Читать онлайн Кое-что о любви, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кое-что о любви - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кое-что о любви - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Кое-что о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Домой Алекс и Эммелин возвращались под руку. Когда они вошли в особняк, там было так же тихо и пусто, как и на всей Ганновер-сквер. Весь дом ещё спал, и только Симмонс, верный и всегда терпеливый, ожидал в холле их возвращения.
– Милорд, миледи, как дела у леди Роулинз?
– Прекрасно, – ответил Алекс. – Сегодня утром она родила чудесную дочку, леди Лусинду Эммелин Уитерспун.
Это обрадовало Симмонса, он приветливо кивнул Эммелин, полностью осознавая честь, выпавшую ей и в определённой степени этому новейшему пополнению высшего света.
– А как себя чувствует леди Роулинз?
– Неплохо. Когда мы уходили, она составляла заявление от имени леди Лусинды о приёме в пансион благородных девиц, который принадлежит мисс Эмери. – Седжуик засмеялся. – По-видимому, выбор хорошего пансиона нельзя откладывать или пускать на самотёк.
– Очень рад это слышать, – усмехнулся Симмонс.
Алекс обернулся, чтобы узнать мнение Эммелин, но её рядом не было. Окинув взглядом холл, он увидел, что она медленно, устало поднимается по лестнице, всем своим видом напоминая осуждённого, идущего на казнь.
– Миледи, могу я чем-либо помочь вам? – опередил Алекса Симмонс.
– Нет, – тихо ответила она с площадки лестницы. – Я не задержусь надолго, только уложу свои вещи.
Симмонс бросил на Алекса взгляд, полный тревоги, в точности отразивший то, о чём подумал сам Алекс:
«Уложит свои вещи?»
– Милорд… – недовольно начал Симмонс.
Алекс не стал слушать того, что скажет дворецкий. Со всей мыслимой поспешностью он бросился вслед за Эммелин, перешагивая через две ступеньки. Алекс догнал её уже в спальне, когда она открывала шкаф, чтобы достать саквояж.
– Что вы делаете?
– Собираю свои вещи, – ответила она, даже не взглянув на Седжуика.
Значит, Эммелин решила, что провалилась, проиграла пари! Конечно, со своими далеко зашедшими историями она его проиграла, но во многих других отношениях она одержала победу. Алекс даже не знал, с чего начать перечисление, но сегодня вечером Эммелин была больше леди, чем любая из женщин в зале: она пришла на помощь мисс Мебберли, когда все остальные удовольствовались тем, что предоставили бедной девушке смириться со своей судьбой, а о том, как она помогла леди Роулинз, и говорить нечего.
Эммелин не проиграла их пари, она с блеском выиграла его.
Выиграла? Ну и ну, что за мысль? Теперь ему нужно искать какой-то выход, способ выпутаться из этой неразберихи. Он должен вернуть себе свою прежнюю жизнь, его существование должно быть упорядоченным, размеренным и стабильным, каким было всегда. Почему-то эта перспектива вдруг перестала казаться Алексу такой блистательной и золотой, как прежде. Но разве мог он быть уверен, что ему ещё представится такой случай?
Так, возможно, есть другой способ разобраться с этой путаницей… хотя бы на время. Конечно, если придётся разрешить Эммелин остаться, необходимо установить строгие правила, ведь он, в конце концов, хозяин этого дома.
– Не помню, чтобы давал вам разрешение упаковывать вещи, – промолвил он исключительно надменным тоном.
– Что такое? – Эммелин вскинула голову. – Мне не позволено забрать своё имущество? Если вы считаете меня воровкой, то знайте, что я никогда не брала ничего, что…
– Сядьте, – приказал Алекс, указывая на стул.
Эммелин хотела не подчиниться, но он не зря был двадцать вторым носителем титула Седжуик. Пронзив её пристальным взглядом, он снова указал ей на стул. Семейная легенда гласила, что первый барон Седжуик служил Ричарду Львиное Сердце и мог взглядом обращать неверных в бегство.
У Эммелин, очевидно, были более крепкие нервы, чем у сарацинов, потому что она несколько мгновений оскорблённо смотрела на Алекса, а потом всё-таки села. Иногда репутация «правильного», строгого человека давала Седжуику преимущества.
– Я хочу ещё раз задать вам тот же вопрос: кто вы?
– Это не важно. – Эммелин недовольно поджала губы.
– Согласен. – Он спокойно выдержал её удивлённый взгляд. Прошедшая ночь многое изменила. Роулинз, этот не имеющий себе равных сноб и гордец, полностью открыл ему свою душу, заставил Алекса пересмотреть все, во что он верил.
Неужели можно влюбиться в женщину всего за несколько часов?
Нельзя отрицать, в Эммелин было что-то, что коснулось сердца Алекса, но тем не менее то, что она выдавала себя за Эммелин и эту мисс Дойл, не оставляло ему выбора.
Если только не…
– Седжуик, вы были правы – я не леди.
– Эммелин, – покачал он головой, – я был не прав, сказав так. Сегодня вечером все доказало обратное: ваша доброта к мисс Мебберли, ни с чем не сравнимая услуга, которую вы оказали леди Роулинз.
– Седжуик, не нужно… – Отвернувшись, она помахала рукой, чтобы пресечь его похвалы, потом Эммелин приложила её ко рту, стараясь спрятать зевок. – На самом деле я не…
– Я хотел бы, чтобы вы остались.
– Вы хотите – что? – Теперь она с подозрением посмотрела на Алекса, не желая поверить тому, что поняла его правильно.
– Чтобы вы остались. – Он несколько раз прошёлся взад-вперёд, пока у него не сформировался некий сумасбродный план. – Я хотел бы, чтобы вы остались на две недели.
– Почему? – Она сложила руки на груди, всем своим видом выражая недоумение.
– Потому… гм, ну… – Он оглядел комнату, отмечая изменения, которые Эммелин внесла в неё. – Потому что мне хотелось бы, чтобы вы закончили здесь работу. Мне неприятно видеть, что отделка дома не завершена. И говоря между нами, если вы не проследите, чтобы эта задача была выполнена, вмешается леди Лилит. – Он поёжился и зажмурился, а затем слегка приоткрыл глаза, чтобы оценить реакцию Эммелин.
– Знаю, я рассказала ту историю, но об этом не жалею. – Она сонно улыбнулась Алексу. – Если бы вы слышали, что леди Оксли…
– Не нужно объяснять, Эммелин, – покачал он головой. – Вы выиграли пари.
– Вряд ли я понимаю, как это получилось. – Она потёрла лоб и в полном изнеможении закрыла глаза.
У неё была трудная ночь, и Алекс удивлялся, что она ещё не свалилась с ног.
– Наше пари состояло в том, что вы будете моей… моей… – ему, очевидно, было трудно произнести слова «моей женой», но в конце концов он решил эту проблему, – леди Седжуик, и вы это сделали. Не вижу причин придираться к вашим способам.
– Значит, вы действительно хотите, чтобы я осталась?
– У меня есть определённые условия. – Кивнув, барон снова принялся расхаживать. – Прежде всего…
Но, повернувшись, он понял, что его условия придётся изложить позже. Леди спала со счастливой улыбкой на лице. Алекс вздохнул и, склонившись над ней, убрал с её лица несколько выбившихся прядей светлых волос.
«Ну и что же мне теперь с вами делать, Эммелин? Пожалуй, до того, как будет найден ответ на этот вопрос, лучше всего дать вам выспаться», – решил он и, подняв Эммелин на руки, понёс её к кровати, а она, пошевелившись у него в руках, прижалась к нему.
– Спасибо, Седжуик, – прошептала Эммелин, когда он опустил её на постель и накрыл одеялом.
– Нет, это вам спасибо, – сказал он теперь уже спящей леди. У него было много поводов для благодарности, большинство из которых он не осмеливался даже чётко определить.
Эммелин проснулась через несколько часов. Солнечные лучи, проникавшие сквозь тонкие шторы, наполняли комнату тёплым светом. Находясь ещё где-то между сном и бодрствованием в уюте постели, Эммелин услышала, как у неё в затуманенном сознании громким эхом звучат слова Седжуика: «Я хотел бы, чтобы вы остались».
Он попросил её остаться, но она, все ещё не позволяя себе до конца в это поверить, задумалась, не была ли его просьба просто фантазией, навеянной феей снов. Нет, он не мог сказать этого на самом деле.
– Да, я попросил вас остаться. – На этот раз слова были не воображаемыми, а исходили от самого мужчины.
Эммелин села в постели и окинула взглядом комнату. Она увидела Седжуика, прислонившегося к косяку двери между спальней и гостиной.
– Как вы узнали, о чём я думала?
– У вас был такой вид, как будто вы снова собираетесь уехать.
Вероятно, Эммелин ещё не проснулась, так как готова была поклясться, что услышала в словах Седжуика нотки тревоги: Неужели он действительно хотел, чтобы она осталась? И это после всех неприятностей, которые она доставила ему вчера ночью?
– Вы заснули до того, как мы успели заключить соглашение. – Оставив своё место у двери, Алекс приблизился к кровати.
Одетый в тёмно-синие бриджи и белую рубашку, с синяком вокруг распухшего глаза, который был теперь всех цветов, от лилово-чёрного до тёмно-красного, Седжуик был больше похож на разбойника с большой дороги, чем на дворянина.
Ну да, разбойник! Эммелин следовало хорошенько подумать, прежде чем влюбляться. И она должна укротить своё сердце, потому что Алекс был так же опасен для её планов на будущее, как если бы он был разбойником и с пистолетом в руке и криком «Стой, сдавайся!» скакал верхом по Норт-роуд.
Разве тот случайный поцелуй, которым они обменялись в экипаже, не послужил ей достаточным предупреждением? При одной мысли о прикосновении его губ у Эммелин останавливалось дыхание, а тело трепетало от желания. Её соски наливались, когда она вспоминала ощущение, которое пробудили в ней его руки, ласкавшие их, а самое интимное место напрягалось от боли, требуя таких же прикосновений.
О, если бы он был рядом и делал все это с ней, она вряд ли была бы способна думать о своих планах. И не важно, какая ставка была на кону.
Взглянув на Седжуика, Эммелин по его глазам поняла, что он думает о том же, а посмотрев на себя, подумала, что он, возможно, вспоминает совсем о другом…
– Где моя одежда? – возмущённо спросила Эммелин, потому что на ней была лишь сорочка. Если честно, её больше рассердило не то, что она не помнила, как он её раздевал, а то, что он вообще это сделал.
– Я ничего не делал… я имею в виду… – Он нахмурился. – Я просто подумал, что вам будет удобнее без платья. Уверяю вас, в этой ситуации я остался джентльменом.
О, чёрт бы побрал этого Седжуика с его проклятым благородством! Он даже не попытался воспользоваться благоприятным случаем!
– Благодарю вас, – сказала Эммелин, скромно натягивая простыню до подбородка. В этот момент начали бить часы на камине, и она перевела взгляд на них. – Святые небеса! Уже четвёртый час! – Вскочив с кровати, она схватила халат и направилась к шкафу.
– Что вы собираетесь делать?
– Работать. Мне многое нужно сделать, – ответила Эммелин, доставая скромное платье, чистую сорочку и чулки, и оглянулась на Седжуика.
Он казался отдохнувшим и весьма довольным – слишком довольным. Эммелин снова задумалась, был ли он столь благородным, как утверждал. На самом деле он являлся ей в нескольких совершенно захватывающих снах.
– Где вы спали?
– Здесь, – ответил он, лукаво изогнув бровь.
– Здесь? – Она взглянула на постель, рассчитывая увидеть на ней углубление от ещё одного тела.
– Мадам, – Алекс скрестил руки на груди, – да будет вам известно, что Симмонс любезно принёс в гостиную старую переносную койку моей бабушки.
Выглянув из-за его плеча в гостиную, Эммелин увидела втиснутую туда длинную узкую кровать.
– Вы давно не спите? – поинтересовалась она, проходя мимо него в смежную комнату, и скрылась за ширмой, чтобы одеться.
– Достаточно давно, чтобы узнать, что вы разговариваете во сне, – ответил Седжуик, последовав за ней в гостиную.
– Я не разговариваю. – Эммелин выглянула из-за ширмы.
– Могу поклясться, – пожал плечами Алекс, – из той комнаты ко мне доносилось моё имя, и не один раз.
– Я вряд ли могла быть такой неосторожной. – Эммелин почувствовала, как краска заливает её щеки.
– Значит, вы признаете, что видели меня во сне?
– Разумеется, нет.
– Как скажете. Но мы оба знаем верный ответ, верно?
– И что вы здесь делали? – Эммелин подумала, что он просто невозможный человек и лучше проявить твёрдость и сменить тему.
– Ждал, когда вы проснётесь, Эммелин иронически хмыкнула и, посмотрев в зеркало, вздохнула из-за своей испорченной причёски.
– Седжуик, вы ужасный обманщик, но скажите мне правду.
– Что вы хотите знать?
– Зачем вы здесь? – Выйдя из-за ширмы, Эммелин остановилась прямо перед ним.
– Я жду. – Он произнёс эти слова с такой твёрдостью, что Эммелин попятилась от него. – Эммелин, я жду вашего ответа. Вы останетесь?
Остаться – и погибнуть. Остаться – и разбить себе сердце, О, ей нельзя этого делать, но ответ вырвался у Эммелин против её воли:
– Да, Седжуик, я останусь. – Она закусила губы и молча выругала себя, ведь теперь она наказана. – Но на определённых условиях.
– Согласен, потому что у меня тоже есть кое-какие условия. О, конечно, у него были собственные условия, ведь это же Седжуик. Эммелин отошла от него; несмотря на то что теперь была одета, она чувствовала себя неловко, оттого что стояла так близко к нему.
– Что вы требуете? – Она села на диванчик в другом конце комнаты и напряжённо положила руки на колени.
– Первое и самое главное, – сказал Седжуик со своего места у двери, – я хочу, чтобы вы закончили отделку дома.
– Полная свобода действий?
– Всё, что вашей душе угодно, – предложил барон. Эммелин не осмелилась высказать ему своё сокровенное желание, но она могла бы воплотить в жизнь хотя бы небольшую часть своих замыслов по превращению баронского особняка в тот настоящий дом, каким, по её представлению, он должен быть.
– Что ещё?
– Вы должны согласиться поехать к мисс Мебберли.
– На её свадьбу? – Эммелин не была уверена, что правильно его поняла.
– Да. Я думаю, ваше присутствие послужит ей поддержкой.
– О, Седжуик… – Эммелин почувствовала, как у неё сжалось горло. В свете его считают скучным и бессердечным? Смехотворно!
– О нет, не нужно. Не нужно так смотреть на меня. Просто я подумал, что вы были добры к ней, и если бедная девочка вынуждена выйти замуж за Оксли, пусть в этот день у неё будет хоть что-то приятное.
– Вы просите меня остаться ради мисс Мебберли?
– Да.
– И не ради чего-то другого?
– Нет – Он приблизился на несколько шагов. – Хотя, пожалуй, у меня есть и другая причина. Ваше недавнее утверждение, что нужно дать обществу возможность увидеть Эммелин и близко познакомиться с ней, не лишено смысла. Вы должны пресечь всякие сплетни о моей жене, если только…
– Если – что?
– Вы обязаны прекратить рассказывать нелепые истории обо мне.
– Я действительно сожалею о прошлом вечере. – Эммелин поёжилась. – Но вас там не было, а леди Оксли высказалась совершенно оскорбительно о вас, и я почувствовала, что мой долг как вашей жены…
Бровь Седжуика поползла вверх.
– …как настоящей Эммелин защитить вашу честь.
– Пожалуй, – покачал головой Алекс, – я предпочёл бы историю о разбойниках с большой дороги, которую вы рассказали Хьюберту и леди Лилит.
– Мои похвалы вашему характеру чрезвычайно полезны. – Эммелин задрала нос.
– Полезны? – возмутился Седжуик. – Вы всему городу рассказываете чепуху, будто я прошёл через снежные заносы, чтобы быть рядом с вами.
– Это поможет вам в будущем.
– Каким образом?
– Когда вы решите жениться – по-настоящему жениться, – у вас не будет проблем найти невесту. Все молодые леди в городе будут добиваться этой чести.
– Да, и их ожидания превысят мои возможности.
– Наверное, вы удивите самого себя. – Эммелин посмотрела на него.
– Я не хочу, чтобы вы поверили в собственные романтические выдумки. Позвольте заявить вам, я совсем не такой. Снежные заносы, как же!
– О, Седжуик, могу поспорить, что вы сделали бы гораздо больше ради той, которую полюбили бы. Я не сомневаюсь, что на самом деле вы придумали себе жену, поскольку не могли найти совершенную женщину.
– Такой не существует.
– Возможно, так кажется потому, что вы её не искали.
На этот раз он уставился на Эммелин, словно в этот момент рассчитывал найти такую женщину. Смутившись под его испытующим взглядом, Эммелин встала и отошла к зеркалу, чтобы привести в порядок причёску.
– Что ещё? – спросила она. – Вы сказали, у вас есть и другие условия. Что за условия?
– Прежде чем вы отсюда уедете, вы скажете мне, кто отправил вас сюда и кто ещё знает мой секрет.
– Вполне справедливо. – Она вздохнула, считая, что он заслуживает знать правду. – Вы узнаете об этом только в день моего отъезда, но не раньше. – Эммелин поправила наспех пришпиленный шиньон, заправила в пучок выбившиеся пряди. – Что-нибудь ещё?
– Да. Больше никакого пармиеля, Эммелин, никаких карточных игр.
Эммелин прикусила губу и кивнула, потому что к тому времени, когда она отправится к Уэстли на турнир по пикету, эти ограничения больше не будут на неё распространяться.
– У вас есть ещё какие-либо требования?
– Нет. Этого пока достаточно, – ответил Алекс. – А у вас? Зажмурившись, Эммелин вздохнула и с трудом выдавила из себя:
– Я настаиваю… в общем, полагаю, будет лучше всего, если мы больше не повторим ошибку вчерашнего вечера.
– Какую? Поездку к леди Оксли? – иронически усмехнулся Седжуик.
– Это само собой разумеется. – Эммелин искоса взглянула на него. – Но я имела в виду… я хочу сказать, в экипаже, когда мы… – Она скрестила руки на груди. – Да, я изображаю вашу жену, но это не означает, что я буду… в общем, я не такого сорта женщина.
Это было не совсем правдой, потому что его поцелуй мог у самой неиспорченной леди пробудить искушение познать греховные наслаждения. Греховные желания теперь преследовали Эммелин во сне, и даже мысли, возникавшие при взгляде на Седжуика, стоявшего перед ней в белой накрахмаленной рубашке и обтягивающих бриджах, были предосудительными.
– Эммелин, я не собираюсь усложнять ситуацию, заявляя о супружеских правах.
«Я боялась, что он скажет именно это», – призналась себе Эммелин.
– Простите? – Седжуик смутился. – У вас такой вид, словно вы должны что-то сказать.
– Рада слышать, что вы согласны. – Она снова повернулась к зеркалу и торопливо – без всякой необходимости – поправила волосы, чтобы только спрятаться от его взгляда.
– До тех пор, пока вы не броситесь на меня. Уверен, мы сумеем поддерживать…
– Я брошусь на вас? – Воткнув ещё одну шпильку в шиньон, Эммелин стремительно обернулась. – Я ничего подобного не делала.
– Насколько мне помнится, я сидел в экипаже и размышлял о собственных делах, когда вы внезапно оказались у меня на коленях.
– Я была не готова к резкой остановке. Я бы не побеспокоила вас, если бы вы не велели кучеру выполнить такой трюк. – После этой отповеди Эммелин снова посмотрела на Алекса.
Его здоровый глаз лукаво блестел, и она поняла, что попалась в ловушку.
– Эммелин, мне даже в голову не могла прийти такая хитрость, но, безусловно, я поговорю с Генри. – Он повернулся, собираясь выйти из комнаты, но Эммелин схватила его за рукав.
– Не нужно.
– Вы уверены?
Эммелин сглотнула. Она сама поговорила бы с Генри, если бы думала, что от этого в отношениях между ней и Седжуиком что-то изменится.
Дело в том, что Седжуик был аристократом, и, следовательно, его судьба, его будущие потомки не могли быть запятнаны таким немыслимым союзом. Конечно, бывали случаи, когда сбившийся с пути аристократ нарушал правила приличия и женился на женщине более низкого происхождения, однако Эммелин не могла представить себе, чтобы Седжуик сделал такой неразумный шаг. Не потому, что он был не способен на отчаянные поступки – против этого свидетельствовало само предложение продолжать играть роль его жены, – а потому, что существовали другие причины, которые не могли быть оправданы никакими обстоятельствами. Она была самозванкой и, как Алекс весьма красноречиво намекнул ранее, просто воровкой.
Нет, лучше в дальнейшем не попадать к нему в руки и помнить, что, леди она или не леди, у неё есть сердце, которое может разбиться так же легко, как и любое другое.
– Да, Седжуик, я уверена.
– Согласен. – Пришла его очередь вздохнуть. – Вы правы, так будет лучше.
– Да, лучше. – Эммелин посмотрела на свои пальцы, все ещё лежавшие на его рукаве, быстро убрала руку и отошла от Седжуика.
«Конечно, избежать таких прикосновений будет нетрудно, – убеждала себя Эммелин. – Слишком много поставлено на кон, чтобы быть такой беспечной». Но всё же ставки так или иначе меняются; после поцелуя в экипаже пришла долгая ночь, и все между ней и Седжуиком изменилось. С её стороны было бы глупо продолжать говорить себе, что ей будет легко избегать его, легко не обращать внимания на протест своего сердца.
– Вы так и не сказали, что делали здесь. – Эммелин поспешила сменить тему, разорвать связи, которые, казалось, соединяли их друг с другом вопреки всем стараниям не признавать этого.
– Я просматривал счета. – Алекс кивком указал на открытые книги на столе. – Но, честно говоря, – он улыбнулся, – я велел Симмонсу объявить, что я бодрствовал у вашей постели в знак признания вашей храбрости и стойкости перед лицом суровых испытаний прошлой ночи.
Его искусство увиливать от прямого ответа все больше совершенствовалось.
– Когда вы давали такое объяснение, вы имели в виду роды леди Роулинз или приём у леди Оксли? – в свою очередь, улыбнулась Эммелин.
Они рассмеялись и в мгновение снова оказались на том опасном, зыбком месте, которое обладало силой подталкивать их друг к другу, невзирая на их клятвы. Но к счастью, раздался тихий стук в дверь.
– Да, – откликнулся Седжуик и, по мнению Эммелин, слишком быстро повернулся к двери.
– Милорд? – обратился к нему с порога Симмонс. – В бальном зале недоразумение, которое требует немедленного внимания леди Седжуик.
– О Боже! – Эммелин снова взглянула на часы. – Уже должен прийти декоратор. Боюсь, он и синьор Донати не могут сойтись во мнениях.
Глядя ей вслед, Алекс глубоко вздохнул.
– Могу я предположить, что леди Седжуик пробудет здесь ещё какое-то время? – осторожно спросил Симмонс.
– Да, две недели.
– Рад слышать это, милорд.
– У вас есть ещё что-то? – Алекс подозревал, что настоящая причина появления дворецкого, вероятно, в том, чтобы выступить в защиту Эммелин.
– Увы, да. Мистер Денфорд настойчиво требует встречи с вами. У него ерть какое-то дело, которое он хотел бы обсудить, и ещё он хочет передать жалобы миссис Денфорд.
– Проклятая пара, мне следует выгнать вон их обоих, – пробормотал Алекс.
– Не сомневаюсь, миссис Симмонс и горничные будут более чем счастливы помочь им уложить вещи, – промолвил дворецкий.
Алекс мог представить себе, что соберутся все слуги, чтобы помочь выставить на улицу Хьюберта и леди Лилит.
– К сожалению, мы не можем этого сделать. Не пойму, почему они не останавливаются у Оксли. Он им тоже родственник и, я бы сказал, более близкий.
– Я думаю, здесь лучше кормят, – предположил Симмонс. Против этого Алекс ничего не мог возразить, так как лишь накануне вечером обедал у Оксли. Возможно, женитьба на наследнице улучшит меню в доме Оксли.
– Милорд, могу я предложить, как вам провести остаток дня, чтобы не встречаться с миссис Денфорд?
– Конечно же, да, мой друг. Выручите меня.
– Думаю, если у вас уже есть какая-то договорённость, вы могли бы отделаться от мистера Денфорда.
– Какая же, например? – Алекс не сомневался, что у его хитроумного дворецкого есть на уме план.
– Возможно, это пикник, милорд. С её милостью. Мне кажется, она любит бывать на природе. Пикник помог бы вам обоим уйти из дома, и её милость не попала бы под руку миссис Денфорд.
Пикник? Он со времён юности не был на пикнике, но воспоминания об этом отдыхе до сих пор согревали сердце Алекса.
– Превосходное предложение, Симмонс. – Сказав это, Алекс понял, что не следовало проявлять такой энтузиазм, поскольку это лишь воодушевит Симмонса продолжать сводничество, и поспешил добавить: – Если только для того, чтобы удержать леди Седжуик и леди Лилит от рукопашной.
– О, безусловно, милорд, – согласился Симмонс.
– Много времени потребуется, чтобы собрать всё необходимое? – Алекс готов был поспорить, что дворецкий уже распорядился приготовить экипаж, что корзина уже наполнена богатыми угощениями для пикника и оставшееся от его деда военное снаряжение привязано к запяткам фаэтона.
– Совсем немного, милорд, – успокоил его Симмонс. – По правде говоря, главный повар Тоттли сегодня утром принёс огромное количество провизии в благодарность за помощь, оказанную леди Седжуик. – После секундной паузы он спросил: – Правда, что её милость спасла жизнь леди Роулинз?
– Да, по мнению акушерки, – кивнул Алекс.
– Я так и подумал, – просиял Симмонс. – Особенно когда узнал имя ребёнка. Должен сказать вам, что все слуги страшно горды.
– Не забывайте, Симмонс, она остаётся с нами на две недели. – Несмотря на своё отношение к событиям, Алекс постарался умерить восторженное отношение дворецкого к Эммелин.
Симмонс сжал губы и промолчал.
– Так нужно, – сказал Алекс.
– Не понимаю почему…
– Симмонс, – покачал головой Алекс, – к сожалению, это необходимо.
Чуть больше двух недель, и тогда Седжуик вряд ли сумеет вычеркнуть её из своей жизни – и из своего сердца.
– Как скажете, милорд. – Поклонившись, Симмонс пошёл к двери. – Я немедленно займусь вашим поручением. А леди Седжуик? – спросил он, остановившись на пороге. – Должен я доложить ей о ваших желаниях?
– Нет. Я сам скажу ей.
– Да, милорд, – кивнул дворецкий.
– Симмонс, откуда вы знаете, что Эммелин любит природу?
– Нужно чуть-чуть внимательнее присмотреться к дому, чтобы понять это, – улыбнулся Симмонс.
Пока Алекс спускался по лестнице вслед за дворецким и шёл к бальному залу, он снова обратил внимание на перемены в доме и увидел то, что Симмонс считал очевидным: цвета, которые выбрала Эммелин, – густой голубой, как июньское небо; светло-жёлтый нежных примул; зелёный всех оттенков – от первой весенней листвы до яркого сочного цвета буйного лета. Она отказалась от блеска позолоты, от тёмно-красных тонов, от ненатуральности города, желая превратить дом на Ганновер-сквер в пасторальный оазис.
«Интересно, что она сотворила бы с Эбби?» – подумал он и решил, что скорее всего растратила бы все состояние Седжуиков, переделывая его родовой дом.
Он вошёл в бальный зал, размышляя о том, что с удовольствием разрешил бы ей это сделать только для того, чтобы увидеть, как Хьюберта хватит удар от потери возможного наследства.
Большая комната снова напоминала гудящий улей: наклейщики обоев отвоёвывали пространство у художника и его помощников, которые накладывали на потолок последние мазки.
Посреди зала мистер Старлинг и синьор Донати о чём-то спорили, а Эммелин стояла между ними, упёршись руками в бока и устремив в потолок раздражённый взгляд.
– Кхе, – кашлянул Алекс.
Мастера мгновенно прекратили ссору и наперегонки бросились к нему, пытаясь завоевать его расположение.
– И mio signore…
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
– сказал синьор Донати.
– Лорд Седжуик, примите мои извинения за то, что мы устроили здесь такой беспорядок, но мой глубокоуважаемый коллега не…
Не обращая внимания на их заискивания, Алекс прошёл мимо, не сводя глаз с Эммелин. Подойдя ближе, он заметил у неё на носу пятнышко голубой краски, но не стал её отвлекать, решив не откладывая разобраться в сути дела – женщина была настоящим ураганом.
– Очень хорошо, что вы пришли, – без всякого предисловия начала Эммелин. – Я, кажется, так и не смогу добиться, чтобы эти два человека работали вместе! Мистер Старлинг заявляет, что не намерен рисковать своими обоями, когда синьор Донати и его помощники повсюду разбрызгивают краску. Но я не имею ни малейшего понятия о том, что говорит синьор Донати. Я не знаю ни слова по-итальянски, а из того немногого, что он может объяснить по-французски и что я смогла понять, я сделала вывод – его помощника, который обычно выступал в роли переводчика, наняла какая-то дама, желавшая, чтобы её будуар был расписан видами Неаполя. А ещё он продолжает твердить нечто совершенно несусветное о том, что Везувий избавит мир от самодовольных английских мастеров.
– Предоставьте это мне, – засмеялся Алекс и, вмешавшись в выяснение отношений, сразу заговорил с синьором Донати на его родном языке.
Перевод Эммелин оказался довольно точным, но, как оказалось, помощник ещё и унёс папку синьора с рисунками, и теперь мастер остался без эскизов и не мог закончить фрески.
– Вы говорите по-итальянски? – Стоя рядом, Эммелин слушала их разговор.
– Si
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
– ответил Алекс и описал ей всю ситуацию в целом, назвав имя-преступника.
– Леди Джарвис! – Эммелин скрестила руки на груди. – В тот вечер у Мальвины она дотошно интересовалась всеми подробностями работы синьора. Но, по словам Мальвины, она чересчур скупа, чтобы оплатить услуги настоящего специалиста.
– Значит, она нашла другой способ обзавестись фресками.
– Простите, милорд, – заговорил мистер Старлинг, – но вы действительно понимаете нытьё этого человека? Потому что я был бы признателен, если бы вы сказали ему…
– Мистер Старлинг, думаю, вы почувствуете сострадание к своему коллеге, когда узнаете причину его нытья, – прервал Алекс его жалобы и рассказал о закулисных интригах леди Джарвис.
– Не может быть! – воскликнул мистер Старлинг. – Это просто безобразие. Теперь я понимаю, что привело коллегу в такое состояние. Прошу вас, передайте ему мои извинения и спросите, чем я могу ему помочь. Нехорошо, если он будет думать, что мы все такие бесчестные. Переманить ученика!
– Тогда, мистер Старлинг, возможно, вы смогли бы сегодня быть любезнее с синьором. Поработайте на противоположной стене зала, а я попрошу синьора убрать с вашей дороги его стремянки.
– Отличная идея, милорд. Да, конечно, милорд, – раскланялся мистер Старлинг. – Вы, там! – крикнул он одному из собственных учеников. – Уберите лестницы и освободите немного места этим иностранцам.
Тем временем Эммелин сняла, с себя фартук и направилась к двери, но Алекс остановил её за локоть.
– Куда вы собрались?
– К леди Джарвис, чтобы забрать рисунки. Я не позволю, чтобы мой бальный зал копировала такая женщина.
– Нет, вы этого не сделаете, – рассмеялся Алекс при виде грозного выражения на лице у Эммелин. – Меньше всего мне нужно, чтобы в свете появилась ещё одна тема для обсуждения. Мы и без того дали достаточно пищи для сплетен, так что не нужно добавлять ещё. – Он посмотрел в сторону двери, где ждал распоряжений один из лакеев. – Томас! Подойдите сюда!
Слуга тут же подбежал к нему.
– Да, милорд?
– Отправляйтесь в дом леди Джарвис и найдите там итальянца по имени… – Обернувшись к синьору Донати, Алекс по-итальянски спросил, как зовут его помощника, и, получив ответ, продолжил наставлять слугу: – Найдите этого Луиджи – разумеется, осторожно – и предложите ему вдвое больше того, что платит леди Джарвис, чтобы он вернулся сюда. А для подкрепления обещания возьмите у Симмонса кошелёк.
– Не забудьте напомнить синьору, чтобы он захватил свою папку, – заметила Эммелин.
– Да, папку, – кивнул Алекс.
– И все рисунки и копии, – добавила Эммелин.
– Думаю, Томас понял задачу, – сказал Алекс, с ухмылкой глядя на неё. Ему весьма понравилась её напористость.
– Я найду этого парня, – весело подмигнув, пообещал Томас и быстро ушёл.
Когда Алекс поведал о своём плане синьору Донати, тот едва не разрыдался от счастья, обнял его и расцеловал в щеки.
– Grazi! Grazi!
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
– восклицал он.
– Иностранцы, – проворчал мистер Старлинг, наблюдая эту сцену. Затем вернулся к работе и отправил своих людей освобождать часть помещения для художника.
– Итак, – Алекс, улыбаясь Эммелин, потёр руки, – поскольку эта проблема успешно решена, я хочу спросить, не желаете ли…
– А, кузен, вот ты где! – раздался с порога голос Хьюберта. – Не хочу показаться навязчивым, но у меня есть несколько чрезвычайно важных дел, которые нужно обсудить с тобой, если ты не…
– В другой раз, Хьюберт, – перебил его Алекс.
– Не думаю, что эти дела можно отложить, – возразил Хьюберт. – Нам нужно разобраться в высказываниях, прозвучавших вчера вечером. Лилит до сих пор глубоко возмущена всем произошедшим, и я считаю…
– В другой раз, – повторил Алекс. – Я обещал Эммелин, что сегодня днём мы с ней отправимся на пикник. Не правда ли, дорогая?
«Больше никаких выдумок, да?» – казалось, упрекнула его Эммелин, её губы крепко сжались, а одна из бровей поползла вверх.
«Прошу вас, Эммелин, – мысленно попросил Алекс, – проведите этот день со мной».
А затем её глаза весело блеснули, и она разыграла свою роль, как талантливая актриса.
– Как я могла забыть! – воскликнула Эммелин. – Наш пикник! Боюсь, из-за этого происшествия с синьором Донати у меня совершенно отшибло память. Вы меня простите, Седжуик?
– Ну конечно. Извини, дружище, – обратился он к Хьюберту, – но долг перед женой зовёт меня, так что поговорим в другой раз.
Хьюберт посмотрел сначала на него, потом на Эммелин, с шумом выдохнул и вышел из комнаты.
Убедившись, что его кузен благополучно удалился, Алекс полез в карман и достал платок.
– Вы испачкались в краске, – сказал он Эммелин, показывая на собственный нос.
– Неужели? – Она взяла платок и потёрла нос. Покачав головой, Алекс забрал платок и, приблизившись, стёр следы краски у неё на лице. В течение нескольких мгновений они стояли рядом так близко, что он мог думать лишь о предыдущем вечере, когда в экипаже держал Эммелин в объятиях.
Его недавнее хвастливое заявление о том, что он не собирается предъявлять на неё прав супруга, прозвучало красиво, но сейчас… в общем, сейчас совсем другое дело.
В Эммелин было нечто загадочное, что покорило его, пробудило в нём желания, однако он на самом деле не мог дотронуться до неё пальцем.
– Спасибо, Седжуик. – Щеки у Эммелин слегка порозовели, и она отодвинулась от него. – Вы действительно хотите отправиться на пикник?
– Полагаю, теперь у нас нет другого выбора?
– Не знаю… – Прикусив губу, она взглянула через плечо, оценивая работу, которую предстояло выполнить.
– Но вы же не хотите оставить меня на весь остаток дня с Хьюбертом?
– Нет, – усмехнулась она, – пожалуй, такой судьбы я никому не пожелала бы.
– Ни о чём не беспокойтесь, – поспешно сказал Алекс. – Томас в два счёта вернёт этого парня. К тому же вы заслужили награду.
– Милорд, – как по мановению волшебной палочки явился Симмонс, – экипаж готов, и миссис Симмонс собрала корзину для вас и её милости.
– Незапланированное приглашение? – Эммелин искоса взглянула на Алекса. – Вы давно это задумали, так ведь?
– Поверьте, во всём виноват Симмонс. – Подняв руки, Алекс замотал головой.
– Очень жаль. На минуту мне показалось, что вы хотите произвести на меня впечатление.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кое-что о любви - Бойл Элизабет



Роман интиресный,и не придсказуемый. Мне нравится!!!
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетИнна
8.07.2012, 6.29





Книжка, конечно, легкая,но меня не прокатило.Главный герой вообще того, зачем ему нужно было придумывать себе жену!Но бабушка его прикольная подсунула ему мошенницу, а он, не будь дураком взял, ее в жены!А она даже не пытается изменится,также она все его состояние проиграет!0
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетНочь
5.10.2012, 16.22





Интересно, не стандартно и читабельно.Но на любителя. Мне понравился роман. Хотя кое-где было что-то не то. Юмор-изюминка этой истории. Советую.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетЛюбовь
15.11.2012, 13.03





Бабушка могла бы подобрать и получше кандидатуру, а не шулершу, почти воровку и потаскушку. Но она хорошо устроилась и папочку графа нашла. Автор явно перефантазировала. Читала в дороге. Эта книга для этого.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетВ.З., 64г.
27.11.2012, 13.31





Как-то не очень. Сюжет интересный, но вначале бы скучно, а в конце слишком много событий.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетКэт
5.12.2012, 14.24





Не увлекает, ощущение, что чего-то не хватает
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетItis
10.05.2013, 21.08





Роман вполне в стиле автора, у нее обычно или недобор или перебор. .
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетМилена
6.02.2015, 10.39





Не плохой роман,когда прочитала комментарии думала тут реальная такая тварь гг,а на самом деле не понимаю как В.З.64 И ДРУГИЕ могли счесть ее потаскушкой.Сделаю акцент на том,что у нее было всего ДВА МУЖИКА,при том гг 2,а первый был мужем,если так смотреть,то современные девушки тогда вообще все бл..Так что не видитесь на комменты читайте и делайте выводы сами.
Кое-что о любви - Бойл ЭлизабетАмина
22.05.2015, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100