Читать онлайн Дерзкая наследница, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая наследница - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая наследница - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая наследница - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Дерзкая наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Париж, декабрь 1800 года
Месье Бернар Труссебуа, солиситор де Шебену, подъехал к заднему крыльцу графского дома, что вошло у него в привычку с самого первого дня службы.
Месье Труссебуа предпочитал входить в дома своих клиентов с черного хода, так как это давало возможность побеседовать со слугами и кое-что узнать о благосостоянии их хозяев. Таким образом солиситор получал чрезвычайно важные сведения о своих клиентах.
Что же касается графа де Шевену, то его месье Труссебуа навещал с особым удовольствием, так как здесь предоставлялась возможность отведать пирожных мадам Костар — лишь после этого солиситор заходил в кабинет графа. Каким образом этои женщине удавалось постоянно доставать свежие продукты — этого не знал никто. Возможно, граф оставил достаточно золота, чтобы, не скупясь, платить за все, хотя цены с каждым днем росли.
Впрочем, не было сомнений: мадам Костар могла раздобыть все на свете. Во всяком случае, не было сомнений в том, что ни один мясник или зеленщик не посмел бы отказать этой грозной на вид особе. Ибо лишь немногие знали, что мадам Костар — женщина добрая и мягкосердечная, несмотря на свои внушительные габариты и устрашающий облик.
Месье Труссебуа несколько раз постучал в дверь, прежде чем ему открыли. Открывший же, месье Костар, был маленьким угловатым человечком; глядя на него, можно было подумать, что он постится месяцами.
Но солиситор-то прекрасно знал: месье Костару голодная смерть не грозит, ведь его жена была отменной поварихой.
— Входите, месье, — сказал старый слуга. — Входите, не стойте на холоде.
Взглянув в изможденное лицо Костара, солиситор сразу понял: старика одолевает беспокойство. И все же старый слуга никогда не забывал о своих обязанностях: он проворно снял с гостя мокрый плащ и повесил его к огню — сушиться.
— Итак, наследница приехала. — Труссебуа занял у кухонного стола свое обычное место.
На столе стояло блюдо с ароматными миндальными пирожными. Солиситор терпеливо ждал, однако мадам Костар, всегда такая гостеприимная, на сей раз не спешила его угощать.
— О да, наша наследница, — пробормотал Костар, усаживаясь во главе стола.
Месье Костар и его жена — единственные слуги в доме — жили у графа долгие годы. Поступив на службу к де Шевену, Труссебуа решил, что тот любит уединение, потому и живет отшельником. Только после смерти Анри солиситор узнал, почему в доме было всего лишь двое слуг.
Труссебуа думал об этом с содроганием и в тысячный раз задавался вопросом: как он позволил вовлечь себя в такую историю?
Но сейчас уже поздно было предаваться размышлениям, следовало говорить о деле.
— Она приехала с час назад, — сообщил Костар. — Багаж, служанка и… — Упершись острыми локтями в стол, слуга подался вперед и добавил: — И жених.
Жених? Услышав о нем, Труссебуа лишился дара речи. Ведь жених — это новые хлопоты. Даже еще хуже: ненужные вопросы.
Помрачневший Труссебуа проклинал свою судьбу, пославшую ему такого клиента. Проклинал, хотя не голодал лишь благодаря щедрости графа. А ведь многие представители его профессии действительно голодали; более того, кое-кто из них даже лишился головы.
«Вот что, Труссебуа… Ты должен набраться храбрости», — говорил он себе, как делал всякий раз, когда оказывался в сложной ситуации.
Сейчас все они зависели от наследницы де Шевену: Костарам нужен был стол и кров, а ему, Труссебуа, — жалованье, которое он получал за управление огромным имением покойного графа.
Но жених…
Такой оборот дела совершенно их не устраивал. Жених путал все их тщательно разработанные планы. Однако сейчас предстояло решить самый важный вопрос.
— Не может ли случиться так, что эта Аделаида де Шевену — самозванка?
Лили прошла по восточному ковру гостиной и остановилась перед высоким секретером, стоявшим в углу. Ни секунды не раздумывая, она принялась выдвигать ящик за ящиком, изучая их содержимое.
— Что, по вашему мнению, вы делаете? — спросил Уэбб, вставая с дивана и подойдя к ней.
Он взял Лили за руку и привлек к себе. Несколько мгновений они стояли глядя друг другу в глаза. Наконец Уэбб, не выдержав взгляда зеленых глаз, выпустил руку Лили, словно она жгла огнем.
— Я ищу дневники, вот что я делаю, — заявила Лили. Она ужасно устала после долгой дороги и, кроме того, очень волновалась — ведь ей предстояло постоянно находиться в обществе Уэбба.
Несмотря на перемирие, которое установилось между ними после бала в Байрнвуде, напряжение в их отношениях не исчезло.
Она возобновила поиски, но Уэбб снова взял ее за руку. Задвинув свободной рукой все ящики, он потащил Лили к покрытому парчой дивану. Усадив ее, отступил на шаг.
Лили в раздражении передернула плечами.
— Вы будете искать, когда я прикажу вам искать, — сказал Уэбб, опускаясь в широкое кресло рядом с диваном. — Что вы скажете Костарам, если они войдут и увидят, что вы рыщете по дому… точно заурядная воровка?
Лили закусила губу — ей ужасно хотелось дать Уэббу достойный отпор. Впрочем, она прекрасно понимала: Уэбб прав, разница была лишь в том, что воровка залезает в дом глухой ночью, делает свое дело и исчезает.
— Мне просто не хочется ждать.
Лили скрестила на груди руки и посмотрела на закрытую дверь гостиной. За дверью находилось еще множество комнат, и дневники графа могли храниться в любой из них.
Когда они найдут эти дневники и возвратятся в Англию? Не имеет значения. Ведь они всего лишь час назад появились в доме де Шевену — а ей уже хотелось покинуть его.
Но ей давно уже следовало бы успокоиться, ибо она с честью выдержала первое испытание — сумела ввести в заблуждение старых преданных слуг графа.
Сначала она немного испугалась — когда месье Костар открыл дверь и, нахмурившись, посмотрел на нее из-под кустистых бровей. Но вскоре Костары заулыбались, более того, обнимали ее и плакали от счастья. С умилением глядя на нее, они уверяли, что она — точная копия ее покойной матери.
Стража Наполеона, выставленная у дверей, уделила ей мало внимания, так как Костары сразу признали ее. Один из солдат даже вызвался помочь вознице и занес в дом ее багаж.
Слуги графа радушно приняли и Селесту, невзирая на ее красные шелковые юбки и цветастый тюрбан. Они провели мулатку в предназначенную ей маленькую комнатку, находившуюся рядом с комнатой ее хозяйки.
Уэбб же подвергся более тщательному осмотру, особенно после того как Лили представила его в качестве своего жениха, вызвавшегося сопровождать ее в Париж.
Молодых людей проводили в гостиную. Потом мадам Костар отправилась на кухню, а ее супруг — проследить, чтобы весь багаж Лили доставили наверх, где Селеста могла бы разобрать его.
— Сколько еще времени понадобится мадам Костар? Когда нам принесут поесть? Может, мне стоит пойти поторопить ее? — спросила Лили, поднимаясь с дивана.
Уэбб взглянул на нее с укором, и она снова уселась, он же принялся листать книгу, которую взял с полки.
«Если бы только, — думала Лили, — Адам не вел себя так глупо, танцуя с графиней, я, возможно, смогла бы отказаться от этого путешествия. Но раз Уэбб заметил Адама с этой шпионкой, пришлось играть роль Аделаиды».
«Сделка с дьяволом», — продолжала размышлять Лили, глядя на Уэбба.
Тот сидел, развалившись в огромном кресле, и чем-то напоминал сейчас молодого льва. Его чуть рыжеватые волосы были зачесаны назад и — по американской моде — забраны в хвостик и перетянуты черной кожаной лентой. Один локон выбился и свисал на лоб, что придавало Уэббу мальчишеский вид. На нем были темно-желтые бриджи из буйволовой кожи, черный сюртук и белоснежная рубашка. Начищенные до блеска башмаки придавали особый шарм этому скромному наряду.
Иными словами, облик Уэбба вполне соответствовал его нынешнему псевдониму: мистер Милн, американский судовладелец и жених Аделаиды.
Жених! Господи, как же она ненавидела это притворство! Мало того, что они провели в одной карете последние несколько дней, теперь им приходилось изображать сердечную привязанность друг к другу — привязанность, которой не было и в помине. Во всяком случае, со стороны Уэбба, уж в этом-то Лили не сомневалась.
После того как она вышла из-за ширмы в новом платье, сшитом для роли Аделаиды, он почти не разговаривал с ней, даже не смотрел на нее.
Если бы только она могла держаться с такой же невозмутимостью! Но Лили постоянно ловила себя на том, что наблюдает за Уэббом, изучает его… Вот и сейчас она невольно залюбовалась голубизной его глаз…
Но Адам такой же красивый, убеждала она себя. Многие бы даже сказали, что он гораздо привлекательнее, к тому же у него замечательная улыбка. Однако именно Уэбб, входя в комнату, заставлял ее сердце учащенно биться.
Однако хуже всего было другое… Каждый раз, когда он случайно прикасался к ней в карете, она чувствовала тепло его тела, и эти прикосновения разжигали в ней огонь желания. Так было и минуту назад, когда Уэбб оттащил ее от секретера.
Глубоко вздохнув, Лили заставила себя отвести от него взгляд. Она постаралась вспомнить ту ненависть, которую питала к нему, попыталась вызвать в памяти тот день, когда увидела Уэбба с леди Марстон. Но все было напрасно — вместо успокоения появились лишь новые вопросы…
Есть ли у него сейчас любовница? Кто она? Скучает ли он по ней?
Лили знала: большую часть времени Уэбб проводит во Франции. Значит, у него здесь есть женщина. Но где именно? Может, где-нибудь в загородном доме недалеко от Парижа?
Господи, если она будет изводить себя подобными вопросами, то скоро сойдет с ума! Найти бы лекарство, которое излечило бы ее от влечения к этому человеку.
— Когда вы предполагаете начать поиски? — спросила она, нарушив молчание.
Уэбб захлопнул книгу.
— Когда мы найдем предлог, чтобы выпроводить Костаров из дома. К счастью, Анри держал лишь этих слуг. Так что мы сумеем что-нибудь придумать, найдем для них какое-нибудь поручение, чтобы избавиться от них на время. И кроме того… Логичнее искать дневники графа в его кабинете, а дверь кабинета заперта на ключ.
— Откуда вы знаете?
— Я проверил это, когда мы вошли. Его кабинет — первая дверь налево. Когда меня никто не видел, я попытался ее открыть. Вот почему надо сделать так, чтобы Костары надолго ушли из дома. Мне придется повозиться, чтобы открыть кабинет. Анри был очень предусмотрительным человеком, и я уверен, что замок весьма надежный.
Поднявшись с дивана, Лили подошла к камину и принялась рассматривать фарфоровые статуэтки, аккуратно расставленные на каминной полке. Веселые пастушки и влюбленные пастухи… Лили отвернулась от них — ее раздражали их счастливые лица.
— А сейчас, что делать?
— Прежде всего — успокоиться. Скоро здесь появится солиситор, и вы узнаете, насколько вы богаты.
— Чудесно. Фортуна улыбнулась мне, и все, что я могу делать, — так это сидеть здесь и ждать. — Лили принялась расхаживать по комнате, разглядывая маленькие столики, портреты на стенах и позолоту на дверях. — Может, мне лучше подняться наверх и помочь Селесте распаковать багаж? По крайней мере хоть чем-то займусь.
Она направилась к двери, но Уэбб опередил ее и взял за плечи.
— Как это будет выглядеть? — Он нахмурился. — Наследница сама распаковывает багаж?
Лили посмотрела на руку Уэбба, вцепившуюся ей в плечо. Его большой палец касался ее обнаженной груди в вырезе платья.
Не в силах удержаться, она приблизилась к нему почти вплотную. Приблизилась — и подумала о любовнице Уэбба. Какая она? Самоуверенная? Покладистая? Воспламеняют ли ее его прикосновения?
Зачем ей знать все это?
Сейчас ей хотелось одного: поцеловать его, чтобы убедиться, что их прежние поцелуи не плод фантазии. Ей снова хотелось почувствовать вкус его губ, почувствовать их возбуждающий жар.
— Малышка, — прошептал Уэбб, — не усложняй ситуацию. — Он провел пальцами по ее обнаженной руке.
— Вы не должны называть меня так, — сказала она, потупившись.
— Малышка, — повторил он, словно поддразнивая ее.
Она приподнялась на цыпочки и заглянула в самую глубину его голубых глаз. Заглянула — и невольно отшатнулась, увидев в его глазах то, чего совершенно не ожидала увидеть.
В его глазах было желание.
Он желал ее.
В этот момент Лили не думала о том, что, возможно, совершает ужасную ошибку. В этот момент она знала лишь одно: если сейчас она не поцелует Уэбба, то никогда не найдет ответы на мучившие ее вопросы.
Лили снова приподнялась на цыпочки и приблизила свои губы к его губам.
Она решилась поцеловать Уэбба.
Она не могла не поцеловать его.
В следующее мгновение Лили почувствовала, что этот поцелуй совершенно не похож на предыдущие. Он был страстный — и в то же время нежный.
В этом поцелуе были нежность и страсть.
Наконец он чуть отстранился, и Лили тихонько вздохнула, прижалась к нему всем телом и обвила руками его шею.
Уэбб все крепче прижимал ее к себе. Он принялся покрывать поцелуями лицо Лили и в какой-то момент вдруг почувствовал, что теряет рассудок.
Уэбб все еще не мог поверить, что соблазнительная женщина, которую он сжимал в объятиях, та самая девочка, которая когда-то преследовала его.
Как бы ему хотелось, чтобы она снова надела свое черное бумазейное платье. Облаченная в траур, она по крайней мере не сводила его с ума.
Лили по-прежнему крепко прижималась к нему, и Уэбб чувствовал жар ее тела, чувствовал, что она желает его. На мгновение она чуть отстранилась и зашептала ему в ухо:
— Уэбб, я…
Но Уэбб и без слов все понимал. Он снова впился поцелуем в ее губы и почувствовал, как Лили затрепетала в его объятиях.
— Кха… — раздался чей-то деликатный кашель. Уэбб обернулся и увидел Костара, стоявшего у порога, а рядом еще одного мужчину.
Он так увлекся, целуя Лили, что даже не услышал, как отворилась дверь. И это Уэбб Драйден, один из лучших агентов министерства! Слава Богу, что об этом его промахе не узнают на берегах Темзы… Иначе он стал бы объектом насмешек.
— Ах, молодые влюбленные, — улыбнулся Костар, толкая локтем в бок стоявшего рядом человека. — Глядя на влюбленных, вспоминаешь о своей юности, не так ли, Труссебуа?
— Ну, я… я… — Труссебуа залился краской.
Лили тем временем привела в порядок свое платье и вышла вперед. Причем вид у нее был совершенно невозмутимый — словно это не ее застали в объятиях молодого человека.
— Мадемуазель, — проговорил Костар, чуть склонив голову, — примите мои извинения за то, что помешал вам, но я хочу представить месье Труссебуа, солиситора вашего отца.
— Очень мило с вашей стороны, что вы незамедлительно пришли ко мне, — сказала Лили, подходя к Труссебуа и протягивая руку для поцелуя.
Лучезарная улыбка Лили, казалось, еще больше смутила солиситора — он так разволновался, что рассыпал по ковру содержимое своей папки.
Бедняга покраснел еще сильнее и, опустившись на колени, принялся собирать разлетевшиеся бумаги. Наконец выпрямился и, сунув документы в черную кожаную папку, виновато посмотрел на Лили.
— Я же говорил вам, — сказал Костар, — что она — точная копия своей матери.
— Вы забыли, Костар, что я никогда не встречался с графиней де Шевену.
В этот момент в гостиной появилась мадам Костар с тяжелым серебряным подносом, уставленным тарелками с бутербродами и пирожными. Кроме того, на подносе стоял огромный кофейник.
— Костар, — сказала она, обращаясь к мужу, — пойди поищи портрет нашей дорогой графини. Мне кажется, он на чердаке. После смерти жены граф убрал его, так как портрет постоянно напоминал ему о том, какое сокровище он потерял. — Мадам Костар улыбнулась Лили, и из ее глаз хлынули потоки слез. — Вы же не будете возражать, моя дорогая? Ведь вы, наверное, желаете, чтобы портрет вашей матери висел в этой комнате?
— Да, разумеется, — кивнула Лили.
Наконец Костары ушли. Уэбб уселся на диван и задумался… Его немного удивил Бермар Труссебуа. Слишком уж нервным казался этот человек.
Солиситор подошел к Лили, и она представила ему Уэбба — представила как своего жениха.
Затем месье Труссебуа водрузил на нос очки и принялся рассматривать Лили — казалось, он не верил, что перед ним дочь графа де Шевену.
Уэбб с удивлением наблюдал за Лили. Она была столь невозмутима и держалась с такой уверенностью… «Неужели она та самая женщина, которую я только что сжимал в объятиях?» — спрашивал себя Уэбб.
Он не знал, восхищаться ли ему выдержкой Лили. Во всяком случае, она была прекрасной актрисой. Но неужели Лили играла и несколько минут назад, когда трепетала в объятиях? Или она играет только сейчас?
А может, она наказала его за то, что он заставил ее отправиться в Париж? «Но это сладкая месть», — с улыбкой подумал Уэбб.
И туг он понял, что ему ужасно хочется вышвырнуть из дома этого несносного солиситора и поскорее приступить к поискам дневников. Или все-таки лучше отложить?
Лили налила месье Труссебуа чашку кофе.
Глубоко вздохнув, Уэбб решил пока не думать ни о чел и внимательно наблюдать за происходящим.
Услышав вздох сообщника, Лили посмотрела на него и улыбнулась:
— Хочешь кофе, мой милый?
Уэбб молча кивнул.
«Господи, — думала Лили, наливая ему кофе, — неужели у этого человека совсем нет сердца?»
Уэбб по-прежнему молчал. Более того, он хмурился делал вид, что отчаянно скучает.
Месье Труссебуа долго ерзал на стуле. Наконец, успокоившись, сделал глоток кофе и поставил чашку на стол. После чего раскрыл кожаную папку и принялся перебирать бумаги. Вскоре Лили стало казаться, что он совершенно забыл о ней.
Она посмотрела на Уэбба, но тот только пожал плечами, всем своим видом давая понять, что тоже не знает, что делать.
Утомленная затянувшимся молчанием, Лили спросила:
— Не хотите ли пирожных, месье Труссебуа?
Солиситор вздрогнул и в изумлении уставился на молодую женщину — казалось, он никак не может сообразить, кто же она, собственно, такая.
— О Боже… Да-да, конечно. Если это не затруднит вac, — выпалил он скороговоркой.
Лили положила на тарелку несколько самых красивых пирожных и протянула солиситору.
— Полагаю, что нам обоим сейчас трудно, — сказала она. — Но я надеюсь, мы сумеем установить такие же отношения, какие были у вас с моим отцом. Я знаю, что он очень уважал вас, — продолжала Лили, удивляясь, что такой умный человек, как Анри де Шевену, мог нанять на службу подобного простофилю.
— Ах да, ваш отец… — как-то странно улыбнулся месье Труссебуа. — Прекрасный был человек, хотя кое в чем я бы его упрекнул. К примеру: почему он так долго держал на Мартинике свою дочь? И почему скрывал ото всех, даже от меня, факт ее существования? Представьте мое удивление, когда я обнаружил его последнее завещание. Там говорится, что все свое имущество он завещает вам, дочери, о которой никто ничего не знал.
Лили улыбнулась. На эту тему она могла бы говорить часами.
— Мой отец решил, что так будет лучше для меня. Он заботился о моей безопасности. — Лили говорила тихим ровным голосом, стараясь походить на девушку, которая восемь лет провела в монастыре. — Ведь за это время во Франции многое изменилось. Я узнавала обо всем из писем отца. Так что нет ничего удивительного в том, что он принял меры предосторожности и отправил меня на Мартинику. Он поступил как заботливый, любящий родитель.
Разумные слова молодой женщины, казалось, немного успокоили солиситора. Однако он продолжал задавать вопросы — расспрашивал Лили о ее жизни на Мартинике, просил поделиться детскими воспоминаниями. В конце концов он окончательно успокоился. Было очевидно, что «допрос» вполне его удовлетворил. Правда, один раз месье Труссебуа тяжело вздохнул — заканчивая рассказ о своей жизни, Лили сообщила, что почти не умеет танцевать.
— Месье Франсуа был в отчаянии, когда учил меня, — с улыбкой сказала Лили.
— О, мадемуазель де Шевену, я просто не могу представить, что такая очаровательная девушка, как вы, не умеет танцевать. Вы должны порхать, как птичка. А сейчас, когда мы познакомились, — продолжал месье Труссебуа, — я должен перейти к деловой части нашей беседы. Как вы знаете, ваш отец, покойный граф де Шевену, в последнее время больше известный как гражданин де Шевену, оставил вам довольно значительное состояние. По моим предварительным подсчетам, вы должны получить… — Он сделал паузу, еще раз заглянул в бумаги и назвал цифру.
Хотя Уйбб оставался совершенно невозмутимым, Лили поняла, что он ошеломлен. Да и она лишь с огромным трудом удержалась от возгласа изумления — граф де Шевену завещал своей дочери Аделаиде огромные деньги.
— Я понимаю, — продолжал Труссебуа, — что вы не в силах сразу осознать, сколь велико состояние вашего отца. Но уверяю вас, вы — одна из богатейших женщин Парижа.
Лили, конечно, догадывалась, что служба Анри де Шевену очень щедро оплачивалась, но все же она не понимала, как ему удалось сколотить такое огромное состояние и сохранить его во времена террора и Директории? Что ж, неудивительно, что солиситор так нервничает.
И тут Лили захотелось выяснить, знает ли Труссебуа о шпионаже де Шевену. И если знает — то как много? Конечно же, Лили понимала, что Уэбб отчитает ее за любопытство, но все же она решила рискнуть.
— Как такое возможно, месье Труссебуа? — спросила она, изображая смущение. — Здесь, должно быть, какая-то ошибка. Сразу после моего отъезда трибунал отобрал у отца все его имения. Мне даже в голову не приходило, что кроме этого дома и небольшого дохода от приданого моей матери я получу что-нибудь еще. Уж во всяком случае, я не рассчитывала на такие деньги.
Уэбб придвинулся ближе к Лили и сжал ее руку, как бы говоря: «Прекрати, никаких расспросов». Но она проигнорировала предупреждение сообщника.
Месье Труссебуа смотрел на нее с улыбкой, делая вид, что не расслышал вопроса. Лили же твердо решила добиться своего, ведь перед этим солиситор расспрашивал ее с пристрастием. Более того, даже казалось, что он ей не доверяет.
— Откуда могло взяться такое богатство? — снова спросила она, как бы в испуге понижая голос и делая вид, что ужасно обеспокоена. Сбросив со своей руки руку Уэбба, она подалась вперед и еще тише спросила: — Надеюсь, здесь нет ничего незаконного?
— Мадемуазель! Как вы можете говорить подобные вещи? Ваш отец был примерным гражданином и настоящим патриотом.
— Вы неправильно меня поняли, — сказала Лили. — Я просто не верю, что унаследовала такую сумму, поэтому пытаюсь быть осторожной, месье. Пусть я долго жила на Мартинике, но я не столь наивна, чтобы не понимать: мне могут задать массу вопросов. Как отцу удалось накопить такие богатства в столь тяжелые времена? Я беспокоюсь за себя… и за вас. Ведь вы вели дела моего отца.
Лили мысленно усмехнулась. Вот она все и выложила. Так что если в голове у солиситора мозги, а не вата, он поймет ее намек: «Донесешь на меня, и будь уверен: я потащу тебя за собой».
— Я могу заверить вас, что здесь нет ничего незаконного, — поморщившись, ответил солиситор. — Просто ваш отец был чрезвычайно удачливым человеком и знал, куда вкладывать деньги. Дворец де Шевену и его земли были конфискованы, но графу удалось сохранить этот дом и загородный дом вашей матери, который она получила в наследство.
— И все же я не понимаю, как удалось моему отцу, имея всего два дома, достичь такого богатства. И кроме того… Я проезжала по городу и видела, какое запустение царит повсюду. А дом отца совершенно не пострадал. Мне кажется, что это очень странно.
— Выбросьте из головы подобные мысли, мадемуазель, и наслаждайтесь жизнью. — Солиситор поскреб подбородок. — Загородный дом — прекрасное место для летнего отдыха. Если помните, до него всего лишь час езды.
— Да-да, конечно. Это неподалеку от Шато-Мальмезон, — кивнула Лили. — Я прекрасно все помню.
— Вот и хорошо. И вы должны понимать: ваше богатство ставит вас в исключительное положение. Сейчас во Францию вернулись многие эмигранты, и у них осталось гораздо меньше, чем у вас. А у некоторых вообще ничего не осталось.
— О, месье, я очень благодарна вам. И всегда буду помнить о том, что вы для меня сделали.
— Я попытался сделать все возможное, чтобы скрыть истинные размеры вашего наследства. Такие деньги могли бы привлечь отъявленных мошенников, особенно когда наследница — такая молодая и нежная особа.
Лили попыталась изобразить смущение.
— По крайней мере, — продолжал Труссебуа, — у вас сейчас есть защитник, ваш жених, который проследит, чтобы вас не похитили или не обманули. — Он перевел взгляд на Уэбба: — Я могу надеяться, что вы защитите нашу наследницу?
— Можете быть уверены, сэр.
— Мистер Милн всегда защищает мои интересы. Он был так любезен, что выделил для меня один из своих кораблей и позаботился о том, чтобы я благополучно добралась до Парижа. — Лили с улыбкой посмотрела на Уэбба, надеясь, что ее слова звучали достаточно убедительно. — Я уверена, что отец одобрил бы мой выбор и ему понравился бы человек, который станет моим мужем.
— Ах да, этот брак… — Труссебуа откашлялся. — Боюсь, что здесь возникнут затруднения. Я одобряю ваш выбор, но другим он может не понравиться.
— Что вы хотите этим сказать? Я совершеннолетняя, мой отец умер, и нет никого, кто бы мог возразить против нашего брака.
— Дело в том, что состояние ваше слишком уж велико, поэтому власти назначили вам опекуна. Опекун должен одобрить ваш выбор, если вы решите выйти замуж.
— Мой опекун? — удивилась Лили. — И кто же он?
— Первый консул. — Труссебуа тяжело вздохнул. — Генерал Бонапарт. Он проявляет искренний интерес к вашей особе, за что мы весьма ему признательны.
Лили показалось, что при этих словах солиситор поморщился.
Сделав глоток кофе, Труссебуа продолжал:
— Видите ли, я здесь для того, чтобы передать вам приказ генерала Бонапарта. Вы должны явиться во дворец Тюильри сегодня вечером.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая наследница - Бойл Элизабет



Мне эта книга понравилась.
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетНаталья
19.04.2011, 19.50





Роман интересный,не затянут.Прочитать стоит.
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетНИКА*
22.11.2012, 16.06





Хороший, интересный роман. Мне понравился. Читается легко. Рекомендую
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетЛюбовь
10.12.2012, 22.27





Согласна,роман очень интересный и запоминающий 10 из 10!!!
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетFrecz
18.07.2013, 20.02





Как и в первой книге-слишком умная героиня, которая является дилетантом, и по вине которой приходится уйти в отставку не только агенту министерства иностранных дел, но также и начальнику этого министерства. В такое трудно поверить, так как это просто нереально! Но, тем не менее, эта книга понравилась больше, чем первая. Хотя, конечно же, на 10 не тянет. 8 из 10.
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетНатали
8.01.2014, 2.15





Роман мне понравился !!!
Дерзкая наследница - Бойл Элизабетnatali p
13.11.2014, 22.24





Не плохой, а главный герой кот полюбился еще в Дерзком ангеле, был неотразим.
Дерзкая наследница - Бойл ЭлизабетМилена
3.02.2015, 11.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100