Читать онлайн Джейн Спитфайр., автора - Боал Аугусту, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боал Аугусту

Джейн Спитфайр.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16
Джейн Спитфайр плюется огнем: жертвой становится Жуанзинью Косоротый (плюс Магическая формула № 3)

Джейн спала с конвертом на обнаженной груди. Проснувшись, она ощутила боль во всех мышцах, заказала кофе и стала читать:


МАГИЧЕСКАЯ ФОРМУЛА № 3 (СТУДЕНЧЕСКАЯ)
Предварительное замечание: студент – это будущий работник на предприятии, в торговле или сфере услуг. Везде от него потребуются лояльность и повиновение. Он – будущий слуга Капитала, должен уважать его и содействовать его умножению. По этой причине необходимо, чтобы он думал только о необходимом. В самом узком смысле. СТУДЕНТ ДОЛЖЕН УЧИТЬСЯ. Чему? Предметам, которые потребуются от него на предприятии, в торговле или сфере услуг. Итак…


Часть первая (внутренние меры)
1. Ограничить количество мест в университете.
2. Отдать образование в частные руки и повысить его стоимость. Нет – бесплатному образованию! Получать знания должны только те, кто обладает деньгами.
3. Устранить из преподавания вредные науки: социологию, психологию и т. п.
4. Окончательно запретить распространение идей, чуждых нашему национальному духу, таких, как учения Маркса, Фрейда и Пауло Фрейре. (Примечание автора книги: здесь проницательная Джейн увидела руку ректора.)


Часть вторая (внешние меры)
1. Распустить все студенческие организации и те, которые грозят подменить их. Никакой политики в аудиториях!
2. Поставить полицейские патрули у входа в каждое учебное заведение, чтобы осуществлять проверку документов: входит лишь тот, кому есть что делать внутри.
3. Принять законы против участия студентов в политике: арестовывать нарушителей закона и тех, кто не доносит о нарушителях (особенно преподавателей).
4. Обратить внимание на внешний вид студентов: каждый обязан иметь коротко остриженные волосы, лучше всего – на манер североамериканских морских пехотинцев.


Прочтя это, Джейн покачала головой: как и обычно, она сочла предложенные меры недостаточными.
– Будет много несогласных. Надо прибавить третью часть. Сейчас же!
И она приписала:


Часть третья: расстреливать на месте каждого, кто воспротивится применению вышеуказанных мер. В качестве примера следует расстрелять для начала двенадцать студентов – неважно, виновных или нет, – чтобы население, враждебное и сочувствующее, знало о наших истинных намерениях! Мы говорим со всей серьезностью.
(подпись: Джейн Спитфайр)


Поразмыслив немного, она стерла подпись. Секретный агент должен скрывать свое лицо.
Выпив кофе, Джейн поглядела в окно, за которым уже стояла ее новая машина, бронированная, черная. Хорошо! Еще за окном был виден народ на улице: ужас написан на лицах, город с каждым днем все больше пустеет. Из-за подорожания бензина мало кто ездил на машинах. Джейн испытала приступ ностальгии по первому своему автомобилю – спортивному кабриолету. Но теперь ездить с открытым верхом становилось опасным.
Она отогнала от себя посторонние мысли и сконцентрировалась на ближайшей задаче: добыть четвертую формулу, рабочую! Вызвала четырех референтов, неизменно стоявших за ее дверью, на всякий случай. Спросила, какие новости. Новости были примерно такими: если раньше речь шла об одиночках, так сказать, Робин Гудах, то теперь рабочий класс начал всерьез организовываться – вне профсоюзов – а главное, вооружаться. Можно было уже смело говорить о партизанской войне на предприятиях. Раньше можно было арестовать рабочего без последствий. Теперь же после ареста похищали управляющего фабрикой или заводом. Убийства с обеих сторон.
Джейн возмутилась: прерогатива арестовывать и убивать принадлежала исключительно спецслужбам, специально для того созданным.
И она отдала разнообразные приказы:
1) похитить и убить главных рабочих лидеров радикального толка;
2) похитить и убить главных студенческих лидеров радикального толка;
3) похитить и убить главных крестьянских лидеров радикального толка;
4) похитить и убить главных лидеров радикального толка, представляющих все остальные слои населения.
– Даю вам срок в одну неделю. И требую подробного отчета по каждому из тех, кого коснется оздоровление общества!
Джейн очень нравилась эта фраза: тех, кого коснется оздоровление общества! Она отдавала себе отчет, что лозунг дня звучал так: РАБОЧИЕ – ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ!
Явился посол. За спиной у него прятался командующий Национальной гвардией. Сжалившись, Джейн велела ему тоже войти. Тот объяснил, что хочет устроить государственный переворот, ибо он и все его коллеги убеждены: страна не управляется. Нужна твердая рука. Но он ни в коем случае не примет такое судьбоносное решение, не посоветовавшись с Джейн. Каково ее мнение? Разве идея так уж плоха? Можно будет распустить Конгресс, убрать судей, которые терзаются гамлетовскими сомнениями. Настоящий карнавал: каждый делает то, что ему взбредет в голову. Да здравствует свобода!
Джейн взвесила все. Переворот принесет пользу, только если совершится в нужный момент, таким образом, чтобы после него можно было применить все пять формул, включая и грозные третьи части. Но не следует отдаваться на волю собственных страстей. Действовать надо осторожно, дипломатично. Особенно если учесть, что госсекретарь не жалеет повторения прошлого опыта… Джейн обещала подумать и в скором времени дать ответ. Она воспользовалась случаем, чтобы осведомиться о состоянии Национальной гвардии – единственной боеспособной силы в стране. Оказалось, что та состоит из сухопутных войск, авиации и флота. Командующий сказал, что после переворота к власти придет тройка, составленная из начальников каждого подразделения. Джейн поинтересовалась также численностью войск, количеством оружия и так далее, а на прощание одарила командующего продолжительным поцелуем в щечку.
Посол остался. Джейн сказала ему:
– Я хочу встретиться с рабочим лидером, могущественным и беспринципным, которому можно доверять. Продажная шкура с выгодной внешностью. Мне нужно имя, нужен ярлык.
В тот же день у Джейн состоялась беседа с Жуанзинью Косоротым.
Войти к нему оказалось непросто. Сперва охрана у входа, затем внутренняя охрана, затем проверка у каждой двери, затем какие-то малопривлекательные личности, и наконец, в кабинете – собственно телохранители.
Жуанзинью Косоротый что-то орал в телефон, клялся, что рабочий класс идет за ним, что никогда профсоюзы не знали такой свободы, что любой недовольный может высказать свое недовольство ему лично. Жуанзинью примет его с распростертыми объятиями и выслушает все жалобы.
Закрывать рот он, кажется, не собирался. Джейн взяла инициативу в свои руки: отключила телефон, села на стол и изложила пораженному лидеру мотивы своего визита.
– Имейте в виду: вы мне не симпатичны ни капли. Более того: я считаю вас дерьмом. Все предатели своего класса – дерьмо. Поэтому не пытайтесь мне льстить. Мне нужна только информация о том, где искать формулу номер четыре. Скажите, и дело с концом!
Сперва Жуанзинью начал распинаться о том, что он предатель, да, но предатель из высоких соображений, и это его оправдывает: он хочет блага своей приемной родине, АО «Соединенные Штаты», и готов отдать ей все: свою задницу и свою жизнь.
Джейн приказала ему заткнуться и отвечать на вопросы. Пришлось отвечать. Формула уже много лет хранилась в помещении профсоюза, в сейфе. Но однажды недовольные рабочие взломали дверь и вынесли сейф. Теперь он находится в порту, в руках некоего Жеребца, человека нерешительного, который не принадлежит ни к одному профсоюзу, ни к одной банде. Он просто держит у себя формулу и препятствует ее применению. Больше ничего. Хуже того: он – горячий поклонник Мессии и готов поддержать Вице-Мессию. Он яростный противник насилия.
Как встретиться с ним? Когда Жеребец не плавает на судне, то захаживает в один портовый кабачок, «Вонючую розу». Там он играет в карты (согласно сведениям профсоюзной секретной службы).
Получив эти сведения, Джейн встала, вместо прощания плюнула в лицо Жуанзинью Косоротому и вышла. Жуанзинью побежал за ней, ослепленный такой красотой и волей, стал унижаться, валяться по полу, прося, чтобы Джейн наступила на него. Джейн наступила. Еще он просил разрешения поцеловать ее, готовый отдать за это что угодно: все свои деньги, свой особняк, свое казино, свою яхту.
Джейн непреклонно следовала своим путем, обводя повелительным взглядом охранников, проверяющих, телохранителей, малопривлекательных личностей, забегавших вперед. Жуанзинью Косоротый не привык к такому невежливому обращению. Он вопил, ревел, обещал, клялся, умолял, признавался в любви.
Но добился лишь второго плевка в лицо, прямо в глаза. Когда Джейн приходила в ярость, ее слюнная железа вырабатывала особый яд.
Жуанзинью стал отныне не только косоротым, но и слепым.
Навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту



Идиотизм
Джейн Спитфайр. - Боал АугустуИрония
6.06.2013, 13.39





Чокин в американском варианте
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 8.36





я хотела сказать: Чонкин
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 9.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100