Читать онлайн Кое-что о любви, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кое-что о любви - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Кое-что о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Алекса передёрнуло, когда сначала маркиз Темплтон, а затем и почти все леди в комнате разразились аплодисментами.
«Больше никаких историй, – совсем недавно потребовал Алекс от Эммелин. – Абсолютно никаких». И что она сделала? Сплела ещё одну липкую паутину, из которой ему теперь придётся выпутываться.
– Леди Седжуик, что касается меня, то я рад вашему хорошему здоровью и приветствую ваше вступление в наше общество, – заявил Темплтон, вытирая глаза, словно они были полны такими же слезами, как у многих присутствующих леди.
Однако леди Оксли, видимо, была не в восторге – совсем не в восторге, потому что у неё был исключительно кровожадный вид.
Итак, кроме нелепой истории о своём чудесном исцелении, что ещё выдала Эммелин за тот час, что оставалась с дамами без присмотра?
Алекс зажмурился. Всего час! Его не удивило бы, если бы он, войдя в комнату, обнаружил, что она в своей обычной манере нарушила все правила поведения в обществе.
– Меня удивляло, почему Седжуику так не терпится вернуться к дамам, – заговорил лорд Оксли. – И вот теперь мы узнали причину – он влюблён в свою жену. – Лорд засмеялся, и его поддержали ещё несколько джентльменов.
– Безумно влюблён, – имел наглость вставить Хьюберт. – Не далее как прошлой ночью он…
– Мистер Денфорд! – воскликнула леди Лилит, удивив Алекса тем, что встала на его защиту. Правда, удивление длилось лишь мгновение, пока она не продолжила: – Не думаю, что это… Гм, здесь же присутствуют юные леди. – Своё предостережение она завершила, выразительно выгнув бровь, и этим было сказано больше, чем если бы она позволила мужу закончить его непристойный рассказ.
– Седжуик, – леди Оксли, очевидно, поняла намёк дочери и решила подбросить ещё дров в погребальный костёр, – не могу поверить тому, что рассказала нам ваша жена. Такие захватывающие истории о преданности и нежном внимании. Знаете, это кажется невероятным!
Алекс бросил взгляд на Эммелин, которая спокойно сидела и разглядывала носки своих туфель – просто воплощение женской скромности. Но он-то знал, что это не так.
– Лорд Седжуик, – к досаде Алекса, громко заговорила леди Пепперуэлл, – я чуть не расплакалась, услышав о том, как ваше проявление необычайной любви спасло эту несчастную девушку. А я, признаюсь, всегда считала вас таким сухим, скучным человеком. – Она с сочувствием похлопала Эммелин по руке, и её светло-голубые глаза снова стали наполняться слезами. – Я с восхищением буду рассказывать всем о вашей преданности. – Это замечание было послано в адрес леди Оксли.
Все в комнате согласно закивали, а леди Дайана поддержала её:
– Безусловно, милорд, такая привязанность и постоянство вызывают восхищение. Вашей жене можно позавидовать.
«Нет, нет, нет!» – хотелось закричать Алексу. Меньше всего ему был нужен триумфальный парад Эммелин. Уже одно то, что леди Роулинз взяла её под своё крылышко, а Симмонс благоволил к ней, было весьма скверно, так теперь она завоевала расположение нескольких самых влиятельных в обществе женщин. Если они станут на сторону Эммелин, ему никогда не удастся от неё избавиться – если только не нанять команду драматургов из «Ковент-Гардена», чтобы придумать убедительный сценарий её исчезновения.
– Нет необходимости ни о чём рассказывать, – отозвался Седжуик, изо всех сил стараясь, чтобы слова прозвучали как можно мягче.
– Нет необходимости? Конечно, есть, – возразила леди Пепперуэлл. – Ведь вы прошлой зимой смогли преодолеть снежные заносы, чтобы быть рядом с нашей дорогой Эммелин в самые чёрные часы её жизни! Сэр, я использую все своё влияние ради вас и ради неё.
– Снежные заносы? – фыркнул лорд Оксли. – Меня не заманить в сугроб ради жены.
– Если только кто-нибудь не уронил в него фартинг, – пробормотал себе под нос маркиз Темплтон, проходя мимо Алекса к буфету. Там он налил два стакана портвейна и протянул один Алексу. – Подкрепитесь, мой друг. Судя по вашему виду, вам это весьма необходимо, – вполголоса сказал маркиз.
Тем временем подошёл сын графини Оксли и встал позади своей невесты, мисс Мебберли.
– Брак – это вовсе не романтическая чепуха, Седжуик. Необходимо сделать правильный выбор. – Оксли опустил мясистую лапу на плечо девушки и встряхнул бедняжку, как встряхивают любимую охотничью собаку. Девушка до того испугалась, что, казалось, была готова вскочить со стула и броситься к двери.
– Милорд, вы сами убедитесь, что Миранда выше всех этих глупостей, – сказал мистер Мебберли. – У нашей девочки на плечах разумная голова.
– О да, – добавила её мать, – Миранда прекрасно осознает, какую честь вы оказываете ей и всем нам своим выбором, лорд Оксли.
– Надеюсь, что так. – Граф приосанился и с гордостью посмотрел на будущую жену. – Она вступит в высшие круги общества, а этого, я бы сказал, достаточно, чтобы большинство жён чувствовали себя счастливыми на протяжении многих лет.
– Бедное дитя, – тихо, промолвил Темплтон.
Алекс искоса взглянул на него. Он не был близко знаком с Темплтоном, но то, что Алекс знал о нём, характеризовало этого человека не лучшим образом: хвастун, повеса, всегда разодетый по последней моде, если не её законодатель. Его компания гарантировала развлечения и бесконечные проделки и розыгрыши.
Однако сегодня вечером в этом человеке не было ничего весёлого и легкомысленного. Ещё более странным Алексу показалось то, что взгляд Темплтона был устремлён через комнату на невзрачную леди Дайану Фордем.
Благопристойная леди Дайана и бесшабашный Темплтон?
Мгновение длилось недолго, маркиз перевёл взгляд, словно почувствовал, что его поймали за каким-то тайным, глубоко личным обрядом, но Алекс успел увидеть в глазах мужчины его душу – настоящий ящик Пандоры с сожалениями, печалью и завистью.
– Тогда, лорд Оксли, – сказал Темплтон, – я, вероятно, могу дать вам совет относительно брака – той области, где у меня обширные познания и прискорбное отсутствие опыта, которым можно воспользоваться. В комнате вежливо засмеялись.
– Я бы посоветовал последовать примеру лорда Седжуика, потому что преданность одному-единственному человеку никогда не выходит из моды.
– Правильно, правильно! – поддержали гости и заапло-дировали.
– Далеко не все считают жену достойной такой преданности. – Темплтон обернулся к Алексу, пока остальные были заняты беседой. – Но только очень немногие оказываются достаточно умны, чтобы удержать жену.
Грустные нотки в словах Темплтона привели Алекса в замешательство. И всё же он понял: маркиз советовал относиться ко всему серьёзно, чтобы не пережить некую потерю, подобную пережитой им.
Все гости в комнате обращались к Алексу с добрыми пожеланиями. Он был смущён, потому что совсем не заслуживал их похвал, ни завистливых и алчных взглядов леди, заполнивших комнату, – ведь Алекс знал правду: он не был тем мужчиной, которого Эммелин описывала в таких красочных выражениях.
Когда она, сидя там, рисовала этот образец супружеской треданности, он обнаружил, что ему в голову пришла странная мысль: можно ли любить женщину так самозабвенно и преданно? Более того, способен ли он на это? Могли он быть человеком, которого Эммелин описывала словами, исходящими из самой глубины её души?
Покачав головой, Алекс отбросил в сторону эти мысли: её выдумка – не более чем дурацкая шутка, нелепый плод женского воображения, точно так же, как сама Эммелин всегда была плодом его фантазии. Но он не мог отделаться от ощущения, что ни в чём не похож на мужчину, которого описывала Эммелин.
Ему не хотелось в этом признаваться, однако он, вероятно, больше похож на Оксли, как и большинство мужчин в этой сомнате, видевших в браке не более чем союз между двумя достойными семьями. За исключением маркиза Темплтона, который, очевидно, обладал редким даром понимать то, о чём говорила Эммелин. И неожиданно Алекс с удивлением понял, что завидует этому человеку – завидует боли у него в глазах, разрывающему сердце стремлению к женщине, которая не могла принадлежать ему. Быть может, это и есть любовь? Надежда, желание того, чего невозможно достичь? И только люди, обладающие достаточной храбростью, чтобы пересечь пропасть, всегда находят блаженство, восхваляемое поэтами, блаженство, которое спасает заблудшие души.
Алекс хотел сказать всем, что он обычный человек, не способный совершить и малой доли того, что приписывала ему Эммелин.
Однако Эммелин существовала, настоящая, полная жизни и вполне материальная в его объятиях. И колдовство, которым она обладала сегодня вечером, этот поцелуй и её далеко зашедшие истории заставили Седжуика сделать гигантский прыжок в неизвестность и стать безрассудным, бесстрашным человеком.
К счастью для Алекса, объявили о прибытии запоздавших гостей – сэра Фрэнсиса и леди Нили, родственников леди Оксли, которым, по-видимому, было прощено их запоздалое появление ради возможности привлечь внимание гостей к другой теме.
Они начали здороваться со всеми, и в поднявшейся суматохе Алекс посмотрел на Эммелин и заметил, что её взгляд прикован к прибывшему баронету и его разодетой в кружева жене, а от яркого румянца на щеках, появившегося во время перепалки с леди Оксли, не осталось и следа. Затем, снова взглянув на вновь прибывших, он понял, что Эммелин их знает – а они, в свою очередь, должны знать её.
Судя по её смертельной бледности, Эммелин совсем не стремилась возобновить это знакомство. Поднявшись с дивана, она медленно прошла в глубину комнаты, стараясь, чтобы её и чету Нили разделяло как можно большее расстояние.
Не хватало только прыжка из окна, который она, по всей вероятности, готова была сейчас сделать.
О чём он только думал, согласившись привезти сюда Эммелин?! Её предыдущие заверения насмешкой вернулись к нему.
«Никто не догадается, что я не леди Седжуик».
Как же, никто! Очевидно, это не так. И теперь, к его ужасу, загадочное прошлое Эммелин готово было открыться – в присутствии леди Лилит и Хьюберта, в присутствии леди Оксли, в присутствии самых неугомонных великосветских сплетниц.
Однако вместо паники, которая должна была бы возникнуть при угрозе его общественной репутации, у Алекса, как ни странно, появилось чувство, что должен существовать какой-то выход, который он может найти, чтобы спасти Эммелин. Спасти не себя, не своё положение в обществе – а Эммелин.
В три шага он пересёк комнату, взял руку Эммелин, продел её себе под локоть, словно это было для него вполне привычным делом.
Леди Оксли и вновь прибывшие гости подошли к ним последними.
– Кузены, с лордом Седжуиком вы знакомы, а это его жена, леди Седжуик, так долго отсутствовавшая в городе. Но теперь мы имеем удовольствие видеть её среди нас. – В словах леди Оксли не прозвучало ни малейшей радости по поводу появления Эммелин. – Леди Седжуик, разрешите представить вам моих родственников, сэра Фрэнсиса Нили и его дорогую жену, леди Нили.
Эммелин сделала вежливый реверанс, с притворной скромностью опустив голову и глядя в пол.
– О, до чего симпатичная малышка, – сказал сэр Фрэнсис, подходя ближе. – Нетрудно догадаться, почему ваш муж держал вас в провинции со всем этим вздором о нездоровье. Хотел быть уверен, что ни один из беспутных городских молодцов не попадётся ей на глаза и не наставит вам рога, а, Седжуик? – Пожилой мужчина хрипло рассмеялся, но только граф и всего несколько гостей присоединились к нему.
Те гости, отметил Алекс, кто провёл большую часть вечера, рассматривая Эммелин именно с такими грязными намерениями.
– А теперь позвольте мне получше рассмотреть вас, леди Седжуик, – сказал баронет. – Вы кажетесь мне знакомой. Мы встречались? Вы недавно были в Ноттингемшире, не так ли?
– Нет, милорд. – Эммелин любезно улыбнулась, но Алекс ясно увидел смятение, исказившее её черты. – Мне не приходилось бывать в северных графствах.
– Я никогда не ошибаюсь в таких вещах, – покачал головой сэр Фрэнсис. – Мы уже встречались. Играли в карты, так? Я никогда не забываю того, у кого выиграл несколько фунтов, и тем более того, кому проиграл. – Он снова рассмеялся. – Возможно, это была домашняя вечеринка в Шаклфорд-Демсли прошлой зимой. Там был полон дом, так что немудрёно не заметить кого-то в толпе.
– Нет, это была не я. – Эммелин потупила взор, пытаясь уклониться от пристального взгляда сэра Фрэнсиса. – К сожалению, у меня нет таланта к карточным играм и тяги к путешествиям.
– Нет таланта к карточным играм, да? – присоединился к разговору лорд Уэстли. – Тогда, мадам, вы самый желанный участник моего ежегодного поединка по пикету – если ваш преданный супруг готов сделать за вас ставку.
Все рассмеялись его шутке, включая Эммелин, но Алекс понял, что в этот момент на кону стояла большая ставка.
Возможно, доводы Эммелин были убедительными для большинства гостей, но только не для сэра Фрэнсиса. Не зря он был родственником леди Оксли – упрямым и дотошным.
– Летти. – Он жестом подозвал жену. – На кого она похожа?
– Понятия не имею, – покачала головой леди Нили, окинув Эммелин пристальным взглядом, и, обращаясь к сидевшей рядом леди Джарвис, пояснила: – Мой муж думает, что каждый на кого-то похож.
Все вокруг засмеялись, даже Эммелин, хотя Алексу показалось, что это далось ей с трудом.
– Я так не думаю, – возразил сэр Фрэнсис. – Обычно я прав, когда говорю, что встречался с кем-то, и могу поклясться, что встречался с леди Седжуик.
– О, Фрэнсис, прекрати, – пристыдила мужа леди Нили. – Ты утомишь здесь всех, если мы не выясним истину. Можно? – Взглянув на подругу, она протянула руку, и леди Джарвис дала ей свой лорнет. Раскрыв лорнет, леди Нили поднесла его к глазам и обвела Эммелин долгим изучающим взглядом, а затем сжала губы, наморщила лоб и, словно придя к какому-то заключению, решительным щелчком сложила лорнет. – Я бы сказала – и прошу вас, леди Седжуик, не обижайтесь, – она чрезвычайно похожа на ту бесстыдницу, которая была компаньонкой у герцогини Шевертон. На ту, которую прошлой зимой подобрал Шаклфорд-Демсли, когда девушку ограбили на обратном пути к её светлости. Ты помнишь, Фрэнсис, она обыграла всех в пармиель,
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
а потом внезапно исчезла.
– Да, конечно. – Сэр Фрэнсис хлопнул себя по коленям. – Настоящая проходимка эта мисс Доил.
– О, эта ужасная мисс Дойл! – воскликнула леди Джарвис. – Три года назад моя сестра помогла этой девушке. Реджина отнеслась к ней с заботой и уважением, а негодница отплатила тем, что уговорила мою племянницу сбежать со вторым сыном соседа, хотя всем известно, что она предназначалась наследнику. – Леди помолчала, высоко подняв брови, и огорчённо вздохнула. – И, словно в этом не было ничего плохого, она исчезла, даже не соизволив извиниться. Наглая, бессовестная! Своим вмешательством она совершенно испортила жизнь моей племяннице.
– Мне очень жаль, что её светлость держит у себя такую девушку, – сказала леди Нили. – Я сообщила герцогине о скандальном поведении её компаньонки, а она написала мне в ответ, чтобы я занималась своими собственными делами. Собственными делами! – с негодованием воскликнула она. – Вы когда-нибудь слышали такое? Герцогине повезло, что эта аферистка не обобрала её дочиста.
Одни тут же подобострастно закивали, другие добавили то, что слышали о бесчестной компаньонке герцогини, но Алекса больше не интересовала их возмущённая болтовня.
Что ж, теперь у него был ответ на вопрос, кто такая Эммелин.
Она была этой мисс Дойл, игроком в пармиель, нахальной, во все вмешивающейся компаньонкой герцогини Шевертон. Вероятно, герцогиня в конце концов устала от её безобразий и рассчитала. И вот теперь эта печально известная девица изображает его жену.
Стиснув зубы, Алекс обдумывал, как бы поскорее вышвырнуть её на улицу, и проклинал леди Лилит с Хьюбертом и грядущие сплетни. Его одурачили, но он не собирался становиться объектом светских пересудов, когда откроется истинное лицо Эммелин.
Но даже кипя от злости и проклиная судьбу, которая привела её извилистой дорогой к его дверям, он всё же посмотрел на Эммелин. Ему не следовало этого делать, потому что Эммелин тотчас взглянула на него, и выражение её глаз, спрятанные в них страх и отчаяние полностью лишили Алекса самообладания; погасили его гнев.
Господи, она была напугана!
«Так и должно быть», – постарался убедить себя Алекс, призвав на помощь все своё праведное негодование. Но это чувство трудно было удержать, когда он увидел, как напыщенно, высокомерно и самодовольно ведут себя собравшиеся вокруг неё судьи.
– Знаете, я редко проигрываю в пармиель, – сказал сэр Фрэнсис. – А та девица наказала меня на двадцать фунтов. Беспощадный игрок, без капли совести.
Алекс полагал, что сэр Фрэнсис, вероятно, каждую ночь проигрывал в карты по двадцать фунтов. Тогда почему он так возмущён? Потому, что его обыграл кто-то, кого он считал ниже себя?
– Знаете, если бы я когда-нибудь встретилась с этой мисс Дойл, я ни за что не проявила бы к ней милосердия, – объявила леди Оксли. – Я взяла себе за правило никогда не оказывать помощь незнакомым и тем, кто её не заслуживает. – Она бросила выразительный взгляд на миссис Мебберли и её дочь.
– Да, совершенно верно, – вступил в разговор лорд Темпл-тон, который стоял рядом с этими леди, – милосердия заслуживают те, чьи сердца способны ставить потребности других выше своих собственных. Внимание миссис Мебберли и её дочери к бедным вдовам и сиротам нашего города делает их очаровательно чудными.
– По-настоящему чудными, – уточнила леди Оксли. – Если хотите знать, по-моему, они просто бросают деньги на ветер.
– Не беспокойтесь, мама, – вставил своё слово её сын, – со всей этой филантропией мисс Мебберли будет покончено, когда мы поженимся. – Мать и дочь Мебберли обменялись быстрыми взглядами – очевидно, для них такое заявление стало новостью, а Оксли в подкрепление своих слов ещё раз встряхнул свою наречённую. – Не бойтесь, даже самая малая часть наших доходов не уйдёт в эти дурацкие корзины для вдов и сирот. Больше не будет никаких благотворительных обедов для поддержки образования. Нельзя допускать женщин к образованию, их нужно держать в строгости.
Несомненно, Оксли не возражал против женитьбы, поскольку его будущая жена приносила приличное приданое.
– Но я… – начала мисс Мебберли, однако её остановил резкий голос отца.
– Полностью с вами согласен, – обратился мистер Мебберли к графу. – Мне самому никогда не нравилось это Женское благотворительное общество. – Он так сурово посмотрел на жену и дочь, что Алексу показалось: этот взгляд мог бы остановить французскую чернь, штурмовавшую Бастилию.
Во всяком случае, Алекс проникся сочувствием к мисс Мебберли. Однако почему его должно волновать, что молодой девушке придётся отказаться от собственных интересов ради интересов мужа? Ведь именно так и должно быть.
Так ли?
Ещё один взгляд на молоденькую девушку, на лице которой было написано неподдельное страдание, пробудил в Алексе чувства, никогда раньше у него не возникавшие.
– Я постараюсь быть хорошей женой, – сказала мисс Мебберли, словно повторила с трудом выученный урок.
– Да, да, конечно, будете стараться, – согласилась с ней леди Оксли. – Я не делаю секрета из того, что недовольна этим… не знаю, как долго смогу это вытерпеть. Лорд Оксли… он… он ужасный.
– Должна согласиться с вами в этом, – поддержала её Эммелин.
– Он совсем не похож на лорда Седжуика, – несколько раз высморкавшись, пролепетала мисс Мебберли.
Угрызения совести снова охватили Алекса. Ему хотелось сказать девушке, что он совсем не образец любящего супруга, что он во многом похож на её жениха.
– О, леди Седжуик, – из глаз мисс Мебберли снова хлынули слёзы, и Эммелин обняла её за плечи, – как я смогу это вынести – жить с таким ужасным человеком?
Эммелин закусила губу – она, конечно, не могла возразить девушке, но в то же время не могла и согласиться с ней. «Хорошо, – решила Эммелин, – я не вмешиваюсь».
Алекс неожиданно для себя обнаружил, что размышляет над тем, действительно ли всё было бы так ужасно, если бы Эммелин отговорила мисс Мебберли от этого замужества.
– Я не хочу выходить за него замуж и никогда не хотела, – сообщила девушка.
– Тогда почему вы это делаете?
– Отец сказал, что я должна согласиться, а иначе он запретит маме продолжать заниматься благотворительностью.
– Это ужасно.
Алекс был того же мнения. Кто-то должен поговорить с мистером Мебберли, заставить старого мерзавца понять, какую несчастную жизнь он уготовил своему единственному ребёнку. Вызвать Мебберли на дуэль? Да что же с ним происходит? Какое ему дело до того, что мисс Мебберли заставляют выйти замуж за Оксли? Чужая проблема не имела бы для него ровно никакого значения всего несколько дней назад – до того, как в его жизни появилась Эммелин. Нет, хватит. Ему не нужны дальнейшие доказательства того, что пора от неё избавиться, – пока она не внесла в его жизнь ещё больше смятения. Иначе через несколько дней и он станет таким же назойливым, как его бабушка или, и того хуже, как Эммелин.
– У вашего отца должны быть веские причины настаивать на этой свадьбе, – сказала Эммелин. – Безусловно, он хочет только одного – обеспечить ваше будущее.
– О, – покачала головой мисс Мебберли, – это не имеет никакого отношения к обеспечению моего будущего.
– Тогда почему он хочет, чтобы вы вышли замуж за лорда Оксли?
«Ответ прост, – подумал Алекс. – Какой негодяй не хочет, чтобы его дочь вышла замуж за представителя высшего света?»
– В палате лордов обсуждается отмена пошлин, и отцу нужно, чтобы её поддержали, – вздохнула мисс Мебберли. – Лорд Оксли согласился поддержать его, но за вознаграждение. – Она всхлипнула и вытерла слезы. – Отец на это не пошёл бы – отдать золото тому, кому он не доверяет. Вместо этого он решил, что я буду хорошей гарантией. Если Оксли сделает меня своей женой, его поддержка будет обеспечена, так как содержимое отцовских сундуков пойдёт на пользу графу, потомучто я единственный ребёнок и наследница.
Алексу показалось, что он услышал, как Эммелин пробормотала: «Странное отношение к своему ребёнку», – но она быстро поправила себя, сказав:
– Возможно, все сложится хорошо.
– Не вижу, как это может быть, – с горечью возразила девушка.
Алекс мысленно согласился с мисс Мебберли. Он тоже не представлял, как этот брак мог принести девушке что-нибудь хорошее – особенно с леди Оксли в качестве свекрови и с её грубияном-сыном в роли мужа.
– Быть может, вы сумеете немного переделать графа, – предположила Эммелин. – Мне известно много случаев, когда жёнам удавалось мягко добиться от мужей понимания.
«Или преждевременно свести их в могилу», – хотелось добавить Алексу.
– Ох, не знаю.
– Единственный человек, кто может изменить вашего жениха, это вы, – настаивала Эммелин. – А кроме того, он уже проявляет некоторое беспокойство о вас…
– О моём приданом, вы хотите сказать.
– Возможно, и так, но вы способны пробудить в нём более глубокие чувства. Если лорд Оксли влюбится в вас, вы увидите, что он будет счастлив носить корзины для вдов и сирот.
Мисс Мебберли рассмеялась, однако Алекс не понял, была ли тому причиной неправдоподобная идея вызвать в Оксли чувства, похожие на любовь к кому-либо, кроме самого себя, или невероятное предположение о том, что он может посещать бедняков. Одно было неоспоримо: Эммелин успокаивала нынешние страхи девушки.
– Ну да, носить корзины бедным, – иронически усмехнулась мисс Мебберли. – Гм, возможно, на такое способен лорд Седжуик – но только не лорд Оксли. Граф никогда не окажет мне такой любезности. – Девушка коснулась рукой локтя Эммелин. – Вы счастливая женщина, леди Седжуик, потому что вам было позволено выйти замуж по любви.
Эммелин поморщилась, и Алексу стало ясно, что ей так же не по себе от их фальшивого любовного союза, как и ему.
– Не существует браков без проблем, – сказала она. – Никому не рассказывайте, но до начала этого вечера у нас с Седжуиком была ужасная ссора из-за какого-то совершеннейшего пустяка.
«Из-за того, что вы притворяетесь моей женой!» Ему очень хотелось бы указать ей, что едва ли можно назвать пустяком подобную ситуацию, но сейчас для этого было не время и не место.
– Вы обманываете меня, леди Седжуик, – отозвалась мисс Мебберли. – Не могу представить себе, чтобы барон когда-нибудь повысил на вас голос. Он производит впечатление такого…
– Зануды? – подсказала Эммелин, и обе дамы, к досаде Алекса, рассмеялись.
Зануда? Эммелин считает его занудой? Он мог бы напомнить, что недавно его общество доставляло ей истинное удовольствие.
– Вот видите, это яркий пример того, о чём я только что говорила: лорд Седжуик не всегда был таким преданным и страстным, как о нём можно подумать, – и только моё влияние, моё руководство помогли ему стать таким человеком, какой он сейчас. Если бы не моя помощь, боюсь, он оставался бы скучным.
Алекс просто рассвирепел. Её влияние, как же! Он докажет ей, что в определённых кругах его считают весьма интересным и весёлым – иногда, когда ситуация требует такого поведения.
«Да, чёрт побери, я зануда, – вдруг понял Алекс, – и постоянно навожу тоску. И так было всегда».
На самом деле Эммелин была его единственной выдумкой – Алекс сознательно не обращал внимания на то, что первоначально это была идея Джека. И ещё, он никак не хотел признавать, что с момента появления Эммелин на Ганновер-сквер – её настоящего и осязаемого появления – его жизнь перестала быть заурядной. И к собственному ужасу, Алекс бьш вынужден признать, что все изменения возникли благодаря этой девушке, энергичной, любящей командовать, неугомонной.
Его размышления прервал смех мисс Мебберли.
– Не может быть, чтобы… – говорила она. Проклятие, он прозевал то, что сказала Эммелин.
– О да, – теперь Эммелин тоже смеялась, – просто я помню ещё один день, когда лорд Седжуик был просто невыносим, и я подумала, что он…
Алекс уже услышал достаточно и решил объявить о своём присутствии.
– Эммелин, вы здесь? – окликнул он её.
– Здесь, Седжуик, – отозвалась она и, обращаясь к мисс Мебберли, громко сказала: – Этот человек совершенно теряется, когда меня нет рядом.
Хихикнув, её собеседница отвернулась, чтобы вытереть глаза и щёки и придать лицу подобающее выражение, а потом снова обернулась к барону и присела в реверансе:
– Лорд Седжуик, добрый вечер. Простите, что отняла у вас вашу супругу.
– Не стоит извиняться, – успокоил её Алекс. – Разлука делает сердца нежнее.
– Да, это верно, – согласилась Эммелин. – Знаете, я только что рассказывала мисс Мебберли, как не просто жить с вами.
Надеюсь, вы не рассердитесь, что я лишила блеска ваш совершенный образ.
Подойдя к Алексу, она взяла его под руку, и он подумал, как приятно чувствовать её прикосновение, когда Эммелин словно черпает в нём силы.
Она черпает в нём силы – это просто насмешка. Эммелин сама обладает магической энергией, заставляя его бледнеть в её сиянии.
– Леди Седжуик, – мисс Мебберли, очевидно, тоже попала под воздействие этой энергии, – простите мне мою дерзость, возможно, я покажусь слишком навязчивой… Если вы не будете возражать и у вас будет время…
– Да? – Эммелин ободряюще ей улыбнулась.
– Не будет ли чересчур невежливо с моей стороны, – мисс Мебберли смущённо покраснела, – если я попрошу вас присутствовать на моей свадьбе? Она состоится через две недели, и если вы и лорд Седжуик останетесь в городе, мне очень хотелось бы, чтобы вы пришли.
Заметив мечтательный блеск в глазах мисс Мебберли, Алекс понял, что в жизни девушки было не много радостей и ещё меньше их ожидает её впереди. Уже приготовившись твёрдо заявить об отказе и сказать, что его жены не будет в городе (если ему повезёт, она окажется настолько далеко от Лондона, насколько можно уехать за две недели), он снова взглянул на мисс Мебберли, а потом на Эммелин.
– Седжуик? – Эммелин смотрела на него, ожидая согласия – или отказа.
Алекс изо всех сил старался ожесточить своё сердце, но не смог найти привычных слов, которые ещё неделю назад подобрал бы для ответа. Кто он такой, чтобы сказать «нет» и выставить себя самым чёрствым человеком на свете?
– Не смотрите на меня так, леди, я же, в конце концов, не монстр. Конечно, леди Седжуик будет у вас, мисс Мебберли, если таково ваше заветное желание.
– О, благодарю вас, лорд Седжуик, – воскликнула девушка и порывисто его обняла.
Алекс не знал, что делать. Ему никогда не приходилось принимать настолько непосредственно выраженной благодарности. Ни одна из его любовниц, даже получая по-настоящему ценный подарок, не благодарила его так.
– Ну-ну. – Он похлопал девушку по плечам и посмотрел на Эммелин, прося у неё помощи, но она только улыбалась, глядя на его явное замешательство. Поняв, что на помощь рассчитывать нечего, он высвободился и отстранил от себя мисс Мебберли. – А теперь хватит. Что, если войдёт Оксли и увидит вас в моих объятиях? Он вызовет меня на дуэль, и я отправлюсь в лучший мир.
– О, Седжуик, вы шутите. Все знают, что вы великолепный стрелок и, вероятно, убьёте Оксли. – Эммелин вздохнула и подмигнула мисс Мебберли. – Подумайте, какой будет скандал, ведь он сделает вас вдовой ещё до того, как вы успеете выйти замуж.
– Это не было бы преступлением, – заметила мисс Мебберли, и все трое рассмеялись.
– Миранда! Вот ты где. – Вошедшая в этот момент миссис Мебберли выглядела так, словно её вот-вот хватит удар. – Возвращайся немедленно. Лорд Оксли сделал замечание по поводу твоего недопустимо долгого отсутствия, и твой отец недоволен.
Схватив дочь за руку, леди слегка кивнула Алексу и Эммелин и поспешила обратно в гостиную, уводя за собой Миранду.
– Вы очень много сделали для мисс Мебберли, – обратился Алекс к Эммелин.
– На самом деле – нет. – Горечь её ответа удивила Алекса.
– Вы успокоили её страхи. – Окинув взглядом Эммелин, он обнаружил, что её приветливая улыбка исчезла.
– Я убеждала эту девушку продать душу и вступить в брак, которого она не желает. Не думаю, что он принесёт ей что-либо приятное. – Эммелин сложила руки на груди. – Мне следовало бы…
– Нет, нет, – перебил её Алекс. – Больше никакого вмешательства.
– Вы хотите сказать, что считаете разумным, если мисс Мебберли выйдет замуж за… за… – Эммелин прикрыла рот руками.
– За хозяина этого дома? – предложил он, прекрасно представляя себе, какое красочное и выразительное определение могла бы она подобрать.
– Да, за хозяина, – согласилась Эммелин.
– Для мисс Мебберли он хорошая партия, – сказал Седжуик, возвращаясь под защиту благородных намерений. – Она молода и ещё не понимает, что займёт подобающее положение в обществе.
– И это говорит мужчина, который придумал себе жену, чтобы избежать брака.
– Мой случай совершенно другой, – встал на собственную защиту Алекс. – Это был вопрос самосохранения. И на то была причина.
– Ха! – с издёвкой усмехнулась Эммелин. – Это было просто себялюбие, чистое и очевидное.
– Я на это так не смотрю. Вы, по-видимому, не понимаете разницы между моей ситуацией и положением мисс Мебберли. При заключении договора следует помнить о сущности брачного союза.
– Вы только послушайте! Можно подумать, что вы нанимаете работника в конюшню. – Эммелин покачала головой, и морщинки прорезали её безупречный лоб. – Мне кажется, я понимаю вашу ситуацию гораздо лучше, чем вам того хотелось бы. У вас есть средства и власть, чтобы избежать нежелательной женитьбы. Однако у мисс Мебберли их нет. Оттого что эту милую девочку заставляют выйти замуж за лорда Оксли, становится не по себе. Вы бы тоже действовали так… так грубо ради финансовой и политической выгоды? Даже не задумались бы о счастье или чувствах вашей будущей жены?
Алекс не мог смотреть на Эммелин. Он всегда считал брак социальным союзом с надеждой на процветание – с любовью, если повезёт, – заключаемым и открыто признаваемым недалёкими людьми. До сегодняшнего дня он, наверное, был слеп. Очевидно, Оксли также слеп к чувствам своей невесты, даже не представляя, насколько он ей отвратителен, и, похоже, это ничуть его не заботило.
И внезапно Алекс понял, что такой брак, лишённый теплоты, для него неприемлем. Вероятно, в этом крылась настоящая причина того, что он ввёл выдуманную Эммелин в свою жизнь и позволил ей стать как бы плотиной на пути разрушительных потоков, которые он видел во многих браках по расчёту, в браках, заключённых как финансовые и политические союзы. До нынешнего момента Алекс ни за что не признался бы даже самому себе, что, возможно, всегда имел крохотную надежду добавить свою собственную романтическую историю в семейные анналы и прожить жизнь, подобную той, что изображена на солнечных картинах, запечатлевших Седжуик-Эбби.
Будучи разумным человеком, Алекс понимал, что такую мечту крайне трудно осуществить в фальшивом мире высшего света. Все эти годы он наблюдал череду блистательных парадов юных, подходящих в жёны девушек, появлявшихся каждый сезон, но, глядя на этих леди, ни разу не почувствовал того смятения, того восторга, которые обещает любовь.
Любовь – это прежде всего чудо. Его родители встретились в придорожной гостинице: мать, юная-наивная девушка, ехала на свой первый сезон, а отец возвращался в поместье из Лондона. Они влюбились друг в друга, и мать так и не доехала до Лондона.
И разве его дедушка не встретил бабушку в Париже в кафе? Бабушка в ту пору только что окончила монастырскую школу и не успела познакомиться с мирскими соблазнами. Ещё одна случайная встреча, изменившая семейную историю.
Однако жизнь Алекса всегда казалась совершенно обыденной, лишённой всякого волшебства, и он не мог даже вообразить себе, что такое чудо когда-нибудь пересечёт его прямую дорогу.
Эммелин стояла, поджав губы, и искоса поглядывала на Алекса.
Как получилось, что эта женщина, которая была знакома с ним меньше суток, разглядела его мечту без всякой помощи с его стороны? Как будто она всегда знала правду и решила, что ему тоже пришло время её узнать?
И всё-таки кто же она такая?
«Не моя жена», – мгновенно пришёл Алексу на ум привычный ответ.
Что ж, это хорошо, не так ли? Какой муж хотел бы, чтобы его жена могла заглянуть в его мечты, в его грехи – в его душу?
Но чёрт побери, если она могла заглядывать так глубоко, то, вероятно, уже знала, что в этот вечер у него зародилось предположение, что счастье отца и редкое везение деда могут сами свалиться ему в руки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кое-что о любви - Бойл Элизабет



Роман интиресный,и не придсказуемый. Мне нравится!!!
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетИнна
8.07.2012, 6.29





Книжка, конечно, легкая,но меня не прокатило.Главный герой вообще того, зачем ему нужно было придумывать себе жену!Но бабушка его прикольная подсунула ему мошенницу, а он, не будь дураком взял, ее в жены!А она даже не пытается изменится,также она все его состояние проиграет!0
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетНочь
5.10.2012, 16.22





Интересно, не стандартно и читабельно.Но на любителя. Мне понравился роман. Хотя кое-где было что-то не то. Юмор-изюминка этой истории. Советую.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетЛюбовь
15.11.2012, 13.03





Бабушка могла бы подобрать и получше кандидатуру, а не шулершу, почти воровку и потаскушку. Но она хорошо устроилась и папочку графа нашла. Автор явно перефантазировала. Читала в дороге. Эта книга для этого.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетВ.З., 64г.
27.11.2012, 13.31





Как-то не очень. Сюжет интересный, но вначале бы скучно, а в конце слишком много событий.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетКэт
5.12.2012, 14.24





Не увлекает, ощущение, что чего-то не хватает
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетItis
10.05.2013, 21.08





Роман вполне в стиле автора, у нее обычно или недобор или перебор. .
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетМилена
6.02.2015, 10.39





Не плохой роман,когда прочитала комментарии думала тут реальная такая тварь гг,а на самом деле не понимаю как В.З.64 И ДРУГИЕ могли счесть ее потаскушкой.Сделаю акцент на том,что у нее было всего ДВА МУЖИКА,при том гг 2,а первый был мужем,если так смотреть,то современные девушки тогда вообще все бл..Так что не видитесь на комменты читайте и делайте выводы сами.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетАмина
22.05.2015, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100