Читать онлайн Великолепная страсть, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепная страсть - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепная страсть - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепная страсть - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Великолепная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В течение тех четырех дней, что султан Дели провел в совещаниях с вице-королем в официальной британской резиденции, он близко подружился с Майрой и майором Флинном. В вечер накануне его отбытия в Дели они втроем сидели на веранде и пили бренди с содовой, наблюдая, как потоки дождя низвергаются с широких карнизов.
– Здесь дожди хуже, чем в Китае, – сказал Шон. – Не видно и на три фута от веранды. Как же вы поедете в такой потоп, ваша светлость?
– К рассвету дождь кончится, – заверил он их.
– Как вы можете быть так уверены? – спросила Майра.
Его улыбка показалась им загадочной.
– Это одна из тайн Дальнего Востока. Мы, индусы, обладаем особым восприятием. Поверьте, к утру дождь кончится… Но мне хотелось поговорить о другом. Я считаю честью и привилегией быть вашим близким другом. Друзья пренебрегают формальностями. Поэтому, пожалуйста, не называйте меня ваша светлость. Мое имя Радж.
Майра улыбнулась:
– А я бы сочла за честь, если бы вы называли меня Майрой, а майора Флинна Шоном.
Султан улыбнулся:
– Теперь мы близкие друзья. Мне хотелось бы пригласить вас обоих к себе. Когда вы поженитесь, я был бы рад вас принять у себя в Дели. Вы бы провели у меня… как это называется? Медовый месяц. Это путешествие даст вам возможность познакомиться с нашей страной, а когда вы прибудете в Дели, там вам окажут прием, как радже и принцессе.
Майра встретила это предложение с энтузиазмом:
– По-моему, это замечательно. А ты как думаешь, Шон?
– Согласен, – ответил он задумчиво. – Это означает убить двух зайцев. Вице-король сегодня днем встречался со мной и Сиднеем. Мы обсуждали предварительные планы отправки полка улан под моим командованием в глубь страны и поисков банд душителей, устроивших настоящий ад в Раджпутане.
– Великолепно, – ответил султан. – Дели близко от Раджпутаны. Время от времени я и сам отправляю свою кавалерию, состоящую из ладхианских сикхов-сипаев в помощь раджпутанской армии, подавляющей местных мятежников… Значит, я смогу рассчитывать на удовольствие принимать вас у себя во дворце?
– Мы прибудем к вам торжественно, с музыкой, – пообещала Майра.
Через два месяца и один день после похорон Брэда Шон и Майра сочетались браком. Церемония была тихой и скромной. Их обвенчал капеллан полка в гостиной официальной резиденции. На свадьбе присутствовали генерал Сидней и вице-король с женами, четыре капитана и, конечно, Патрик и Дезирэ. После завтрака с шампанским Шон, Майра и дети вернулись в свой новый дом в форте Уильям.
Аккуратный ряд офицерских коттеджей в форте Уильям создавал ощущение, что эту провинциальную английскую улицу в небольшой деревеньке графства Суррей перенесли сюда, на эту чужую землю. Это были скромные георгианского стиля домики с двускатными крышами и мансардами, окруженные белыми оградами из штакетника, заросшими сиренью и розами, затененными дубами, вязами и липами. Домик, отведенный молодоженам, вместо штакетника был окружен живой изгородью из боярышника.
Шон сказал:
– Куда бы англичан ни занесло в их странствованиях по свету, они везде приносят с собой частицу Англии. Они везде пьют шотландское виски с содовой и переодеваются к обеду точно так же, как делают это в Лондоне. Как ни странно, это помогает сохранить империю.
Они рано поужинали, уложили детей в постель и рано отправились в спальню. Шон заключил ее в объятия.
– Ты здесь, моя стыдливо краснеющая молодая жена?
– Я чувствую себя почти как девственная невеста, – сказала она. – Ведь прошло больше двух месяцев с тех пор, как мы занимались любовью.
– Сегодня мы наверстаем упущенное.
Майра сняла свое свадебное платье – белое, но не подвенечное, с белыми же косыми полосами и перламутровыми пуговицами спереди. Она остановилась, чтобы он мог полюбоваться ею в облегающей розовой шелковой нижней сорочке, столь прозрачной, что Шон заметил:
– Она больше обнажает, чем скрывает.
Он подошел к ней и спустил бретельки с ее плеч, обнажив их, а также руки и грудь. Он наклонился и прижался губами к одной из этих нежных округлостей, потом поцеловал другую, лаская и дразня языком ее соски, и делал это до тех пор, пока Майра не застонала и не прижалась к нему. Ее желание быстро нарастало. Встав на колени, Шон потянул ее прозрачную сорочку и спустил, так что та оказалась у нее на щиколотках. Потом обхватил руками ее трепещущие бедра и принялся ласкать и гладить ее ягодицы, осыпая поцелуями ее нежный, как атлас, живот.
– О мой дорогой, я не могу больше ждать! Поторопись!
Он быстро разделся. Глаза Майры засверкали при виде его напряженного отвердевшего фаллоса, рвавшегося на свободу. Он отнес ее на постель. Ее разверстые бедра и простертые руки взывали к нему.
– Шон, дорогой, теперь ты мой муж и первый раз приблизился ко мне.
– Моя девственная невеста, – прошептал Шон. Его мужское естество нашло врата ее женственности, эти врата, ведущие в рай.
Он был нежным любовником, и наслаждение волна за волной омывало их тела. Это походило на круги, расходящиеся по чистой глади пруда, как бывает, когда бросишь камень в воду.
Она испытала пик блаженства, и через несколько мгновений это повторилось, ее чуткое тело, ее разгоряченная плоть отозвались на судорогу страсти, испытанной Шоном. Казалось, прошла вечность, прежде чем они смогли насытиться друг другом.
В ту ночь Майра спала беспокойно, урывками. Мучившие ее кошмары были, как никогда, живыми – ей снилось, что она умерла и попала в ад. Она шла во сне обнаженная, спотыкаясь на неровной почве, на фоне какого-то нереального пейзажа, где из красных расселин и трещин в почве вырывались языки огня и лопались пузыри расплавленной серы и смолы. Вдали она видела какую-то фигуру, стоящую на гигантском черепе, из глазниц которого тоже вырывался огонь, а лишенный плоти рот улыбался чудовищной улыбкой. Это был Сатана собственной персоной, с рогами, с раздвоенным на конце хвостом, вооруженный трезубцем.
Она сделала попытку убежать, но это оказалось невозможным – исхода не было. От Сатаны исходило мощнейшее притяжение, привлекавшее ее к нему, подобно тому как стальные опилки притягиваются магнитом, и с каждым сделанным к нему шагом ужас ее возрастал. Она не могла разглядеть черт его лица, видимых сквозь завесу дыма и пляшущих бликов, отбрасываемых огнем, и потому искаженных, до тех пор пока не подошла к нему совсем близко. И тогда испытала чудовищное потрясение: у него были черты лица Раджа, султана Дели! Сверкающие демонические глаза, брови, похожие на кривые сабли, и нагловатая улыбка – это было лицо воплощенного зла.
Майра с криком села на постели.
Шон тотчас же бросился к ней:
– Что случилось, Майра?
Она перестала кричать и упала в его объятия, дрожа от ужаса.
– Это было так страшно, дорогой! Мой сон! Я видела во сне, что умерла и попала в ад!
Он хмыкнул:
– Вероятно, ты это заслужила за свою извращенность, которую продемонстрировала мне накануне. Чудо, что мы оба не превратились в соляные столбы.
– В этом нет ничего смешного, Шон. Самым худшим была моя встреча с дьяволом. Ты никогда этому не поверишь, но это султан Дели.
– Радж? – Теперь он уже не мог сдержать искреннего смеха. – Ну, это прямо сюжет для книги. Когда мы будем в Дели, ты должна рассказать ему.
– Я этого не сделаю, да и ты, думаю, не осмелишься. Он сочтет меня идиоткой.
– Ну ладно, с этим покончено. Поэтому давай-ка используем то, что осталось от этой ночи. Нам предстоит долгий день.
Но она не могла сомкнуть глаз до рассвета, когда впала в беспокойную дремоту. Часом позже Шон разбудил ее:
– Пора вставать, соня! Пэт и Дезирэ уже одеты и готовы отправиться в резиденцию вице-короля.
Вице-король и его жена великодушно выразили готовность позаботиться о детях на время медового месяца Майры и Шона.
Майра приняла ванну и оделась, потом она и Шон отправили Пэта и Дезирэ в личной коляске лорда Честертона.
Она поцеловала обоих детей. Шон поцеловал Дезирэ и попрощался за руку с Пэтом:
– Будь настоящим солдатом и позаботься о сестре.
– И слушайся старших, – напутствовала его Майра, когда экипаж тронулся.
Они вернулись в дом, обнимая друг друга за талию.
– Ну, миссис Флинн, вы готовы отправиться в путь? Наш эскорт уже на плацу.
– Как только соберу свои седельные сумки и возьму винтовку.
– Я уже отослал наше снаряжение с двумя ординарцами. Итак, мы можем отправляться.
Майор Флинн командовал двумя подразделениями Восемнадцатого Бенгальского уланского полка. Военные были одеты в униформы цвета хаки. Прежде чем сесть на лошадь, Флинн проинспектировал ряды своих подчиненных, потом осмотрел лошадей. У всех в притороченных к седлам чехлах находились винтовки «ли-милфорд». К тому же у них были британские револьверы в кобурах и патронташи на поясе.
Начало долгого путешествия напомнило Майре поездки по скучным пустынным равнинам китайских провинций. Пыльные равнины простирались до подножий отдаленных холмов, где начиналась страна гор. Здесь простирались бесконечные поля ячменя и мака. Они видели лачуги, построенные из глины и навоза, видели истощенных ребятишек со вздутыми животами и ручками, похожими на руки скелетов, которые они с мольбой тянули к проезжающим.
Майра содрогнулась:
– Это чудовищно! Как могут британские колониальные власти допускать, чтобы человеческие существа жили в такой грязи и так страдали от голода?
– В этом-то и дело, – мрачно отозвался Шон, – британцы не считают этих несчастных существами человеческой породы.
Майра извлекла из своей седельной сумки коробку с бисквитами и бросила группе детей, бежавших вслед за кавалькадой.
– Тебе не следовало этого делать, – сказал ей Шон.
– Почему же?
Но она и сама тотчас же поняла почему. Между детьми завязалась драка – они сражались за несчастные бисквиты, как стая обезумевших от голода собак.
– Один или двое маленьких попрошаек могут быть убиты в этой схватке из-за твоей неоправданной щедрости.
– Боже мой!
Слезы брызнули у нее из глаз, и она поспешно вытерла их.
Когда они добрались до подножия холмов, предгорий Гималаев, ландшафт изменился, стал более красочным. Вдоль пыльной дороги симметрично размещались плодородные оазисы, «белиз», как их называли местные жители. В конце дня они добрались до оазиса с особенно пышной и роскошной растительностью – в воздухе здесь витал пряный аромат диких лимонных деревьев и сладко пахло лепестками лотоса.
– Эти несчастные называют их бутонами Кали, – сообщил им солдат-ветеран.
Майра погладила рукой один из ярко-красных цветков.
– Как удачно найдено название. Это, должно быть, следы кровавой оргии богини Кали.
Флинн рассматривал белый бутон.
– Согласно греческой мифологии, белый лотос – источник лекарства, дающего сладостное забвение, от которого чуть не погибли Улисс и его моряки.
Выяснилось, что в этом оазисе было два ручья на расстоянии примерно сотни ярдов друг от друга. Их разделяла опаленная солнцем земля равнины, окаймленная высокими деревьями и роскошной растительностью джунглей.
Поставили палатки и напоили лошадей. Майра решила, что единственное, что она может сделать, – это обтереться влажной губкой, потому что оазис кишел мусульманами из другой группы путешественников и у нее не было надежды искупаться в уединении. Пока Майра совершала омовение в своей палатке, Шон присоединился к людям, разбившим лагерь рядом с ними, чтобы спросить путешественников, не было ли у них неприятностей в пути из-за встречи с душителями. Когда он вернулся, лицо его сияло.
– Можешь ли поверить? Глава этих путников – шейх Радж Сингх, дальний родственник Раджа, султана Дели. Нас пригласили разделить трапезу с шейхом и его женой.
– Восхитительно. Он так же красив, как его кузен?
– Есть фамильное сходство, но Радж старше.
Майра выбрала восточный костюм, тот самый кафтан, который был на ней в памятную ночь, когда во время поездки по провинции Китая она приняла Шона за Брэда. Шон улыбнулся ей:
– Этот туалет что-то мне напоминает, кажется слегка знакомым. Ах да, это тот самый, что ты надела, собираясь соблазнить меня.
Майра притворилась, что гневается.
– Это я-то соблазнила тебя? Ну уж, право, звучит смешно. Ты вломился в мою палатку и взял меня силой, как одержимый сексуальный маньяк. Я вовсе не получила удовольствия. Скорее это было для меня пыткой.
– Черта с два!
Он обнял и поцеловал ее и погладил обе ее нежные и округлые ягодицы.
– А ну-ка придержи коней, мой мальчик. Не стоит заставлять шейха ждать.
Она спрятала волосы под черный бархатный тюрбан, расшитый мелким жемчугом, а на левое запястье надела золотой браслет.
– Ты выглядишь потрясающе, – оценил ее туалет Шон.
– Спасибо. Надеюсь, ты сменишь эту пропитанную потом форму хаки. Позже я постираю ее в пруду.
– Для этого у меня есть денщик, и, разумеется, я откопаю свою парадную форму.
Когда он переоделся, они вышли из своей палатки и направились мимо деревьев по серебристой, увенчанной пушистыми плюмажами траве к другому пруду. С нескрываемым интересом они заметили, что по разные стороны пруда расположились две, очевидно, не связанные друг с другом группы людей.
Просторная прямоугольная палатка шейха была из разноцветного шелка. С ее четырех угловых столбов свисали вымпелы с эмблемами.
Шейх Радж Сингх был высоким, похожим на аиста мужчиной с красивым мрачным лицом и волосами, острым мыском падавшими на лоб. У него были длинные нафабренные усы, завивавшиеся на концах. Майра вспомнила свой страшный сон о сатане и содрогнулась. Его жена Жасмин была маленькой темноволосой женщиной с глазами, похожими на сверкающие черные камни. Ее сари было угольно-черным, украшенным золотыми листьями. Шейх тоже был одет в просторные черные одежды, а сверху на них был наброшен золотистый бурнус.
Пол внутри палатки был устлан толстым и мягким восточным войлоком, а вокруг низкого стола с мозаичным верхом были рассыпаны по полу шелковые подушки. Они уселись вокруг, скрестив ноги, и Сингх хлопнул в ладоши. Немедленно появились трое слуг.
– Угощение для наших почетных гостей.
Шейх был в восторге от сообщения, услышав, что они направляются в Дели к его кузену.
– Радж и я не можем видеться так часто, как хотели бы. Понимаете ли, обязанности, этому всегда мешают наши обязанности. Мы держим путь в Джодхпур, чтобы приготовиться к свадьбе нашей дочери, выходящей замуж за богатого купца. Конечно, мы пригласим Раджа, но не думаю, что он примет наше приглашение.
Внесли угощение и расставили на низеньком столике: печенье, кофе, чай, всевозможные сладкие напитки и прохладный фруктовый сок.
Проникавший в палатку с противоположного берега пруда дым был едким и остро пахнущим. Майра была очарована музыкой, исходившей оттуда же, – звуками ситара и пением, похожим на торжественную литургию. В этой музыке было нечто завораживающее и притягивающее.
– Веселые ребята, эти купцы из Багдада, – сказал им шейх. – Мы ехали с ними со вчерашнего дня, разрешили им присоединиться к нашей кавалькаде по их просьбе. Они чужие в нашей стране и напуганы рассказами о смертельно опасных душителях. Откровенно говоря, я был рад их обществу. Чем больше людей, тем безопаснее. Хорошо, что и вы оказались здесь со своими солдатами, майор Флинн. Можете не сомневаться, что молва уже донесла до слуха душителей, что вы здесь, и они будут держаться подальше от этих мест.
В течение следующего часа они вели непринужденную, ни к чему не обязывающую беседу, потом Майра сказала:
– Думаю, мы отняли у вас слишком много времени.
– Ничего подобного. Как раз напротив. В обществе таких очаровательных людей время летит незаметно и приятно и слишком быстро.
– Мы хотим пораньше лечь спать, – ответила Майра, поднимаясь с подушек.
Майра и Жасмин вышли из палатки первыми. На другом берегу пруда горели костры, а музыка и пение были громче прежнего.
– Как темно, – заметила Майра. – Надеюсь, мы не заблудимся на обратном пути.
– И нас не похитят затаившиеся в засаде душители, – пошутил Флинн.
Не успел он вымолвить это, как его опасение оправдалось. Из темноты внезапно материализовалась банда людей, одетых только в набедренные повязки и появившихся неслышно, как призраки. Майра, шедшая впереди, остановилась, парализованная страхом, когда двое мужчин упали на колени за спинами шейха и его жены и обхватили их за ноги, чтобы лишить возможности двигаться. В тот же момент двое других бандитов прыгнули им на спины по-кошачьи. Теперь уже привыкшая к темноте Майра увидела, как ужасные желтые шелковые веревки-удавки, утяжеленные висящими на одном их конце рупиями, оказались на шеях жертв и обвили их, прежде чем те успели вскрикнуть. Сингха и Жасмин бросили на землю лицом вниз и мгновенно задушили. Флинн попытался было им помочь, но его схватили двое бандитов, в то время как третий ударил его ребром руки в затылок. Флинн упал на землю, потеряв сознание. Все происходило с такой ошеломляющей скоростью, что, прежде чем Майра обрела голос, во рту у нее оказался кляп, а руки были связаны за спиной.
Она была вынуждена с ужасом взирать на тела на земле, которые разбойники укладывали одно за другим, – там уже лежали тела шейха и его жены и шестерых их слуг, задушенных, пока они с шейхом беседовали в его палатке. Затем, согласно мрачной фансигарской традиции, член секты высокого ранга, которому было присвоено право осуществлять отправления культа богини Кали, вырыл остроконечной мотыгой, специально освященной для этого действа, восемь неглубоких ям в песке рядом с палаткой. В то же самое время остальные душители расчленили тела и извлекли из них внутренние органы, делая это столь же бесстрастно, как мясники, разрубающие коровью тушу. Они собирались как можно быстрее закопать трупы.
В довершение всего разбойники воздвигли на каждой могиле небольшую горку мокрого песка. Через несколько часов после восхода солнца эта смесь должна была затвердеть, как глина.
Во время этой бойни душители продолжали громко петь и смеяться. И даже если бы Майре удалось закричать, было очень сомнительно, чтобы бенгальские уланы, располагавшиеся у другого пруда, ее услышали. Сквозь разделявшие их деревья доносилось громкое пение баллад на темы воинской жизни.
Связанная Майра была переброшена через спину лошади; убийцы обогнули пруд и присоединились к своим соратникам. В костры набросали как можно больше дров, и несколько палаток было оставлено, чтобы сохранить иллюзию того, что лагерь не покинут, на случай если бы кто-нибудь из солдат забрел сюда из соседнего бивуака. Конечно, рано или поздно уланы поинтересовались бы судьбой майора Флинна и Майры, но к этому часу душители уже растаяли бы в ночной тьме.
Несмотря на неудобство положения, Майра напрягала все свои силы, чтобы преодолеть ужас от приключившегося ночью кошмара, который все еще продолжался. В конце концов, убаюканная тряской, она погрузилась в сон, похожий на транс.
Она не имела понятия, как долго спала, но было еще темно, когда ее разбудил звук грубых и сердитых голосов. К ней медленно возвращалось сознание, и она почувствовала, что лошади остановились, а всадники спешились. Они спорили с другой группой людей, которые, как она сочла, тоже были душителями. Быстро схватывавшая языки, Майра уловила с изумлением множество знакомых слов, произносимых на языке хинди, и смогла понять обрывки гневной речи:
– Право же, ты провалил все дело, Али… глупая свинья, сукин сын! Ты недостоин не то что вершить наши обряды, ты недостоин даже завязать ноги жертвы!
Душитель, к которому была обращена эта тирада, пытался оправдаться, она слышала в темноте его испуганный дрожащий голос:
– Но было так темно, а она была закутана в сари. Ты ведь сказал, что тебе нужны новые женщины для услаждения.
– Сын шакала!
Послышался сухой щелчок бича, и совершивший ошибку душитель вскрикнул от боли.
– Молчи! Прими наказание как мужчина!
Майра считала новые удары бича и насчитала еще девять, после чего экзекуция прекратилась. Она слышала приглушенный плач наказанного. Потом грубые руки сорвали ее с седла и понесли по густому лесу и наконец внесли в расселину в скалах у подножия горы, настолько узкую, что сквозь нее можно было пройти только гуськом. По мере продвижения вперед расселина становилась шире, и там похитители опустили ее на ложе, покрытое мягкими подушками.
На совершенном английском, достойном выпускника Оксфорда, сердитый душитель, только что наказавший своего подчиненного, приказал:
– Немедленно снимите повязку и веревки с мэм-саиб!
Майра села на ложе, озираясь по сторонам. Она оказалась в высокой пещере, потолок которой уходил вверх, как в соборе. С потолка свисали сталактиты причудливых форм и разного размера; в них отражался свет факелов, укрепленных в трещинах и расселинах каменных стен, отбрасывая радужные блики. Майра медленно приходила в себя, потирая затекшие запястья и оглядывая душителей, стоявших вокруг нее. За исключением троих мужчин, очевидно, предводителей банды, разбойники были одеты в бедную одежду и тюрбаны, обычные для крестьян, а цвет их одежды свидетельствовал о том, что они принадлежат к низшей индуистской касте.
Вождь душителей обратился к Майре, предварительно почтительно поклонившись ей. Он был высоким, стройным человеком, чрезвычайно похожим на шейха Раджа Сингха, с пронзительными черными глазами и длинной бородой и усами. На нем были черный жилет, надетый поверх белой шелковой рубашки, широкие мешковатые белые штаны и черные сверкающие сапоги. Его желтый шелковый тюрбан был щегольским и ловко обхватывал голову. Складки его убора были скреплены золотым кольцом, что свидетельствовало о том, что этот человек принадлежал к высшей индуистской касте, возможно даже, что в его жилах текла королевская кровь.
Двое его подданных были одеты похожим образом, только жилеты их были желтыми, того же оттенка, что и веревки, которыми задушили шейха Раджа Сингха и его слуг.
– Мадам, приношу тысячу извинений за то, что эти дхокуры причинили вам…
– Мне не требуются ваши извинения, – ответила она холодно. – При всей вашей обходительности и манерах, достойных светской гостиной, вы не более чем кровожадный убийца, как и все остальные!
Он вздохнул и молитвенно сложил руки.
– Я вполне понимаю ваше негодование, но все мы убийцы в этом полном насилия мире. Британцы убили тысячи индусов во время покорения этой многострадальной страны. Во всем мире убивают каждую секунду. Англия, Франция, Китай, Америка не составляют исключений. Если есть причины для объединения, такие, как власть, богатство, свобода, жажда мести, – появятся миллионы, жаждущие убийства, и не важно, будут ли они убивать с помощью огнестрельного оружия или сабли. – Он улыбнулся, но улыбка его была презрительной и насмешливой. – Или вбивая гвозди в крест и распиная!
Майра была ошарашена этой фарисейской речью. Ей почудилось в ней нечто знакомое, но она не могла вспомнить, где и когда могла это слышать.
– Сей кровожадный дурак несет ответственность за то, что обращался с вами как с какой-нибудь деревенской шлюхой, и это непростительно. Вы английская леди, занимающая высокое положение в обществе.
– Я не англичанка, а американка, но мой муж майор Шон Флинн командует отрядом бенгальских улан, расквартированных в форте Уильям, и, когда весть о ваших «подвигах» достигнет Калькутты, по вашим следам будут пущены все бенгальские уланы и все другие солдаты и набросятся на вас, как стая волков.
Его лицо исказила гримаса ярости. Он круто повернулся и дал пощечину своему незадачливому приспешнику, тюрбан которого украшало всего лишь стальное кольцо. Он ударил его по лицу с такой силой, что душитель упал на землю.
– Мунджвар! Ты, кровожадный идиот! Кроме всего прочего, оказывается, что эта дама – жена майора Шона Флинна, вице-командора форта Уильям!
Он разразился гневной тирадой на языке хинди и говорил настолько быстро, что она не могла понять смысла его речи.
Потом перевел взгляд на Майру.
– Его поведению нет оправдания, но я могу кое-что сказать в его защиту. Мои люди не убивали вашего мужа. Они просто оглушили его, и он потерял сознание. Поверьте мне, никто не хочет конфликтовать с англичанами до такой степени, чтобы навлечь серьезные репрессии на нашу организацию.
– Организацию? Ну, уж такого эвфемизма я никогда не слышала. Организация профессиональных убийц – вот кто вы!
Он пожал плечами:
– Не стану этого отрицать. Убийство – наша профессия. А теперь, если вы соблаговолите, поприсутствуйте на нашем тьюпони, милости просим. Это форма религиозной церемонии культа душителей. Вам это может показаться интересным.
Душители, принимавшие участие в бойне, уселись на круглом ковре с узором, представлявшим собой ужасающее лицо богини Кали, как его видел художник, с клыками, с которых капала кровь. Они сидели, скрестив ноги. По сигналу, поданному старшим, глава этой группы и человек помоложе встали друг против друга. Они продвинулись к центру церемониального ковра, и младший опустился на него, опираясь на ладони и колени.
– Сегодня молодой человек станет бхуртоти, членом элиты нашего культа, доступной немногим душителям и дающей право отправлять священный обряд румал. Он демонстрирует уважение и почтение гуру, своему учителю.
Поцеловав ноги гуру, новоиспеченный бхуртоти поднялся и снял с себя шелковую удавку, ту самую, которая была им сегодня впервые использована, когда он совершил убийство у пруда в оазисе. Он развязал узел, заключавший священную рупию, и передал ее старому гуру. Гуру отдал ему маленький сверток, который ученик развернул и положил на ковер. Майре показалось, что это куски грубого, желтого, плохо очищенного сахара, которым разносчики торгуют на рынках. Потом гуру положил поверх него серебряную рупию и священный топор.
– Рупия и кузи, топор, будут доставлены верховным жрецам богини Кали к следующей службе, – пояснил шейх.
Теперь остальные душители перегруппировались таким образом, что семеро из них оказались сидящими спиной к ковру и лицом к западу. Гуру подал группе пример, затянув речитатив религиозного характера, показавшийся Майре загадочным, хотя она понимала достаточно слов, чтобы уловить символический характер этой церемонии.
– …и ничего иного нет в наших сердцах, мать Кали… Пепел умерших рассеян… Убивать! Убивать! Убивать! Исполни желания наших сердец, мать Кали!
Теперь фансигары сделали поворот кругом, и каждый из них взял по кусочку освященного сахара и запил его освященной водой.
Остальной сахар был роздан душителям, стоявшим вокруг ковра.
– По окончании церемонии сахар, который не был освящен, будет роздан членам нашей группы, тем, кто не сподобился чести душить голыми руками, так как им помешали страх, слабость, молодость или другие недостатки. Моя дорогая миссис Флинн, вы окажете мне честь разделить со мной бутылку вина, прежде чем удалитесь в свои покои отдыхать?
Она предпочла бы распить бутылку вина с самим дьяволом, а не с этим монстром, но любопытство ее было сильнее отвращения.
– Мне очень хочется пить, и капелька вина, возможно, успокоит мои расстроенные нервы.
Он повел ее к столу, накрытому в маленьком помещении, отделенном от основной просторной пещеры. Им прислуживал член секты низшего ранга. Он налил густой сладкий напиток, похожий на нектар, в тяжелые золотые кубки.
– Эти кубки великолепны, – сказала она, потягивая вино, показавшееся ей восхитительным.
– Военная добыча, – сказал он, высокомерно улыбаясь. Он оглядывал и изучал ее взглядом знатока. – Вы еще красивее, чем утверждал наш бурка, наш бару. Он…
Хмурясь, он осекся, будто проговорился, и теперь гневался на себя самого.
– Не важно, давайте пить. – Он поднял свой кубок: – За красоту.
И снова в его взгляде, выражении лица, внешности промелькнуло нечто знакомое, но что именно показалось ей знакомым, она не смогла уловить, будто в мозгу ее на мгновение мелькнул светлячок и тотчас же исчез. Она пыталась что-то вспомнить…
Бурка… внезапно воспоминание пришло к ней – это душитель высокого ранга, прославившийся своими подвигами, а также гордящийся подвигами своих славных предков.
Бару – вождь. Если сложить вместе, это означает «наш прославленный и почитаемый вождь».
– Скажите мне, шейх, ваше имя. Я не знаю его.
– Фатти Сингх. Шейх Фатти Сингх.
Она почувствовала, как волосы у нее на затылке встали дыбом.
– Сингх. Значит, вы носите такое же имя, как убитый шейх Радж Сингх.
Ей показалось, что он смутился.
– Это имя часто встречается в Индии. Как Смит или Джонс в вашей стране.
– Но вы очень похожи на Раджа Сингха.
Он улыбнулся, но она ощутила его беспокойство.
– Как и китайцы, мы все кажемся на одно лицо людям с Запада.
Она не могла уже остановиться и наступала:
– Как случилось, что вы выбрали в качестве жертв шейха Раджа Сингха и его людей?
Он пожал плечами:
– Это получилось случайно.
– Почему-то я этому не верю. Думаю, вы сделали это не случайно, а намеренно и что грабеж – это всего лишь прикрытие ваших подлинных целей. Вы знали, что Радж Сингх – кузен султана Дели?
– Я ничего не знаю ни о Радже Сингхе, ни о султане Дели, если не считать его славной репутации.
Он допил вино и поднялся с места.
– Думаю, теперь вам лучше отправиться отдохнуть, мадам Флинн.
– Султан Дели, и шейх Радж Сингх, и вы, шейх Фатти Сингх, все трое очень похожи друг на друга. Что за удивительное совпадение!
– Да, удивительное совпадение. Идемте, пора спать.
Майра поднялась на ноги, но ей тотчас же пришлось ухватиться за стол. Внезапно она ощутила, что тело ее отяжелело, будто налилось свинцом. Ей показалось, что вокруг факелов на стенах сияет зеленое и синее гало. Отяжелел и ее язык, а голова закружилась. Страх поднялся к ней и сжал горло. Она чувствовала во рту вкус желчи.
Майра пыталась остановить и сосредоточить взгляд на лице Сингха. Она видела мрачную сатанинскую маску, ту самую, что пригрезилась ей в ночном кошмаре.
– Вы… вы… – Она подалась к нему и качнулась. – Вы… отравили меня!
В глазах ее потемнело – она теряла сознание. Мозг окутала тьма, будто черный занавес, и она провалилась в бездонную пропасть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепная страсть - Блэйк Стефани



классный роман,супер! Столько интриг любви, мне очень понравился
Великолепная страсть - Блэйк Стефаниг
8.08.2013, 11.48





По мне не очень, главная героиня в 14 теряет девственность с одним, в 15 выходит замуж за другого,потом считая его мертвым 10 лет живет с другим, когда он умирает, возвращается опять к мужу, и бесконечно изменяя друг другу. Герой, ради карьеры постоянно изменяет, и даже бросает семью)))
Великолепная страсть - Блэйк СтефаниМилена
21.12.2014, 15.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100