Читать онлайн Тайные грехи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

«Шестого июня мы приблизились к первому порогу», – записала Мара в своем дневнике. Она знала, что это последняя запись, которую она сделает, потому что в предстоящие два тяжелейших дня писать ей не придется.
– Потише! – крикнул Сэм, стараясь перекрыть рев воды, низвергающейся вниз со скалы. «Мара», прыгнув вперед, как породистый конь, рванувшийся из стартовых ворот, ринулась в круто падавший вниз пенистый поток. Сильные пальцы Сэма вцепились в руль, слегка поворачивая его то вправо, то влево, то удерживая прямо и неподвижно. Он искусно маневрировал, проводя лодку между зубцами скал, похожих на зубья пилы и образовывавших нечто вроде лабиринта. Его мышцы дрожали от напряжения. Вдруг – внезапный рывок, и они уже скользят по спокойной воде, двигаясь легко и плавно.
Мара улыбалась. После долгого напряжения, когда лицо ее напоминало застывшую гипсовую маску, ей казалось, что сейчас оно растрескается и лопнет.
– Было не так уж и кошмарно, – сказала она задорно.
– Ты права, – печально отозвался Сэм. – Худшее еще впереди. Ты ведь читала дневники Пауэлла.
В течение двух следующих дней «Мара» неслась вперед, увлекаемая быстрым течением. Дни становились короче. Сумерки теперь опускались сразу после полудня. Последние двенадцать часов были для них сущим адом. Сэм проявлял чудеса ловкости и смекалки, управляя лодкой, которая, подобно необъезженному жеребцу, прыгала и вставала на дыбы на белых от пены волнах.
Неожиданно они скользнули в небольшое озерцо, гладкое, словно зеркало. В дальнем конце лагуны вода, переливаясь через край скалы, падала вниз с громоподобным ревом. Новый водопад. Сэм направил «Мару» к берегу, который показался ему наиболее удобным, и надежно укрепил ее у отмели.
– Это место манит и приглашает к знакомству, – сказал он, взяв Мару за руку и помогая ей выйти из лодки. По отмели они дошли до места, где вода обрушивалась вниз, и остановились, глядя на гигантский водопад, заполнявший огромный котел обезумевшей от злобы ведьмы. Грохот, отражаемый скалистыми стенами каньона, буквально оглушал.
Мара заткнула руками уши и закричала:
– Пауэлл не зря писал, что чувствовал себя здесь словно внутри гудящего барабана!
– Это еще слабо сказано! – прокричал Сэм в ответ. – Переход через этот водопад займет у нас весь день. Давай-ка начнем к нему готовиться.
Прежде всего следовало выгрузить из лодки все снаряжение и припасы и, прикрепив на тросах, оставить в футе от водопада. Но самой главной их заботой была лодка.
– Какая удача, что Энди сделал ее из сосны! – сказал Сэм, когда они вместе с Марой протащили волоком легкое и стройное суденышко по мокрому песку к концу отмели.
Но еще больше их порадовало то, что Сэму пришло в голову захватить с собой небольшой блок и все оборудование для него и он смог теперь прикрепить его к мощному дереву на берегу у кромки воды. Затем ему удалось перетащить «Мару» через край обрыва и мягко опустить на воду.
В конце концов он прикрепил суденышко с помощью прочного каната. Подняв глаза и еще раз взглянув на дерево, к которому был прикреплен канат, он с досадой сказал:
– Чертовски жаль, что приходится оставлять здесь такой отличный канат, но ничего не поделаешь.
Наступала ночь. Им предстояло теперь разбить лагерь примерно в полумиле отсюда, вниз по реке, чтобы избавиться от жуткой какофонии, производимой водопадом.
«Должно быть, это хуже всего», – успела записать Мара в своем дневнике, впадая в оцепенение от утомления и нервного напряжения. В ту ночь они даже не занимались любовью.


На следующий день они двигались без всяких помех в течение нескольких часов кряду, пока не обогнули излучину и не оказались в извилистом канале, несшем свои воды прямо к гигантскому камню, точнее, даже к скале шириной не менее сорока футов с острым, выдающимся вперед, как у океанского лайнера, носом.
Там, где воды реки, яростно рвущиеся вперед, разбивались об острую оконечность утеса, двадцатифутовая волна вздымалась, скрывая от путешественников оба берега канала.
Скорее повинуясь интуиции или слепой догадке, чем здравому смыслу, Сэм сделал резкий поворот, рванув руль лодки направо, и они нырнули под стену воды с ошеломляющей быстротой. Он больше не мог управлять «Марой». Их завертело в водовороте за камнем и потянуло вперед – лодка кружилась, покрытая водой, как опавший лист, который засасывает в сточную канаву.
Сэм и Мара вцепились в металлические поручни на планшире корпуса лодки и молили Бога, чтобы «Маре» удалось пронестись по этому пенистому, бурлящему пути не перевернувшись.
Ошеломленные разгулом стихии, они едва поняли, благополучно проскочив сквозь узкий рукав, что наконец снова оказались в полосе спокойной воды. Вероятно, таким был райский сад – по обоим берегам реки белые песчаные отмели, сосновые рощицы, которые раскинулись чуть поодаль, отступив к стенам каньона, воздух напоен острым ароматом смолы.
Надежно закрепив лодку, они принялись переносить вымокшие в воде припасы и снаряжение в сухое место, потом стали вычерпывать воду из лодки. И наконец, когда вся тяжелая работа была проделана, они сняли с себя одежду и развесили ее сушиться на ветвях, а сами забрались в свой спальный мешок, в котором теперь всегда спали вдвоем, тесно прижавшись друг к другу скорее ради тепла, чем в порыве страсти. Они были слишком измучены, чтобы позаботиться о еде, и, хотя было всего три часа пополудни, уснули мертвецким сном и проспали до рассвета следующего дня.
– Не представляю, сколько еще таких испытаний сможем выдержать ты, я и наша лодка, – сказал Сэм на следующее утро, когда Мара кипятила воду для кофе.
Утро было окутано синевато-серой дымкой.
– Я словно сплошной синяк от головы до пяток, – пожаловалась Мара.
– Но назад хода нет. Нам остается только стиснуть зубы и молиться. – Сурово сжав губы, Сэм умолк.
Но когда день вступил в свои права и они без особых приключений продолжали свой путь, уверенность в себе постепенно возвращалась к ним.
– Может быть, мы уже миновали самое трудное, – сказал Сэм, когда они устраивались на ночлег на очередной стоянке.
Горячая, приятно обжигающая рот и желудок еда, приготовленная из говядины, картофеля и овощей, подкрепила их силы и подняла настроение. К концу трапезы Сэм в виде особого поощрения открыл бутылку бренди, которую хранил как раз для такого случая.
После ужина они смеялись как дети и занялись любовью, едва заползли в свой спальный мешок. Торопливо отдавшись друг другу, они потом все начали сначала, но теперь уже не спешили и более получаса предавались любовным играм – Сэм покрывал поцелуями все ее тело.
Мара извивалась, испытывая невыразимое наслаждение, когда его язык касался ее пупка, и громко застонала, когда его губы скользнули ниже по животу, а руки широко развели бедра.
– О, мой дорогой! – закричала она в экстазе. – Пожалуйста, не останавливайся! Положи на меня ногу. Я тоже хочу целовать тебя.
Он подчинился, и она дрожащими пальцами ввела его напряженную, отвердевшую, нетерпеливо пульсирующую плоть в свой жадный рот.
Когда любовные игры окончились и они лежали рядом, обессиленные и пресыщенные, в объятиях друг друга, она прошептала:
– С каждым разом становится все сказочнее. Когда-нибудь это будет невозможно перенести, и я испущу дух, достигнув вершины.
– Не делай этого, любовь моя. В будущем я постараюсь быть более сдержанным и целомудренным.
– Только попробуй!
Она пощекотала его под ребрами, они поцеловались и притихли, ожидая наступления блаженного сна.
Следующий день оказался лучше предыдущего, затем их благополучная жизнь растянулась еще на целых четыре дня. Теперь они снова были полны ликования и уверенности в себе и каждый вечер праздновали, выпивая понемногу бренди.
Двадцать третьего июня Сэм заметил:
– Видишь, как сблизились стены каньона? Каким узким стало ущелье?
– Да, и здесь они самые высокие из всего, что мы видели до сих пор. Должно быть, мы в самой низкой точке ущелья.
И действительно, они спустились по ущелью так низко, что вершины скал по обе стороны реки, казалось, соприкасаются среди похожих на белое руно барашков пушистых облаков, а между ними оставалась только узкая полоска неба, как тонкий слой начинки в сандвиче.
С каждым днем каньон становился все уже, а течение реки – все более быстрым и бурным. Вековые скалы громоздились по берегам реки и, сползая вниз, делали ущелье труднопроходимым. Но самые коварные преграды ждали их впереди. Водовороты и перекрестные течения хлестали по бортам лодки, бросая ее от одной стены каньона к другой, где их подстерегали полуприкрытые водой камни и скалы. Сэм крикнул Маре, чтобы она легла на дно лодки.
Он сражался с румпелем, удерживая его обеими руками, но это было делом бессмысленным. Ему казалось чудом, что хрупкая сосновая скорлупка могла выжить в таких чудовищных условиях. Не успели они миновать лабиринт, что само по себе было невероятным, как «Мара» низверглась вниз по крутому, извилистому и узкому коридору. Грохот водопада, маячившего где-то впереди, становился все громче и громче по мере того, как они спускались с головокружительной скоростью.
– Греби к берегу! – закричал Сэм и изо всей силы налег на руль.
Вдруг лодка, подчиняясь дьявольскому магнетизму, накренилась в сторону ближайшего берега. Они были всего в полумиле от скал и в нескольких минутах от верной смерти. Мара стояла в лодке на коленях и гребла изо всех сил. Сэм выпустил руль и схватился за весло, чтобы помочь ей.
Когда он увидел, что вода достает им уже до пояса, он выпрыгнул сам и крикнул Маре, чтобы она сделала то же самое. Только мощный выброс адреналина в кровь дал им физические силы, и они сумели вброд добраться до берега, таща за собой лодку.
– Мы выберемся! – крикнул Сэм. – Держись, крошка!
До края водопада, до его неровных зубчатых краев было не больше тридцати ярдов. И тогда это случилось…
Мара оступилась на покрытом слизью плоском валуне, и руки ее соскользнули с планшира. Она попыталась ухватиться более прочно, но волна накрыла ее. Ее выбросило из лодки, и теперь она со скоростью ядра, выпущенного из катапульты, крича от ужаса, неслась к краю водопада.
Сэм, стоя по щиколотку в воде, пытался найти более надежную точку опоры. В отчаянном рывке, достойном Геркулеса, ему удалось поднять лодку и швырнуть ее на берег. Парализованный ужасом, он смотрел, как его возлюбленную перебросило через край водопада, но ей повезло – провидение было на ее стороне. На ее пути оказался огромный круглый валун, и, широко раздвинув ноги, она сумела усесться верхом на него.
– Держись! – крикнул Сэм.
Он вцепился в весло и ринулся к ней по узкой полоске песчаной отмели. Прошел вброд достаточно далеко, и, поравнявшись с ней, он смог наконец протянуть ей весло.
– Держись, а я вытяну тебя на берег! Убедись, что держишься крепко.
Перед началом путешествия Энди Холл пропитал весла сосновой смолой и дегтем, и эта предосторожность спасла Маре жизнь. Цепляясь изо всех сил за скалу ногами, она протянула вперед руки и ухватилась за весло. Удостоверившись, что держит его крепко, она оттолкнулась от скалы и как пробка вылетела на берег. Еще одно усилие, и Сэм благополучно перенес ее подальше от воды.
Они молча смотрели друг на друга. Он обнял ее – тело Мары обмякло, как тряпичная кукла. Он целовал ее холодные, неспособные ответить на поцелуй губы, потом осторожно опустил ее на берег. Затем не менее часа они молча лежали рядом, пока наконец не уснули, продолжая сжимать друг друга в объятиях.
Следующие две недели путешествия были сущим адом. Стремнины, пороги и водопады неумолимо следовали друг за другом почти непрерывно, и каждое следующее испытание было ужаснее предыдущего.
Наконец наступил такой день, когда они смогли пройти всего только две мили. Когда вечером, съежившись, они сидели у костра, Мара сказала:
– Я боюсь, Сэм. У этого каньона злая аура. У меня такое чувство, что здесь скрывается монстр, поджидающий в темноте, когда удобнее напасть на нас, чтобы уничтожить.
– Чепуха! – презрительно фыркнул Сэм. Он изо всех сил демонстрировал, что не придает значения ее словам, но его внутренние ощущения полностью совпадали с ее предчувствием. В вое ветра было что-то жуткое, сверхъестественное, а на песчаном полуострове, где они расположились на ночлег, от его порывов сосны сотрясались и клонились почти до земли. Его вой, подобный воплям баньши, леденил душу.
Мара села на своем ложе и разбудила Сэма.
– Сэм, я чувствую, должно случиться что-то ужасное. Я это знаю!
– Тише, тише, любовь моя, не принимай все так близко к сердцу. Ветер не может принести нам вреда. Ложись, расслабься и попытайся уснуть.
Он обнял ее, притянул к себе и заставил лечь снова.
Словно посылая ему вызов, разгневанные небеса обрушивали на каньон один удар грома за другим. Ослепительные синие всплески небесного огня, взрывающие темноту, сменились потоками неистового дождя. Их костер, защищенный несколькими рядами сосновых веток, переплетенными для надежности друг с другом, казалось бы, не должен погаснуть. Но жаждущие мести боги были неумолимы. Отчаянный порыв ветра закрутил воду в реке, и смерч, засасывая листья, гальку и небольшие камни, закружился в бешеном водовороте. Смерч налетел на полуостров, вырывая с корнем деревья и разбрасывая их вокруг, как легкие щепки. Наконец ветер разметал их костер, расшвыривая тлеющие уголья и охапки горящих веток. Лодку они предусмотрительно укрыли в небольшом углублении на полуострове, которое было ложем давно высохшего горного ручья; им казалось, что она находится вне пределов досягаемости разбушевавшейся стихии.
Дождь и ветер прекратились так же внезапно, как начались.
– Лодка! – закричал Сэм. – Мы должны спасти лодку.
В тех местах, куда падали горящие головни, лодка задымилась. Они забросали очаги начинающегося пожара влажным песком и залили водой, а последние, самые упрямые, уголья завалили мешками из грубой ткани.
Остаток ночи Мара и Сэм провели, охотясь за своими припасами и утварью, разбросанными по всему полуострову. Только к рассвету они успели упаковать свои вещи и попытались все это расположить в лодке прочно и надежно.
Измотанные до предела, они все же решили двигаться дальше. Каждая минута промедления таила угрозу. Если они хотели выжить, то надо было выбраться из каньона до того, как окончательно иссякнут силы и истощатся запасы пищи.
С наступлением утра на душе у них тоже посветлело, и день показался им ярче обычного.
– Я думаю, стены каньона стали чуть пониже, – высказал предположение Сэм.
– Так оно и есть, – обрадованно подхватила Мара. – Посмотри-ка на полоску неба! Синяя ленточка над нами стала шире.
После испытаний прошлой ночи мать-природа раскаялась и теперь взирала на них благосклоннее, посылая ясную и теплую погоду. Путешествие проходило без приключений. В течение всей следующей недели их путь не был ничем омрачен. Неистовые воды успокоились, и теперь «Мара» скользила по спокойной и ровной глади. С каждым днем и часом каньон становился шире, а потом в него влились два небольших притока.
Сэм вытащил свои карты:
– Да, я узнаю это место по заметкам Пауэлла.
– Мы уже близки к выходу из каньона? – спросила Мара взволнованно.
– Не совсем, но самые опасные места мы уже миновали.
Но его оптимизм оказался необоснованным: уже на следующий день им пришлось вновь столкнуться с водопадами и на протяжении двадцати четырех часов шесть раз прорываться через них.
Наступила последняя неделя июля, и отвесные скалы вновь стеной нависли над ними. Каньон стал таким узким, что воды реки сплошь наполнили его, а берегов, на которые они могли бы высадиться и передохнуть, не было вовсе. В течение двух дней они не покидали лодки и только изредка могли позволить себе недолгий сон на жестких досках.
И вот восьмого августа произошло чудо. Во всяком случае, и Сэм, и Мара восприняли это как чудо. Через узкий проход они прошли в огромный грот, который Мара в восторге описала как божественный небесный собор. Она зачитала цитату из записок Пауэлла:
– «Мы внутри собора Господа, созданного им для самого себя… Сегодня я прошел по естественной мостовой, вырезанной в стене каньона и гладкой, как полированный мрамор».
Это было удивительное зрелище, такого они не видели прежде и, казалось им, не увидят никогда. Даже в тех уголках страны, где природа создала множество естественных памятников, грандиозных и впечатляющих. Высоко над их головами в гроте парили арки и шпили; стены грота, гладкие, как стекло, были пронизаны прожилками оранжевого, красного, зеленого, синего, желтого – всех цветов радуги. В полной тишине слышны были только журчание реки и писк гигантских летучих мышей. Очень высоко над их головами стены, как им показалось, загибались внутрь, образуя свод, где клубы тумана гнездились, как серые духи.
– Это она и есть, самая грандиозная часть Большого каньона, – произнес Сэм благоговейно, – самое дно скалистого ущелья, откуда до поверхности целая миля.
В ту ночь они расположились на ночлег в гроте, а на следующее утро отправились бродить по мостовым, с таким восторгом описанным Пауэллом. Затем, покончив со своим скудным завтраком – припасы их уже подходили к концу, – они продолжили свое фантастическое путешествие.
Двигались они теперь без особых помех: к середине августа каньон стал заметно расширяться. Отвесные стены становились более пологими по обоим берегам реки, с каждым днем обзор все увеличивался, а полотно синего неба виднелось все больше и солнце все чаще проникало в ущелье.
Мара встала в лодке и, широко раскинув руки, будто готовясь обнять сияющие синевой и солнцем небеса, воскликнула:
– О, благодарю тебя, Господи, я уже начала думать, что мы никогда больше не увидим солнца.
Сэм крепко обнял ее и прижал к себе.
– Мы еще не закончили свое путешествие, радость моя. Пауэлл пишет, что, прежде чем мы вырвемся на свободу, нам предстоит преодолеть еще один кошмар.
Предсказание Сэма сбылось на следующий же день, когда течение усилилось, а стены каньона снова начали наступать на путешественников. Сэм и Мара лихорадочно черпали воду, которая просачивалась сквозь трещины в швах лодки. «Мару» подняло на гребень огромной волны в том месте, где ущелье сузилось, став похожим на узкую придорожную канаву. Лодка взмыла кверху, а затем ее швырнуло вниз и толкнуло по серпантину каменистого ложа реки, и она понеслась, подпрыгивая и кружась, прямо в водоворот, из которого являлся бассейн у подножия крутого спуска из каньона. Мара подумала, что Большой каньон решил наконец уничтожить их. И тут же лодку швырнуло, затем круто развернуло и потащило к узкому отверстию в скале, а дальше они заскользили по спокойной и гладкой поверхности озера. Почти чудом они оказались в широкой, открытой свету и воздуху долине, ограниченной с обеих сторон лишь невысокими травянистыми холмами, которые уходили далеко к горизонту.
– Мы прорвались! – закричал Сэм.
Молодые люди бросились друг к другу в объятия, едва не перевернув на радостях лодку. Со слезами радости и благодарности, которые катились по их щекам, они, повернув головы, смотрели назад, на гранитные утесы Большого каньона, величественные башни которого были едва различимы в густом утреннем тумане.
– Майор Пауэлл сказал об этом очень хорошо. – Мара повернулась к Сэму: – «Пока существа человеческой породы способны видеть, пока у них есть отвага и решимость, пока они способны не дрогнуть перед лицом врага, ничто во Вселенной никогда не сможет вечно оставаться Великим Непознанным».






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Блэйк Стефани



Вообще не поняла смысл романа, а конец вообще бред какой-то...
Тайные грехи - Блэйк СтефаниМилена
23.01.2015, 16.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100