Читать онлайн Герой моего романа, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой моего романа - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой моего романа - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой моего романа - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Герой моего романа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Что еще есть на свете, ради чего стоит жить, кроме секретов и желания раскрыть их?
Леди Лоуторп — мисс Сесилии Овертон в «Дерзком выборе мисс Дарби».
— Скажи мне, где это находится! — гремел майор Харрингтон. — Разве ты не видишь, что на кон поставлены наши жизни?
Рейф ворвался в оранжерею раньше Ребекки.
— О Господи! — вскрикнула она. — Какой ужас!
В чем дело, Рейф не знал, но не раз встречал отчаявшихся мужчин и понял, что Харрингтон не в себе. Майор казался возбужденным на протяжении всего вечера; Рейф подумал было, что это черта его характера, но, видимо, ошибся и сейчас пришел к выводу, что ярость, копившаяся в душе майора, теперь выплеснулась на страдающего помутнением рассудка полковника.
Поездка в безобидную вроде бы деревню Брамли-Холлоу ввергла Рейфа в череду всяких неприятностей, и сейчас Севен-Дайалс казалась ему на редкость спокойной.
— Послушай, Постхилл, ты должен собраться с мыслями, — говорил Харрингтон. Он держал старика за плечи и тряс так, как терьер трясет какую-нибудь крысу. — Скажи мне, где это находится! Пошевели мозгами, если они у тебя остались! От этого зависит наша жизнь!
— Отпусти меня, жулик! — воскликнул полковник, вырываясь из рук Харрингтона. Сейчас Постхилл выглядел достаточно разумным, даже опасным. — Ты сам во всем виноват! — крикнул он и ткнул коротким толстым пальцем майору в грудь. — Никто из нас не попал бы в такой переплет, если бы ты и другие не надули Ричарда! Ты сам навлек это на себя, ты, надменный, жадный…
— Ах так! — заорал Харрингтон в бешенстве. — Не смей оскорблять меня, я не стану слушать всякие гадости от какого-то полубезумного старика!
— Полубезумного? Да как ты смеешь! — Полковник схватил грабли и сломал черенок о колено. Отбросив обломок с зубьями в сторону, сжал второй, как сжимают шпагу. — Ах ты, напыщенный болтун! Надо было предать тебя военному суду, когда я имел возможность! Сказать им правду о тебе и Кодлине…
Полковнику не суждено было закончить свою обличительную речь. Харрингтон шагнул к нему и сильным ударом в лицо сбил с ног.
— Дядя! — крикнула Ребекка, бросаясь к старику. — Как вы посмели! — напустилась она на майора. — Вы же знаете, что он нездоров, он не причинил бы вам вреда!
— Он чуть не убил меня, — сказал Харрингтон, вытирая рот тыльной стороной ладони. — Разве вы не видели, что он собирался меня убить?
— Чушь! — выкрикнула Ребекка. — Мой дядя не способен на убийства!
Рейф не считал, что это истина в последней инстанции. Полковник вполне мог убить.
А что Постхилл сказал перед тем, как Харрингтон заставил его замолчать? «Мне нужно было сказать им правду о тебе и Кодлине…»
У Рейфа зашевелились волосы на затылке, когда он устремил взгляд на Харрингтона. Он и прежде не поверил отпирательствам Харрингтона, а сейчас это стало очевидным.
Рейф посмотрел на Ребекку, склонившуюся над стариком. Тот лежал неподвижно. Рейфа прошиб холодный пот, когда он вдруг осознал, что Ребекке грозит смертельная опасность.
Рейф привык смотреть опасности в лицо и никогда нe испытывал чувства страха. Но сейчас, глядя на Ребеку, он испугался.
Он не может убежать от опасности, которая ей грозит, как не мог бы проигнорировать ее поцелуи, воспламеняющие его сердце.
Ребекка погладила брови дяди, и от ее нежных прикосновений он очнулся, пошевелился и застонал.
— Он чокнутый, — сказал Харринггон, тыча пальцем в противника.
К майору подбежала миссис Харрингтон, к ней присоединилась Шарлотта.
— Бэзил, ты ранен, — проговорила жена, вынула из рукава носовой платочек и стала вытирать его окровавленные пальцы.
Он оттолкнул ее, обмотав руку платочком с военной сноровкой.
— Ты видела, что он сделал — сказал майор. — Полковник без всяких причин сошел с катушек. Он опасен для окружающих, его следует изолировать. И если вы за этим не проследите, мисс Тейт, это сделаю я. Ваш дядя опасен, поймите это!
— Для кого, майор Харрингтон? — спросила Ребекка, поднявшись на ноги и повернувшись лицом к нему — Давид в муслиновом платье против колосса в алом мундире. — Он боится только своих врагов. И еще врагов Англии. А вы кто?
Рейф не мог не восхититься ее мужеством и выдержкой.
— Да как вы смеете! — загремел майор. — Дерзкая, наглая сучка! Я рискую собственной шеей и пытаюсь образумить вашего дядю — и чем же вы мне платите? Он пытается бить меня, а вы смеете меня оскорблять! Да я…
Рейф успел вытолкнуть Ребекку с того места, где кулак майора мог ее достать, и тут же остановил его занесенную для удара руку. Мгновенный взгляд в ту сторону, куда повернулась Ребекка, убедил его, что она в надежных руках. Ее поймал ухмыляющийся Кокрейн.
Парнишка вступил в потасовку, продемонстрировав замашки карманного вора. Он быстро достал из-за голенища узкий, зловещего вида нож. Кокрейн рос в Лондоне, и в его окружении были в порядке вещей разборки и драки.
Возможно, Пимм направил парня к Рейфу не только в воспитательных целях, но и для того, чтобы кто-то всегда прикрывал его тыл. Чтобы сохранить этого Данверса целым и невредимым, поскольку ему не удалось уберечь Орландо несколько лет назад.
— Как вы смеете! — взорвался майор. Он попытался высвободить руку, но не смог. — Это дело вас не касается!
— Я не допущу, чтобы били леди, — решительно заявил Рейф, — ибо не терплю трусов, как и полковник Постхилл.
Харрингтон округлил глаза, брови взлетели вверх, однако, будучи трусом, он знал, когда надо выходить из игры.
— Нашла еще одного защитника, да? Такого же вероломного, как лейтенант Хабершем?
Слова майора застигли Рейфа врасплох. Еще один защитник?
Харрингтон воспользовался моментом, сунул свободную руку в карман и достал пистолет.
— Повторяю: отпустите руку.
Черта с два, подумал Данверс. Он уважительно относился к заряженному пистолету, но, когда Харрингтон замахнулся на Ребекку, что-то в нем сломалось.
Охваченный гневом, он потерял над собой контроль. Он готов был на все, чтобы исправить мир, в котором она живет. Чтобы защитить ее.
— Майор Харрингтон! — с порога крикнула леди Финч, оказавшись рядом с леди Керквуд.
Графиня в ужасе смотрела на разыгравшуюся сцену и была близка к обмороку.
— Что все это означает? — спросила леди Финч.
— О Бэзил! — взмолилась миссис Харрингтон. — Убери пистолет! Ведь мы на званом обеде. Ты только представь, какой будет скандал. Подумай о Шарлотте, о ее репутации!
Майор бросил взгляд на перепуганное, все в слезах, лицо дочери и что-то прорычал. Затем выдернул руку из тисков Рейфа и, помешкав, сунул пистолет обратно в карман.
Поправив одежду, он повернулся к разгневанной хозяйке.
— Приношу извинения, леди Финч, за эту неподобающую сцену. Однако гости, которых вы сочли возможным пригласить, — майор бросил выразительный взгляд на распростертого на полу полковника Постхилла, а затем на Рейфа, — не обладают благородными манерами. Мюриэль, Шарлотта, собирайтесь, мы уходим.
Однако Рейф схватил майора за плечо.
— Сэр, что имел в виду полковник, говоря о вас и Кодлине?
Майор стряхнул его руку.
— Не ваше дело.
Лицо миссис Харрингтон было мокро от слез.
— Твоя несдержанность разорила нас, — посетовала она, следуя вместе с Шарлоттой за мужем.
Леди Финч посмотрела на неподвижного Постхила на полу.
— О Господи! Он ранен?
— Не думаю, — сказала Ребекка, поглаживая руку дяди.
Рейф опустился на колени, чтобы осмотреть полковника. Каменный пол был холодным, и вообще это было не самое лучшее место для человека его возраста.
— Его нужно поднять наверх и оказать ему помощь, —сказал он. — Вы могли бы это устроить, леди Финч?
— Да, разумеется. Немедленно.
— Нет! — возразила Ребекка таким решительным тоном, что Рейф и леди Финч удивленно уставились на нее. — Я хотела лишь сказать… — начала она, покусывая губы. — Просто я думаю, что лучше всего отвезти его домой.
— Вздор! — сказала леди Финч. — Его можно поместить в лучшую гостевую комнату наверху. — Она подала знак Эддисону заняться приготовлениями.
Ребекка резко поднялась.
— Миледи, вы очень добры, но если он придет в себя в незнакомой обстановке, то еще больше разволнуется.
Леди Финч хотела возразить, но в этот момент полковник приподнялся и схватил руку Ребекки.
— Троттер! Троттер! Ты где? Эти дьяволы проломили стену, и меня ранило, приятель!
Ребекка снова опустилась на колени.
— Мы все целы и невредимы, дядя. Попытайся расслабиться.
— Надо остановить их, пока они не добрались до оружейного склада, — заявил он, пытаясь подняться, но снова упал. — Кажется, я ранен даже сильнее, чем думал. — Он посмотрел на леди Керквуд. — Бренди, Энсайн Троттер. Захвати бутылку в моей палатке и принеси поживее.
Глаза у леди Керквуд полезли на лоб.
— Дядя, — прошептала Ребекка, — это наша соседка леди Керквуд, а вовсе не Энсайн Троттер.
Полковник прищурился:
— А что она здесь делает? Шпионит в пользу французов? — Он качнулся в сторону графини. — Parlez-vous francais?
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
— Oui, monsieur
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, — ответила леди Керквуд. Полковник перевел взгляд на Ребекку.
— Ага! Француз, так я и думал! — заявил он. — Хватайте его! К нам проникли лазутчики!
Леди Керквуд в ужасе схватилась за горло. Лорд Керквуд шагнул вперед, прикрывая жену, и громко произнес, адресуя свои слова Ребекке:
— Мисс Тейт, ваш дядя нуждается в серьезной помощи. Он явно нездоров.
Ребекка повернула голову, чтобы снова дать отпор, однако Рейф посчитал, что новая конфронтация вряд ли необходима, и решительно шагнул вперед. Уже второй раз.
Кажется, это становится дурной привычкой, подумал он.
— Полковник Постхилл, — сказал Рейф, — я полагаю, нам пора отправляться спать. Могу ли я сопроводить вас до вашей палатки? Это необходимо в целях вашей безопасности, сэр.
— Брр… — пробормотал полковник. — Не думаю, что нуждаюсь в ваших советах. Я давал отпор мятежным колонистам еще до того, как вы сосали сиську. — Он покачнулся. — Гм… Кажется, я слишком много выпил. Пожалуй, воспользуюсь вашей помощью, чтобы найти кровать. Не будет большой пользы для полка, если я завалюсь в какой-нибудь окоп.
— Совершенно верно, сэр, — согласился Рейф. — Буду счастлив проводить вас и мисс Тейт домой.
Он провел старика мимо ошарашенной Ребекки.
Если она разгневана сейчас, то пусть не думает, что ее настроение улучшится, когда они доберутся до ее дома.
Ибо Рейф решил, что не уйдет, пока не получит ответов на несколько вопросов.
Ребекка вся кипела, пока ехали домой. Слишком много берет на себя этот Рейф Данверс.
Однако сердилась она не только на него, но и на дядю. Будь он неладен, слишком далеко зашел.
О, эти мужчины! Ей хотелось шипеть и ругаться, пока она смотрела в окно кареты, игнорируя обоих, хотя удавалось ей это с трудом. Рейф и ее дядя сидели рядом и пели веселую испанскую песню.
Она скрестила на груди руки и вздохнула. О, она не возражала, когда Рейф встал между ней и майором Харрингтоном или когда пришел на помощь дяде; но сейчас хотела, чтобы он ушел.
Слишком велик риск и слишком велик может быть его выигрыш, если позволить ему познакомиться с их секретами.
Когда они подъехали к коттеджу, миссис Уортлинг приветствовала их у дверей в пеньюаре, волосы ее выбились из-под ночного чепчика. Она держала в руке свечу.
— Он, похоже, навеселе? — спросила экономка, окинув скептическим взглядом полковника. Затем перевела его на Рейфа.
Ребекке хотелось задать женщине тот же самый вопрос, поскольку от нее сильно пахло спиртным.
— Он не пьян, миссис Уортлинг, — сказала она, входя в дом.
Миссис Уортлинг подняла свечу выше.
— А выглядит пьяным.
— Полковник ранен, мадам, — сказал Рейф, проходя мимо экономки в дом и помогая Постхиллу подняться по ступенькам.
— Вверх по лестнице, последняя комната налево, — подсказала ему Ребекка.
— Ранен? — переспросила миссис Уортлинг. — Он снова в кого-то стрелял?
— Нет, — объяснила Ребекка. — Это все майор Харринтгон. Он поссорился с полковником и сбил его с ног.
Миссис Уортлинг воздела глаза к небу.
— Вы предупредили майора, чтобы он не появлялся у коттеджа неделю-другую? Я не смогу отвечать, если ваш дядя разнесет его в пух и прах.
— Миссис Уортлинг, если не ошибаюсь? — спросил стоявший у лестницы Рейф. — Почему бы вам не отправиться спать? Я позабочусь о полковнике.
— Фи! — фыркнула женщина, глядя, как Рейф помогает полковнику добраться до его спальни. — Какой грозный! Приказывает мне! А вам, мисс Тейт, советую удостовериться, что этот мужчина хочет лишь помочь полковнику. У него такой вид, что он может заполучить от леди все, чего пожелает. Я бы на вашем месте приготовила к бою пушку.
— Уверяю вас, миссис Уортлинг, — сказала Ребекка, — мне не потребуется пушка для того, чтобы отделаться от мистера Данверса.
Но когда мистер Данверс спустился вниз, ее решимость в значительной мере поколебалась.
Миссис Уортлинг была не права, говоря о пушке.
Чтобы защитить себя от Данверса, ей потребуется целая батарея.
— Спасибо за помощь, мистер Данверс, — сказала она очень вежливо. Она держала дверь открытой и смотрела наружу, надеясь, что он поймет намек и уйдет, не задавая вопросов.
— Если вы надеетесь, что я попрощаюсь, не получив от вас ответов на несколько вопросов, то вы еще безумнее, чем ваш дядя.
Черт бы его побрал! Почему он вмешивается в дело, которое его не касается?
Но оно касалось его. С того момента, как Харрингтон обмолвился об их родственных связях с сэром Родни, Рейф обо всем догадался.
Тем более что компания предлагает деньги за решение этого щекотливого дела.
— Я не знаю, что вы имеете в виду, — заявила она. — А теперь желаю вам спокойной ночи. Я хотела бы, чтобы мой дядя отдохнул, — добавила она, шагнув в дом и собираясь закрыть дверь прямо перед его носом.
Он задержал рукой дверь и проскользнул внутрь быстрее, чем это сделал бы Аякс во время дождя.
— Не надо так торопиться, мисс Тейт, — сказал он. — Вы не заставите меня уйти.
В душе ей хотелось верить, что дело вовсе не в вознаграждении, в котором он заинтересован.
— Майор Харрингтон, судя по всему, убежден, что вам грозит опасность. В чем причина? — спросил Рейф.
— Вероятно, этот вопрос лучше задать майору, — ответила Ребекка, продолжая нажимать на дверь.
— Я непременно навещу его утром, это будет первое, что я сделаю, — сказал Рейф.
— В таком случае предлагаю вам отправиться спать и хорошо отдохнуть, поскольку эта беседа наверняка явится испытанием даже для вашей решимости.
— Я беспокоюсь не о Харрингтоне.
Он беспокоится о ней? Ребекка встретила его взгляд. Почему он так смотрит на нее? Он словно гипнотизировал ее.
Даже лейтенант Трокмортен не был столь совершенен, и она вырвала его из своего сердца.
Ребекка поняла, как мало знала о мужчинах. Этот конкретный представитель мужской половины порождал в ней множество жарких и неодолимых желаний.
— Я не понимаю… То есть я хочу сказать, что не нужно…
Но она хотела этого! Хотела, чтобы он схватил ее и унес в какое-нибудь уединенное место, пообещав, что там она будет в полной безопасности.
Из благодарности она позволит ему подвергнуть ее опустошительному воздействию его страсти, что даст ей возможность пережить моменты опьяняющего блаженства и в конечном итоге почувствовать удовлетворение.
О Господи, она начинает писать сценарий собственной жизни, словно она героиня одного из своих романов.
— Это не ваше дело, — сказала она.
— Позволю себе не согласиться. Кто-то вас, должно быть, разыскивает. О чем вы думаете, бросая вызов таким, как Харрингтон? Вам могут причинить зло. — Он вздохнул и провел пальцами по волосам. — Что, если бы меня там не было и я не остановил бы его?
— Но вы были, — прошептала она. Из кухни донесся какой-то шорох.
— Это миссис Уортлинг, — шепотом сказала Ребекка. — Наверняка подслушивает.
Рейф прищурился и, не говоря ни слова, вытолкнул Ребекку в сад, подальше от любопытных ушей и глаз.
Она пошла рядом, несмотря на решимость всячески противиться его чарам.
И избегать поцелуев.
Высоко в небе светила волшебница луна. Рейф схватил Ребекку за плечи и привлек к себе.
— Проклятие, что мне с вами делать? — пробормотал он. Некоторое время он в упор смотрел на нее. Она почувствовала его желание ощутить вкус ее губ и одновременно смятение.
Она понимала его, поскольку испытывала те же чувства.
Желание — о да! Но что это за нить, которая их связывает?
Она закрыла глаза и запрокинула голову, ожидая ласк, страстных заверений в том, что он опасается за ее жизнь, чтобы затем ощутить жар его губ.
Но ее мечты разлетелись в пух и прах.
— В каком родстве находится ваш дядя с Кодлином? Что имел в виду Харрингтон, когда спрашивал: где эта штука? Что он ищет? Ваш дядя знает? Какое отношение все это имеет к сэру Родни?
Вопросы вылетали, словно ядра из пушки дяди. Ребекка открыла глаза и отпрянула, глубоко оскорбленная, высвобождаясь из его теплых объятий.
Он вывел ее в сад вовсе не для того, чтобы обольстить, а для того, чтобы допросить. Чтобы решить свою проблему.
— Какое вы ничтожество! — прошипела она. — Вы вытащили меня сюда под предлогом, что хотите мне помочь, а на самом деле просто хотите найти убийцу сэра Родни!
Рейф поднял руки вверх.
— Разумеется, я хочу его найти. Ребекка вздохнула.
— И вознаграждение компании не имеет к этому отношения?
— Разумеется, имеет. Именно так я зарабатываю на жизнь.
Да, теперь она это видит. Соблазняя женщин, чтобы добиться своей цели. Должно быть, она под воздействием луны настолько поглупела, что поверила в романтические мечты. И тогда, целуя ее в Бетлсфилд-Парке, он хотел всего лишь подразнить ее, уверенный в своих чарах, после чего ушел, ушел, как…
Черт бы побрал этих мужчин! Всех до единого! Ребекка решительно зашагала к дому.
— Ребекка, — сказал Рейф, догнав ее, — куда же вы? Мне нужно знать правду, чтобы позаботиться о вашей безопасности.
— Не помню, чтобы я просила вас об этом. Теперь настал его черед возмутиться:
— Все совсем не так.
— А как? Пожалуйста, скажите мне, сэр, как именно?
— Dios! Я просто стараюсь быть честным с вами!
— Честным? Вы заманили меня в сад и притворились, будто вы… будто вы…
— Неравнодушен к вам?
— Да.
— Так оно и есть.
От этого признания у нее закружилась голова. Он к ней неравнодушен? Вздор!
«А что, если так оно и есть?» — подсказало сердце.
— Разве это возможно? — прошептала она. — Ведь вы совсем меня не знаете.
Не давая ей возможности ускользнуть, Рейф обнял ее и привлек к себе.
Она открыла рот, чтобы запротестовать, но его губы прижались к ее губам.
Он поцеловал ее так, словно имел на это право. Дыхание его участилось. Она прильнула к нему и почувствовала, как сильно он ее желает.
Однако Ребекка не могла забыть, что в основе его желаний были дом в деревне и две тысячи фунтов. Вспомнила она и о леди Виктории, богатой и красивой, страстно желавшей обольстить его.
Ибо Рейф Данверс был не из тех, кто мог позволить кому-либо или чему-либо стоять у него на пути. Он сам это сказал, и она поверила ему. И хотя она нуждалась в его помощи, но слишком высока была цена.
Она не могла рисковать своим сердцем.
Высвободившись из объятий, она оттолкнула его:
— Никогда больше не целуйте меня! — И снова зашагала к коттеджу.
— Ребекка, но я еще не закончил разговор!
— О да, не закончил, своевольный, высокомерный нахал, — проговорила она и с грохотом захлопнула дверь.
— Ага, это ты, лейтенант Беке! — окликнул ее с лестницы полковник. — Где снаряд? Где порох? Боюсь, есть опасность, что мы…
— Можешь не продолжать, — прервала Ребекка дядю и, взяв его под руку, потащила в библиотеку. — Мы одни, миссис Уортлинг крепко спит.
Единственным благом в склонности миссис Уортлинг к спиртному было то, что после она крепко спала.
— Фюйть! Это было здорово. — Полковник потер бровь и расположился в своем любимом месте. — Ты действовала великолепно, Беке. Следовала моим указаниям в духе лучших трагических актрис.
Ребекка покачала головой и опустилась в кресло рядом с дядей.
— Ты едва не выдал нас сегодня, — с укором проговорила она.
— Чепуха! — отмахнулся он. — Должен, однако, признаться, что едва не дал маху, когда мистер Данверс сказал, что расследует убийство Кодлина. Подумать только, какое совпадение!
Ситуация сложилась непростая. Она отдавала себе отчет в том, что Рейф не успокоится, пока не раскроет правду.
— Ты должен быть более осторожен, — снова стала выговаривать Ребекка дяде. — Никто не должен заподозрить, что ты прикидываешься безумным.
Полковник кивнул:
— Думаю, я отлично разыграл роль с леди Керквуд. Ты видела ее лицо, когда я назвал ее французским шпионом? — Полковник засмеялся, засмеялась и Ребекка, на секунду забыв, что она сердита на дядю. Лицо леди Керквуд сделалось такого же цвета, как сливы, украшавшие ее шляпку, когда он потребовал ее ареста.
Однако веселье их длилось недолго, поскольку оба отлично понимали, что этот вечер похож на тревожный звук колокола.
— У нас мало времени, Беке? — спросил он.
— Да, — подтвердила она. — Но я близка к тому, чтобы найти мистера Перселла. Я получила весьма обнадеживающее письмо от его знакомого, который полагает, что он переехал по новому адресу в Спитафилдс. Я завтра же напишу ему и убедительно попрошу вернуть нам мешок Ричарда.
Если бы только она могла попасть в Лондон! Тогда было бы гораздо легче отыскать друга брата. И лейтенант Перселл не сможет проигнорировать ее, поскольку у него находятся ее многочисленные письма, которые она написала ему за эти годы, с просьбой переслать ей личные вещи Ричарда. От Перселла не было ничего, кроме коротенькой записки после возвращения в Англию, в которой он обещал привезти мешок Ричарда в Брамли-Холлоу при первой же возможности. А без дневника ее брата они не смогут установить, что именно ищет убийца Кодлина.
Кайлашский рубин.
Легендарный драгоценный камень, который обещает его владельцу вечную жизнь. Но кроме этого не столь очевидного дара, имеют значение его размер с куриное яйцо и баснословная цена.
Единственное наследство отца. В то время как другие его поиски сокровищ ни к чему не приводили, о Кайлашском рубине в его записках говорилось как о реальности.
Однако он был потерян еще быстрее, чем найден, и с тех пор стремление обрести его стало заветной мечтой полковника и Ребекки.
— Мы не можем продолжить поиски рубина, пока я не узнаю, как снять проклятие, — сказал ей дядя. — Я должен еще поработать над переводами, чтобы выяснить, как нам уберечься и не сойти с ума, когда мы вернем его в храм.
— Дядя, я не хочу с тобой спорить на эту тему. Я не собираюсь возвращать рубин в Индию.
— Но ведь проклятие, Беке! Ведь все беды стали валиться на нас с того времени, как он был украден. В тексте ясно сказано: камень нельзя трогать. Его разрушительная сила такова, что ею нельзя безнаказанно пренебречь.
Ребекка махнула рукой.
— Я в это не верю, деньги сделают нас безгранично счастливыми.
Дядя встал, откупорил бутылку, стоявшую на боковом столике, и нахмурился, обнаружив, что она пуста.
— Ты только подумай, — сказала Ребекка, — продав рубин, мы сможем даже миссис Уортлинг снабжать мадерой.
Полковник вскинул брови.
— Мы не собираемся хранить его. Он несет смерть и разрушение. Ты только посмотри, что он сделал с Кодлином.
Кодлин. Ребекка подняла глаза на дядю, и вдруг ее осенило. Господи, почему она не подумала об этом раньше?
— Что, если мы первые его найдем?
— Кого? — спросил дядя, шаря за книгами на полке в надежде, что экономка не нашла его тайный запас виски. Опасаться, что она наткнулась на бутылку, вытирая пыль, не приходилось: она никогда ее не вытирала.
— Убийцу Кодлина, разумеется, — ответила Ребекка. — Мы могли бы получить вознаграждение, которое предлагает компания.
— Ага, вот она, — сказал дядя, вытаскивая из-за толстого тома наполовину наполненную бутылку. — Оставь эту работу мистеру Данверсу. Нам и без того грозит немалая опасность. Хотя дополнительные деньги дали бы нам возможность совершить путешествие в Индию, а затем еще и в Конго. У меня есть несколько карт, согласно которым там находится город золота, и никакое проклятие не будет стоять на нашем пути, когда мы вернемся домой.
Домой! У них и дома-то нет. Этот коттедж — всего лишь приют, который им предоставила леди Финч.
— Эти две тысячи лучше потратить на покупку дома и уплату долгов, — возразила Ребекка.
Дядя вздохнул.
— Ты слишком практична, Беке.
— Должен же кто-то быть практичным, — произнесла она.
— Заставила тебя паковать вещи? — крикнул из кабинета Джемми, когда Рейф оказался в Финч-Мэноре.
— Вроде того, — признался другу Рейф. Войдя в комнату, он опустился в большое кресло возле камина. — Эта женщина способна свести мужчину с ума.
— Ребекка умная девчонка. Ее не собьешь с толку и не приведешь в замешательство всякими хитроумными штучками.
— О, она была в бешенстве, когда я уходил. Обозвала меня своевольным, высокомерным нахалом. — Рейф с мрачным выражением лица уставился на огонь. Рассказывать подробности не стал.
Джемми рассмеялся.
— Полагаю, ты пустил в ход свои знаменитые чары? Рейф промолчал.
— А увидев, что это не подействовало, — продолжил Джемми, — стал задавать ей вопросы и потребовал ответов.
Рейф кивнул.
— И она посоветовала тебе охладить свой пыл.
— В общем, да, — признал Рейф. — Должен быть какой-то подход к… — Он вдруг вскочил с кресла. — Черт возьми! Как я мог забыть?
Извинившись перед Джемми, Рейф поднялся в свою комнату, куда в свое время отнес ее письменный столик, рхватил его и спустился вниз.
— А это зачем? Хочешь письменно принести ей свои извинения? — спросил Джемми.
— Нет, хочу доказать, что она автор романов о Дарби. Услышав это, Джемми привстал, посмотрел на вализy, затем перевел взгляд на Рейфа.
— В самом деле?
Рейф кивнул. Имея доказательства ее авторства, он предложит ей помощь, и она будет вынуждена ее принять. Благородным этот поступок не назовешь, но выбора у него нет.
— Откуда это у тебя? — спросил Джемми.
— Мисс Тейт забыла его сегодня в Бетлсфилд-Парке. Джемми вопросительно вскинул брови.
— Ушам своим не верю. Она что, была не в себе? Рейф проигнорировал вопрос друга.
— Я принес его сюда с намерением вернуть этим вечером. До того как ты рассказал историю с французской вализой для документов.
Джемми тихонько присвистнул.
— Думаешь, это то же самое?
— Готов поставить на кон свою репутацию.
— А как открыть?
— Я обычно пользовался прикладом ружья, но вряд ли мисс Тейт скажет мне спасибо, если я верну ей столик в столь плачевном виде.
— С этим трудно не согласиться.
Рейф открыл крышку, извлек оттуда корреспонденцию и бухгалтерские отчеты, которые видел днем.
— Теперь надо сообразить, как открывается потайное отделение.
Рейф принялся постукивать по столику, вертеть его во все стороны, но тщетно.
— Плохи дела, — сказал Джемми, возвращаясь к своему креслу и бутылке портвейна. — Вероятно, там огромное количество страниц, судя по тому, что она опорожнила почти целую чернильницу.
Рейф снова посмотрел на столик. Чернильницы! В то время как одна из них была запачканной, вторая выглядела так, словно ею никогда не пользовались.
Рейф сунул палец внутрь и обнаружил кнопку, на которую он нажал.
Столик раскрылся, Рейф увидел ящик, который, как и предсказывал Джемми, был набит исписанными страницами.
Рейф взял первую и начал читать.
— Нет ничего зазорного в слезах, моя дорогая девочка, — сказала леди Лоуторп. — Поплачь о своем возлюбленном, а затем прими решение найти кого-то еще. Лейтенант Трокмортен никогда не хотел, чтобы ты пережила такое горе.
— Боюсь, — сказала мисс Дарби, — мое разбитое сердце никогда больше не оживет.
Итак, это она, — сказал Рейф без особого энтузиазма. Ему удалось найти автора. А сейчас предстоит совершить невозможное — убедить ее не писать больше романов. У него в ушах и сейчас звучат ее слова, сказанные накануне: «Какое вы имеете право требовать, чтобы человек прекратил писать романы?»
В самом деле, какое он имеет право? Абсолютно никакого. И тем не менее он должен: неподалеку находится дом, который будет принадлежать ему.
Рейф застонал.
— Могу я дать тебе совет, — предложил Джемми. Рейф кивнул.
— Ты не сможешь переубедить Ребекку. Она всегда полагается только на свои силы. Доводила мать до отчаяния. Та старалась принять участие в судьбе Ребекки, но усилия ее не увенчались успехом.
— Что же ты предлагаешь?
— Время.
Время? Ирония судьбы. То же самое он сказал Оливии, своей будущей невестке, когда его брат не хотел делать ей предложение: «Дай ему время — и он придет к тебе».
— У меня нет времени, — сказал Рейф.
— Я понимаю. Но твоя настойчивость ни к чему не приведет.
— Кажется, ты ее хорошо знаешь, — произнес после паузы Рейф. — Ты никогда не рассматривал ее… ну…
— Ребекку? — Джемми покачал головой. — О, мама была бы счастлива, если бы я женился на дочери гуртовщика, но я не могу поступить так с Ребеккой.
— Как именно?
— Жениться на ней. Я не смогу дать ей то, чего она хочет, в чем нуждается.
— Почему не сможешь?
Джимми кивнул на свою трость, на искалеченную ногу.
— Ребекка заслуживает мужчину, о котором мечтает. Способного обеспечить ей безбедную, счастливую жизнь. — Он засмеялся, посмотрел на тлеющие угли камина и покачал головой.
Только сейчас Рейф по-настоящему понял, что леди Финч пугало в ее единственном ребенке.
— Рейф, — нарушил молчание Джемми, — что бы ты ни собирался предпринять в отношении Ребекки, запомни одно: если ты обидишь ее, причинишь ей вред, я убью тебя.
— Я не собираюсь этого делать… Джемми покачал головой:
— Я видел, как ты смотрел на нее. Никакой мужчина так не смотрит на женщину, если он не… В общем, ты понимаешь, что я имею в виду. Она порядочная девчонка, не то, что твои лондонские лоретки. Судя по тому, что я видел вчера и что ты мне рассказал, она попала в какую-то беду. Ей необходим герой, а не хахаль. Так что будь осторожен, мой друг.
Джемми поднялся и с тростью в одной руке и бутылкой в другой поплелся в сторону своего домика.
Глядя ему вслед, Рейф думал о том, какая это трагедия, что Джемми закрыл свое сердце для любви. Ведь он может сделать женщину счастливой, если постарается забыть о своем прошлом.
Видимо, Джемми не единственный в Брамли-Холлоу, кого преследует прошлое. Что сказал Харрингтон, когда дразнил Ребекку?
«Нашла еще одного защитника? Интересно, будет ли он столь же постоянным, как предыдущий?»
Рейф покачал головой. Лейтенант Хабершем. Этот вероломный негодяй разбил ее сердце.
Нет, он не поступит с ней подобным образом, он искренне хочет ей помочь.
Но больше всего он хотел знать, похожи ли его страхи на страхи Джемми.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герой моего романа - Бойл Элизабет



Даже не знаю что сказать. На любителя. Хотя, в принципе, не плохо. Присутствует юмор, загадки, опасность и страсть. Не затянуто. Прочитать разок стоит
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетЛюбовь
25.11.2012, 15.42





Согласна с единственной рецензией Любови. Явно не шедевр. Но почитать можно, так как есть юмор.
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетВ.З.,65л.
25.09.2013, 13.41





Прекрасный роман! На историческом материале, не занудно. Героиня полная загадок, но оч. деятельна! Герой типично прекрасен и опасен. Милое чтение на вечер!
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетКирочка
12.01.2015, 16.20





Очень понравился, легкий, с юмором, всю дорогу улыбалась. нет надрыва эмоций, главные герои интересны,не слащавые и не приторные
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетОксана
15.01.2015, 9.03





Легкий сюжет....rnЧистый юмор.....rnПрекрасный роман...
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетСветлана
15.01.2015, 14.44





Не плохой роман, с удовольствием прочитала, буду ли перечитывать это вопрос времени. .
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетМилена
25.01.2015, 23.03





На мой вкус очень даже неплохо. Я люблю когда главные герои без тараканов в голове и скелетов в шкафу. Правда сюжетная линия довольно протеворечивая и недосказанная. Но для проведения досуга за ненапряженым чтивом подходит прекрасно. Утром прочла к вечеру уже не помнишь что читала.
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетНадежда
8.03.2015, 9.21





А вообще-то думала,что у гг любовь будет с сестрой Джорджи из ночи страсти,разочарована.я люблю,когда в одной книге сделали завязку на развитие любовной линии,а в другой продолжили.Так вот была интересная завязка,а продолжения нет.Поэтому этот роман из всей серии мне больше всего не понравился,хотя он не плох.Подскажите может кто-то знает есть ли история про Кит,сестру Джоржи??
Герой моего романа - Бойл ЭлизабетАмина
20.05.2015, 0.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100