Читать онлайн По воле судьбы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По воле судьбы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По воле судьбы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По воле судьбы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

По воле судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В тот же день, когда Люк, Лейлани и Макинтайр вернулись в Гонолулу с Молокаи, молодую пару навестил Джон Йе. Он увиделся с ними в маленьком, крытом соломой домике из необожженного кирпича, в котором жила Лейлани со своей матерью, пока к ним не перебрался Люк.
Мать девушки была низенькой жизнерадостной женщиной необъятных размеров, на одежду которой уходило столько же ткани, сколько на небольшую походную палатку. Когда Люк и Лейлани сказали ей о своем желании пожениться, она с чувством звонко расцеловала обоих и растроганно сказала:
– Да благословит вас Господь, дети мои. Я перееду к тетушке Ули. Уж сколько лет она зовет меня к себе.
– И слышать об этом не хочу! – запротестовал Люк. – Не хватало еще, чтобы из-за нас вы лишались родного дома.
– Мама, здесь всем хватит места, – добавила Лейлани.
Женщина рассмеялась и озорно ткнула Люка локтем под ребра.
– Молодым всегда и везде будет мало места. В любом случае мы с тетушкой Ули, старые вдовицы, хоть наговоримся всласть.
То, что ее дочь каждый вечер ложится в постель к мужчине, не будучи его законной женой, нисколько ее не волновало, хотя она и не пропускала ни одной воскресной службы и всю жизнь оставалась верна своему мужу.
Тем не менее перед ее отъездом Люк снова заверил будущую тещу:
– Мама, не волнуйтесь за свою дочь. Я твердо намерен жениться на Лейлани, как только мы переберемся на Ланаи. Там живет преподобный Сайлас Тэтчер, и, я думаю, он будет рад обвенчать нас.
Мать Лейлани пожала плечами:
– А я и не волнуюсь. Лейлани всегда будет порядочной женщиной, сынок. Алоа.


Лейлани как раз готовила ужин, когда на пороге появился Джон Йе. Он тепло расцеловался с ней и обменялся крепким рукопожатием с Люком.
– Ну как, одолел трудное искусство выращивания ананасов?
– Я теперь такой же знаток, как Джон Батлер. Он великолепный учитель.
– И бесстыжий старикашка вдобавок! – фыркнула Лейлани. – Всякий раз норовил то ущипнуть меня, то пощупать.
Мужчины рассмеялись.
– Я тоже большой любитель ущипнуть и пощупать, – пошутил Люк.
Она задорно шлепнула его ладонью по щеке.
– Ты хоть и бесстыжий, но по крайней мере молодой. Ладно, марш на веранду и дайте мне спокойно приготовить ужин.
Люк нацедил в две кружки ананасового сока, плеснул кокосового молока и от души добавил рома. С кружками в руках они вышли на так называемую веранду. На самом деле это был крохотный, выложенный плиткой внутренний дворик с навесом из тростника – для защиты от солнца и дождя. Друзья, скрестив ноги, уселись по местному обычаю прямо на землю, и Джон предложил тост:
– За твои будущие успехи, мой друг. Желаю тебе в один прекрасный день стать величайшим ананасовым магнатом на Гавайях.
– За это готов пить хоть день и ночь! – весело воскликнул Люк. Они сдвинули кружки и отхлебнули восхитительной ароматной смеси. Внезапно лицо Люка посерьезнело. – Есть только одно препятствие – отсутствие денег. Ты знаешь, сколько нужно времени, чтобы вырастить первый урожай ананасов? Почти два года!
– Именно по этой причине я и пришел. – Джон сделал еще глоток. – Думаю, смогу обеспечить финансирование вашей авантюры.
– Ты что, шутишь?
– Нет, не шучу. Просто появилась такая возможность. На прошлой неделе министр иностранных дел рассказал мне о некоем богаче из Нью-Йорка, который жаждет вложить деньги в необработанные земли в других странах – в Китае, Австралии и на Гавайских островах. Он особенно заинтересован в сахаре и кофе, но мистер Уайли растолковал ему, что здесь это все давным-давно куплено, поделено и схвачено местными землевладельцами вроде Калеба Каллагана, Доула и Паркера. Так что, когда Уайли упомянул ананасы, тот прямо-таки загорелся и дал нашему министру полную свободу действий в приобретении земли под плантации ананасов. А это значит, что у тебя в руках может появиться чистый чек, в который потребуется только вписать нужную сумму.
Люк был ошарашен.
– Это просто невероятно! Ушам своим не верю! И кто же этот благодетель? Неужели он настолько доверчив, что готов вкладывать средства не глядя?
– Богатых и могущественных людей вроде него – а он из семейства Асторов – не волнует, что их могут обдурить такие пигмеи, как мы с тобой. Ведь его интересы не за страх, а за совесть будет охранять наше правительство. Так что неусыпного контроля, дружище, тебе не избежать.
– Поразительно! Просто в голове не укладывается! Потрясающе! – Люк все никак не мог поверить в свалившуюся ему на голову удачу.
Он вскочил на ноги и бросился в дом, чтобы поделиться с Лейлани замечательной новостью.
Девушка в полной мере разделила его радость. Схватившись за руки и весело крича, как дети, они принялись танцевать по кухне, останавливаясь лишь для того, чтобы обняться и поцеловаться.
Джон Йе просунул улыбающуюся физиономию в дверь и нарочито громко поинтересовался:
– Где же мой ужин? Пока дождешься, с голоду помрешь. Кончайте сходить с ума, давайте есть.
Удача была отмечена настоящим пиршеством: жареная свинина, рыба с водорослями, печеный батат и пои, не говоря уж о массе экзотических фруктов. Кружки едва успевали наполняться ромом.
Так что, когда пришло время отходить ко сну, Лейлани и Люк были здорово навеселе. Но ром только добавил огня в их кровь. Они дважды безоглядно любили друг друга, и последнее, что запомнил Люк, прежде чем провалиться в сон, был горячий шепот Лейлани прямо ему в ухо:
– Миссис Люк Каллаган… Мне это очень, просто очень нравится!..


Когда Люк и Лейлани наконец перебрались на остров Ланаи, первое, что они сделали, так это отправились к преподобному Тэтчеру и попросили обвенчать их.
Тэтчер с огромной радостью согласился. Он даже предложил оставить в их полное распоряжение свой дом на то время, пока он будет в Гонолулу.
– Я обязан присутствовать на ежегодном собрании лиги христианских миссионеров, – объяснил он молодой паре. – Меня не будет три дня, и все это время вы можете жить в доме миссии.
– Да благословит вас Бог, мистер Тэтчер! – Лейлани со слезами на глазах бросилась на шею святому отцу и звучно поцеловала его прямо в губы.
Преподобный Тэтчер покраснел, как свекла, и в растерянности пролепетал:
– Вы просто прелестное дитя!.. А вы, сэр, счастливый человек!
И от полноты чувств долго тряс юноше руку.
Джон Макинтайр рукавом отер со щеки непрошеную слезу и торопливо полез за неизменной фляжкой.
– По такому случаю грех не выпить! Как, ваше преподобие?
– По такому случаю можно и нужно, сэр.
Фляжка пошла по кругу…
Весь первый год, даже получив надежную финансовую поддержку, Люк и Макинтайр работали наравне с нанятыми местными крестьянами едва ли не по двенадцать часов в день, без выходных и праздников.
Тем не менее Люк занялся постройкой своего дома. Его всегда восхищала американская колониальная архитектура, и он собственноручно начертил план будущего жилища. Потом нанял мастеров, но, как и на плантации, от первого до последнего дня принимал самое деятельное участие в строительстве. Он не уставал учить местных рабочих, как правильно забивать гвозди, как закрепить колья, как уложить доски встык, как забивать сваи, что делать с дверными и оконными рамами, как укрепить потолочную балку. Работа была выматывающая, тяжелая, но Люк трудился ради любимой, и от этого она была не в тягость, а в радость.
Лейлани восхищенно следила за тем, как дом постепенно обретал взлелеянный Люком облик – гармоничное сочетание григорианского и греческого стилей, – царственный и в то же время простой, со всеми своими колоннами, портиками и карнизами из белого камня.
Внутренняя планировка дома не соответствовала привычным канонам – никаких длинных, темных коридоров, никаких наводящих уныние дубовых панелей. Дом был полон света и воздуха. Широкие окна, высокие побеленные потолки. Вся обстановка была сделана из пород местных деревьев.
– Жду не дождусь, когда мы наконец в него переедем! – ликовала Лейлани.
Новоселье состоялось накануне Рождества, в один из полных благоухания вечеров. Люк ностальгически вздохнул, вспомнив о рождественских вечерах, которые он проводил перед камином, завороженно глядя на танцующее пламя. В трубе выл северный ветер, немилосердно громыхая карнизами и швыряя колючий снег в оконные стекла.
По случаю новоселья на Ланаи были приглашены Джон Йе и подруги Лейлани Кокуа и Ули. Люк был приятно удивлен, увидев знакомый катамаран. Потом разглядел за румпелем внушительную фигуру Киано, а рядом его приятеля Кано, стройного, гибкого юношу, который был скорее похож на португальца, чем на полинезийца.
Люк помчался на берег и с восторгом встретил неожиданных гостей. С каждым из троих он крепко обнялся.
– Друзья, нет слов – приветствовать вас здесь, в моем новом доме, да еще в канун Рождества… Это такой подарок! Идемте, мы должны отметить встречу бокалом крепкого ананасового сидра!
– Ананасовый сидр? – засмеялся Киано. – Это что за зверь?
– То же самое, что яблочный сидр, только из ананасов. Очень жаль, что не моего собственного урожая, но придется подождать до следующего Рождества. Давайте-ка я помогу дотащить ваши сумки.
– Мы с Кано приехали налегке, – сказал Киано. – Пара кусков ткани поярче по случаю Рождества, вот и все. – Он посмотрел на Джона Йе и подмигнул: – Зато наш друг Джон теперь настоящий денди! Вот до чего доводит государственная служба.
– Я же приехал не на работу! – ухмыльнулся китаец и с удовольствием оглядел свою яркую рубашку, всю расшитую птицами, цветами и фруктами. Носил он ее, следуя местному обычаю, навыпуск, поверх белых полотняных брюк.
Лейлани приветствовала всех объятиями и горячими поцелуями. С особой теплотой она поздоровалась с Киано.
– Ведь это ты помог мне встретить моего Люка, – пояснила она.
– Кое-кто мог бы счесть это основанием для того, чтобы возненавидеть меня до конца жизни, – пошутил Киано и подарил ей тонкой работы ожерелье из кораллов, зерен, цветов, ракушек и орехов.
– Боже, какое великолепие! – восхитилась Лейлани и прочувствованно поцеловала его еще раз.
– Эй, ребята, довольно любезничать с моей женой! – шутливо вмешался Люк.
Киано подарил Люку кувшин аува.
– Приберегал для такого случая. Это самое лучшее, какое только можно купить на островах.
Гости и хозяева уселись в плетеные кресла и принялись не спеша потягивать ананасовый сидр, охлажденный в роднике позади дома. Обширную, мощенную плиткой террасу накрывала благодатная тень двух вымахавших почти на сто футов кокосовых пальм. С океана налетал легкий бриз и шелестел в их растрепанных кронах.
– Как у тебя идут дела с новой рабочей силой? – спросил Люк, повернувшись к Джону.
– Опережаю расписание. В начале января должен прибыть первый транспорт из Гонконга.
– Мне хотелось бы нанять сюда, на плантации, человек пятьдесят, – сказал Люк. – Надо подготовиться к следующему лету, когда созреет первый урожай.
– Когда вернусь в Каилуа-Кона, сразу займусь твоим контрактом, – пообещал Джон.
К концу дня, когда женщины ушли готовить рождественский ужин, Люк как бы между делом, с подчеркнутой небрежностью поинтересовался у Джона:
– А как там Андрия? Ты часто ее видишь?
– У Андрии все прекрасно. Как всегда, ослепительна. И крайне занята. Она теперь стала правой рукой королевы Эммы и занимается новой больницей, церковью и помощью беднякам. Я пытаюсь убедить ее оказать поддержку моему министерству. Андрии цены не будет, когда начнут приезжать эмигранты. Среди них будет масса перепуганных китаянок, и помочь им на первых порах просто необходимо.
Киано налил себе еще немного сидра.
– Должен сказать, что за эти несколько лет, что вы трое живете на Гавайях, вы много сделали для благополучия нашего общества. Ваши труды невозможно переоценить.
– Только меня не примазывай, – возразил Люк. – Я самый обычный фермер.
– Оно, конечно, так. Да вот только очень скоро твое имя будет упоминаться рядом с самыми видными именами на этих островах.
– Дженнингс или Каллаган? – ровным голосом поинтересовался Люк.
Киано и Йе многозначительно переглянулись.
– В чем вопрос? Конечно, Дженнингс, – спокойно ответил Джон.
Наступила неловкая тишина, которую нарушил Люк:
– Ты говорил, Андрия знает, что я жив. Неужели она ни разу не говорила об этом с моим отцом?
Джон неопределенно пожал плечами:
– Да я откуда знаю? Спроси у нее сам, мой друг.
– От твоего чувства юмора, Джон, иногда на стенку лезть хочется! – огрызнулся Люк и повернулся к Киано: – А с твоим племянником Дэвидом она все еще встречается?
– Очень часто. Ведь не секрет, что он женился бы на ней, если бы она согласилась.
Люк криво усмехнулся:
– Ну и как с этим сейчас? И что по этому поводу думает мой отец?
– Скорее всего он не возражает. Калеб Каллаган гордится своей воспитанницей и ее популярностью в королевской семье.
– Еще бы ему не гордиться, старому приспособленцу-лицемеру! Да он душу дьяволу заложит, только бы заполучить такое влияние. Ставка-то выше некуда! Андрия Каллаган – советник короля и королевы по особым вопросам!
Джон Йе положил руку на плечо друга и серьезно сказал:
– Тебе покоя не дает, что Андрия никогда не была женой твоего отца. Намного удобнее жить с ложью, чем с правдой, потому что так меньше болит совесть. Ну а если на все это посмотреть с другой стороны? Госпожа Фортуна – мастерица мучить людей. Она крутит нашей жалкой земной жизнью, как ей заблагорассудится. Вот и дергаешься, словно марионетка, – ниточки-то у нее в руках! Она ввела в заблуждение Андрию, и та поверила, что ты умер. Тебя же она убедила, что Андрия стала любовницей твоего отца. В обоих случаях – беспардонное вранье от начала и до конца. А время только поспособствовало упрочению этого обмана. Ты влюбился в Лейлани…
– А Андрия стала любовницей Дэвида Калакауа, – мрачно проговорил Люк. – Да что толку переливать из пустого в порожнее? Было и прошло, и хватит об этом!
К облегчению обоих, разговор прервало появление Джона Макинтайра и преподобного Тэтчера.
Шотландец усиленно обмахивался своей широкополой шляпой, то и дело утирая пот с раскрасневшегося лица.
– Мы прямо с наших северных угодий! Ну, я тебе скажу! Это будут не ананасы, а сущие исполины!
– У вас обоих прямо испекшийся вид. Ваше преподобие, вон там кувшин с холодным пуншем, освежитесь. Рому я не пожалел.
– Верю, сынок. – Морщинистое лицо седовласого миссионера расплылось в улыбке.
– Знаешь, что мне рассказал преподобный отец? Будто на западных островах из колючих листьев ананаса делают одежду!
– И прочное волокно, – добавил Тэтчер. – Очень ценная вещь.
– Надо запомнить и узнать поподробнее, – сказал Люк. – Это один из секретов успеха – пускать в дело даже отходы и получать дополнительную прибыль. Джон, может быть, намекнешь министру иностранных дел, чтобы он рассказал об этом нашему благодетелю? Интересно, что он думает по поводу производства тканей.
– Конечно, скажу. На мой взгляд, это хорошая идея. Как только представится возможность, мы сразу свяжемся с Астором.
Во дворик вышла Лейлани.
– Дорогой, – обратилась она к Люку, – ужин готов. Не оценишь ли скромные плоды нашего труда?
Мужчины с нескрываемым восхищением любовались молодой женщиной.
– Сама красота и грация!.. – пробормотал Джон.
И это было правдой. Лейлани обернула свое стройное тело куском многоцветной креповой ткани, оставив открытой верхнюю половину груди и туго обтянув талию и бедра, подчеркивая ласкающие глаз формы. На шею девушка надела ожерелье, только что подаренное Киано. Длинные волосы были перехвачены розовой лентой. Благоухающий венок из жасмина и мелких роз довершал праздничное одеяние.
Кокуа и Ули, вышедшие следом за Лейлани во внутренний дворик, были одеты в длинные, до пола церемониальные одежды.
Люк подошел к жене, целомудренно поцеловал ее в лоб и повел в дальний конец сада, где вокруг очага были расстелены циновки. Когда гости расселись вокруг, скрестив ноги, Люк и Киано споро разбросали песок и ножами разрезали банановые листья, в которые было завернуто традиционное жаркое.
Все возбужденно зашумели, когда вкусный запах идеально прожаренной свинины коснулся ноздрей. Свиную тушу с предосторожностями вытащили из очага и положили на огромный деревянный поднос. После этого Люк принялся нарезать сочное, нежное мясо и раскладывать куски по деревянным тарелкам.
Этот пир был всем пирам пир. Кроме свинины все с удовольствием налегали на лаулау – запеченную смесь из рыбы, курятины и свинины, – на лосося с помидорами, на креветок и крабов, на кокосовый пудинг, не говоря уже о плодах хлебного дерева, бананах, ананасах, папайе и манго.
– На моей родине о таком угощении говорят «стол ломится от яств», – сказал Люк своим гостям. – Но здесь, по-моему, надо говорить «земля ломится от яств».
– На твоей родине? – саркастически усмехнулся Киано. – Америка перестала быть твоей родиной. Ты стал одним из нас, ты гаваец.
– И я ужасно рад им быть, дружище!
Люк высоко поднял стакан с пуншем и опустошил его одним глотком.
В середине трапезы Люк вдруг перестал есть и прислушался. Рот у него округлился от изумления.
– Должно быть, это мне снится, – пробормотал он.
Люк отчетливо услышал, как где-то заиграл оркестр. Он легко различил духовые, ударные и струнные инструменты, знаменитое треньканье гавайской гитары. Но что еще больше его поразило, так это мелодия, которую исполнял оркестр.
– Боже мой, да это же «Безмолвная ночь»! Я ушам своим не верю!
Лейлани с лукавой улыбкой наклонилась к нему и чмокнула в щеку.
– Твой десятник Нивеу вместе с другими рабочими уже несколько недель тайком разучивал разные американские рождественские песни и гимны, чтобы отблагодарить тебя за великодушие и доброту. Для них ты перестал быть малихини, ты теперь камааина.
– Старожил! – рассмеялся Киано и предложил еще один тост: – За моего побратима – Люка Калла… – Он запнулся и тут же поправился: – За Люка Дженнингса!
Все выпили, а музыка звучала все ближе и громче, пока наконец из-за деревьев не появились сами музыканты. От звуков до боли знакомых мелодий у Люка на глазах выступили слезы.
Преподобный Тэтчер наклонился к нему и шепнул:
– Все выше всяческих похвал, но если честно, то мне до смерти не хватает жареной индейки или гуся, фаршированного каштанами, и сливового пудинга.
Люк улыбнулся и согласно кивнул:
– А мне больше всего не хватает снега.
И как бы в ответ на его скрытое желание с растущих вокруг деревьев на всех обрушился водопад белых пахучих цветов. Люк поднял полную горсть и зарылся носом в мягкие лепестки.
– Счастливого Рождества, дорогая, – едва слышно проговорил он.
Но Лейлани услышала его слова.
– Спасибо, любимый, – ответила она и крепко поцеловала его в губы. – Счастливого Рождества и тебе.
Люк застывшим взглядом все смотрел куда-то вдаль и вдруг заметно вздрогнул, будто очнувшись от забытья.
– Что? Что ты сказала?
– Счастливого Рождества, глупенький! – Она вопросительно приподняла брови: – А может быть, ты поздравлял Кокуа или Ули?
Люк потряс головой, словно отгоняя какое-то навязчивое видение, и присоединился к общему веселью.
– Прости… – запинаясь, сказал он Лейлани. – Это все пунш. Немного поплыл, вот и все.
Но Люк солгал – он поздравлял Андрию!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По воле судьбы - Блэйк Стефани



Жаль, что никто не читал этот роман .. А сюжет не так уж и плох .. Главные герои влюбились в первых главах , далее идет параллельная их жизнь .. Встречи , разлуки, страсть и любовь ..
По воле судьбы - Блэйк СтефаниVita
23.10.2014, 20.38





Хороший роман,легко читается))) Героиня молодец, пример многим женщинам...
По воле судьбы - Блэйк СтефаниМилена
17.01.2015, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100