Читать онлайн Кое-что о любви, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кое-что о любви - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Кое-что о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Алекс не спал, когда утро начало заглядывать сквозь шторы. По правде говоря, он почти не сомкнул глаз. Всю ночь он не отпускал Эммелин, предоставив ей нежиться в его объятиях, и дал тысячу клятв, что так будет всегда.
Но она уже замужем.
Нет, это не могло быть правдой. Однако, несмотря на все свои клятвы в прошедшую ночь, сейчас Седжуик уже не был так уверен, что сможет придумать, как им остаться вместе.
Ему повезёт, если окажется, что Хоторн мёртв, но на то, чтобы это выяснить, могут уйти месяцы, а может быть, даже годы. А что, если этот парень жив и узнает о новой жизни Эммелин? Она права: никаких денег не хватит, чтобы заставить его молчать.
Неужели придётся распрощаться с надеждой на то, что при заключении брака были допущены нарушения, которые сделали его потерявшим законную силу?
«Эллиот выбрал совершенно неподходящее время для своей поездки, – подумал Алекс, ибо его невероятно хитрый поверенный был способен найти огрехи в самом безупречно составленном соглашении. – Неподходящее? А быть может, как раз подходящее для того, кто хочет быть уверен, что у меня под рукой не будет первоклассного поверенного, который сможет разобраться в моих текущих запутанных делах?» – пришло ему в голову.
Он вспомнил письмо поверенного, и прежде невинные фразы приобрели иной смысл.
«Неожиданное наследство… никогда не знал своего дядю… прошу прощения, но мы должны лично отправиться в Шотландию…»
Кому-то было необходимо отослать Эллиота из города, и настолько необходимо, что этот «кто-то» помахал перед ним дорогой собственностью.
Запустив руку в волосы, Алекс застонал. Он легко догадался, кто это мог быть, когда вспомнил, что его бабушка владела домом и небольшим земельным наделом по ту сторону границы.
Неужели она пожертвовала владениями, чтобы оказать на него давление?
Зачем задавать такой вопрос? Ведь это была его бабушка, неугомонная и дотошная. Она перевернула его жизнь вверх тормашками, нисколько не задумываясь о последствиях – хотя он не мог быть в обиде на неё. Именно её тщательно скрываемое прошлое позволило Алексу так ясно увидеть своё собственное будущее. Он взглянул на ещё одно неугомонное создание, появившееся в его жизни, и улыбнулся. Ведь это благодаря грандиозному плану бабушки Эммелин вошла в его жизнь.
Алекс выбрался из постели и, подойдя кокну, потянулся и расправил плечи, чтобы размять мышцы. Ясный розовый рассвет обещал ещё один чудесный день.
«Великолепный день для пикника», – подумал он, оглянувшись на спящую Эммелин. И если бы они поженились прошедшей ночью, то в эту самую минуту он велел бы улыбающейся миссис Симмонс собрать корзину для пикника, и они провели бы день с Эммелин в Клифтоне, занимаясь любовью на траве.
Алекс улыбнулся, подумав, что от этого у его бабушки наверняка случился бы удар. Ну что ж, она хотела, чтобы он женился и произвёл наследника, пусть получит то, что хотела.
При мысли о наследнике Седжуик замер посреди комнаты. Чёрт побери, как можно было быть таким легкомысленным? Эммелин, возможно, уже беременна. Он снова посмотрел на неё, и разговор с Роулинзом внезапно приобрёл новый смысл и заморозил в нём кровь.
Что, если она действительно забеременела? Алексу была невыносима мысль, что его первенца объявят незаконнорождённым или что Эммелин станет предметом насмешек и презрения в светском обществе.
Нет, он должен немедленно решить дело с женитьбой, даже если для этого ему придётся отправить Томаса в дорожной карете в Шотландию, чтобы доставить Эллиота домой.
Внизу открылась и закрылась парадная дверь, и Алекс, взглянув на часы, которые показывали половину седьмого, удивился, кто мог выходить из дома в такой час. Даже для слуг было слишком рано, к тому же они никогда не пользовались парадным входом. Ещё немного приподняв штору, он увидел Хьюберта, торопливо идущего через площадь.
Какого чёрта его кузен поднялся ни свет ни заря?
Затем Алекс увидел, как появился наёмный экипаж и Хьюберт, кивнув кучеру, сел в него. Наклонив голову к дверце, кучер выслушал распоряжения Хьюберта и стегнул лошадей. Экипаж быстро уехал, а Алекс, с дурным предчувствием глядя ему вслед, задумался над увиденным.
Однако загадка стала совершенно неразрешимой, когда спустя несколько минут через площадь проехала ещё одна карета – тёмная, ничем не примечательная, она проследовала на некотором расстоянии за экипажем, в котором находился кузен Алекса. И если этого было недостаточно, то удивление Хьюберта перешло все границы, когда он узнал кучера второго экипажа – это был Элтон, слуга маркиза Темплтона.
Интересно, почему он преследует Хьюберта?
Внезапно Седжуик вспомнил, что сказала леди Оксли накануне вечером: Лилит видела, как Эммелин разъезжает в экипаже Темплтона.
Бросив ещё один взгляд на удаляющиеся экипажи, чтобы определить, куда они направляются, Алекс схватил бриджи, башмаки, рубашку и сюртук.
Снова посмотрев на Эммелин, он послал ей воздушный поцелуй и, уходя, прошептал:
– Если ты не желаешь рассказать мне всё, что я хочу знать, не сомневаюсь, что найду того, кто это сделает.
В лондонском порту корабли приходили и уходили в соответствии с приливами и отливами. Ничто не могло изменить время подъёма и спада воды, и потому Хьюберт пришёл на пристань в столь ранний утренний час, чтобы первым встретить корабль, сейчас швартовавшийся у причала.
Несколько недель он следил за его маршрутом, сначала по газетам, а потом лично, оказавшись в Лондоне, терпеливо дожидался дня, когда «Щедрая мисс» вернётся домой.
– Хорошо бы он был там, – бормотал себе под нос Хьюберт, – хорошо бы он был там.
А если нет, то он не представлял, что делать дальше. Ещё несколько месяцев её пребывания в доме, и ему придётся стоять и улыбаться, когда кузен объявит о предстоящем появлении наследника.
Ну почему жена Седжуика не могла и дальше оставаться больной?
Так нет же, его кузену непременно нужно было найти себе жену привлекательную, на которую хотелось смотреть не отрываясь, жену, чей сладкий голос был подобен целительному бальзаму в штормовой день. И все это досталось Седжуику, обладателю титула, земли и состояния, в то время как Хьюберту досталось лишь имя Денфордов.
Всю свою жизнь, как до него отец, Хьюберт лелеял надежду, что в один прекрасный день какое-нибудь несчастье обрушится на нынешнего носителя титула, и их ветвь Денфордов восстановит своё законное место на верхушке фамильного древа. Но Хьюберт не собирался ждать всю жизнь, как его отец. Нет, он хотел получить гарантии, что у Седжуика никогда не появится наследник. В истории с Эммелин что-то было не совсем так, и Хьюберт решил добраться до самой сути этой головоломки.
Матросы, суетившиеся на борту корабля, установили сходни, и пассажиры начали высаживаться на берег.
Получил ли он письмо Хьюберта? Был ли он вообще на борту?
Наконец на берег сошёл высокий сухощавый мужчина, и Хьюберт глубоко вздохнул.
Вот она, его самая крупная игра. Если это тот человек, Лилит больше никогда не посмотрит на него презрительно.
– Сэр? – обратился к мужчине Хьюберт.
– Мистер Денфорд? – ответил мужчина и достал письмо Хьюберта. – Очень рад познакомиться с вами.
– А я с вами, – сказал Хьюберт, восторженно пожимая ему руку.
Когда Эммелин проснулась, Алекса рядом не было. С разочарованием обнаружив это, она постаралась убедить себя, что, возможно, так будет лучше. Несмотря на то что ей очень хотелось верить обещаниям Седжуика найти способ не разлучаться, она понимала, что волшебные сказки не для подобных ей женщин. Бессмысленно отрицать то, кем она была и что собой представляла, и теперь пришло время вспомнить об этом.
Избавившись от иллюзий, Эммелин потянулась и выбралась из тёплой уютной постели Алекса – не из своей и не из их общей, а из его постели.
Остановившись перед шкафом, заполненным красивыми платьями, она вздохнула – они тоже были не её и никогда ей не принадлежали. Бросив последний полный сожаления взгляд на шелка и атлас, Эммелин достала своё простое муслиновое платье и надела его.
Стук в дверь заставил Эммелин замереть. Старая леди? Леди Лилит? Вокруг были враги, и ей пришлось собрать всё своё мужество, чтобы сказать:
– Войдите.
С большим свёртком в руках и с улыбкой на лице в комнату торопливо вошла миссис Симмонс и, увидев смятую постель, улыбнулась ещё шире. Эммелин же, в свою очередь, покраснела. Неужели всем слугам известно, что происходило в этой комнате? Очевидно, да.
– Подарок от его милости. Только что доставили. Думаю, вам захочется взглянуть на него.
Эммелин покачала головой. Меньше всего ей хотелось увидеть ещё одну вещь, которую придётся оставить здесь, ещё одно напоминание о щедрости Седжуика… и о собственной лживости.
– Миледи, вы должны открыть пакет.
Эммелин снова покачала головой, но миссис Симмонс, прищёлкнув языком, развязала бечёвку на пакете и развернула обёрточную бумагу.
– Вот это да! – воскликнула она.
Эммелин обернулась и от всей души пожалела об этом. Перед ней лежало точно такое платье, как то, в котором она была на пикнике и которое было испорчено после того, как она упала в воду.
– Здесь записка. – Миссис Симмонс достала листок и подала его Эммелин.
Прочитав записку, Эммелин почувствовала, как слезы обожгли ей глаза.
«Для нашей следующей поездки за город. Быть может, его постигнет та же участь.
Седжуик».
Но больше не будет ни пикников, ни дней, проведённых в праздности и страсти.
Миссис Симмонс, романтическая натура, уже расправила платье и держала его в руках.
– Вам непременно следует сейчас надеть его, – объявила экономка тем не терпящим возражений тоном, который, очевидно, унаследовала от матери.
– Я не могу, – попыталась возразить Эммелин.
– Можете и наденете. – Миссис Симмонс, повернув её, принялась распускать шнуровку муслинового платья. – Послушайте внимательно, миледи. Кое-кто на долгие годы позабудет, как донимать вас, и вы убедитесь, что поступили правильно, отблагодарив его милость тем, что надели его подарок.
Эммелин по собственному опыту знала, что спорить с миссис Симмонс бесполезно.
«Надень платье, – убеждал её внутренний голос, – пусть оно останется с тобой».
Эммелин потрогала ткань, провела пальцами по вышивке на подоле и не смогла сдержать улыбку при воспоминании, вызванном к жизни этой копией того платья – воспоминании о том, как она в фаэтоне прижималась к Алексу, как босиком бежала по траве, как руки Алекса сомкнулись вокруг неё… То был замечательный день.
Эммелин вздохнула.
Приняв мечтательное выражение на лице Эммелин за согласие, миссис Симмонс начала снимать с неё старое, изношенное платье, чтобы сменить его на новое.
– Он попросит собрать провизию для пикника, когда, вернувшись домой, увидит, что вы, такая хорошенькая, ожидаете его.
У Эммелин не хватило духа сказать экономке, что к тому времени её уже здесь не будет. Она не могла больше оставаться, и даже соблазн посетить карточный турнир у лорда Уэстли не мог её удержать. До неё уже доносились будущие сплетни. «Вы слышали о леди Седжуик? Она нечестно играла у Уэстли, а потом сбежала со всеми деньгами. Барон обесчещен. Полностью уничтожен».
Единственное, что могла сделать Эммелин, – это уехать, а потом исчезнуть, как она и планировала с самого начала. Тогда Алекс получит возможность по-настоящему жениться и обзавестись наследником. Правильнее всего было уехать немедленно. Она прежде жила не совсем честно, но хотела сейчас поступить честно. Но ей так хотелось увидеть, как растёт дочь Мальвины, как закончится отделка бального зала, научить Симмонса тончайшим нюансам игры в пармиель – и на веки вечные остаться для Седжуика его Эммелин.
Миссис Симмонс закончила шнуровать платье и отступила на шаг, чтобы оценить свою работу. Она похлопала себя пальцем по сжатым губам, явно не удовлетворённая результатами.
– Я пришлю Джейн заняться вашими волосами.
– Нет никакой необходимости… – начала было Эммелин, но, обернувшись, обнаружила, что вечно деятельная экономка уже отправилась разыскивать горничную.
Эммелин понимала, что нельзя тратить время попусту и самое лучшее сейчас – выскользнуть через чёрный ход и убежать.
Вытащив всегда стоявший наготове саквояж, она запихнула в него своё старое платье и, повернувшись к двери, чтобы выйти, наткнулась на стоявшую на пороге Женевьеву Денфорд.
– И куда это вы собрались? – строго спросила она, и у Эммелин перехватило дыхание. Теперь не имело смысла убегать, ибо, судя по кровожадному блеску в глазах старой вдовы, Эммелин осталось жить недолго. – Что у вас там? – потребовала ответа леди Седжуик, костлявым пальцем указывая на видавший виды саквояж.
– Только то, – сказала Эммелин, – что у меня уже было, когда я приехала сюда.
Пожилая леди посмотрела на распахнутый шкаф, а потом снова на изрядно потёртый саквояж, и в её карих глазах вспыхнул странный свет. «Искра понимания», – подумала Эммелин. Но что могла понимать эта леди? Разве ей были знакомы такие проблемы?
Однако прежде чем что-то смогло проясниться, неожиданно появилась леди Лилит. Сунув нос в комнату, она сразу же увидела Эммелин и, окинув внимательным взглядом её новое платье, возмущённо фыркнула, словно за него было заплачено из её кармана, но потом, видимо, вспомнив о правилах приличия, сухо поздоровалась.
– Доброе утро, кузина Эммелин. – Накануне вечером леди Лилит потеряла самообладание, но при свете дня следовало помнить, кто был хозяйкой дома, как бы это ни оскорбляло её чувства. Покончив с необходимой дозой любезности, она улыбнулась пожилой даме: – Миледи, вы замечательно выглядите! Вы ещё не завтракали? У нас есть возможность чудесно побеседовать, поскольку Хьюберт и Алекс, по-видимому, к нам не присоединятся.
– Седжуик уехал? – не подумав, спросила Эммелин.
– Да. – Леди Лилит бросила на неё очередной оценивающий взгляд. – Симмонс сказал, что он уехал очень рано. Думаю, вы могли бы хоть что-то знать о его планах, учитывая, как… как вы оба увлечены друг другом. – В каждом её слове звенело неодобрение таких отношений между женатыми людьми.
– По правде говоря, Лилит, мы с Эммелин собирались поехать на прогулку в парк, – объявила вдовствующая леди. – Хотите составить нам компанию?
– Поехать на прогулку? В парк? В такой час? – изумлённо спросила леди Лилит. – Но, миледи, это не…
– Не принято? Да, я знаю. Но утро замечательное, воздух ещё чистый, и я убеждена, что Эммелин поедет со мной. Не правда ли, Эммелин? – Женевьева Денфорд улыбнулась девушке.
Эммелин могла только кивнуть, надеясь, что у кучера леди Седжуик не было намерения отвезти её на окраину города и выбросить там.
– Пойдёмте, моя дорогая девочка. – Положив руку на плечо Эммелин, пожилая дама повела её мимо открывшей рот леди Лилит. – Нам с вами нужно о многом поговорить.
«Интересно, не так ли чувствовала себя несчастная французская королева в свой последний день, когда она ещё была королевой?» – подумалось Эммелин.
– Миледи, – сказала Эммелин, после того как они, усевшись в открытую коляску леди Седжуик, отъехали от особняка – по крайней мере для начала – в направлении Гайд-парка.
– Не произносите ни слова, обманщица, пока мы не будем достаточно далеко от дома.
– Если вы не…
Подняв палец, леди Седжуик пресекла дальнейшие возражения, и Эммелин вздохнула. Все получалось совсем не так, как она рассчитывала, когда вместе со старой леди придумывала этот план, и все её неприятности происходили из-за того, что она сыграла слишком много партий в пармиель в доме родственницы леди Седжуик Джослин-Парк, двумя месяцами раньше.
– Расскажите нам ещё о герцогине, – настоятельно попросила леди Джослин, обращаясь к молодой женщине, сидевшей за тем же столом напротив и перетасовывавшей карты для новой партии в пармиель.
– Да, расскажите, какая она? – подхватила леди Седжуик.
Имея таких ненасытных слушательниц, мисс Дойл изо всех сил старалась порадовать их длинными и короткими историями обо всех симпатиях и антипатиях герцогини Шевертон, одновременно выигрывая приличную сумму в пармиель. Ещё две недели с этими дамами, и она смогла бы летом отдыхать.
Если бы все владелицы домов, в которых она гостила, были такими приветливыми и доверчивыми, как эта. Две пожилые дамы, чьи мужья были братьями, оказались чудесной компанией и окружали её всяческими заботами, чтобы только побольше услышать о герцогине Шевертон.
Мисс Дойл, чтобы развлечь их, с увлечением принялась пересказывать сплетни о знаменитой аристократке: о секрете крема для лица из пахты, который использует её светлость; о её особом выборе модисток в Лондоне (не слишком современных, но исключительно квалифицированных); о её любимом меню воскресных обедов с викарием; о её интересе к религиозной литературе.
К ужасу мисс Дойл, трогательный рассказ о чтении духовных книг, который всегда производил на всех самое большое впечатление, вызвал у двух леди взрыв смеха.
– Вы говорите, что герцогиня Шевертон увлекается чтением духовных книг?
Мошенник всегда чувствует, когда пора удирать. В тот момент мисс Дойл безошибочно поняла, что ступила на зыбкую почву, и мгновенно перешла к запасному плану – быстро и без промедления покинуть Джослин-Парк. Если ей удастся добраться до гостиницы за деревней до одиннадцати вечера, она успеет на идущий на север почтовый дилижанс и к утру будет уже далеко.
– К несчастью, у меня снова разыгралась мигрень. Вы не будете возражать, если я… – Приложив руку ко лбу, она встала из-за стола, но дальше этого дело не пошло.
– Сядьте, – приказала леди Джослин, указывая на стул.
Мисс Дойл повиновалась. За те годы, что она обирала провинциальных дворян, она кое-чему научилась. Первое и главное правило успеха состояло в том, чтобы никогда не возражать высокомерным вдовам.
– Вы были абсолютно убедительны, пока не дошли до рассказа о набожности, – сообщила ей леди Седжуик. – Моя дорогая девочка, герцогиня Шевертон не читает ничего, кроме колонки сплетен и новостей мореплавания.
– Новости мореплавания? – заинтересовалась мисс Дойл, намереваясь приберечь эту необычную подробность для дальнейшего использования и стараясь не задумываться над тем, что её пребывание в этом доме, вероятно, близится к концу, но, взглянув на своих хозяек, увидела, что те давятся от смеха. И тогда до неё дошло: они не сию минуту разоблачили её обман, а уже давно знали о нём. – Когда вы?..
– Когда мы – что? – вытирая глаза, спросила леди Джослин.
– Когда вы догадались, что я не… в общем, вы понимаете.
– Не служите у герцогини Шевертон? – пришла ей на помощь леди Седжуик. – Когда я предложила вам поехать в Верхний Олтон.
– О-о, – протянула мисс Дойл. – Тогда почему вы позволили мне продолжать болтать последние две недели?
– Мы вас проверяли, – откровенно и вполне серьёзно ответила ей леди Джослин.
– Проверяли меня? – Мисс Дойл не была уверена, что ей понравилось, как это прозвучало.
– Мы хотели узнать, умеете ли вы обманывать людей.
– Для чего?
– Нам нужно, чтобы вы выдали себя за одну даму, – объяснила леди Седжуик. – Её зовут Эммелин Денфорд, она баронесса Седжуик, а вы как нельзя лучше подходите для выполнения нашего плана.
– Эммелин, – начала леди Седжуик, после того как коляска оказалась далеко от Ганновер-сквер, – когда до меня дошёл слух, что Седжуик хвастается придуманной женой, я поклялась, что сделаю все, чтобы наказать его за обман. Предполагалось, что вы окажетесь для него весьма неприятным сюрпризом, собьёте с него самодовольство и заставите поскорее исполнить свой долг перед семьёй. Выдумать жену! – покачала она головой. – Ну где это слыхано!
– Я делала все, как вы сказали, – покупала наряды, обустраивала дом, появлялась в обществе.
– О да, я знаю, – отмахнулась от неё леди Седжуик. – Но вы сделали немного больше того, о чём мы договаривались. Предполагалось, что вы не… Эммелин, вы заверили меня и мою невестку, что вы не безнравственная женщина.
– Но я действительно не такая! – возмутилась Эммелин. – Я… я… – Она не знала, что сказать, и залилась слезами.
– О Господи, – промолвила леди Седжуик и, достав из сумки платок, протянула его Эммелин. – Ma Cherie,
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
зачем эти слезы?
– Это вы виноваты, леди Седжуик! – Я?
– Да, вы и леди Джослин. – Эммелин высморкалась и вытерла платком ещё несколько непрошеных слезинок. – Вы никогда не говорили мне, что Седжуик такой… такой замечательный!
– Алекс? Мой внук? – не веря услышанному, спросила старушка.
Кивнув, Эммелин разразилась новым потоком слез. Она никогда не плакала, но сейчас… Чёрт бы побрал этого мужчину, чёрт бы побрал их всех!
– Дорогая, он на самом деле очень скучный человек.
– Да нет же! – воскликнула Эммелин. – Он очень добрый и щедрый, и он очень хорош в… – Она осеклась и покраснела.
– О Боже… – только и смогла пробормотать Женевьева Денфорд, тоже покраснев. – Надеюсь, это не очередной ваш розыгрыш? – Она долго и пристально всматривалась в Эммелин. – Я не желаю остаться в дураках. Мы заключили соглашение, и вы не получите ставки для вашей игры в пикет, если…
– Мне она не нужна, – перебила её Эммелин. – Я не собираюсь играть.
– Но вы сказали, что с деньгами, выигранными на турнире у Уэстли, вы сможете начать новую жизнь.
– Теперь не смогу. – Эммелин отвернулась.
– Почему?
– Потому что если я буду играть, а потом исчезну, то погублю Седжуика.
– Да-да, мы это обсуждали, но вы заболеете и потом умрёте.
– Я не могу, – покачала головой Эммелин.
– Не можете умереть? Безусловно, сможете и умрёте. Таково было наше соглашение.
Эммелин снова расплакалась.
– О Господи, – вздохнула леди Седжуик, – что случилось?
– Я люблю его.
– Вы – ч-что? – Откинувшись на спинку сиденья, вдова уставилась на Эммелин.
– Я люблю Седжуика, люблю всем сердцем. Я не хочу уезжать от него, но должна…
– Вы любите моего внука? – прошептала леди Седжуик. Громко всхлипнув, Эммелин кивнула.
– А что Седжуик чувствует к вам? Не отвечайте, – махнула рукой пожилая леди. – Прошлой ночью я видела его с вами. Хьюберт прав, Алекс без ума влюблён в вас.
– Он хочет на мне жениться, – всхлипнула Эммелин.
– Правда? – У старушки округлились глаза. Эммелин опять кивнула, а леди, наклонившись, взяла её за руки. Взглянув в карие глаза старой женщины, Эммелин увидела там удовлетворение и радость.
– Так выходите за него замуж, я вас благословляю.
– Вы хотите, чтобы я вышла замуж за Седжуика? – Эммелин не могла поверить ей.
– Да, – кивнула леди. – Я всегда желала для своего внука, чтобы он влюбился, нашёл себе ту, которая принесёт ему счастье. А вы, очевидно, это сделали. Выходите за него замуж, Эммелин. Оставайтесь с нами навсегда.
– Я не могу.
– Почему не можете?
– Мы относимся к разным слоям общества. Я не леди. Я его недостойна.
– Недостойны! Я видела вас – вы укладывали свои вещи и не взяли ничего, чего у вас не было прежде. Думаю, вы вполне достойны.
– Но мой отец, моя мать…
– О, так вас это беспокоит? – Вдовствующая баронесса наклонила голову. – А кто были мои родители?
– Граф и графиня Сент-Хейлер, – ответила Эммелин, а старая леди покачала головой:
– Моя мать была танцовщицей в опере, а отец перегонял грузовые фургоны.
– Но в «Дебретте»… – попыталась возразить Эммелин.
– Ложь. Выдумка, чтобы не возникало никаких разговоров после того, как мы поженились. Моего Александра нисколько не волновало моё скромное происхождение. Он увидел меня в театре, где я пела, и через три дня сделал предложение. Мы поженились, и в одну из ночей нашего медового месяца была придумана моя родословная. – Леди мечтательно вздохнула, вспоминая, по-видимому, одну из самых страстных ночей. – Понимаете, Эммелин, есть люди, для которых родословная важнее всего, а я всегда верила, что главное – это душа человека и его характер. И по-моему, у вас в избытке и того, и другого.
Эммелин снова заплакала, не зная, как сказать леди, что даже с её благословением брак все равно невозможен.
– Миледи, – обратился кучер к леди Седжуик, указывая на дорогу впереди.
– Вот досада, – проворчала та, глядя на приближающийся к ним экипаж.
– Кто это? – спросила Эммелин.
– Герцогиня Шевертон.
Эммелин вжалась в сиденье и мысленно горячо взмолилась, чтобы кучер Седжуиков отвёз их как можно дальше отсюда.
– Женевьева? – герцогиня приветствовала леди Седжуик. – Это вы, и в городе? Я ужасно сердита на Седжуика. О, вчера вечером мы виделись с ним, и он ни словом не обмолвился о вас. Вероятно, он догадался, что я сделала бы утром в первую очередь.
– Ваша светлость, как приятно снова видеть вас. – Баронесса изобразила самую восторженную улыбку. – Вы не должны сердиться на моего дорогого Алекса, потому что я прибыла вчера вечером без предупреждения.
– Вы приехали в город, чтобы познакомиться с его женой. – Герцогиня заглянула в коляску. – Это она?
Леди Седжуик толкнула свою спутницу локтем, чтобы та села прямо, и Эммелин повиновалась, хотя и неохотно.
После того как дамы были представлены друг другу, герцогиня дала Эммелин несколько советов относительно выбора мастеров для отделки дома. Очевидно, герцогиня знала все о переустройстве особняка Седжуиков и, как соседка, считала своим долгом, более того, обязанностью убедиться, что работа выполнена безукоризненно и соответствует требованиям, принятым в этой части Мейфэра.
Ни леди Седжуик, ни Эммелин не успели запротестовать, как её светлость пригласила их на чай в три часа, а затем велела кучеру ехать дальше.
– Однако молодая жена Седжуика совсем не такая, какой я её себе представляла, – шумно выдохнув, сказала герцогиня Шевертон, не обращаясь ни к кому конкретно.
Поскольку слуги привыкли к странным высказываниям своей хозяйки, никто не отреагировал на её слова, за исключением лакея на запятках. Он был новеньким и поэтому посчитал, что должен поддержать разговор.
– Разве она не слишком стара, чтобы выйти замуж за барона Седжуика?
– Вы что-то сказали? – Герцогиня недоуменно взглянула на парня.
Он совсем недолго служил у неё и не знал, что это ещё один из вопросов, который не требовал ответа.
– Я сказал, ваша светлость, что леди выглядит слишком старой, чтобы быть женой Седжуика. Я слышал, что он молодой франт.
– Пожилая леди – его бабушка, а его жена – та, другая, – ответила ему герцогиня, решив, что ей непременно следует поговорить с Гейтхиллом об этом лакее, которого наняли в её отсутствие.
– О нет, – у парня хватило наглости покачать головой, – это не его жена, а горничная его жены. Правда, при дневном свете она выглядит намного лучше, чем…
– Что за вздор вы несёте? – Повернувшись, герцогиня холодно посмотрела на него.
– Эта женщина не жена лорда Седжуика, а горничная его жены, – настаивал лакей.
– Откуда вам это известно?
– Прошлой ночью она была в «Королевском уголке». Я узнал её по кольцу на пальце. Она обобрала всех нас, жульничая при игре в пармиель, вот так.
– В пармиель? – переспросила герцогиня, бросив взгляд на карету Седжуика. – Она играет в пармиель?
– О, как профессиональный шулер, – ответил он, и в его голосе проскользнула досада.
Герцогиня Шевертон была просто ошеломлена, у неё открылся рот, и она, чтобы не упасть, схватилась рукой за бортик экипажа.
– Ваша светлость, с вами все в порядке? – Кучер осторожно оглянулся на неё через плечо.
– Роджер, разворачивайте экипаж и сейчас же отвезите меня на Ганновер-сквер к особняку барона Седжуика.
Почти все утро Седжуик простоял у холостяцкого жилища маркиза Темплтона, дожидаясь возвращения Элтона.
Он не смог догнать ни Элтона, ни Хьюберта и, не имея ни малейшего представления о том, куда они могли направиться, решил, что ему лучше всего пойти в то место, где кучер и одновременно камердинер маркиза непременно появится.
– Седжуик? – раздался с порога насмешливый голос. – Что вы здесь делаете? Не говорите мне, что ваша любимая жена выгнала вас и теперь вы вынуждены искать новое жилище. – Маркиз вышел на крыльцо. – Должен предупредить вас, мой особняк хорош, но от экономки почти постоянно несёт чесноком и уксусом. – Он помахал Седжуику, приглашая его подняться по ступенькам. – К тому же я уверен, вы пришли навестить Элтона, а не меня. Я ждал вашего появления после приёма у леди Оксли, поэтому могу предположить, что вы наконец узнали правду.
Седжуик совершенно не мог понять этого странного типа. Иногда Темплтон был любимым шутом великосветского общества, а иногда поражал своими глубокими наблюдениями, и невозможно было угадать, кто он на самом деле.
– Я был ошарашен – это самое подходящее слово, – говорил Темплтон. – Ваша жена… В общем, вы сами знаете, раз вы здесь.
– Моя жена? – прищурившись, промолвил Алекс.
– Значит, вы не знаете, и это просто, так сказать, разведка. – Темплтон пристально посмотрел на Седжуика. – Ваш инстинкт достоин похвалы, сэр. Пожалуй, мне следует представить вас своему другу. Его зовут Пимм, и он всегда выискивает остроумных и сообразительных людей.
В эту минуту послышалось цоканье копыт, и маркиз оглянулся.
– Отлично, вот и сам Элтон. Посмотрим, что он скажет о вашем приходе. Я поспорил с ним, что вы появитесь не раньше чем завтра. Итак, как видите, я проиграл этому человеку крону, но не напоминайте ему об этом, потому что в настоящий момент у меня за душой нет ни фартинга, и я опять ему задолжал.
Остановив экипаж у дома, Элтон спрыгнул вниз и, мимоходом поклонившись своему хозяину, со спокойной уверенностью встретился взглядом с Алексом.
– Вы пришли из-за Кнопки.
– Итак, вы её знаете, – утвердительно кивнув, сказал Алекс, – знаете, кто она.
– Разумеется, знаю. – Элтон сплюнул на мостовую. – Она моя дочь.
Из всего, что Алекс ожидал услышать, это было самое невероятное. И он оказался круглым дураком, полагая, что у Эммелин больше не осталось секретов. По всему его виду было ясно, что он захвачен врасплох.
– Проклятие, Элтон, – выругался Темплтон, – нельзя же вот так все выкладывать людям, словно палить из пушки. В тот вечер вы так же обошлись со мной, и я чуть не выпал из кареты. Пойдёмте в дом, Седжуик, и чего-нибудь выпьем. Похоже, вам это сейчас необходимо. А кроме того, не думаю, что вам хотелось бы, чтобы история вашей жены обсуждалась на улице, хотя и в таком тесном кругу.
Алекс кивнул и последовал за Темплтоном, а Элтон замкнул шествие.
Оказавшись внутри особняка маркиза, Алекс был поражён его спартанским, почти военным убранством. На одной стене висела карта Англии, а к противоположной кнопками была приколота карта Франции. Едва ли кто-нибудь мог предположить, что у будущего герцога Сетчфидда такое скромное жилище.
– Вы отец Эммелин? – спросил Алекс у Элтона, когда Темплтон налил всем троим вина.
– Да, – неприветливо ответил мужчина. – Вижу, вам это не нравится, но то, что она моя дочь – не самая крупная из ваших неприятностей.
– Не знаю, – рассмеялся Темплтон. – Если бы я узнал, что моя жена – дочь разбойника с большой дороги, я, наверное, немного расстроился бы.
– Ладно, мы оба понимаем, что такого не случится, – пробурчал Элтон.
У Алекса не было времени задуматься над тем, на что намекал этот мужчина и что за история скрывалась за его словами.
– Вы говорите, что Эммелин грозит какая-то опасность? Вместо ответа Элтон протянул Алексу сложенный лист бумаги и кивком предложил его развернуть.
Это был список пассажиров корабля «Щедрая мисс».
Абсолютно не понимая, какое отношение это имеет к Эммелин, Алекс взглянул на Элтона.
Огорчённо вздохнув, мужчина указал на середину листа. Аяекс посмотрел в бумагу, и Темплтон тоже заглянул туда через его плечо.
– Нет! – вырвалось у Алекса, когда он заметил имя одного из пассажиров.
– Это ещё не все, – сообщил Элтон. – Этого приятеля на пристани встречал ваш кузен.
– Хьюберт, – едва слышно пробормотал Седжуик и решительно направился к двери, потому что существовало одно-единственное место, куда его хитрый родственник мог привезти этого джентльмена, – Ганновер-сквер.
– Хьюберт? – переспросил Темплтон, следуя за Седжуиком и своим слугой к выходу. – Но мне показалось, в списке стояло имя Говард. Говард, лорд Хейли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кое-что о любви - Бойл Элизабет



Роман интиресный,и не придсказуемый. Мне нравится!!!
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетИнна
8.07.2012, 6.29





Книжка, конечно, легкая,но меня не прокатило.Главный герой вообще того, зачем ему нужно было придумывать себе жену!Но бабушка его прикольная подсунула ему мошенницу, а он, не будь дураком взял, ее в жены!А она даже не пытается изменится,также она все его состояние проиграет!0
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетНочь
5.10.2012, 16.22





Интересно, не стандартно и читабельно.Но на любителя. Мне понравился роман. Хотя кое-где было что-то не то. Юмор-изюминка этой истории. Советую.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетЛюбовь
15.11.2012, 13.03





Бабушка могла бы подобрать и получше кандидатуру, а не шулершу, почти воровку и потаскушку. Но она хорошо устроилась и папочку графа нашла. Автор явно перефантазировала. Читала в дороге. Эта книга для этого.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетВ.З., 64г.
27.11.2012, 13.31





Как-то не очень. Сюжет интересный, но вначале бы скучно, а в конце слишком много событий.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетКэт
5.12.2012, 14.24





Не увлекает, ощущение, что чего-то не хватает
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетItis
10.05.2013, 21.08





Роман вполне в стиле автора, у нее обычно или недобор или перебор. .
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетМилена
6.02.2015, 10.39





Не плохой роман,когда прочитала комментарии думала тут реальная такая тварь гг,а на самом деле не понимаю как В.З.64 И ДРУГИЕ могли счесть ее потаскушкой.Сделаю акцент на том,что у нее было всего ДВА МУЖИКА,при том гг 2,а первый был мужем,если так смотреть,то современные девушки тогда вообще все бл..Так что не видитесь на комменты читайте и делайте выводы сами.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетАмина
22.05.2015, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100