Читать онлайн Тайные грехи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

День выдался на редкость сырой и прохладный; над землей нависли черные тучи. Однако эмигрантам из Европы такая погода казалась самой подходящей для зимы, ведь они привыкли к тому, что Рождеству предшествуют холодные и сумрачные дни.
Гвен Тэйт, распевавшая рождественские гимны, готовилась отправить в духовку противень с печеньем. Кухарка же Тэйтов, датчанка Ольга, сидела за столом. Сложив на своей пышной груди пухлые руки, она неодобрительно поглядывала на хозяйку. Датчанка была убеждена, что хозяйское место – в гостиной, не на кухне. Однако Гвен не обращала на кухарку ни малейшего внимания, она не уставала повторять:
– Я рождена не для праздной жизни, как некоторые, кого я знаю, но не хочу называть по имени. Я не привыкла пускать пыль в глаза, как другие, кого я тоже не собираюсь клеймить презрением, кто предпочел забыть, как приходилось драить полы, мыть окна и трудиться на кухне.
Гвен так и не привыкла доверять служанке свои обычные обязанности на кухне, а также мыть полы, шить и выполнять всю остальную домашнюю работу.
В разгар приготовлений к рождественскому празднику на кухню заглянул Дилан и ухватил изрядную порцию еще не остывшего печенья.
– Мм… – пробормотал он. – Изумительно! Никто не умеет печь масляное печенье лучше тебя, мама. – Он наклонился и поцеловал мать в щеку, белую от муки.
Гвен просияла и бросила торжествующий взгляд на Ольгу, готовую лопнуть от негодования.
– Сегодня, сынок, ты держишь хвост трубой и глаза у тебя блестят, – сказала она Дилану.
Он ухмыльнулся и провел рукой по своим густым, как щетка, волосам, еще волнистым и влажным после душа.
– Да уж… Только правильнее было бы сказать, что у меня не хвост, а волосы стоят дыбом, – попытался сострить Дилан. – Ну не чудная ли погодка стоит? Так и хочется написать стихи об Уэльсе.
– По правде сказать, едва ли такую погоду можно назвать похожей на валлийскую, но для нас и такая сойдет. Куда собрался?
– В магазин «Голдуотер—Кастенада», сделать кое-какие закупки к Рождеству. У тебя нет для меня поручений?
Мать ответила по-валлийски, чтобы Ольга не поняла, о чем речь.
– Джо сказал, что ждет партию меховых и шерстяных вещей из Шотландии. Он обещал отложить для меня шаль – в подарок Ольге. Справься, получил ли он, что хотел.
– Непременно, – пообещал Дилан. Он надел свой стетсон и направился к двери.
– Не забудь про свитер! – крикнула Гвен вдогонку. – Сегодня свежо!
– Шерстяная рубашка греет ничуть не хуже, – отозвался Дилан, переступая порог.
Гвен выглянула из окна, одолеваемая какими-то странными, ей самой не вполне понятными чувствами, горькими и сладостными одновременно. Она еще долго смотрела, как сын идет через двор, – он шел, заложив руки в карманы своих грубых хлопковых штанов, и ветер безжалостно трепал его волосы. Гвен никому бы не призналась, что Дилан – ее любимец, но от себя она этого скрыть не могла. Она любила его больше всех остальных детей, потому что он был самым уязвимым, не отличался силой характера и целеустремленностью, как остальные, хотя, по словам Дрю, и Эмлин с Джилбертом в последнее время начали проявлять признаки слабости.
– Позволяют своим женщинам водить себя за нос, – ворчал Дрю. – Никогда не следует брать жену из высшего сословия. Вот увидишь, их потомство унаследует гнилую и жидкую кровь Бакстеров и Минтонов. Так всегда бывает.
– Чепуха, – возразила Гвен. – Отец Миллисент – герой войны.
– Ха! Может быть, и так, но он охотно сложил с себя полномочия, как только ему предложили место в одном из восточных банков. А теперь жена Эмлина пытается сделать его прихлебателем – чтобы он лизал сапоги ее отца. А какова Джейн? Ты можешь представить Джилберта в роли маклера? Этому парню гораздо больше подходит держать в руках кайло, а не натирать мозоли на заду. Я собираюсь сделать ему предложение, от которого трудно отказаться. Хочу поставить его во главе нашего отдела исследований и развития в Южной Америке.
– Чтобы Джейн поехала в Южную Америку? Да ты, видно, рехнулся, Дрю. Женщине не место в этих ужасных джунглях.
Дрю хмыкнул и хлопнул ладонью по столу.
– Да уж, эти места не для такого тепличного цветка, как она, там место для настоящей женщины. Возможно, это поможет Джилберту прозреть и заставит его поискать себе настоящую подругу, женщину, которая не испугается, если под ногтями у нее окажется траурная рамка, которая не откажется лечь с ним на голую землю, если ее охватит порыв страсти.
– Ты говоришь непристойности, Дрю Тэйт! Я слушать тебя больше не хочу!


Она не хотела слушать и того, что он говорил о Дилане: слабый характер, скорее женщина, чем мужчина…
«Ты славный и милый мальчик, – мысленно говорила она сыну, пока он шел через двор. – Ты славный и милый, и я люблю тебя, очень люблю…»


На Мэйн-стрит в этот день царило праздничное оживление: люди обменивались приветствиями и поздравляли друг друга, встречаясь мимоходом. Витрины лавок были празднично украшены вечнозелеными растениями – кактусами и сосновыми ветками, – а также лентами и свечами.
Магазин «Голдуотер—Кастенада» был заполнен покупателями, когда Дилан переступил порог. Джо Голдуотер приветствовал его крепким рукопожатием.
– Как родители, парень?
– Прекрасно, Джо, отлично. А как твоя семья?
– На сей раз в канун Рождества мы больше проникнуты христианским духом, чем языческим, говорю это совершенно откровенно. Я сказал ребятишкам, что, возможно, в этом году Санта-Клаус спустится к нам по печной трубе. Все труднее и труднее объяснять им, почему они единственные не получают рождественских подарков. Кстати, я так давно не видел вашу прекрасную сестру. Она не больна?
– Нет, Мара отправилась навестить кого-то в Тумстоне.
Джо хлопнул себя ладонью по лбу и изобразил смущение:
– Ах, не говорите мне, пожалуйста. Я постараюсь догадаться сам. Не ту ли всем известную шлюху Мэрион Мерфи?
Дилан ухмыльнулся:
– Эта шлюха скоро станет самой знаменитой женщиной во всем штате.
– Вы хотели сказать, самой скандально знаменитой?
– Есть мультимиллионеры, предлагавшие ей руку и сердце, и, должен добавить, таких немало – больше, чем шипов на кактусе.
Внезапно послышался шум – из задней комнаты доносились громкие, возбужденные голоса. Голдуотер нахмурился.
– Прошу простить, мой мальчик. Что-то заставило старого Пита вернуться.
Джо зашагал вдоль прохода в конец магазина.
В ту же секунду двое мужчин, осматривавших товары на стойке у входа, выхватили шестизарядные «кольты» и направили на хозяев.
– Стоять на месте и молчать! – крикнул один из них. – Тогда никто не пострадает!
Какая-то женщина вскрикнула и побежала по проходу вслед за Джо Голдуотером.
– Черт возьми! Она и покойника способна разбудить! – заорал один из налетчиков, тот, что был повыше ростом. Он выстрелил женщине в спину.
– Идиот! – закричал его приятель. – Уж теперь-то переполошится весь город!
Один из бандитов направился к входной двери как раз в тот момент, когда на пороге появился очередной покупатель. Мужчина резко развернулся и во весь дух помчался по улице. Грабитель вышел из лавки и не колеблясь уложил беглеца – тот не успел отбежать и на десять шагов.
Трое других бандитов из задней комнаты проскользнули в магазин и, угрожая револьверами, преградили дорогу Голдуотеру и его бухгалтеру Питу Доллу.
– Открывай сейф! – закричал один из них. – Пронто!
type="note" l:href="#n_16">[16]
Или пристрелим!
Долл дрожащими руками принялся отпирать сейф. Один из бандитов, видимо, главарь, дал ему пинка под зад.
– Ладно, койоты, выгребайте все. Побыстрее!
Содержимое сейфа было незамедлительно пересыпано в две наволочки, и грабители приготовились к отступлению через главный вход. Но тут главарь заметил боковую дверь.
– Что там? – бросил он на ходу.
– Склад для товаров длительного хранения, – с готовностью ответил Голдуотер.
– Посмотрим, что это за товары.
Бандит шагнул к двери и распахнул ее. В комнате на кровати лежал высохший, сморщенный человечек – Хосе Кастенада. Он поправлялся после дизентерии.
– Ах вот как! Товары, говоришь?
Бандит подошел к кровати и ткнул револьвером в больного.
– Что ты там прячешь, сморчок? Вставай, покажи нам. А не то я заставлю тебя бежать до Мехико-Сити.
Причитая и скуля от страха, компаньон Голдуотера извлек из-под подушки довольно увесистый мешок с золотыми слитками, плодами всех своих трудов.
Грабитель усмехнулся:
– Вот теперь уже лучше… – Он ударил больного старика револьвером по голове, затем сбросил его на пол. – Ладно, ребята, пора в путь.
Грабители вышли из боковой комнатушки в торговый зал, где вскоре развернулось настоящее сражение…
…Встревоженный выстрелами, помощник шерифа Д. Т. Смит нацепил свой ремень с револьверами, схватил ружье и выбежал из тюрьмы, где находился в этот час. Перепуганные пальбой прохожие разбегались во все стороны, точно овцы, бегущие от стаи волков.
– Стреляют в магазине Голдуотера! – закричал кто-то.
К несчастью, никому не пришло в голову предупредить Смита о том, что в лавке орудует банда из пяти человек. Смит с ружьем наперевес бросился к магазину.
Стоявший у входа бандит услышал топот ног и выстрелил в дверь. Он выстрелил наугад и угодил в помощника шерифа. Смит так и не узнал, кто в него стрелял.
В магазине тем временем продолжалась пальба, кричали перепуганные женщины. Дилан Тэйт, как и другие покупатели, стоял неподвижно, поскольку видел, с какой чудовищной наглостью и жестокостью действуют бандиты, как безжалостно они расправляются со своими беспомощными жертвами. Но вот один из бандитов, тот, что стоял у двери, повернулся к нему спиной, и Дилан усмотрел в этом возможность изменить ход событий. В тот момент, когда раздался выстрел, уложивший наповал Смита, Дилан бросился на стоявшего рядом налетчика. Выхватив у него из рук шестизарядный револьвер, он ударил бандита рукоятью по голове. Противник покачнулся – и рухнул на колени.
Дилан отступил на шаг и прицелился в того, что стоял у двери, он едва успел обернуться на шум.
– Брось оружие – или ты покойник! – крикнул Дилан.
Оказавшись под дулом револьвера, грабитель мигом утратил боевой задор. Револьвер, выскользнув из его пальцев, ударился о половицу.
– Не стреляй, – бормотал он, – я же не сделал тебе ничего дурного…
К несчастью, Дилан забыл о тех троих, что находились в задней комнате, в этот момент они тихонько подкрадывались к нему, держа наготове револьверы. Несколько секунд спустя раздался выстрел – главарь, метивший Дилану в спину, палил сразу из обоих стволов. Дилан Тэйт рухнул на пол. Он умер мгновенно.
Захватив добычу, налетчики выбежали из магазина и бросились в конец улицы, где привязали коней. В ознаменование своей победы они прогалопировали через весь город, стреляя направо и налево, выражая тем самым свое презрение к жителям Бисби. Вскоре грабители добрались до ущелья на Перевале мулов.
Эхо выстрелов еще звучало среди окрестных холмов, когда в Бисби прибыл дилижанс из Тумстона.
– Черт возьми, что здесь происходит? – проворчал Уайт, спрыгнув на землю; он повернулся к клерку, дежурившему на станции дилижансов.
– Ограбление в магазине «Голдуотер—Кастенада». Эти мерзавцы хладнокровно ухлопали четверых, в том числе и одну женщину!
Эрп побагровел от гнева.
– Мерзкое отребье! Кто-нибудь их преследует?
– Один помощник шерифа направился в Тумстон, чтобы известить шерифа о случившемся. А здесь другой помощник, Билли Дэниелз, как раз собирает отряд полицейских.
Клерк указал в сторону толпы, собиравшейся у здания чуть в стороне от Мэйн-стрит.
– Там все, все добровольцы!
Мара спрыгнула на землю и подбежала к Уайту.
– Что случилось?
Эрп передал слова клерка.
– Какой ужас! – воскликнула Мара. – И прямо перед Рождеством! Просто стая диких зверей!
Уайт усмехнулся:
– Не следует оскорблять наших братьев меньших. Те убивают только ради насыщения. Или защищаясь.
Мара с любопытством посмотрела на Эрпа. Он же не сводил глаз с толпы разгневанных горожан, собиравшихся на улице. Было похоже, что они полны решимости отомстить за бессмысленное убийство своих соседей.
Лицо Уайта казалось непроницаемым, только в глазах горела холодная ярость. Когда он снова посмотрел на Мару, у нее возникло ощущение, что она смотрит прямо в двойное дуло шестизарядного револьвера.
– Неужели этому так и не будет конца? – пробормотал Эрп. Он сорвал с головы шляпу и ударил полями по колену. – Черт бы побрал этих ублюдков!
Мара прикоснулась к его локтю:
– Пойдем со мной, Уайт! Я должна убедиться, что Джо Голдуотер цел. Он старый друг нашей семьи.
Они поспешили к магазину. На окраине города, где квартировали регулярные войска штата, наблюдалось какое-то движение, очевидно, формировался отряд содействия местным полицейским силам, довольно малочисленным. Пока убирали трупы, военные оцепили пространство вокруг лавки Голдуотера. Лейтенант, командовавший солдатами, узнал Мару. Он когда-то служил под началом полковника Бакстера, отца Миллисент.
– Миссис Юинг… Мэм, вы в порядке? – Офицер отдал честь, коснувшись головного убора.
Мара с трудом удержалась – хотелось возразить, сказать, что она не миссис Юинг, а миссис Тэйт.
– Со мной все в порядке, Джордж. Я только что из Тумстона. Ну и встретили меня здесь! Трудно себе представить лучшее приветствие, чем выстрелы! Могу я поговорить с мистером Голдуотером?
Ее просьба почему-то смутила лейтенанта. Он отводил глаза и пытался кончиком сапога поддеть комок глины. Наконец тяжко вздохнул и посмотрел на молодую женщину:
– Мэм, не думаю, что вам следует туда заходить. Это зрелище не из приятных.
– А я не из праздного любопытства, лейтенант, я не просто поглазеть. Хочу убедиться, что Джо Голдуотер не пострадал.
– Мистер Голдуотер цел, мэм…
– В таком случае я намерена увидеться с ним…
Мара прошла мимо лейтенанта в открытую парадную дверь магазина… Этот чудовищный миг навсегда запечатлелся в ее памяти. Она увидела Джо Голдуотера, стоявшего на коленях подле бездыханного тела. Он плакал и восклицал:
– Такой славный мальчик! Такой молодой! Почему? Почему? Почему?
На полу, широко раскинув руки и ноги, лежал Дилан. По странной иронии судьбы – или природы – мертвым он казался более умиротворенным и спокойным, чем когда-либо при жизни.
– О Боже! Не может быть! Дилан!
Чтобы задушить рвавшийся из груди крик, Мара прижала кулаки к губам, прижала с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Она покачнулась, но Уайт вовремя подхватил ее.
– В чем дело, Мара? Ты его знаешь?
– Да… Он мой брат!
Она повернулась к Уайту и спрятала лицо у него на груди.
Джо Голдуотер поднялся на ноги и нетвердыми шагами направился к Маре. Положив свою узловатую руку ей на плечо, сказал:
– Милая, знаю, что ты чувствуешь. Я любил мальчика как сына. Такой тонкий, такой чувствительный! Знаешь, однажды Дилан справился один с тремя парнями – они назвали меня христоубийцей.
– Он ненавидел насилие, – простонала Мара.
– Знаю, но он пытался разоружить этих негодяев, потому что они оскорбили его чувство справедливости. Дилан был героем, Мара.
Наконец ей удалось овладеть собой. Она вытерла глаза носовым платком.
– Джо, вы знаете, кто это был?..
Он пожал плечами.
– Двое показались мне смутно знакомыми. А точнее сказать не могу. Столько лиц мелькает в Бисби! Каждый день появляется кто-нибудь новый. А на этих на всех ковбойские шляпы, у всех бороды – как тут узнать! Все они похожи один на другого.
Уайт Эрп выпрямился во весь свой немалый рост.
– Говорить о них бесполезно, – заявил он. – Я хочу присоединиться к отряду преследователей.
Мара пришла в ужас:
– Но ведь вы сказали, что никогда больше не возьмете в руки оружие.
– Помню, что сказал. Но человек, который закроет глаза на такое чудовищное преступление, который позволит этим мерзавцам избежать возмездия, такой человек едва ли посмеет называть себя мужчиной.
Эрп похлопал Мару по спине и взглянул на Джо Голдуотера.
– Мистер Голдуотер, мои револьверы уже больше года пылятся в чехлах. Не найдется ли у вас одного, сорок пятого калибра? Я бы купил.
– Есть ли у меня «кольт» сорок пятого калибра? Да у меня самый лучший выбор огнестрельного оружия. В штате, мистер… Простите, не знаю вашего имени.
– Уайт Эрп.
Глаза старика округлились и едва не вылезли из орбит.
– Уайт Эрп? – изумился он. – Неужели тот самый Эрп, знаменитый маршал?
Уайт подергал себя за ус – лесть его смутила.
– Полагаю, что он самый, сэр.
Джо Голдуотер обеими руками схватил руку Эрпа и с силой потряс ее.
– Маршал Эрп, вы – живая легенда в этой части страны, впрочем, и за ее пределами. Великая честь пожать руку вам, лучшему стрелку Запада. Эта минута навсегда останется в моей памяти.
– Есть люди, склонные оспаривать ваше заявление, сэр.
– Ах! Очень многие пытались на деле это оспаривать, и все заплатили за свою попытку дорогую цену. Идемте, мистер Эрп, вы можете выбирать любое из моих ружей, и я подарю его вам.
Старик повел Уайта к большому столу в задней части складского помещения, где ровными аккуратными рядами были разложены ружья.
– Только что получил совершенно новые ружья с востока, настоящие красавцы, и некоторые даже с прикладами, украшенными перламутром.
Уайт улыбнулся и пожал старику руку.
– Нет, благодарю вас. Я предпочитаю ружья, которыми уже пользовались, ружья, побывавшие в деле. Новые, они только мешают, к ним еще надо привыкнуть, пристреляться.
Эрп выбрал старенькое потускневшее ружье, спусковой крючок которого был проволокой прикручен к предохранителю. Осмотрев оружие, нахмурился, пробормотал:
– Готов побиться об заклад: прежний владелец был редкостный чудак.
Прижав оружие к бедру, Эрп пять раз спустил курок. Покачав головой, положил ружье на место. Потом осмотрел и опробовал еще четыре, которые также забраковал, похоже, все прежние владельцы отличались каким-то особым чудачеством.
В конце концов он выбрал пару хорошо послуживших «кольтов» сорок пятого калибра, с отлично выверенными курками. Подобрал к ним также ремень и две кобуры из мягкой и податливой, как замша, кожи. Потребовалось не менее пяти минут, чтобы надеть и приладить ремень наилучшим образом. Пристроив оружие в кобуры, Эрп несколько раз выхватил его оттуда и снова вложил, чтобы убедиться, что оно гладко скользит по коже.
– Вот эти подойдут, – кивнул он. – А теперь возьму еще патронов, мистер Голдуотер.
– К вашим услугам.
Старик извлек из ящика коробку, и Уайт зарядил каждый из револьверов пятью патронами, оставив по одной камере пустой, чтобы спусковой крючок двигался свободнее. Любой опытный стрелок прекрасно знает: разумнее произвести на выстрел меньше, чем прострелить себе ненароком коленную чашечку, если вдруг оружие выстрелит само собой. Эрп уверенным щелчком закрыл заряженные цилиндры своих «кольтов» и столь же уверенным движением сунул оружие в кобуры.
– Не спеши, утеночек, – сказала Мара, преградившая ему дорогу. – Тебе придется подождать меня. Я только съезжу домой переодеться.
– Переодеться?
– Ну да! А чему удивляться? Почему бы мне не присоединиться к этой охоте на холмах?
– О чем ты, черт возьми, толкуешь? Что за чушь!
– Я еду с вами, – заявила Мара, и в голосе ее звенел металл. – Эти мерзавцы убили моего брата, и я хочу присутствовать при расправе над ними, Уайт.
– Мара, да будь же благоразумной.
Их взгляды встретились – словно в поединке.
– Мистер Эрп, я присоединяюсь к вашему отряду, хотите вы того или нет. И кроме того, вам нужна лошадь, а у меня есть две красавицы лошадки. Пойдемте.
Эрп снова попытался протестовать, но Джо Голдуотер положил руку ему на плечо.
– Лучше делайте, как она говорит, мистер Эрп. Эта маленькая леди из семьи Тэйтов, а Тэйты всегда добиваются своего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Блэйк Стефани



Вообще не поняла смысл романа, а конец вообще бред какой-то...
Тайные грехи - Блэйк СтефаниМилена
23.01.2015, 16.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100