Читать онлайн Джейн Спитфайр., автора - Боал Аугусту, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боал Аугусту

Джейн Спитфайр.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
Тройное интервью Джейн Спитфайр: смерть Мессии

Джейн вприпрыжку вернулась к себе и вызвала посла, трех своих друзей, четырех референтов и других сотрудников посольства.
– Мне нужны две девушки, эфиопка и русская! Немедленно! Которым можно полностью доверять! И красивые!
Представьте себе всеобщее уныние. Где найти русскую, заслуживающую доверия? И эфиопку – любую, даже не заслуживающую доверия? Нигде!
Джейн изложила свой план. Но все казалось безнадежным. Русская, еще туда-сюда… Но сильно под вопросом. Однако эфиопка – это уж слишком!
Когда Джейн приходила в отчаяние, ее мозг работал не так хорошо. Старый Мессия ухватился за идею дать интервью трем девушкам сразу. И оно должно состояться.
Как же найти выход?
Лучшие решения приходят оттуда, откуда их не ждут. Джелли, потерявши пару зубов в истории с лжекореянками и еще не совсем оправившийся, попросил слова. Так как его мучили сильные боли, он был краток:
– По-моему, ты должна отправиться одна, Джейн…
– Как это? – встревожилась та.
– Ты ведь закончила Королевские курсы драматического искусства в Лондоне и Актерскую студию в Нью-Йорке. Попробуй исполнить роли двух других девушек. Это несложно.
– Думаешь, получится? – засомневалась Джейн: авантюра казалась ей слишком уж необычной.
Посол захлопал в ладоши, как маленькая девочка, предвкушая сцену: успех или провал, неважно, – в любом случае он просмакует потом каждую деталь. Джейн слабо запротестовала, утверждая, что она слегка не в форме, но затем дала себя убедить. Это должно было стать самым рискованным приключением в ее жизни. И во многом заманчивым: отдаться человеку, уверенному, что он обладает сразу тремя женщинами. Три стиля в сексе? Легко: Джейн знала больше трехсот.
Следующие несколько часов она провела у себя, вспоминая читанного когда-то Станиславского, проглатывая трактаты по макияжу, сценическим позам, движениям и костюмам, истории Эфиопии, чтобы расслабиться – две-три книги по шпионажу.
– Всего за несколько часов? – изумитесь вы.
Но Джейн Спитфайр была асом быстрого чтения.


Старый Мессия (старый сатир) сидел на постели, занимаясь йогой, одетый только в кимоно. У каждого свои увлечения. В дверь постучали.
– Войдите.
Вошла Джейн, ослепительнее, чем всегда.
– А подруги… близкие? – вздохнул старик.
– Будут. Но сначала хочу поговорить с вами наедине… это очень личное, – и Джейн разделась.
Президент не заставил себя упрашивать. Он схватил шпионку за волосы, грубо, но не без нежности, поцеловал в губы, тяжело дыша, и объявил, что янки – его единственная настоящая любовь. Он не может это сказать в присутствии своих помощников – только с глазу на глаз. Он воспел хвалу тонкому аромату ее тела и тонкости языка Шекспира. Английский язык – так уверял он – был доведен американцами до телеграфного совершенства; им надо было бы оккупировать всю Мексику, всю Америку от края до края, а не только подыскивать места для военных баз; поставить под контроль не только экономику соседних стран, но вообще всю жизнь в них. Ну и так далее. По его словам, он прочел впервые «Дон Кихота» по-английски, так что оригинал показался ему потом довольно бледным…
Президент был, иначе говоря, сражен наповал.
Джейн возбуждала его, как только могла. Он пытался ухватить ее, но женщина ускользала. Старик скинул с себя кимоно и стал голым преследовать Джейн, прыгая по постели. Она сделала вид, что упала на пол, залезла под кровать и попросила минутку времени. Тот согласился. За эту минуту Джейн – единственным зеркалом было ее воображение – с помощью мелких трюков (парик, накладные ресницы и тому подобное) преобразилась в прекрасную и холодную Ирину. Такая же красивая, как Джейн, только ледяная.
Мессия пожелал продолжить увлекательную игру в прятки. Из-под кровати вынырнула Ирина.
– Кто вы?
– Ирина Плисецкая. Я влюбилась в тебя, старый неотесанный мужлан! Хочу заняться с тобой любовью!
– А, это вы близкая подруга… этой самой….
– Именно так.
– Значит вы в курсе.
– В курсе всего!
Президент не заставил себя упрашивать. Он хватал женщину за грудь, за ляжки, целовал ее пупок, уши, в разные места, то повыше, то пониже, и так, между поцелуями, поведал о своем преклонении перед Марксом и Энгельсом, перед Лениным, перед мужеством русского народа и его великого героя маршала Тимошенко, спасшего человечество от бича нацизма и тем самым изменившего ход истории. И воскликнул:
– Будущее за социализмом!
Каждые три-четыре минуты Ирина повторяла:
– Моя любовь. Люблю тебя. Моя любовь. Люблю тебя, – довольно-таки монотонно. Потом, после энергичного совокупления, попросила:
– Один момент!
– Что такое?!
– Мне нужно в ванную. Я забыла о своей диафрагме!
– Давай, моя девочка, возвращайся быстрее… Хочу, чтобы моим единственным наследником стал народ.
Женщина удалилась. Старик, пуская слюни, нервный, возбужденный, проглотил за это время несколько таблеток, три ложки сиропа против кашля, витамины от A до Я, омолаживающий препарат и не забыл о средстве против преждевременного семяизвержения, запив все это полулитром вина – подкрепляющего средства. Он еще не успел проглотить все необходимое, когда на пороге ванной возникла черная богиня, обладательница лучшего тела за всю историю человечества. Потрясающе! Старик едва не упал в обморок.
И снова Джейн!
Как она выкрутилась? Легко: при помощи тонкой черной пленки, плотно прилегавшей к ее телу во всех местах. Никто не отличил бы ее от настоящей негритянки.
– Кто ты, прелестная эфиопка?
– Я Индира, – раздался низкий голос, непохожий на голоса двух других девушек. – Я люблю тебя, потому что ты любишь Индию и все страны третьего мира!
Станиславский пришел бы в восхищение (больше от игры, чем от текста).
– Кто, если не я, придумал эту историю про третий мир? Нам надо соединиться против обоих империализмов, моя крошка! Обрати внимание: соединиться!
Он говорил, хватая «негритянку» за разные места, разглагольствовал, крепко сжимая ее в объятиях. Та не отставала, оказываясь то сверху, то снизу, опять сверху и опять снизу, пуская в ход руки и ноги, пальцы и язык. Взад-вперед, взад-вперед. Беседа не прекращалась, и он объяснял, – а она слушала – что развивающиеся страны, как бараны, должны сойтись в стадо и дать отпор империалистическим волкам, он говорил и вставлял, вставлял.
Истинное безумие. Оба проявили себя очень хорошо. Но внезапно Индира схватила старика за шею, и полились упреки:
– Все это правда! Но ты не покушаешься на экономические интересы империалистов у себя дома – это тоже правда! Ты ничего не конфисковал, ничего не национализировал! Ты позволяешь американцам беспрепятственно закабалять свою страну.
Президент включился в игру:
– Да, признаю, это так. Но зато я создал замечательную ситуацию, при которой рабочие борются исключительно против иностранного капитала!
Словно по мановению волшебной палочки, эфиопка соскользнула с постели. Мессия попытался ее настичь, но уже из-под кровати, с другого края, вылезала соблазнительная, бесподобная Марикита Са, совершенно обнаженная.
– Ах ты злодей! Ты это сделал, чтобы рабочие боролись против нас? Против наших законных империалистических интересов? Негодник! И притворяешься добрым дядюшкой!
На какую-то долю секунды тот застыл в замешательстве. Но хладнокровие тут же вернулось к нему:
– Да, ситуация с рабочим движением у нас замечательная! Она создавалась в интересах буржуазии. Никаких революционных поползновений. Единственная наша забота – увеличение зарплат и продолжительности отпусков. Это отдаляет зловещий призрак коммунизма. Более того: существует множество различных профсоюзов, чтобы рабочие были разделены. Соперничество. Понимаешь? Я сделал так, что рабочий класс в этой стране станет сознательным не раньше, чем через двадцать лет после моей смерти.
Слова били из него ключом. Он говорил, и целовал, и хватал, и обнимал. Оргазм не замедлил себя ждать. Джейн, мускулистая, извернулась и прыгнула на него сверху, так что Мессия, потеряв равновесие, упал лицом в подушку.
– Отпусти меня, Марикита!
– Я не Марикита, я Ирина!
– Ирина??? Так ты слышала, что я говорил ей?!
– Все слышала! Итак, ты создал эти чудовищные профсоюзы? С культом твоей личности и продажными лидерами? Как ты мог?
– Да, это правда! Но база профсоюзного движения осталась нетронутой – это тоже правда! И благодаря ей мы освободимся от коррумпированных лидеров!
Джейн отпустила его и вновь превратилась в Марикиту. Президент перевернулся на спину и начал свою очередную речь:
– Видишь ли, моя прекрасная холодная Ирина… – и каково же было его замешательство, когда он снова увидел ту, другую!
– Какая еще Ирина? Какая прекрасная и холодная? Это я, Марикита Са! Что скажут мои читатели в Майами, когда узнают, что ты избавишься от профсоюзных лидеров? Опять против нас? Изменник! Жалкий предатель!
Так все и продолжалось, словно театральная пьеса. Персонажи говорили и кончали одновременно. Джейн Спитфайр кончала сразу за троих: за Ирину, Индиру и отважную Марикиту, кубинскую беженку.


СЦЕНА ПРОИСХОДИТ В ПОСТЕЛИ. ДЕЙСТВИЕ: МНОГО СЕКСА! НИКАКИХ ЗАПРЕТОВ! НЕСЛЫХАННО! НЕОБЫЧАЙНОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ПОЗИЦИЙ!


МЕССИЯ (не останавливаясь, чтобы перевести дух): Именно поэтому, дорогая Марикита, я и сохранил буржуазную армию: она будет защищать священные интересы империализма! Вы сможете забрать все, что хотите. Армия подавит рабочие волнения в самом зародыше, решительно и энергично!


ИНДИРА (вылезая из-под кровати, куда только что уползла Марикита): Что скажут читатели «Эфиопиан Геральд», когда узнают, что вы, немощный старик, сохранили буржуазную армию, чтобы безжалостно подавлять рабочие волнения?! (Бьет его по лицу вышеупомянутой газетой и исчезает под кроватью.)


МЕССИЯ: Вы забываете, милая креолка, что зато я создал другую, партизанскую, армию!


ДЖЕЙН-МАРИКИТА (величественно выходя из-под кровати, ослепительная как никогда раньше): Ах, так вы создали все это войско бандитов и насильников?


МЕССИЯ: Нет, бандиты мне не подчиняются…


ДЖЕЙН: Это вы раздували народные волнения?


МЕССИЯ: Но зато я сделал так, что они выполняют лишь мои приказы! А я никогда не прикажу ничего, что идет вразрез с интересами моих добрых американских друзей…


ИРИНА (появляясь с другого края кровати, вся дышащая холодом сибирских степей): Ах вот как? Сволочь!!!!!!!


МЕССИЯ (не в силах сдержать оргазм и тревогу, три женщины кажутся ему тридцатью, которые беспрестанно появляются из-под кровати, из простыней, из одеял, из прозрачных покрывал): Ради Бога! Больше не могу! Соединимся! (Конвульсивно всхлипывает.) Я больше ничего не прошу! Ирина, Индира, Марикита! Соединимся! (Похоже, он бредит.) Все объединимся под моим образцовым руководством! Мелкие разногласия больше не важны! Объединимся все под моими знаменами, под моими портретами, подо мной! Все едины. Я приказываю! Народы объединятся в нации, нации в континенты, континенты – во Вселенную, покорную моей воле! (Близость оргазма заставляет его терять чувство меры.) Это займет сто лет, двести, какая разница? Главное – что весь мир будет единым, у моих ног!(Выгибаясь, тяжело падает на Джейн.) Главное – это всеобщее единство под моим просвещенным руководством. (Ритмичные конвульсии). Я несменяем! После меня – хаос, гражданская война, потоп, чума, Содом и Гоморра, Помпеи, землетрясения, цунами! (Он начинает ощущать райское блаженство оргазма.) Всегда, всегда, всегда… Я – вождь, я – дуче, я – фюрер… Команданте… Царь царей! Император императриц! Я… вечен… (Здесь драма вновь становится романом.)
Он извергал из себя сперму и вместе с ней – свои настоящие и будущие титулы, реальные и воображаемые. Глаза его, похоже, ничего уже не видели. За словом «вечен» последовал вопль – и губы его перестали шевелиться.
Старый Мессия перешел безостановочно от высшего наслаждения к полнейшей неподвижности.
Так он и умер: внутри Джейн Спитфайр. Наслаждаясь.
Мессия хотел всего, но закончилось это плачевно. Невозможно заниматься любовью с тремя юными девушками, равно прекрасными… но отстаивающими противоположные идеологии.
Освободиться от Мессии стоило Джейн некоторых трудов.
Но она освободилась.
Восхищенная своими артистическими способностями. И было чем восхищаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту



Идиотизм
Джейн Спитфайр. - Боал АугустуИрония
6.06.2013, 13.39





Чокин в американском варианте
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 8.36





я хотела сказать: Чонкин
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 9.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100