Читать онлайн Джейн Спитфайр., автора - Боал Аугусту, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боал Аугусту

Джейн Спитфайр.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15
Третья победа Джейн Спитфайр: смешение народов

Из-за маловажного вопроса, связанного с правом ловли бабочек, Джо прикончил привратника как раз в тот момент, когда Джейн возвратилась назад. Она сурово отчитала друга, но не сильно обеспокоилась: катафалку и так придется везти два трупа, а где два, там и три.
У себя в комнате Джейн велела принести ежедневную корреспонденцию. Она не получала письма, а перехватывала их. С каждого почтового отделения ей приносили по письму. Каждый вечер Джейн развлекалась, читая все это, а иногда принимала необходимые меры.
Сегодня, например, попалось такое послание:
«Папа, ты спрашиваешь, как тут все идет. Все идет хорошо. Одни говорят одно, другие другое, а некоторые ничего не говорят. Но точно известно лишь одно: никто ничего не знает. Знают только то, что шутки в сторону. Поэтому оставим это и перейдем к нашим делам.
Есть надежда.
Она умирает последней.
Было много рабочих лидеров, делавших свое дело.
Они умерли.
Было много батраков, довольно сознательных.
Они умерли.
Было много умных студентов, в университете и вне его.
Они умерли.
Было много разного народа, и сейчас еще есть.
Они молчат.
Доколе?
Есть надежда.
Она умирает последней.
Пока что я остаюсь здесь, в столице.
У меня все в порядке.
Виделся с нашими друзьями.
У них все в порядке.
У всех все в порядке. Ждем поезда.
Поезда куда?
Твой сын Беримбау».
Разумеется, Джейн не могла допустить ничего подобного. Письмо было тенденциозным, провокационным, подстрекательским, а главное – лживым. Оно передергивало факты, искажало действительность. Если говорить объективно, все было не так плохо.
Она вызвала Джея и сказала ему:
– Эта страна не стремится к самоубийству. И режим тоже. Иными словами, мы не подставим голову под топор тех, кто восхваляет свободу, мечтая покончить с этой самой свободой. Есть ли основания говорить, что в этой стране отсутствует свобода? Думаю, нет. Ясно, что есть некоторые трудности. Но где их не имеется?
– Зачем ты мне это говоришь? – поинтересовался изумленный Джей.
– На, прочти.
Джей прочел и разинул рот. Джейн холодно и спокойно приказала:
– Ликвидировать отправителя.
Двумя часами позже Джей вернулся. Джейн по-прежнему читала корреспонденцию.
– Как ты приказала: ликвидировать отправителя или получателя?
– А что?
– Я убрал обоих. На всякий случай, – пояснил Джей, никогда не колебавшийся в важных вопросах.
– Отлично. А сейчас не мешай мне. Я занята.
Занята и заинтригована. Весьма заинтригована. И не случайно. Среди вороха писем было и такое:
«Сеньолита Дженет Картраит.
Я есть ваш поклонник.
Я хотеть автограф.
Я желать вам щасливый новый год.
Мао Цзэдун».
В письме даже с первого взгляда содержалось не менее двух ошибок. Прежде всего, для новогодних поздравлений было еще слишком рано. Затем, Мао Цзэдун, человек умный и образованный, все же не принадлежал к числу ее поклонников. Впрочем, подпись явно была фальшивой.
Эти безупречные рассуждения Джейн проделала с поразительной быстротой. Выдающийся ум! Но только вот зачем это письмо было послано? Зачем?
– Я бы на твоем месте проверил тщательнее. Может, там есть что-то невидимыми чернилами, – посоветовал невежественный Джелли, крепко присосавшись губами к некоей части тела своей подруги и руководительницы.
– Да, ты прав… – и Джейн проверила, но ничего не обнаружила. Рассмотрела под микроскопом все точки над i. Ничего. Запятые. Совсем ничего. Точки в конце, черные, как глаза наложницы из гарема арабского шейха. Совершенно ничего. Каждую букву подписи. Она уже отчаялась что-то найти, когда заметила, что верхний правый угол буквы «М» слегка отличается от верхнего левого. Взяв электронный микроскоп, Джейн нашла приклеенную микрофотографию. Увеличив резкость, она прочла:
«Дологая Джеин Спитфаил, мы знаем все. У вас есть слово, у нас – длугое слово. Поменяемся. Можем стать больсими длузьями. Пообедаем в лестолане Небесное Спокоиствие. Меня узнать легко, я китаец.
Цао Цао».
Джейн победно усмехнулась. Две трети пути уже было пройдено. Отправитель послания владел вторым словом, указывающим путь к формуле, но ему не хватало первого. Но Джейн не была этим озабочена: она хотела счастья для всех, а не только для себя. Она хотела заполучить Магическую формулу.
Однако приняла все меры предосторожности, вооружившись обычным и секретным оружием и взяв с собой троих друзей.
Машина остановилась перед рестораном «Небесное Спокойствие». Джейн велела друзьям сесть за отдельный стол, как будто они с ней незнакомы. Сама же уселась в центре зала, естественным образом привлекая всеобщее внимание: мужчина желали ее, женщины ей завидовали. Этим вечером она стала причиной серьезной ссоры у четырех-пяти супружеских пар, сидевших за соседними столиками. Одна женщина и вовсе решила задушить своего мужа тут же, в ресторане: тот не отводил вытаращенных глаз от ослепительной красавицы и даже не заметил, что его пытаются отправить на тот свет. Жену отвезли в полицию, мужа – в клинику для душевнобольных.
Указание, которое содержалось в письме, принесло мало пользы: девять десятых посетителей были китайцами. Кроме того, подойти к Джейн означало тоже оказаться в центре внимания: Цао Цао на такое пойти, очевидно, не мог. Так что Джейн оставалось лишь смаковать дивные блюда кантонской кухни. Она заказала аперитив, омлет из змеиных яиц с бразильскими муравьями, креветок «Фу Юнг» и жареную свинину по-кантонски. Ужин превратился в подлинную кулинарную оргию. Джейн свысока поглядывала на своих друзей, поглощавших банальный бифштекс с рисом.
Она поблагодарила за полученное пищевое наслаждение прохаживающегося по залу шеф-повара, и их беседа получилась столь занимательной, что Джейн забыла про письмо и про все свои дела. Между ними возник спор насчет того, как правильно готовить черепаховый суп, благо Джейн получила диплом кулинара в Гонконгском университете. Отстаивая свою точку зрения, шеф-повар пригласил ее на кухню. Увлеченная Джейн приняла вызов. При виде разнообразной кухонной утвари Джейн пришла в восторг. Шеф-повар предложил ей попробовать разные соусы, особенно один, самый изысканный. По настоянию шеф-повара Джейн понюхала его.
Это было ошибкой.
Соус состоял в основном из хлороформа.
Джейн потеряла сознание.


Когда Джейн пришла в себя, то увидела, что ее окружают пятеро китайцев. Один начал допрашивать шпионку, остальные четверо держали ее. Они были откровенными и грубыми, требовали первое слово и ради него, как утверждали, были готовы на все, вплоть до убийства. Но поскольку надежда на сотрудничество с Джейн еще сохранялась, то она пока что оставалась в живых. Ее, при благоприятном (для китайцев) исходе дела, обещали даже освободить.
Джейн возразила, что, так или иначе, не хватает третьего слова, а без него ничего не сделать. Один из китайцев – похоже, главный, – ухмыльнулся.
– Это слово знает Михаил, – ответил Енцзы.
– Кто?
– Русский, агент КГБ, – пояснил Чун Сон.
– Так вы работаете вместе?
Тот иронически рассмеялся:
– В этом случае – нет.
Что-то странное, загадочное было в его непроницаемом лице.
– Вы из китайской госбезопасности? – осведомилась Джейн.
– Какая разница?
– Если так, то очень приятно: я из МРУ.
– Нам также очень приятно.
Джейн решила сотрудничать с ними. Ведь формула нужна была ей для освобождения всего учащегося человечества, а не ради корыстных целей.
– Значит, вы не заодно с русскими? Отлично. Допустим, я скажу вам слово. Вы знаете, кто такой Михаил? Где его искать?
– Мы уже сказали, кто он. Он живет под замком в доме советского вице-консула, чтобы не возбуждать подозрений, – ответил Енцзы.
Джейн начала кое-что подозревать. Китайцы обычно хорошо обращаются с пленниками, а эти четверо явно получали удовольствие от грубого насилия. Что-то не так.
– Я скажу вам слово, которое знаю. Но прежде всего надо получить третье слово от Михаила, или, черт возьми, как его там!
Енцзы заплакал. Джейн постаралась утешить его, осыпала поцелуями. Тот признался, что задача почти невыполнима. Михаил находится в заключении, и если его выпустят, то лишь для того, чтобы присоединить к другим русским, знающим еще два слова. Кроме Михаила, секретом не владеет никто, а проникнуть к нему абсолютно невозможно. На седьмом этаже, где его держат, создана настоящая крепость. Есть даже зенитные орудия.
– Нам не нужно входить. Достаточно подойти на расстояние от 100 до 200 метров, – утешила его Джейн.
Китаец был ошарашен. Джейн развлекалась:
– У вас ведь так много народу…
– Пятнадцать миллионов! – гордо воскликнул Енцзы. – То есть нет, восемьсот.
Джейн поняла: это не китайцы. Но не подала виду и бесстрастно продолжала:
– Вас много, но ваша электронная промышленность сильно отстает. У меня дома есть аппарат, который считывает звуковые колебания с оконных стекол. Поэтому можно слышать то, что говорится в помещении, за 200 или даже за 500 метров от него.
Китаец, хотя и читал Мандрейка, присутствовал на сеансах магии Фу Манчжу, все еще не мог поверить. Обстоятельное изложение основ действия прибора убедило его. Но он не хотел отпускать Джейн за аппаратом.
– В этом нет необходимости. Я позвоню своим неразлучным друзьям при вас – и вы убедитесь в искренности моего предложения!
Джейн действительно говорила искренне. Она была готова помогать китайцу, ибо догадалась, кто он такой, хотя и не хотела в этом признаваться. Ей больше нравилось продолжать игру. Лжеповар согласился и Джейн набрала номер. Трубку взял Джо.
– Какая удача, Джейн: ты жива!
– Мои похитители очень любезны. Истинные джентльмены…
– Не совсем. Когда мы увидели, что ты не возвращаешься, то решили уйти из ресторана. Только за нами закрылась дверь, как раздался мощный взрыв, уничтоживший кухню и часть зала. Мы побежали к машине, но вскоре обнаружили, что нас преследуют. Я нажал на газ, и начался обстрел! В машину попало триста пуль, не меньше! Джей тоже дал несколько очередей. Автомобиль преследователей врезался в дерево. Мы нашли в нем четыре трупа. ВСЕ РУССКИЕ!
– Русские?
– Да, но странные русские…
– Почему?
– Такие, белые слегка… не знаю… в общем, странные.
Кто же устроил погоню? Русские – или фальшивые русские, такие же фальшивые, как эти китайцы, – хотели узнать первое слово и были готовы на все, на любое преступление, любую гнусность. На все! Ради формулы.
Джейн поняла, что ее жизнь в опасности, смертельной опасности. Она повторяла про себя первое слово: Торквемада! Это слово жгло ей губы. Торквемада! Торквемада! Торквемада! Тут она побоялась, что ее мысли прочтут, и переключилась. Она приказала друзьям привезти на машине все ее приборы, а затем удалиться и не устраивать никаких ловушек, никаких операций по спасению. Она среди друзей и не подвергается ни малейшему риску.
Китайцы поверили ей.
Через полчаса в условленном месте стоял черный автомобиль Джейн с дырками от пуль. Все сели в машину, передвигавшуюся еле-еле, и поехали. Народ на улице выглядел растерянным: видимо, никто не понимал, что происходит со страной. Но все равно боялись. На лицах был написан страх. Кроме того, люди казались похудевшими и были такими на самом деле.
Джейн решила про себя приобрести другую машину, бронированную и с темными стеклами.
Наконец, они прибыли на небольшую возвышенность, метрах в четырехстах от дома вице-консула. Вышли. Джейн установила на земле свой прибор и направила объектив на окна седьмого этажа.
Аппарат работал превосходно. Инфракрасные лучи попадали на стекла. Изнутри, звуковые колебания заставляли стекла вибрировать, слегка изменяя отражательную способность лучей. Эту разницу анализировал мини-компьютер, результаты анализа записывались на сверхчувствительную магнитофонную ленту. Через несколько минут все услышали разговоры внутри комнаты: что-то насчет скачек, причем на итальянском. Эта деталь не ускользнула от шпионки: русские говорили с римским акцентом, прекрасно ей знакомым.
– Зa alors! – откомментировал Енцзы с безупречным парижским выговором.
Не хватало нескольких деталей, чтобы разгадать эту запутанную головоломку: русские, говорящие по-итальянски, китайцы, в совершенстве владеющие французским… Ко всякой загадке можно подобрать ключ – и Джейн, конечно же, его подберет!
– Бегите в ближайший бар! Позвоните вице-консулу, скажите, что Михаил выдал тайну и что его нужно освободить, – распорядилась пленница.
Один из «китайцев» немедленно повиновался.
Джейн включила прослушку. В кабинете вице-консула зазвенел телефон.
– Алло? Да, это я. Да, могу говорить. (Пауза). Как??? Михаил??? Как это случилось??? По телефону??? Несчастный!!!
Он повесил трубку и стал осыпать Михаила бранью на итальянском:
– Свинья! Подлец! Предатель! Все знают слово! Убью! Зарежу! Porca Madonna, porca, porca!!!
– Что такое? Чего вы от меня хотите? Что я вам сделал? (Тоже на итальянском.)
Стало тревожно. Что-то произойдет? Джейн через бинокль следила за сценой: вице-консул ударил Михаила кулаком в лицо; тот рухнул на пол, но тут же вскочил, хныча:
– За что, за что? Я хороший! Преданный! Что я сделал, святая Мадонна?!
– Выдал секрет! – рявкнул вице-консул.
– Какой еще секрет?
– Слово!
Новый удар, новые жалобы, новые потоки крови. Новые клятвы.
– Клянусь святой Мадонной! Матерью клянусь! Я никогда никому не говорил слова «сундук»! Никогда! Никогда! Сундук! Сундук! Никогда! Никогда! Верьте мне!
Джейн коварно улыбнулась. Трюк удался. Она улыбнулась демонически и выключила прибор. Затем расцеловала китайцев, не преминувших ответить тем же.
Шпионка выглядела счастливой. Но счастье длилось недолго. Джейн невинно заметила:
– Итак, у нас есть три слова. У меня – Торквемада. У русских – сундук. А у вас?
Пятеро китайцев бешено захохотали.
– Можно сказать, шеф?
– Можно. Она ведь все равно умрет. Скажи и прикончи ее! – разрешил Енцзы.
– Музей.
– Я умру? Но почему?
– Наше слово – «музей». Понятно? Торквемада. Сундук. Музей.
Джейн пробормотала:
– Значит, формула – в сундуке Торквемады, а он стоит в музее. Ну что ж, теперь мы знаем все. Но почему я должна умереть? И кто меня убьет?
– Мы! – Енцзы вновь разразился смехом.
– Но ведь я вам помогла! Мы действовали сообща.
Китайцы смеялись. До колик.
– Можно рассказать, шеф?
– Можно. Все равно она умрет. Скажи и прикончи ее!
Самый смелый из китайцев рассказал все. Они китайцы, но с Тайваня и работают на французскую разведку. Русские – это белоэмигранты, бежавшие от большевиков, и они работают на итальянскую разведку. Поэтому они и соревновались в том, кто раньше откроет все три слова, чтобы получить деньги со своих нанимателей.
– А зачем Формула Франции и Италии?
– Можно рассказать, шеф?
– Можно. Все равно она умрет. Скажи и прикончи ее!
Оказывается, французы и итальянцы были озабочены поступившими к ним разведдонесениями о том, что скоро образование станет исключительно техническим, а не гуманитарным: студентов будут превращать в покорных аполитичных роботов для работы на североамериканских предприятиях. Все специалисты по Ариосто и Петрарке, Расину и Корнелю, преподаватели, книготорговцы, экскурсоводы встревожились – им угрожала безработица – и оказали давление на свои правительства, чтобы те предотвратили опасные перемены.
– Теперь ты узнала все и умрешь, – радовался Енцзы.
Все пятеро стали оспаривать честь: кому убивать божественно прекрасную, умную, хитрую Джейн. Мозг ее работал быстро, так что даже температура тела поднялась до 39,5. Как спастись? Пятеро сильных мужчин и она в закрытом автомобиле. Спасения нет!
Для любого другого шпиона. Но Джейн Спитфайр была не просто шпионкой, а богиней шпионажа, а также специалисткой по мгновенным и эффективным решениям.
Она попросила написать письмо своей старой, больной матери (на самом деле давно покойной, как говорилось в первой главе). Ей позволили. Джейн достала бумагу и ручку: предметы вполне безопасные.
И начала писать. Китайцы шумно спорили:
– Я убью!
– Я увидел ее первым!
– Я первым попросил!
– Я – самый старший!
– Я – самый главный!
– Убить!
– Пули!
– Кровь!
– Веревка!
– Куда денем труп?
Джейн слушала и улыбалась, продолжая писать. Милая мамочка, меня схватили пять очаровательных мужчин желтого цвета…
Паф!
Главный китаец тяжело осел на пол. Ужас, страх, загадка! Одна Джейн невозмутимо писала.
Паф! Паф!
Еще двое китайцев отошли в лучший мир. Джейн продолжала писать золотой ручкой, старательно вырисовывая завитки.
Паф!
Четвертый последовал за своими товарищами. Последний, Тао Пин, стал молиться на китайском, французском, корейском и еще нескольких языках. Но без пользы для себя.
Паф!
Все закончилось. Джейн выкинула из машины пять трупов. Ручку оставила: та стреляла крохотными отравленными иголками шестимиллиметровой длины и толщиной с волос, совершенно невидимыми. Яд вызывал моментальный паралич нервной системы и смерть в течение десяти секунд. МРУ широко использовала такие ручки по всему миру. Следов потом не оставалось. Быстрая, бесшумная, гарантированная смерть.
Джейн переоделась прямо в машине, преобразившись в старую интеллигентную даму. Затем взяла автомобиль китайцев и поехала в музей. Он уже закрывался, но пожилой женщине разрешили войти. Саркофаги, сосуды, одеяния, статуи. Византия, Греция, майя, инки, Империя, Республика, Средние века, Торквемада. Там стоял сундук, по легенде, принадлежавший великому инквизитору. Джейн открыла его. Внутри лежал конверт. Джейн взяла конверт, крепко сжимая.
Привратник на выходе спросил ее:
– Сеньора, вам понравилось?
– Не очень, сынок. Сплошное старье. А я женщина современная.
– Ну зайдите хотя бы в Рембрандтовский зал.
– Я там была. Но увы, мне не понравилось, сынок, нет, не понравилось.
– Почему?
– Писал он недурно, но лица как-то плохо освещены…
На машине своих похитителей Джейн вернулась к себе со скоростью 180 километров в час. В комнате с ней случился обычный приступ самоудовлетворения. Потом она заснула крепким сном.
Как и всегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джейн Спитфайр. - Боал Аугусту



Идиотизм
Джейн Спитфайр. - Боал АугустуИрония
6.06.2013, 13.39





Чокин в американском варианте
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 8.36





я хотела сказать: Чонкин
Джейн Спитфайр. - Боал Аугустумарджи
12.02.2014, 9.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100