Читать онлайн Джейн Спитфайр., автора - Боал Аугусту, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боал Аугусту

Джейн Спитфайр.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8
Джейн Спитфайр встречается со Старым Мессией (плюс Магическая формула № 1)

– Во время работы любовью не занимаются! – громко делала выговор Джейн Спитфайр. – И не оправдывайтесь! Вы повели себя как настоящие враги! Считаетесь моими неразлучными друзьями – а что на самом деле?! Я не нахожу вас рядом именно тогда, когда вы мне нужны больше всего! Это в последний раз! Если такое повторится, прощения не будет! Осторожно со мной! Я – лучший друг своих друзей и злейший враг своих врагов и врагов Родины! Кто против меня, тот против Родины!
Выговорившись, Джейн приказала:
– А теперь всем отдыхать!
У троих друзей, пристыженных до крайности, на глазах выступили слезы. Головы их были забинтованы, сквозь повязки проступали кровавые пятна. Послышались возгласы:
– Ты права, Джейн!
– Мы виноваты!
– Прости нас, Джейн!
– Дай нам еще один шанс!
Так продолжалось, пока Джейн не приказала разойтись всем по своим комнатам. Война начиналась неудачно.
После этого к Джейн явился посол в сопровождении командующего Национальной гвардией. Джейн почти что билась в истерике, издавая яростные и грозные вопли:
– Как вы посмели привести его ко мне без моего разрешения?! Ведите себя, как положено, господин посол!
– Тш-ш-ш… прошу вас, мисс Спитфайр… слуги…
– Какое мне дело до слуг? Вы должны знать свои обязанности! На пенсию захотелось?!!
Вот она, подлинная Джейн Спитфайр: изрыгающая огонь, словно дракон!
– В этом посольстве приказываю я! Чтобы все об этом знали! А значит, в этой стране тоже! А вы, господин командующий? Как вы смеете появляться передо мной в таком виде! Где ваши медали?!
Двое несчастных бормотали что-то такое, что даже не стоит труда приводить здесь. Когда наконец божественный гнев богини всех шпионов немного поутих, Спитфайр мирно приказала:
– А теперь разрешаю вам немедленно исчезнуть с глаз моих! Вон! Get the hell out of here!
Те не стали терять времени и тут же пропали, оставив после себя лишь облачко пыли.
ОРГАЗМ
С бьющимся сердцем, все еще сжимая в правой руке конверт, Джейн вернулась к себе. Прежде всего она проверила, нет ли в комнате кого-то еще. Никого не было. После этого она приступила к выявлению скрытых микрофонов и видеокамер. И только тогда приступила к… Да, Джейн тоже не была идеальна во всем. После таких масштабных успехов она имела привычку забавляться сама с собой. И вот… Нет, я не должен об этом говорить… Джейн, похоже, испытала оргазм. Она терла конвертом свое тело в разных местах… Фетишизм? Не знаю. Похотливая дьяволица. Нет-нет, Джейн не была идеальной! Нисколько! Но такое случалось, только если чувствовался запах крови, присутствие смерти… многих смертей… миллионов смертей… войны, голода, уничтожения… смертей… Смерть вызывала у нее извращенное сладострастие, заставляла испытывать сатанинское наслаждение. Признаемся, что Джейн была просто великолепна. Она считала, что в мире слишком много народу. Четыре с лишним миллиарда. Зачем их столько? И поэтому смерть восхищала ее. Больше пространства. Ужас и страсть, слитые воедино, вызывали у нее невозможные корчи. Корчи оргазма. Болезненные. Непереносимые! А Магическая формула должна была вызвать миллионы смертей. Голод. Снижение рождаемости. Меньше толп. Меньше скоплений народа. Порядок. Опустевшие пляжи. В этой формуле была какая-то чертовская магия.
Джейн принялась читать.
Она чувствовала, что сам Сатана овладевает ею. Инкубы, демоны, черти! Джейн становилась одержима тысячами дьявольских орд! Пол под ее ногами качался, и чем дальше, тем больше. Джейн смаковала каждый параграф, каждый абзац, каждое слово. Читала вслух (к счастью, в комнате имелась прекрасная звукоизоляция). Читала и перечитывала. Голова ее кружилась, мебель в комнате заплясала перед глазами, быстрее, быстрее, СМЕРТЬ НА ПЛАНЕТЕ, МИЛЛИОНЫ ПОГИБШИХ, СМЕРТЬ, МАГИЧЕСКАЯ ФОРМУЛА, СМЕРТЬ НА ПЛАНЕТЕ, МЕРТВАЯ ПЛАНЕТА! МЕРТВАЯ!!!
Внезапно Джейн остановилась. Как тот, кто испытывает острое, невыносимое наслаждение. Она действительно испытывала его. Абсолютный оргазм. Душа и тело едины. Ее тело и ее душа. Без посторонних. Оргазм в одиночестве. Гермафродитский. Самодостаточный.
Внезапно Джейн остановилась.
Она лежала в постели.
Пол больше не качался, потолок не двигался, мебель надежно стояла на своих местах. Джейн погляделась в зеркало, гигантское зеркало, которое она приказала повесить прямо над кроватью. Увидела себя обнаженной. В бессознательном состоянии она сорвала со своего тела всю одежду. Одежду, взятую у того парня, который все еще спал после семи божественных оргазмов, посланных ему с неба.
Разбросанная одежда. Джейн рассмотрела свое лицо: она расцарапала его. Она расцарапала также свои бока, теперь кровоточившие. Бессознательно.
Джейн улыбнулась своему отражению.
Я предпочел бы умолчать об этом, но как повествователь должен быть честным. Правда не всегда прекрасна, как Джейн Спитфайр, но всегда правдива, часто необузданна и жестока.
Джейн нежно улыбнулась себе самой и шепотом сказала:
– Спасибо, Джейн… Я тебя люблю… Ты была так хороша…
Затем, точно пробудившись ото сна – или от кошмара, – она спокойно, медленно прочла Магическую формулу.
Вот что в ней говорилось:


МАГИЧЕСКАЯ ФОРМУЛА № 1 (ЭКОНОМИЧЕСКАЯ, КУПЛЕНА У БЕЗУМНОГО УЧЕНОГО)
Тема: экономика не связана с моралью. Она нейтральна. Она относится к жизни человека, но сама по себе не человечна. Математика. Почти точная наука.
Философия формулы: никакого распределения. Нельзя распределить то, чего нет. Прежде всего необходимо иметь что-то. Управлять богатством. Концентрировать его.
Цель: накопление капитала. (Впоследствии станет ясно, что может из этого проистечь.)


ЖЕСТКИЕ, СРОЧНЫЕ, НЕОТЛОЖНЫЕ МЕРЫ
Часть первая:
1. Заморозить зарплаты. С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЬ ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ!
2. Освободить цены. С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЬ ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ!
3. Строгость в управлении, массовые увольнения чиновников. С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЬ ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ!
4. Немедленная приватизация промышленных предприятий, принадлежащих государству. С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЬ ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ!
5. Политические, экономические и социальные уступки транснациональным корпорациям, занимающимся добычей нефти и других полезных ископаемых. С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЬ ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ!


Часть вторая:
Параграф первый и единственный: немедленно удалить из законодательства все положения, препятствующие свободному вывозу иностранного капитала. С ЦЕЛЬЮ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ВОЗРОСШЕГО ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА ПОКИНУТЬ СТРАНУ В КРАТЧАЙШИЙ СРОК.


Так гласила Магическая формула № 1.
Настоящая проповедь!
Джейн спокойно перечитывала ее, вновь и вновь. Чего-то не хватало. Чего-то важного. Она встала в постели на четвереньках. И сказала себе:
– Еще кое-что. Многие будут против. Многих надо будет устранить. Не хватает третьей части.
И она приписала со зловещей улыбкой:
СМЕРТЬ КАЖДОМУ, КТО ВЫСТУПИТ ПРОТИВ ЭТИХ МЕР.
СМЕРТЬ!
– Вот теперь как надо, – заметила она.
Оделась и вышла.
СЕНАТОР
Джейн оделась и вышла. Посольство выглядело пустым. Посол удалился домой, страдая от мигрени. Все уже знали о приступе гнева, посетившем Шпионку, обладательницу 107-го дана по дзюдо. Все попрятались за мебелью, в шкафах, в чемоданах. Никто не хотел стать жертвой ярости Джейн. Тем более – испытать на себе силу ее удара.
Она вышла в сад посольства. Ни один надоедливый собиратель автографов не приставал к ней. Наверху весело щебетали птицы. Ветер шевелил листья на деревьях. Пчелы старательно собирали пыльцу на цветах, раскрывавшихся им навстречу, словно чувственные женщины. Идиллическая картина дополнялась присутствием колибри, любимцев цветов, которые, уважая права пчел, ждали своей очереди.
В саду имелась площадка для мини-гольфа. Ежедневно там упражнялся старый местный сенатор. Сегодня он, как и всегда, был на площадке. Так как сенатор был верным защитником американских интересов, то ему позволялось беспрепятственно входить через черный ход.
Он был старым и утомленным, но знал много, очень много. Слишком много. Джейн воспользовалась мирной обстановкой, чтобы задать ему несколько вопросов.
– Дьявол знает много, потому что долго живет, а не потому что он дьявол… Сервантес был прав. Я видел многое, девочка моя. И я пессимист. Поэтому я играю в мини-гольф…
Джейн не увидела связи.
– Я отказался от крупных авантюр, от больших открытых пространств, от борьбы за свободу. Сейчас мне нужна только эта несложная игра, это небольшое пространство, внутри стен… Это моя тюрьма или надежное убежище… Зависит от точки зрения…
Джейн решила не терять времени:
– Расскажите мне об этой стране.
Как старый, покинувший сцену актер, сенатор рассказал о славном прошлом страны. Настолько давнем, он даже не был участником событий. О своем деде, сражавшемся на стороне Сан-Мартина и Боливара против испанцев. Потом пришли французы, англичане, голландцы, и воцарился хаос. Дисциплина – как полагал сенатор – восстановилась только благодаря доктрине Монро: «Америка для американцев… для североамериканцев!». Вот она – надежная опора!
По мнению сенатора, все должно было продолжаться в этом духе. Спокойные и сильные люди обеспечат порядок. Никакого прогресса, зато стабильность. Чего еще желать? Бездействие. Кислород. Зеленая трава. Здоровый образ жизни. Спорт. Прогулки верхом и пешком. Нирвана. Рай. Белые мимолетные облачка. Мир. Сельское хозяйство.
Сенатор совершенно серьезно выставил обвинение:
– Вина лежит на вас. Промышленная революция. Фабрики. Рабочие. Загрязнение воздуха. Массовая продукция. Пролетарии. Загрязнение воздуха. Права человека. Войны. Грабежи. Народное образование. К чему оно? Народ захотел себе прав. Воцарилось насилие. И что теперь?
Джейн была категорична:
– Надо положить конец этому всему! Я люблю свободу и готова расправиться с ее противниками. Силой, если необходимо. Да будет так! Ценой больших жертв, потоков крови. Да будет так!
Сенатор задумчиво размышлял:
– Во многих странах правящие круги проповедуют союз труда и капитала. У нас было много мессий, приходивших, чтобы строить, а не разрушать, чтобы объединить предпринимателей и рабочих, господ и рабов. Добрые намерения? Или злые? Я не умею читать мысли. Но я умею читать реальность. А она кристально ясна: мы имеем ее у себя перед глазами. Наш лидер. Старый Мессия. У него доброе сердце. Он все время старается что-то делать на благо народа. Предлагает ему все, что есть: от спагетти до швейных машинок, от одежды до холодильников. Он находит рабочие места. Так он стал кумиром нации. Харизматическим вождем. Он не решает проблемы страны или народа, только проблемы отдельных семей. Он доброжелательный и очень способный. Но он хочет обнять своими руками весь мир, как любой мессия. Он хочет, точно наседка, взять под крыло не только своих цыплят, но также уток, лебедей и гусей. И вот результат: всеобщая склока! Он хочет быть лидером всех: левых, правых, центра, тех, кто внизу и наверху. Он победил, так как каждый думал, что Мессия говорил на его языке. Но тот говорил на эсперанто. Мало осталось эсперантистов, которые мечтают о всеобщем языке. Так он пришел к власти. И пока что удерживает ее. Все враждебные между собой группы стараются по-своему перевести то, что он говорит. Но он говорит на эсперанто. Сегодня, дорогая Джейн, мы наблюдаем ссору между хищниками. Он взял власть от имени всех и теперь должен решать, от имени кого будет править дальше. Пока решения не приняты, страна истекает кровью. Корабль тонет. Крысы бегут.
Джейн говорила мало, в основном слушала.
– Я прибыла, чтобы установить порядок. И установлю!
– Там, снаружи, – сказал сенатор, указывая на высоченные стены со стальными воротами, – народ, который хочет только подачек. Как вы говорите, своего куска пирога…
– Но здесь, внутри этих стен, мы хотим сосредоточить богатство в немногих руках… которые находились бы под нашим контролем. Дружественных руках, – ответила Джейн, вспомнив слова госсекретаря.
– Эти руки, увы, принадлежат смертельным врагам.
– Я установлю собственный порядок. У меня уже есть первая из пяти формул. И она будет применена во всей своей полноте!
– Старый Мессия воспротивится. Не забывайте, что он – популист. Не революционер, нет, он не любит резких перемен, но не может удержаться от уступок народу…
– Я должна встретиться с ним. Сегодня же. Попросите его, дорогой сенатор, об особой милости. Езжайте во дворец, добейтесь для меня этой встречи. Не говорите ему, кто я. Придумайте что-нибудь. Молодая журналистка… Кстати, это правда: я иногда пишу в «Морнинг Террор», орган кубинских беженцев в Майами. Обещаете?
– Чего не пообещает такой старик, как я, такой очаровательной девушке, как вы?
– Но на этот раз, чтобы без секса… – добавила дальновидная Джейн.
– В пять часов, за чаем. Пойдет?
– Прекрасно. До свидания.
И Джейн быстро вернулась к себе в комнату. У нее еще была назначена встреча с советниками посольства, и следовало наложить на себя макияж. Сексуально и психологически Джейн была истощена. Но времени на отдых не оставалось.
СОВЕТНИКИ
В приемную к Джейн были допущены четыре референта, как раз в тот момент, когда она развешивала на стенах фото кое-каких политиков мужского пола. Референты, войдя, уселись.
– Итак, к делу: что с прессой, радио и ТВ?
Референт по печати взял слово. Он объяснил, что в прессе все подчинено погоне за сенсациями, граничащей с полной аморальностью. Одна газета ежедневно публиковала на первой странице фотографию гроба. Но гроб был каждый раз другой: в нем лежал человек, погибший в этот день. Иногда, правда, печать играла на руку посольству, дестабилизируя ситуацию. Например, одна газета напечатала новость об ожидающейся нехватке мяса, на другой день – аналитическую статью о причинах нехватки мяса и на третий – сенсационное сообщение о том, что на всей территории страны мясо закончилось. Средние классы под влиянием таких вестей начинали мечтать о железной руке, которая наведет порядок. На телевидении шли споры в прямом эфире, где сталкивались самые разнообразные позиции. Полный разброд!
Референт по учебным заведениям сообщил, что студенты готовят что-то серьезное, поскольку занимаются всем, кроме учебы.
Референт по делам рабочих рассказал о новых техниках саботажа на производстве как протест против повышения стоимости жизни и замораживания зарплат: «Печальная работа», «Операция 'Черепаха'», «Упавшие руки», прогулы, дикие незаконные стачки, приводившие к полному параличу в промышленности.
– А какие меры принимаются против этих нахалов? Где полиция? – в негодовании спросила Джейн.
– Полиция хватает, а судьи потом отпускают…
Наконец, референт по безопасности с горечью поведал, что собираются шайки просто для того, чтобы убивать. Терроризм, наглый и неприкрытый. Он робко попросил о принятии мер, ужесточении законов и так далее.
– Законы принимаются медленно, это зависит от парламента. Предлагаю следующее: они хотят террора? Они его получат! Я сегодня же приступаю к формированию собственных вооруженных отрядов. Убивать – это легко. Мы и сами можем. А оружие у нас лучше, чем у них!
Джейн сделала еще несколько замечаний, отдала несколько приказаний и отпустила референтов, предварительно посетовав на безумие, которое творится в стране. Применить пять формул сразу будет нелегко. А в рамках закона – и вовсе невозможно.
ПРЕЗИДЕНТ
Джейн пунктуально явилась в президентский дворец к назначенному времени, показала фальшивые бумаги на имя Марикиты Са и стала ждать. Откуда-то из глубин дворца появились три довольных депутата. Джейн немало удивилась этому, зная, что перед ней – заклятые враги. Она услышала обрывок беседы:
– Он обещал, что не тронет стада ни одного из моих родственников! – сказал депутат, защищавший интересы латифундистов.
– Наш президент – единственный оплот против транснациональных корпораций, – отозвался другой, представлявший мелких предпринимателей.
– И только он гарантия того, что реальные зарплаты рабочих не пострадают! – откликнулся последний, посланец от рабочих.
Так, напевая, депутаты выходили из дворца. Но неизвестно, напевали они один мотив или нет…


Охранник попросил Джейн подняться, проверил, нет ли у нее с собой оружия и ничего не обнаружил (это, однако, не означало отсутствия оружия). После этого он пригласил ее войти в президентский кабинет. Джейн вошла. Три приказания меньше чем за три минуты! Джейн начинала закипать.
Но что это?!!
В центре кабинета – помост, на который вели семь ступенек. В центре помоста – стол трехметровой ширины. За столом в огромном кресле величественно восседал Старый Мессия.
– Входите, моя дорогая журналистка, входите…
Еще один приказ! Но Джейн была так поражена, что повиновалась. Так как никакого кресла для нее не имелось, то пришлось стоять.
– Что вы хотите спросить у меня? Впрочем, нет. Лучше напишите: дети – будущее нации! Прибавьте: народ – наше главное богатство! И еще: бедняки получат власть в стране! Нет, не так: власть принадлежит народу, и только ему! Или даже вот что: последние станут первыми, если считать с конца! У меня неистощимое воображение, вы не находите? Самому бывает страшно. Спасается только тот, кто крутится. Настоящие перлы!
Тут он заметил, что Джейн ничего не записывает.
– Какой у вас стиль ведения интервью, девочка моя?
– А догадайтесь!
Ему понравилось. Улыбка.
– Назовите мне имя какого-нибудь политика, сеньорита.
– Фидель Кастро!
– Необыкновенный человек! Удивительная физическая выносливость, выдающийся лидер, честнейший, отважнейший, любимый своим народом!
Джейн попробовала зайти с другого конца.
– Стресснер.
– Воплощение стабильности! И с каким постоянством он выигрывает безальтернативные выборы! Неординарный политик!
– Альенде?
– Героическая смерть. Он погнался за химерой… Мечта всегда остается лишь мечтой… С каким мужеством и патриотизмом он встретил неизбежное! Другого такого не найти! Он пал, защищая свои идеалы!
– Кеннеди?
– Он пал, защищая свои идеалы! – Джейн подумала было, что пластинку заело, но нет: речь шла о Кеннеди. – Молодой, красивый, обаятельный – ах, несчастная Жаклин! Если бы он не погиб так рано! Но он открыл путь другим… Выдающийся лидер!
– Муссолини?
– Прекрасно разбирался в кулинарии. Как он готовил спагетти а-ля Альфредо Скроффа! Лучше, чем сам Альфредо! Моя мать всегда говорила: здоровым хочешь быть как он, ешь каждый день тарелку макарон! Неординарная личность!
– Гитлер?
– Не знаю, правда ли то, что о нем обычно говорят… У него были горячие поклонники и непримиримые противники. Так или иначе, он обладал громадной властью, был повелителем добра и зла…
– Выдающийся лидер, не так ли? – спросила Джейн, взбираясь по лестнице и усаживаясь на стол, из-за отсутствия кресел.
– Я только хотел это сказать… Во всем надо видеть хорошую и плохую стороны… – ответил президент, рассеянно поглаживая сквозь ткань соски очаровательной репортерши, которая ничего не записывала и не захватила магнитофона.
– А Варгас, Перон, Перес Хименес, Рохас Пинилья?
– Выдающиеся деятели! Каждый! Исторические фигуры, неповторимые!
– А что вы можете сказать о самом себе?
– Я готовлю свой проект, грандиозный проект. Правда, он еще находится в туманном состоянии. Это туманность, из которой вырастет блестящее скопление галактик, светил, лучей, молний, которые возвестят миру о рождении Истинной Философии, столпа будущего! Ответственность будет поделена между всеми!
– Что же лежит в основе вашей системы?
– Национальное Существо. Нация – единый организм, враждебный экономическому и культурному империализму любого вида. Именно поэтому я – тот самый человек!
– Какой? – спросила Джейн, подавленная таким самовосхвалением.
– Человек, избранный для этой миссии!
– А что есть Национальное Существо?
– Туманность, состоящая из звезд первой величины! Она – нечто конкретное. Это Существо принадлежит будущему. Будущему, которого еще нет, улавливаете? Временами меня терзают сомнения: это Существо сотворится или будет творимым? Понимаете? Вы читали Гегеля? Он вызывает во мне чувство беспокойства!
– Так, немного: «Феноменологию духа», «Науку логики», «Энциклопедию философских наук»… – но тут Старый Мессия перебил ее:
– Замолчите!
Он не мог допустить, чтобы девушка читала из Гегеля больше, чем он сам.
Джейн взорвалась:
– Тогда я не желаю никакого интервью! Взгляните, Старый Мессия! Я не та, за кого вы меня принимаете!
Старик подумал, что собеседница намекает на то, что она девственница или что-то в этом роде, и рассыпался в извинениях, быстро убрав руки с грудей Джейн. Та продолжала, гневно раздувая ноздри:
– Я хочу не просто интервью! Журналист должен быть творцом! Мне нужно произведение искусства! Перейдем к фактам!
Президент успокоил Джейн. Она остыла.
– Хорошо. Но только я сообщу их не здесь и не сейчас.
– А где??? Когда???
– Этой ночью. Возьмите карточку: Золотые Драконы национального величия, охраняющие дворец, пропустят вас. Интервью состоится в моей личной гостиной, между приемом посла Андорры и вручением верительных грамот послом Люксембурга. Идите и возвращайтесь.
Прекрасная блондинка заколебалась. Взгляд ее устремился куда-то за горизонт. В этот момент президент, охранники, все, кто подглядывал через приоткрытые окна и двери, видели в ней великолепную самку и жаждали ею обладать. Но эта самка обдумывала ослепительную идею, способную изменить судьбу человечества. Шедевр ее дьявольского разума, благословленного самим Богом!
Джейн подумала с улыбкой: «Хорошо, если этот старый сатир захочет меня. Только тогда он расколется. Интервью на кончике члена!». Вслух же она произнесла:
– У меня есть две близкие подруги, которые тоже хотели бы взять у вас интервью… в непринужденной обстановке… – и придвинулась к покоренному старику, чтобы он лучше улавливал запах, шедший у нее из-под мышек.
– Две подруги? Близкие?
– Одна – прелестная молодая эфиопка, гражданка Индии, настоящая представительница третьего мира, который так вам дорог. Вторая… ну, она скорее представительница враждебных сил… Другого империализма, как выражаетесь вы…
– Русская?
– Да.
– Отлично: приходите втроем! Это будет подлинный марафон, но я сейчас в форме! Но предупредите, что встреча будет очень и очень личной! Пусть они хорошо подготовятся!
– Я поняла. Мы придем втроем. Подготовленные до предела!
И Джейн с улыбкой удалилась.
Превосходная игра! Вершина человеческой мысли!
Пусть Старый Мессия, встретившись с представительницами различных идеологий, наконец определится. Гениально, не правда ли?
Но где найти двух подруг?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту



Идиотизм
Джейн Спитфайр. - Боал АугустуИрония
6.06.2013, 13.39





Чокин в американском варианте
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 8.36





я хотела сказать: Чонкин
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 9.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100