Читать онлайн Тайные грехи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные грехи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные грехи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные грехи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Тайные грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Перед тем как отправиться к Юингам, мать и дочь критически осматривали друг друга.
– Думаю, учитывая все обстоятельства, мы потрудились на славу, – подытожила Гвен. – Ты выглядишь замечательно, моя дорогая.
Хотя у них в доме не было зеркала в человеческий рост, чтобы осмотреть себя с головы до ног, Мара чувствовала, что ее платье из клетчатой тафты покроя «принцесса» сидит на ней превосходно. Она немало времени потратила, колдуя над своей «принцессой», укладывая складки таким образом, чтобы было видно полосатую нижнюю юбку.
– Ты и сама, мама, просто божественна! – ответила Мара комплиментом на комплимент.
Гвен провела ладонью по своему пышному стану.
– А тебе не кажется, что это пестрое платье мне не по возрасту?
– Оно прекрасно тебе подходит.
– Юбка не слишком короткая?
– Да что ты! Не сомневайся!
Гвен разгладила пышные оборки на юбке, под которую были еще подложены подушечки. Затем провела руками по турнюру – юбка была посажена на жесткий каркас, что придавало особую пикантность пышно ниспадавшим сзади складкам.
– Да… но у меня сзади и своего достаточно, – заметила она. – Мне вовсе не нужны все эти штуки…
Тут в комнату вошел Дрю и рассмеялся, услышав последние слова жены.
– Гвен, прекрати! Перестань втягивать живот! Представь, что ты выглядишь, как я! Я себя чувствую одним из этих лондонских денди, что прогуливаются расфуфыренные, с шелковыми платками за манжетами.
– Ты выглядишь замечательно, па. Дай-ка мне поправить твой галстук.
Мара подошла к отцу и принялась колдовать над его шейным платком.
Гвен с пристрастием изучала свои матерчатые башмаки с носами из лакированной кожи. Помрачнев, она проговорила:
– Как мы поднимемся на Холм в таких туфлях?
– Справимся, мама. Надо же когда-нибудь начинать.


Они прибыли в дом Юингов ровно в семь.
– Да это целый особняк! – изумилась Гвен.
Называя жилище Юингов особняком, Гвен, пожалуй, преувеличивала. Строение, спроектированное в георгиан– ском стиле, отличалось, однако, некоторыми модификациями, продиктованными местными условиями. Кое-кто уже даже подобрал название для архитектуры подобного рода: ее называли американской функциональной. Подобное жилище никак не могло считаться роскошным или величественным, и оно ни в коей мере не соответствовало лондонским или нью-йоркским стандартам, но здесь, на Диком Западе, где господствовали скромные и даже аскетические вкусы, дом Юингов казался роскошным и величественным. Хозяева – Джон и Сюзен Юинг – тепло приветствовали гостей.
– Мы рады, что вы смогли прийти, – сказала Сюзен, по очереди обнимая Гвен и Мару и восхищаясь их платьями. – Вы обе выглядите прелестно. Как вам удалось раздобыть в нашей глуши такие модные наряды?
– Мы их сшили сами, – призналась Гвен.
Подошел поздороваться с гостями и Гордон. Увидев его, Мара едва не лишилась чувств. Он был необыкновенно красив в своем синем фраке и песочного цвета брюках; а на шее у него, поверх белой шелковой рубашки, был небрежно повязан красный галстук «аскот».
Гордон пожал руку Дрю, поклонился Гвен и взял за руку Мару.
– Ты самая красивая девушка на свете, – шепнул он ей на ухо.
Мара почувствовала, как запылали ее щеки. Пронзительные синие глаза Гордона не отрывались от ее глаз, и ей лишь с огромным трудом удалось выдержать его взгляд.
– Ты сам красавец, – ответила она с насмешливой улыбкой, и ей приятно было видеть его смущение.
– Я рад, что никто больше этого не слышал, – пробормотал Гордон, опасливо озираясь. – Идем, я раздобуду для тебя бокал пунша. В него добавили настоящий ром.
До сих пор Мара ни разу не пробовала ни капли спиртного, и новый опыт оказался приятным, тем более что вкус рома не слишком сильно чувствовался из-за обилия фруктовых соков. В напиток положили и кубик льда – непривычная роскошь в пустыне Аризона. Мара с наслаждением осушила свой бокал.
– Изумительно. Нельзя ли еще один?
Гордон усмехнулся:
– Конечно, можно.
Ему нравилось смотреть, как Мара приобщается к светской жизни.
– Я чувствую себя так странно… – проговорила девушка. – У меня кружится голова. Как глупо… – Она хихикнула и уцепилась за Гордона, чтобы сохранить равновесие. – Я что, опьянела?
– Пока еще нет, но близка к этому. Постой, дай-ка я помогу тебе, допью твой пунш.
Гордон взял у нее бокал и опорожнил его.
– Пойдем, я покажу тебе мамин сад.
Лавируя между беседующими и смеющимися гостями, Гордон провел девушку сначала в салон, потом в холл и – через кухню – в патио, вымощенное каменными плитами. За домом находился сад, подобного которому Маре никогда не доводилось видеть, – она оказалась перед ослепительной коллекцией разнообразнейших кактусов. Гордон с гордостью указал на кактус сагуаро, посаженный таким образом, чтобы он мог разрастаться и впитывать влагу во время проливных дождей. Растение украшала масса кремово-белых цветов. Гордон сорвал кроваво-красный плод и разломил его, чтобы показать Маре множество черных семян. Потом подвел ее к огромному растению высотой не менее пятнадцати футов, украшенному подвесками, напоминавшими органные трубы.
– Это органный кактус. А вот это – бочонкообразный. – Он указал на растение, разбухшее от скопившейся внутри влаги, похожее на пончик с вареньем. – Название говорит само за себя, – продолжал Гордон. – Уже не раз этот кактус спасал в пустыне умиравших от жажды путников. В том числе и меня. Посмотри, как он клонится в юго-западном направлении. Безупречный компас.
В саду было множество и других разновидностей кактусов: дождевой, ежеподобный, кактус, похожий на рыболовный крючок, и кактус, напоминающий плюшевого медвежонка.
– «Медвежонок» до пяти лет может обходиться без влаги, – пояснил Гордон.
Он говорил с Марой таким ласковым голосом, что девушка трепетала от счастья, и ее буйная фантазия уже принялась рисовать счастливые картины будущего: она, Мара, станет миссис Гордон Юинг!
– Когда ты снова займешься геологическими изысканиями? – спросила девушка.
– Не знаю точно. Возможно, отправлюсь в понедельник или во вторник.
– Ты все еще не потерял надежду? Я хочу сказать… все эти месяцы ты скитался по горам и не нашел ничего путного?
– Вот тут ты ошибаешься, – возразил Гордон. – Каждый квадратный фут исследованной мной земли я нанес на карту. Я знаю множество мест, где медь искать бесполезно. Каждый раз, когда я отправляюсь в горы, поле моих поисков сужается. Рано или поздно, но набреду на залежи руды. И теперь я собираюсь отправиться в Тумстон-Кэньон.
Мара неожиданно выпалила:
– Я пойду с тобой!
Гордон от изумления лишился дара речи.
– Пойдешь со мной? – пробормотал он наконец. – В горы? Ты не понимаешь, Мара. Это не загородная прогулка, не пикник. Возможно, целые дни, а то и недели придется блуждать по диким, безлюдным местам.
– И все же я хочу пойти с тобой.
Ее потемневшие глаза выражали несокрушимую волю и смотрели прямо, не уклоняясь от его взгляда.
– Невозможно! Кроме того, твои родители и слышать не захотят об этой авантюре. Чтобы четырнадцатилетняя девочка отправилась в экспедицию с мужчиной? Нет, невозможно…
– Посмотрим! Может, ты не хочешь, чтобы я тебя сопровождала?
– Дело не в этом. Конечно, я хотел бы. Ужасно тоскливо и одиноко находиться в обществе одних койотов и других диких животных.
– Я со всем справлюсь. Вот увидишь. В конце концов мы ведь пересекли всю страну, пока добирались до Аризоны.
– То было совсем другое дело!
Гордон вынул часы из жилетного кармана и посмотрел на них.
– Пора нам вернуться в дом. Обед в восемь.


Однако в тот вечер обед отложили до половины девятого – из-за того, что в библиотеке завязался оживленный спор между Джоном Юингом, Джеймсом Донованом, Дрю Тэйтом и делегацией из трех человек, представлявшей восточную группу вкладчиков, возглавляемую неким Эвери Фелпсом. Фелпс, не переставая жевать гаванскую сигару, обратился к Дрю Тэйту и заговорил о том, что являлось самым животрепещущим вопросом чуть ли не для каждого переселенца, обосновавшегося в Аризоне.
– Мистер Юинг говорит нам, что, по вашему мнению, бум, вызванный разработкой месторождений меди, уже на исходе. Так ли это, мистер Тэйт?
– Да, сэр, я так считаю. Я полагаю, что вся высококачественная руда в здешних местах исчезнет к концу века. Месторождение истощается. Но и на руде с низким содержанием меди, лежащей неглубоко под поверхностью земли, еще можно составить состояние…
– Это уже несущественно, – резко перебил Фелпс. – Я консультировался с некоторыми из лучших горных инженеров, и все до единого говорят, что на низкосортной руде хороших прибылей не сделаешь.
– Да, если пользоваться нынешними методами, мистер Фелпс, – с невозмутимым видом проговорил Дрю. – Но у меня есть идея насчет того, как изменить ситуацию. Меня навели на эту мысль опытные горняки еще в Кардиффе. Ведь там люди из поколения в поколение занимаются горным делом.
– И что за метод предложили бы вы, мистер Тэйт?
– Не стоит обрабатывать руду с низким содержанием металла по мере ее добычи, то есть постепенно, частями, как это делается теперь. Вы можете свозить ее, необработанную, в одно место и собирать все добытое в огромной яме. Я полагаю, что при обработке большой массы руды появится возможность вырабатывать от семи до двенадцати фунтов чистой меди с тонны.
Фелпс обратил взгляд к одному из своих коллег:
– Робертс, как вам это нравится? Принесет ли успех такой подход к делу? От семи до двенадцати фунтов меди с одной тонны породы…
– Несомненно, мистер Фелпс. Но мистер Тэйт упускает из виду одну деталь, а именно: это потребовало бы неограниченного количества воды. При работе на открытых шахтах без нее не обойтись. Но как нам всем известно, в этой Богом забытой стране едва хватает воды для поддержания жизни…
– Прошу прощения, сэр, – перебил Дрю. – Моя дочь Мара серьезно изучает этот вопрос и знает об этой стране не меньше, чем ее коренные обитатели – индейцы. Она читает все, что может раздобыть, и дочь сказала мне, что индейцы давным-давно создали ирригационную систему, гораздо более эффективную, чем то, что вы можете встретить сегодня.
– Он прав, Эвери, – согласился Донован. – Погляди, чего они добились в Финиксе, когда восстанавливали древние каналы Хахукама, чтобы повернуть воду и заставить ее течь из Солт-Ривер. Через год они уже смогли получать урожаи на земле, которая недавно была засушливой пустыней.
И Донован нисколько не преувеличивал. Английский ученый, приехавший в Аризону погостить, был поражен увиденным и вспомнил о мифической птице Феникс, которая, согласно древней легенде, сжигала себя на погребальном костре каждые пятьсот лет, чтобы возродиться из собственного пепла юной и прекрасной.
– Все это чрезвычайно интересно, – продолжал Донован, – и я рад, что вы, Тэйт, предлагаете разработку меди открытым способом. Уверяю вас, этот вопрос будет досконально нами изучен. Да, как вы полагаете, стоит ли вывезти сюда кое-кого из тех австралийских рабочих, что сумели выкопать артезианские колодцы?..
По пути в столовую Юинг положил руку на плечо Дрю и вынудил его ненадолго задержаться. Понизив голос, он сказал:
– Я очень заинтересовался вашими идеями. Более того, увлечен ими, Дрю. И мистер Фелпс тоже. Это очевидно. Я бы не удивился, если бы вы быстро пошли в гору.
– По правде говоря, вся честь по праву принадлежит Маре, – проворчал Дрю. – Большая часть моих знаний идет от нее и ее книг.
– Скромность вам к лицу, старина. Да, у вашей дочери Мары есть голова на плечах. Гордон постоянно твердит об этом с того дня, как мы встретились по дороге сюда. К тому же эта умная головка еще и прехорошенькая. Когда девочка подрастет, будет сводить с ума всех мужчин.
– Мара так выросла! Она уже почти взрослая, – улыбнулся Дрю. – Или вы этого не заметили?
– Конечно, заметил, – ответил Джон и добавил с некоторым оттенком иронии: – Не сомневаюсь, что и Гордон с особым вниманием следит за тем, как быстро распускается этот прекрасный цветок.
– Славный мальчик ваш Гордон, мистер Юинг.
– Я предпочел бы, чтобы вы называли меня Джоном. В конце концов, мы ведь друзья, Дрю.
– Как скажете, Джон.
Мужчины и виду не подали, что у обоих промелькнула одна и та же мысль: «Мы друзья, и, возможно, наступит день, когда наши семьи породнятся».


Тэйты добрались домой далеко за полночь. Уже на дорожке к дому Дрю принялся избавляться от непривычной и потому обременительной одежды – пиджака, галстука, рубашки. Переступив порог, с облегчением сбросил тесные башмаки и опустился на стул перед пузатой печкой.
– Господи, я и не чаял, что выдержу этот кошмар до конца, – пробормотал он. – Как насчет того, чтобы выпить чашечку чаю?
– Как только освобожусь от этого тугого корсета, – последовал ответ Гвен, поспешившей укрыться в спальне.
Мара с любовью расправляла и разглаживала свое платье.
– Я не хочу его снимать! Никогда не захочу! Подумать только! Есть леди, которые носят это каждый день.
– Они заслуживают сострадания. Итак, кажется, сегодня ты хорошо провела время, юная леди, верно?
– Все было чудесно.
При воспоминании о волшебном вечере у Юингов глаза Мары засверкали.
– Должен признать, что хозяева оказались на высоте и устроили все наилучшим образом, – признал Дрю, просияв при воспоминании о похвалах, которых удостоился от чиновников компании, оценивших его идеи.
Мара, почувствовав, что отец в добром расположении духа, решила завести разговор о своем возможном путешествии с Гордоном Юингом.
– Па, вы с мамой не станете возражать, если на следующей неделе я отправлюсь в горы разведывать новые месторождения меди?
Дрю закурил одну из тонких сигар, подаренных ему Юингом, и посмотрел на дочь с улыбкой – он вовсе не принял ее слова всерьез.
– Разведывать? Что за мысли приходят тебе в голову, детка?
– Я не дитя, – в запальчивости возразила Мара. – Я собираюсь отправиться в горы на разведку с Гордоном Юингом.
– С Гордоном Юингом? – Дрю нахмурился. – Какой бес в тебя вселился, Мара? Она будет разведывать новые месторождения! Должно быть, ты хлебнула в гостях ромового пунша. Конечно, ты не можешь отправиться в горы с этим мальчиком. Да и не мальчик он уже! Мужчина! Это было бы непристойно!
– Представь себе, Гордон Юинг – очень достойный и порядочный молодой человек!
Лицо Дрю раскраснелось. Он поднялся со стула и направился к дочери. Когда он наконец обрел дар речи, голос его звучал подозрительно спокойно.
– Позвольте мне кое-что сказать вам, юная леди. Не желаю больше слышать никаких возражений. Ты все еще вполне годишься для славной порки, и я готов тебя выпороть.
Мара попятилась, но в голосе ее по-прежнему звучали уверенность и твердость.
– И все же я поеду с ним!
– Довольно!
Дрю уже снимал с себя ремень.
Гвен, так еще и не успевшая переодеться, в нижней рубашке и в длинных панталонах, ворвалась в гостиную и встала между ними.
– Что тут происходит?
Дрю поведал ей о намерениях дочери, пересыпая свой рассказ бранью и угрозами в адрес юной ослушницы.
– Я не только спущу с нее шкуру. Я завтра же надаю хороших затрещин этому юному шалопаю.
– И тогда можешь распроститься с мечтами о собственном деле. А теперь успокойтесь вы оба, остыньте, – закончила Гвен.
Взгляд, брошенный ею на мужа, был полон значения, понятного ему одному. И все же Дрю не до конца понял взгляд супруги.
– Мама, – начала было Мара, но Гвен осадила ее, не дослушав.
– В постель, мисс. Я и сама сумею вздуть тебя! В постель. Немедленно!
Сейчас Гвен говорила таким тоном, что никто из ее детей не посмел бы перечить, хотя братья были уже вполне взрослыми мужчинами. Когда Гвен сердилась, она не тратила слов попусту, и в этом случае лучше было подчиниться ей. Мара круто повернулась и направилась в свою спальню.
– Что за черт? И что бы все это могло значить? – обратился Дрю к жене. – Этот вопрос следует решить немедленно – и окончательно.
– Не сегодня, Дрю.
– А почему не сегодня? – в раздражении спросил муж. – Наша дочь хочет отправиться вдвоем с этим молодым человеком и ночевать с ним в горах. И не одну ночь. Только Господь Бог знает, сколько ночей. А ведь ей всего четырнадцать. Господи, Гвен, надеюсь, она не пошла в твою кузину Агнес? Не станет же она такой отпетой шлюхой, как та?
Гвен едва заметно улыбалась, глядя на мужа, и в глазах ее он прочел насмешку.
– Не стоит бранить Агнес. Ведь в конце концов во всех нас, женщинах семейства Томасов, сидит какая-то чертовщинка.
– Гвен! – взревел возмущенный Дрю.
– У тебя короткая память, Дрю.
Она шагнула к мужу; в глазах ее вспыхнули огоньки, а бедра качнулись ему навстречу. Он все еще стоял молча, когда ее руки обвились вокруг его шеи и она шепнула ему на ухо:
– Почему мы покинули Тайдфил, Дрю? Потому что я, тогда еще совсем девчонка, не могла противостоять страстным ласкам и романтической болтовне темпераментного молодого шалопая, не смогла обуздать свой собственный темперамент.
– Перестань, Гвен! Не говори так! – смутился Дрю.
Она лукаво улыбнулась:
– Хочешь забыть, как соблазнил меня без благословения родителей и брачных обетов?
– Я женился на тебе…
– Верно, но не слишком спешил с этим. А хоть и женился, нам не удалось избежать сплетен, когда Эмлин родился через полгода после нашего венчания.
– Ладно, – миролюбиво согласился Дрю. – Но ты ведь должна бледнеть и трепетать при мысли о том, что твоя дочь, твоя плоть и кровь, собирается в горы с молодым Юингом.
Гвен задумчиво улыбнулась и прижалась к мужу. Она все более возбуждалась, чувствуя, как твердеет его мужская плоть.
– Мара без ума от Гордона. И он так смотрит на нее… Я уверена, он чувствует то же самое.
– Да. И это еще одна веская причина, по которой им следует держаться подальше друг от друга.
Гвен поцеловала мужа в мочку уха и чуть прикусила ее.
– Представь, мои родители говорили о нас то же самое. И если бы мы их послушались, то не были бы сейчас здесь с нашими чудесными детьми.
Дрю наконец начал понимать, что пытается внушить ему жена, на что намекает.
– Я правильно тебя понял? Ты хочешь убедить меня, что Гордон Юинг и наша Мара были бы прекрасной парой?
– А что в этом дурного? Мне думается, они очень даже подходят друг другу. И Юинги – хорошая семья.
– Но они башковитее нас, Тэйтов. Они совсем другие, у них другие понятия, – проворчал Дрю.
– Нет, просто они богатые. Только этим они от нас и отличаются. Все зависит от того, что у тебя в кармане. К тому же их брак даст тебе возможность выдвинуться, занять более высокое место в обществе. Уж Юинги приложат усилия, чтобы семья их невестки поправила свои дела.
Дрю ушам своим не верил.
– Да что ты такое говоришь?! – закричал он. – Ты готова променять свою дочь на положение в обществе?
– Променять? Никогда! Я просто здраво смотрю на вещи. Стоит ли откладывать неизбежное? Мы могли бы держать ее взаперти, пока она не повзрослеет, но чего бы этим добились? Как только дверь в ее комнату откроют, она сбежит с Гордоном или с любым другим молодым жеребцом. Как я уже сказала, в любой из женщин семьи Томасов есть чуть-чуть от кузины Агнес, и это чистая правда. Я очень хорошо чувствую, что в ней есть эта чертовщинка. Дрю, дорогой, не хочешь, чтобы я тебя немного приласкала?
Гвен опустила руку и крепко сжала отвердевшую плоть мужа.
– О да! Тот, кто сильнее тебя, говорит за тебя! – Затем увлекла его в спальню, где сбросила сорочку и панталоны.
Торопливо раздеваясь, Дрю пожирал ее глазами. Возможно, некоторые ценители женской красоты сочли бы фигуру Гвен излишне пышной, но Дрю она казалась идеальной.
– Я люблю тебя больше, чем когда-либо прежде, – прошептал он задыхаясь, поглаживая Гвен по округлым ягодицам.
Руки Дрю были грубыми и мозолистыми, но это Гвен не смутило. Она ласкала и поглаживала его. И вдруг тихонько рассмеялась:
– Тебе еще долго предстоит любить меня, дорогой.
Гвен легла на спину и привлекла мужа к себе, широко раскинув ноги.
Их соитие было столь же естественным, как дыхание.
– Я уже близка, Дрю…
– Не спеши, дорогая, не торопись, любовь моя…
Они двигались в одном ритме и достигли вершин наслаждения одновременно. Потом долго лежали молча, лежали обессиленные, в блаженном изнеможении.
– И ты полагаешь, что и наша дочь должна заниматься тем же? – проговорил наконец Дрю.
Гвен вздохнула:
– Я только хочу, чтобы для нее это стало таким же счастьем, как и для меня. Перестань ворчать и дуться, Дрю. Время не дожидается, когда человек будет готов к переменам, и это приходит внезапно, когда совсем не ждешь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные грехи - Блэйк Стефани



Вообще не поняла смысл романа, а конец вообще бред какой-то...
Тайные грехи - Блэйк СтефаниМилена
23.01.2015, 16.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100