
Вот каково быть женщиной, ждущей его в ночи.
Джек пробрался в башню и зажег лампу. Поставив ее на окно, он надеялся, что на этот раз Даш и его корабль преодолеют бушующие волны и рискнут направить к берегу баркас.
Черт побери, как сказать дерзкому американцу, что обещанного золота нет? Даш непредсказуем. Джек не исключал, что капитан поднимет весла и больше не вернется. Спустившись по лестнице, Джек пошел вниз по берегу, осторожно ступая по камням.
Оставалось еще предложение Бруно – отдать капитану женщин в обмен на груз.
Джек про себя рассмеялся. Потеря Фелисити Лангли определенно сослужит хорошую службу пока еще не подозревающим о ее существовании знатным холостякам Англии.
Но он слишком любил Даша, чтобы подсунуть ему такую особу.
Спустившись на берег, Джек всмотрелся в волны.
– Ну, Даш, – прошептал он, – не подведи меня сегодня.
Далекие звезды мерцали в разрывах туч.
Черт, если погода и дальше будет проясняться, то луна выставит их напоказ. Ни ему, ни Дашу это не нужно.
Сквозь бесконечный шелест волн послышался одинокий скрип. Весла? Вполне возможно. Но так могут скрипеть и прибитые к берегу вырванные бурей деревья.
Джек замер, всматриваясь в темноту. Он не заметил баркаса, пока тот не поравнялся с ним.
Что ни говори, Даш хорошо знал свое дело. Весла обернуты тканью, баркас выкрашен черной краской. Команда одета в темные шапки и черные шерстяные бушлаты, сливаясь с ночью, словно банда пиратов. Многие их таковыми и считали.
Даже Даш в темном. Это лишь усугубило дурные предчувствия Джека, терзавшие его всю неделю. Даш в черном? Молодой капитан всегда носил самые яркие и вызывающие одежды, какие только мог раздобыть. Ему доставлял удовольствие священный трепет, который вызывали во всех встречных его причудливые наряды и дерзкие манеры.
Джек пробирался навстречу, но когда оказался рядом с баркасом, то увидел, что, кроме команды, там только один пассажир. И никого больше.
У него сжалось сердце: значит, дело плохо. Где, черт побери, остальной груз?
– Что случилось? – требовательно спросил он.
– Успокойся, Джек. Остальное твое добро в целости и сохранности на «Цирцее», дружище, – сказал Даш, выскочив из баркаса и помогая Джеку тянуть его к берегу. – Мы сразу же отдадим их, как только я получу обещанное золото.
– Ты опоздал, – ответил Джек. – Я не плачу за просроченный груз.
– Заплатишь, – фыркнул Даш. – Я был бы тут неделю назад, если бы не попал в переделку, выходя из Кале. Чертов французский фрегат преследовал меня и загнал в Атлантику. Я уж думал, что мне придется идти до Бостона, чтобы отделаться от этого лягушатника. – Он усмехнулся и подмигнул Джеку. – Но дьявол рассчитался с ним за меня этим штормом. Французы не умеют управляться с добрым ветром. Когда я видел его в последний раз, он барахтался в воде, как старая баба. Так что плати, Тремонт. Такие передряги даже мне не по нраву.
Джек скрестил руки на груди.
– Даш, ты знаешь правила. Никакого золота, пока я не получу свой груз. Весь.
– Знаешь, Тремонт, – сказал молодой капитан с протяжным американским акцентом, – я слышал это месяц назад, когда ты посулил мне хорошую награду за доставку груза во Францию. Но когда я поднялся на корабль и пересчитал монеты, то оказалось, что некоторые из них фальшивые. – Даш прислонился к носу баркаса. – Большинство. Так что меня цветистыми обещаниями больше не надуешь.
Это уж слишком! Бруно уверял, что монеты, изготовленные его братцем, прошли проверку.
Сидящий в баркасе человек попытался перелезть через борт, но двое из команды выхватили пистолеты и направили их на пассажира.
– Не торопитесь, мистер Грей, – посоветовал ему Даш. – Вы гораздо дороже мне живым, чем мертвым. Думаю, вдвое дороже, чем пообещал Тремонт.
– Даш, упрямый ты осел, – с жаром произнес Джек, – разве ты не понимаешь, что поставлено на карту? Давай сюда Малколма. Давай сюда всех, я заплачу тебе тройную цену.
Даш с важным видом подошел ближе.
– Как я понимаю, обещанного золота нет, хоть ты и разоделся так, будто ограбил самого короля. Тебя поджидает какая-нибудь дамочка? – расхохотался американец.
Джек перевел дыхание, обуздывая желание заехать кулаком в самодовольную физиономию Даша. Он клял отвернувшуюся от него удачу. Проклинал шторм, неожиданно свалившихся на него гостий, скрягу Пимма из министерства иностранных дел, который никогда не платил по счетам.
Это была работа Джека – отправлять английских разведчиков и агентов министерства в сердце Франции и принимать обратно. Он платил самым разным капитанам – вроде Томаса Дашуэлла, – всем, кому можно было доверять рискованные перевозки тайного груза.
Тремонты приспособили свой дом, свои берега и даже Каприз Олбина на службу королю. Никто не сидел без дела. Бруно готовил документы, он в считанные часы мог подделать все необходимые французские бумаги. Бердуилл из имеющихся запасов создавал французскую форму и дорожные костюмы.
Но для того, чтобы все шло без помех, нужно золото. Золото, которое не всегда легко достать.
– Так у тебя есть деньги или нет, Тремонт? – спросил Дашуэлл.
Тут удача окончательно отвернулась от Джека. В небо взмыли сигнальные ракеты, освещая море и берег. «Цирцея», небольшое двухмачтовое судно, вдруг оказалась видна как на ладони. Дашу и Джеку тоже некуда было деваться. Вслед за ракетами засвистели мушкетные пули.
– Черт побери, – выругался Джек. – Всех перебьют.
– Вижу, береговую охрану ты тоже забыл подкупить, – сказал Даш, выхватывая пистолет и отстреливаясь.
Выпустив весь заряд пуль, он налег плечом на нос баркаса и толкнул его в воду.
Ружейному огню вторила пушечная канонада. И не с «Цирцеи». Палили пушки вскоре появившегося английского военного корабля.
– Вижу, ребята, у нас сегодня здесь нет друзей! – крикнул Даш. – На корабль, и поживее!
Только не это, подумал Джек, отстреливаясь. Он не стремился убить кого-нибудь из стражников, а хотел лишь отпугнуть их. Большинство из этих парней предпочитали потягивать на постоялом дворе контрабандный коньяк, а не ввязываться в перестрелки на берегу.
Даш поднялся на баркас, его команда налегла на весла, направляясь к «Цирцее».
С его грузом!
– Черт побери! Даш, отдай Грея.
– Не сегодня, – бросил в ответ капитан. – Пока не получу мое золото. Я вернусь, Тремонт. Верь мне. – Его грубый смех предвещал совершенно иное.
Но Малколм Грей в отличие от Даша был не из тех, кого можно смутить оружейным огнем. Поднявшись, он уже собирался прыгнуть за борт, когда вспыхнула очередная ракета, сделав баркас отличной мишенью для береговой охраны.
К чести Даша, он попытался оттащить Грея от линии огня, но было слишком поздно.
Пуля ударила Малколма в грудь, опрокинув в воду.
– Держи его, Тремонт! – крикнул Даш. – Они попали в Грея.
Джек почти по шею зашел в ледяную воду. В свете очередной ракеты он увидел своего друга и потащил к скалам у края берега.
«Цирцея» отвечала ответным огнем. Меткие стрелки, взобравшись на снасти, стреляли по береговой охране, засевшей на скалах. Корабельная пушка сделала предупреждающий выстрел в сторону военного судна.
Даш с командой уже были у борта «Цирцеи» и карабкались наверх, как морские крысы. Джеку оставалось только надеяться, что везучий американец снова обманет судьбу и ускользнет из ловушки.
О собственной удаче он этого сказать не мог. Грей то бился, то затихал в его руках.
Оставался только один шанс, и, поскольку прилив приближался к верхней отметке, времени у Джека было мало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Случайный поцелуй - Бойл Элизабет



Прочитала все романы этого автора: просто супер!!! Здесь не все книги серии "Хроники Холостяков: вдовы Стэндон":Стань моей судьбой, Скандальное красное платье, Без ума от герцога. Эти книги тоже стоит почитать.
Случайный поцелуй - Бойл ЭлизабетЛилия
19.05.2012, 22.26





первый прочитанный мной роман этого автора понравился, буду читать другие
Случайный поцелуй - Бойл Элизабетарина
4.07.2012, 6.45





Класс! Что не стандарт, что приключения и опасность, что юмор-это уж точно. Мне понравился роман. Продолжение этой серии про Филлисити. Читайте
Случайный поцелуй - Бойл ЭлизабетЛюбовь
16.11.2012, 8.10





Один раз можно прочитать.
Случайный поцелуй - Бойл ЭлизабетКэт
5.12.2012, 23.36





Мне очень понравилось, лучший роман Бойл...
Случайный поцелуй - Бойл ЭлизабетМилена
6.02.2015, 23.35





мне понравилось читайте 10 балов
Случайный поцелуй - Бойл Элизабеттатьяна
25.03.2015, 10.52





Еле дочитала (не люблю бросать не дочитав), мне не понравился((
Случайный поцелуй - Бойл ЭлизабетОльга
14.02.2016, 21.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100