Читать онлайн Тайные грехи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

«Пока еще я не хочу вас будить, Мара. Возможно, у нас не повторится этот удивительный успех. Вам удобно? Вы расслаблены?»
«О да. Я очень, очень счастлива. Я хочу оставаться там, где я сейчас. И не важно, вернусь ли я туда, откуда пришла».
«Не говорите так, Мара. Вы проснетесь, когда я сочту нужным разбудить вас, и этот сон закончится».
«Нет! Я хочу рассказать вам очень много, намного больше!»
«Прекрасно, Мара. Я слушаю».


Никогда в жизни Мара Тэйт не была так счастлива. Гордон Юинг, семья которого владела тремя верховыми лошадьми, учил Мару верховой езде. Они ехали впереди фургонов по дороге, ведущей на юг. Впрочем, они могли поехать и на запад, могли вместе изучать чудеса этой удивительной страны. В безоблачное синее небо вонзались вершины скал, похожие на гигантские сталагмиты.
– Они прекрасны… как церковные колокольни, – сказала девочка.
По всей равнине были разбросаны каменные изваяния – огромные и поменьше, походившие на человеческие фигуры и изображавшие животных, а иногда попадалось нечто совершенно непонятное и гротескное. Должно быть, каменные фигуры изваяла рука самого Вседержителя. Эта прекрасная земля являлась также средоточием красоты духовной.
Однажды Сэм сопровождал их до Каменного леса – обширного пустыря, заваленного окаменевшими стволами и низкорослыми деревьями, также окаменевшими.
– Жуткое зрелище, – прошептала Мара, невольно понижая голос. – Должно быть, их заколдовала какая-нибудь ведьма. Или демон…
– Да, похоже на то, – усмехнулся Сэм. – Дело в том, что много веков назад этот лес оказался под ледником, а потом в течение столетий поры дерева заполнялись солями и другими минеральными соединениями. Только Господу Богу известно, как долго продолжалась эрозия, но, когда процесс завершился, вот что оказалось под почвой – этот окаменелый лес.
Сэм показал им и пустыню Пейнтед, где ослепительные радужные пески снова вызвали у Мары мысль о руке Вседержителя.
Господь написал эту картину, чтобы человечество любовалось ею в твердой уверенности в том, что есть силы, более могущественные, чем простые смертные, – так представлялось Маре.
Поблизости находился и Аризонский кратер – гигантская воронка глубиной в шестьсот футов и диаметром в милю.
– Уж конечно я бы не обрадовался, если бы такое огненное чудище обрушилось с неба, – проговорил Гордон с благоговейным ужасом.
Возвращаясь к фургонам, они сократили путь, проехав вдоль высохшего ложа реки, которое змеей извивалось в северо-восточном направлении. Внезапно Сэм придержал лошадь и остановился.
– Ш-ш!.. Прислушайтесь!
Гордон и Мара затаили дыхание.
– Похоже на гром вдалеке, – сказал юноша.
– Возможно и так, но не стоит испытывать судьбу. Надо выбираться отсюда! – заявил проводник.
Сэм пустил свою лошадь галопом, направив ее к северному берегу реки. Мара и Гордон старались не отставать. Сэму и Гордону удалось ловко взобраться по крутому склону, но молодая кобылка Мары споткнулась и упала, выбросив ее из седла, – лошадь и всадница скатились на дно высохшей реки.
Когда Маре удалось подняться на ноги, грохот усилился и теперь был настолько громким, что она даже не слышала, что ей кричали Сэм и Гордон. Заметив, что они отчаянно машут ей, Мара обернулась – и оказалась перед огромной стеной воды высотой в двадцать или тридцать футов, низвергавшейся в ложе реки, устремившейся к ней с невероятной скоростью.
Лошадь в ужасе принялась карабкаться по склону; выбравшись наверх, она умчалась. Когда шок, вызвавший оцепенение, прошел, Мара на четвереньках стала выбираться из ущелья. Она непременно бы скатилась вниз, если бы Сэм и Гордон, взявшись за руки и образовав живую цепь, не помогли ей. Маре удалось ухватиться за руку Гордона за секунду до того, как бушующий пенный поток обрушился на то место, где она недавно лежала рядом с лошадью. Взлетавшие вверх брызги промочили путников до нитки.
– Что это было? – проговорила Мара с дрожью в голосе.
– Наводнение. Такое здесь частенько случается, – ответил Сэм. – Должно быть, где-то поблизости от истоков реки прошли ливневые дожди. В этих местах единственная река, которая никогда не пересыхает, – это Колорадо. Все остальные наполняются водой только после сильных дождей, и сухой песок впитывает воду скорее, чем успеваешь произнести свое имя. Я видел, как реки вроде этой мгновенно наполнялись водой буквально за секунду, и приходилось побыстрее улепетывать, чтобы тебя не смыло потоком и не унесло в никуда.
– Со мной едва это не произошло, – сказала девушка, невольно вздрагивая.
На плечо Мары легла сильная рука Гордона.
– Все в порядке, радость моя.


День за днем они совершали вылазки за пределы лагеря, узнавая много нового, а по возвращении Мара рассказывала о своих впечатлениях подруге, Мэрион Мерфи, одной из трех сестер, эмигрировавших из Ирландии и присоединившихся к ним в Денвере. Девушки были сиротами и ехали с дядей и теткой.
– Тебе надо как-нибудь поехать с нами, Мэрион, – сказала Мара старшей подруге.
На лице Мэрион отразилось отвращение.
– Я никогда не любила испытывать судьбу таким образом. Меня не заставишь никакими силами взгромоздиться на эту грязную лошадь.
Певучий ирландский выговор Мэрион постоянно приводил Мару в восторг.
Сестры Мерфи – шестнадцати, восемнадцати и двадцати лет – одевались лучше всех женщин в караване. Большую часть времени сестры проводили у себя в фургоне, прихорашиваясь и приводя в порядок свой гардероб. Когда они в первый раз вывесили сушиться свое нижнее белье, это вызвало переполох среди остальных женщин и дало мужчинам пищу для фантазий.
– Все у них – сплошные оборки, атлас и кружева, – сказал Сэм Гордону. – Я бы не удивился, если бы оказалось, что они едут на Запад, чтобы открыть бордель.
Мара же боготворила Мэрион, часто позволявшую младшей подруге наблюдать за ней, когда она наводила красоту – полировала ногти и приводила в порядок волосы. Мэрион, старшая из сестер-ирландок, была, по мнению Мары, самой хорошенькой из них, и она ежедневно подолгу расчесывала свои длинные блестящие каштановые волосы. К тому же у нее были миндалевидные, орехового цвета, глаза и дерзко вздернутый носик. Ее мерцающие перламутровой белизной груди высоко приподнимал корсет на костяном каркасе, так что виден был ее ослепительной красоты бюст, выступавший из глубокого декольте. Юбки ее совсем не походили на просторные и бесформенные одежды остальных женщин. Пышные внизу, они обтягивали бедра, а по бокам были снабжены разрезами, дразнившими взоры мужчин, – те не сводили глаз со стройных ножек Мэрион, когда она шла или садилась, закинув ногу на ногу.
Однажды, когда переселенцы расположились на привал, Мара заглянула в фургон Мэрион и объявила:
– Сэм говорит, что послезавтра мы будем в Бисби. Мой отец и братья ждут не дождутся этого. Они надеются найти золотую жилу и скоро разбогатеть.
Мэрион рассмеялась:
– Конечно, все на это надеются, но разбогатеть удается немногим. – Глаза ее сверкнули. – А что касается меня и моих сестер, то мы уже застолбили участок.
– Правда? – удивилась Мара. – О… я не верю тебе, Мэрион. Ты ведь никогда прежде не бывала в Аризоне.
Ее сестры, Бриджит и Мэгги, сидевшие за шитьем в передней части фургона, захихикали. Бриджит была блондинкой, а у Мэгги волосы были черные как вороново крыло. Они обе походили на Мэрион, только казались менее стройными.
– Конечно, не бывала. Но видишь ли, Мара, мы носим с собой свои золотые прииски.
И сестры залились веселым смехом. Мара почувствовала, как кровь бросилась ей в голову, как ее шею и щеки залил румянец. Сестры Мерфи – распутницы! Это открытие лишило девушку дара речи.
Мэрион, все еще хохоча, обняла ее за плечи.
– Да зачем я говорю об этом с ребенком?! Когда-нибудь, дорогая, ты поймешь, что я права! Мужчины могут быть отважными, возможно, они умнее и имеют власть, но женщины хранят козырного туза у себя под юбками.
Слова Мэрион вызвали новый приступ веселья у ее сестер. Но Мара не разделяла его. Она с отвращением высвободилась из объятий Мэрион.
– Неужели это единственное достоинство женщин, Мэрион? Ну, что касается меня, то я о себе более высокого мнения. У меня другие планы. Я не собираюсь становиться игрушкой мужчины.
Мэрион легонько похлопала ее по щеке.
– Вы только послушайте, девочки! А ей всего-то четырнадцать. Погоди, моя дорогая! Настанет время, когда тебе захочется поиграть с парнями. – В ее глазах зажглись лукавые огоньки. – Впрочем, я бы не удивилась, если бы узнала, что ты уже дозрела до этого. Я видела, как ты посматриваешь на этого красивого здоровяка, на Юинга. По правде говоря, я и сама не отказалась бы поиграть с ним.
– Мне пора возвращаться к своим, – проговорила Мара упавшим голосом, стараясь обуздать себя и не выдать своего гнева. – Благодарю за гостеприимство.
Она спрыгнула с подножки фургона и с независимым видом зашагала туда, где расположилась на отдых семья Тэйтов. В ушах у нее звенел смех девиц Мерфи.
Позже, ночью, лежа на своем грубом матрасе, Мара окликнула в темноте мать:
– Мама, тебе когда-нибудь хотелось стать кем-то еще, кроме жены и матери?
С минуту Гвен молчала. Потом ответила:
– По-настоящему – нет. Едва ли у женщины есть возможность заниматься чем-либо, кроме дома… или быть шлюхой. Кстати, раз уж зашла об этом речь, скажу: мне не нравится, что ты столько времени проводишь в обществе этих девиц Мерфи. Стоит разок на них взглянуть – и становится ясно: шлюхи!
– При мне они ведут себя вполне достойно, – солгала Мара.
Девушка задумалась; она размышляла о том, что сказала мать: якобы у женщины существуют только два пути – быть женой и матерью или публичной девкой.
– То, что ты сказала, мама, ужасно, но, я думаю, в Америке все скоро будет обстоять иначе, не так, как в Старом Свете. Женщины перестанут мириться с тем, что им приходится только сидеть дома, и с тем, что с ними обращаются как с неодушевленными предметами – столами, стульями, посудой. Они не пожелают существовать только как игрушки своих повелителей-мужчин и подчиняться их капризам. В своем нынешнем состоянии мы почти рабыни.
– Только послушайте эту девчонку! – пробормотала Гвен. – Ты слишком молода, чтобы так говорить. И какие же новые возможности ты видишь для себя в Америке?
– Неограниченные! Вот подожди – и увидишь! Я могла бы стать здесь адвокатом или доктором, а то и судьей!
– Да хранят нас от такого святые! Думаю, что все это – твое чтение, оно помутило твой разум, дитя. А теперь угомонись и спи.
– Спокойной ночи, мама.
Мара лежала, прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи. Мужчины все еще беседовали, сидя вокруг костра. Они смеялись, обменивались шутками и пускали по кругу бутылки с виски собственного изготовления. Обычно мужчины ночевали у костров, завернувшись в одеяла.
Мара смежила веки, и вдруг ей показалось, что она видит лицо Гордона Юинга.
«Тебе уже не терпится поиграть с ним…»
Мэрион была права. И это нетерпение то и дело давало о себе знать. Презирая себя за отсутствие воли, Мара предалась запретным сладостным мечтам.


Как и предсказывал Сэм Пикенз, в три часа пополудни, в четверг, на горизонте показалась горная гряда.
– Вот она! Горная гряда, называемая Дорогой мулов, – хмыкнул Сэм. – Сегодня мы устроим привал в ущелье, на Перевале мулов.
– И будем искать там золото, серебро и медь, – сказал Эмлин Тэйт, и братья дружно его поддержали.
– В Аризоне не очень-то много золотоносной и богатой серебром руды, – возразил Сэм. – А что есть, то, как правило, только побочный продукт добычи и обработки меди. Я-то думал, ребята, что вы собираетесь работать для одной из крупных компаний.
– Он прав, мальчики, – кивнул Дрю Тэйт. – Нам придется долго и тяжело трудиться, прежде чем удастся основать свое дело. В это путешествие мы вложили все свои сбережения, все до единого цента. Для начала придется поработать в шахтах. Как думаешь, Сэм, нам нелегко будет найти работу?
– Вовсе нет, если вы такие толковые работники, как говорите. Вам надо попытаться устроиться на одну из шахт «Коппер стор». В прошлом году им пришлось закрыть два тоннеля из-за пожара. Там залежи не то угля, не то природного газа, точно не знаю. Во всяком случае, скала еще сохранила жар. Говорят, местами на той шахте температура не меньше пятидесяти градусов, но там до сих пор работают. Правда, только чиканос
type="note" l:href="#n_11">[11]
выдерживают такую жару.
– Все, что может мексиканец, может и валлиец, – заявил Дрю Тэйт.
Сэм Пикенз улыбнулся и хлестнул лошадей вожжами по мощным крупам.
– Ладно, хватит болтать! Пора и в путь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Блэйк Стефани



Вообще не поняла смысл романа, а конец вообще бред какой-то...
Тайные грехи - Блэйк СтефаниМилена
23.01.2015, 16.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100