Читать онлайн По воле судьбы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По воле судьбы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По воле судьбы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По воле судьбы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

По воле судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Люк на всю жизнь запомнил тот миг, когда у него перед глазами впервые возникли Гавайские острова. Из тумана, как резной нос гигантского корабля, величественно выплывал изумительно красивый отвесный скалистый берег.
– Алмазный мыс, – сказал ему Киано. – Древние боги вытесали его из камня и поставили на страже у врат Пуукахола – языческого храма. Вон он, посмотри, на самом верху.
У постройки, прилепившейся на высоте не меньше двухсот пятидесяти футов, был внушительный и довольно зловещий вид. Вокруг, наподобие крепостных стен, громоздились потоки застывшей лавы.
– Это прямо форт какой-то, а не храм, – задумчиво проговорил Люк.
– В некотором смысле это так и есть, – согласился Киано. – Ведь форт должен стоять на пути врага. Эти неприступные стены и не пускали неугодных наружу. Настоящая тюрьма. Если бы эти камни могли говорить! О скольких немыслимых жестокостях они бы рассказали! О скольких мучениях несчастных жертв поведали! Мужчин и женщин там расчленяли на куски. Сначала отрезали пальцы, потом кисти рук, потом предплечья и так далее – дьявольски медленно и последовательно, пока от людей не оставались обрубок туловища и голова. И они все еще были живы и кричали страшным криком адской муки.
– Какое счастье, что это осталось в далеком прошлом! – содрогнулся Люк.
– По большей части да, но на холмах есть секты мракобесов, которые все еще верны древним обрядам.
– Тогда мы будем держаться от холмов как можно дальше, – заметил Джон.
И Люка, и Джона восхитила беглость английской речи их спасителя.
– Можно подумать, что это ваш родной язык, – сказал Люк. – Вы прямо как мой китайский друг. Я вам просто завидую: это такое счастье – свободно говорить на двух языках!
– Наш народ всегда был способен к чужим наречиям, – объяснил Киано. – Что к английскому, что к французскому.
Слушать, как гавайцы разговаривают между собой на родном языке, было для Люка истинным наслаждением – таким музыкальным и певучим был этот язык.
– Я обязательно выучусь говорить на нем, – поклялся Люк.
– Я научу тебя, мой друг, – расплывшись в белозубой улыбке, пообещал Киано.
– Боюсь, мы не так долго пробудем в вашем раю, чтобы хватило и на это времени, – с сожалением заметил Люк. Со все еще невидимого берега ветер уже начал приносить непривычные, будоражившие воображение ароматы тропического Эдема.
– У вас все время стоит такая благодатная теплынь? – поинтересовался Люк.
– Круглый год, хотя и бывают исключения. Ведь наши горы стоят на пути тропических пассатов, так что северо-восточные ветры хранят нас от холодных океанских течений. На всех главных семи островах средняя температура около семидесяти пяти градусов по Фаренгейту.
type="note" l:href="#n_2">[2]
– Однажды я точно вернусь сюда и построю здесь дом, – заявил Люк. – Но до этого мне нужно кое-кого отыскать, чтобы привезти ее с собой.
– Значит, вы проехали полмира ради одной женщины? – рассмеялся Киано. – Наверное, эта женщина стоит того.
– Она ангел.
– Вам еще предстоит увидеть наших вахини, – блеснул глазами Киано. – Посмотрим, что вы тогда скажете. На земле нет женщин красивее, чем наши, друг.
– Я в этом не сомневаюсь. Все вы без исключения очень красивые люди. Но любовь всегда видит глубже внешней красоты, а я люблю мою несравненную Андрию.
Когда они вошли в гавань Гонолулу, точно такой же катамаран, только побольше, отчалил от берега им навстречу. Между лодками был устроен помост с навесом, под которым в кресле с царственным видом сидел крупный мужчина. Волосы его были белы как снег, и закутан он был в разноцветные церемониальные одежды. По обеим сторонам кресла стояли слуги, державшие в руках флаги, которые Киано назвал символами власти.
– Это король Камехамеха, мой дядя! – воскликнул Киано. Он вскочил на ноги и принялся, приплясывая от радости, размахивать руками и что-то кричать. – Он, должно быть, прибыл в Оаху! Какая чудесная неожиданность!
Когда королевская лодка приблизилась к их небольшому суденышку, гребцы вытащили из воды узкие весла и торжественно подняли их вверх.
Киано перепрыгнул на подошедшую лодку, склонился в низком, почтительном поклоне перед своим знатным родственником и о чем-то спросил его на своем языке. Очевидно, он просит позволения подняться на помост, догадался Люк.
Король улыбнулся и повел правой рукой, приглашая племянника. Формальности были соблюдены, и Киано вскочил на помост. Камехамеха встал с кресла, и они дружески обнялись.
После короткого обмена любезностями король указал на Люка и Джона, явно интересуясь, кто они такие. Когда Киано рассказал, как решил Люк, об их спасении, его величество одарил обоих сияющей улыбкой и заговорил на таком же беглом английском, что и Киано:
– Добро пожаловать на Гавайи, малихини! В нашем мире нет чужестранцев, есть только незнакомцы.
Люк и Джон хотели подняться на ноги, чтобы выразить почтение королю, но тот жестом показал, что они могут сидеть.
– Нет-нет, не утруждайте себя! Вы оба, должно быть, еще слабы после мучительного и сурового испытания. Я желаю, чтобы вы приняли приглашение и стали моими гостями в королевском дворце в Оаху. Он более скромен, чем моя постоянная резиденция на Гавайях, но я уверен, что мы сумеем сделать ваше пребывание приятным во всех отношениях.
– Это очень любезно и великодушно с вашей стороны, ваше величество, и мы принимаем ваше приглашение с величайшей благодарностью.
Киано перепрыгнул обратно на свой катамаран.
– Тогда поспешим к берегу! – Он помахал на прощание рукой дяде, занял свое место среди гребцов и напоследок прокричал королю: – Держу пари, сэр, что мы пристанем к берегу раньше вас!
Камехамеха рассмеялся и прокричал в ответ:
– Пари принято!
Маленький юркий катамаран быстро оставил позади неповоротливую королевскую лодку. Когда все высадились на берег, Камехамеха вознаградил Киано золотой монетой. Потом в сопровождении свиты он отбыл в экипаже к своему месту пребывания.
– Ожидаю вас к чаю с пирожными в четыре вечера, – сказал он на прощание.
– Чай и пирожные? – рассмеялся Люк. – Чего-чего, а уж этого я здесь никак не ожидал!
– Мой дядя и его брат принц Лот настроены пробритански, и оба благочестивые прихожане англиканской церкви. В молодости они много путешествовали по Европе, и, будь это в их власти, мои дяди возродили бы на Гавайях не только абсолютную монархию, но и древнюю местную культуру, которая сильно пострадала от наплыва всевозможных миссионеров.
– Но у меня сложилось впечатление, что миссионеры совершили очень много хорошего. Совсем недавно вы и сами об этом говорили – всеобщая грамотность, демократическое, либеральное правительство…
– Так ведь все зависит оттого, кто на чьей стороне. Монархисты, по-нашему хаоле, – это белая правящая элита. Опять же есть старая присказка, я ее уже рассказывал вашему другу: у всех миссионеров, когда они только приехали на Гавайи, была Библия, а у всех гавайцев была земля…
– …а теперь у всех миссионеров есть земля, а у всех гавайцев есть Библия! – фыркнув, закончил за него Джон.
– В этом заложен более глубокий смысл, чем может показаться на первый взгляд. Ирония в том, что мы оказались способными учениками и приспособились к устоям европейской жизни намного раньше, чем это предполагали просветители. Тогда церковники обратили свое внимание на другие области, а именно – деньги и политическая власть. Потомки тех первых миссионеров и потомки нынешних в обозримом будущем вполне могут сосредоточить в своих руках экономическую и политическую власть на островах. Когда мой дядя Лихолихо стал в прошлом году королем Камехамехой Четвертым, это означало, что тайная борьба за власть, которая шла между монархистами и белой элитой, станет явной и открытой.
– А какая ставка в этой борьбе для каждой из сторон? – спросил Люк.
– Вы это серьезно, Люк? На Гавайях можно сколотить баснословное состояние на торговле сахаром, кофе, мясом, ананасами. Конечная цель белой элиты – монополия над экономикой, что неминуемо приведет к захвату Гавайев Соединенными Штатами.
Цель Камехамехи почти такая же – безграничная власть плюс необходимость сохранения самого королевского рода. Основная борьба сейчас развернулась вокруг подготовки новой конституции. Американцы настаивают на значительных уступках, имея в виду учреждение этакой карманной монархии, которая обеспечила бы полную свободу местным белым и Соединенным Штатам в торговых делах. Похоже, борьба будет долгой и нешуточной, может быть, даже прольется кровь.
– Мрачная перспектива, – признал Люк. – Как вы можете так спокойно и расчетливо рассуждать об этом?
– Наверное, я из того нового поколения, которое оказалось между несовместимыми культурными и общественными традициями. Я могу убедительно обосновать правоту любой из сторон. И я отдаю себе отчет в том, что эта точка зрения не очень-то здесь приветствуется, – пожал плечами Киано.
– Там, откуда я родом, есть такая поговорка: «И нашим, и вашим», – не без сарказма заметил Люк.
– Очень точные слова. Однако… мы что-то слишком увлеклись политикой, она этого не заслуживает. – Он подбросил золотую монетку, полученную от короля, высоко в воздух и ловко поймал ее. – Теперь мой долг – угостить вас блюдами местной кухни. А потом, – он подмигнул, – и некоторыми местными вахини.
Люк бросил взгляд на свои изодранные и донельзя грязные рубаху и штаны. Его ботинки и носки навсегда исчезли в том ужасном водовороте, в который бесследно канул несчастный «Роттердам».
– У нас с Джоном не совсем презентабельный вид, чтобы с кем-либо встречаться… Тем более пить чай со сдобами у короля, вашего достопочтенного дядюшки.
– Оглянись вокруг, мой друг, – рассмеялся Киано. – Ты нисколько не портишь пейзаж и замечательно в него вписываешься.
В его словах была доля истины. Вся одежда Киано, как и его приятелей-гребцов, заключалась в цветастом куске ткани, обернутом вокруг бедер.
– У нас, канаков, принято напяливать на себя кучу одежды только в праздники. Все остальное время мы носим лишь самое необходимое.
Толпа на улицах Гонолулу была одета весьма пестро. На мужчинах чаще всего были такие же куски ткани, как и на Киано, а женщины предпочитали шуршащие юбки из травы или бумажной ткани, которые при каждом шаге разлетались в стороны, дразня взгляд видом длинных стройных ножек. У большинства женщин грудь была прикрыта шалью или лифчиком, завязанным на спине. Те, кто помоложе, вообще ничем не прикрывали высокий, крепкий бюст. Пожилые женщины предпочитали муумуус – длинную, свободного покроя одежду, похожую на те бесформенные одеяния, которые первые миссионеры принуждали носить местных женщин. Многие мужчины, включая праздно шатающихся белых, были одеты в потертые полотняные штаны, обрезанные до колен, и небрежно выпущенные поверх рубашки. И вид у них был ничуть не лучше, чем у Люка и Джона. Попадались и миссионеры, облаченные во все белое, включая башмаки, ничем не запятнанная белизна которых усердно поддерживалась ежедневной чисткой мелом.
Гонолулу чем-то напоминал города американского Дикого Запада – такой же взбалмошный, суетный, куда-то вечно спешащий. Киано повел Люка и Джона по аккуратно проложенным прямым городским улицам. По обеим сторонам теснились ряды соломенных и глинобитных хижин. Многие из них были украшены молочно-белой галькой, кораллами и ракушками, вделанными в глину. Попадались и выкрашенные белой краской строения из дерева и кирпича.
– В таких живут богатые белые, – пояснил им Киано.
Когда Люк и Джон первый раз в жизни увидели кокосовую пальму, оба не сумели удержаться от смеха.
– Ужасно похожа на старую половую швабру, в которую угодила молния, – вытирая слезы, сказал Люк.
Они задержались у лавки, где спокойно сидящего на земле торговца окружали груды странных овощей, очень похожих на крупный батат. Рядом, в железном котле, эти самые овощи и варились. Люк заглянул в котел и увидел, что в сваренном виде они приобрели малоаппетитную темно-коричневую окраску.
– Это луковичные стебли растения, которое называется таро, – объяснил Киано. – На Гавайях это основная пища. Их варят, разминают, сушат на солнце, хорошенько толкут, а потом смешивают с водой и готовят блюдо, которые мы называем пои.
Пройдя чуть дальше по улице, Киано купил большой глиняный кувшин, наполненный чем-то весьма похожим на клейстер. Они втроем сели вокруг кувшина на корточки, и Киано объяснил, как едят местный деликатес.
– Пои едят вот таким образом. – С этими словами он обмакнул палец в сомнительного вида кашицу, ловко там им повертел, вытащил и с видимым удовольствием сунул вымазанный палец себе в рот.
– Вкуснотища! Кушайте на здоровье.
Люк покосился на Джона, скривился, несколько раз сглотнул и мужественно последовал примеру Киано. Вкус у деликатеса был омерзительный, но чего не сделаешь ради соблюдения приличий.
– Изумительно! – выговорил Люк, через силу проглотив гадкое месиво.
Киано от всего сердца расхохотался:
– Ну и мастак же ты врать! Ничего, через какое-то время привыкнешь и будешь лакомиться пои, как все мы.
– Так долго мне на Гавайях не усидеть!
У другого торговца Киано купил три косматых кокосовых ореха со срезанными верхушками. Пахли они весьма экзотично.
– Это называется аува – что-то вроде виски.
Люк сделал добрый глоток и чуть не задохнулся: казалось, в горло ему залили жидкий огонь. Из глаз брызнули слезы, и когда к нему наконец вернулась способность говорить, Люк просипел:
– Боже! Что это?
– Не ручаюсь за свои слова, но вроде бы на приготовление аува должно быть разрешение местных властей. По правде говоря, это намного хуже виски, однако пристраститься к нему можно запросто.
– Такое часто случается и с любителями виски.
– Да, только аува пользуется еще и славой целебного зелья. Изготовители клянутся, что им можно вылечить все – от мужской слабости до кори.
– Чудесное средство от всех болезней! – усмехнулся Люк. – У нас в Америке этим многие промышляют.
На окраине города они прошли мимо ряда странных, издали казавшихся какими-то взлохмаченными легких хижин. Приглядевшись, Люк увидел, что они сделаны из длинных, перевязанных лозой стеблей какого-то растения. Высокие, крутые крыши и толстые стены придавали постройкам приятный вид. Около одной из хижин, в тени высокого дерева, расположились три девушки. Они о чем-то беззаботно щебетали и весело болтали босыми ногами в небольшом прудике. Обычная сценка из мирной жизни за исключением одной незначительной детали – девицы были совершенно голые.
У всех троих по спинам струились густые иссиня-черные волосы. Темные, исполненные страсти глаза, чувственные полные губы, слегка приплюснутый нос – классические обитательницы Полинезийских островов. Девушки, увидев Киано, заулыбались и замахали руками, что-то весело крича.
Киано, широко улыбаясь, повернулся к Люку и Джону:
– Они приглашают искупаться вместе с ними.
– От купания я бы не отказался, – сухо заметил Люк. – Но это может оказаться немного затруднительным.
– Отчего вы, белые люди, так стыдитесь своего тела – и мужчины, и женщины? – с искренним удивлением воскликнул Киано. – Чем бы вы ни занимались, все так или иначе связано с полом. Бог сотворил мужчину и женщину для того, чтобы они дополняли и радовали друг друга. Разные части их тел и сотворены так, чтобы легко сливаться друг с другом в единое целое. Это очевидно даже для малых детей. Если я встречаю привлекательную девушку, которая воспламеняет во мне желание, я просто ее спрашиваю: «Вахини, я бы желал возлечь с тобой и предаться любви». Если я ей приглянулся, она отвечает: «Я тоже хочу этого», – берет меня за руку и ведет к себе. Если нет, то улыбается и говорит: «Спасибо, Киано, но у меня сейчас нет настроения». Гораздо проще, чем то, что у вас называется ухаживанием. У нас нет ни времени, ни терпения играть в такие детские игры.
Люк откинул голову назад и расхохотался:
– А знаешь, мне пришлись по душе твои слова! Ты говоришь правду. Как считаешь, Джон? Стоит нам присоединиться к юным леди?
– Само собой разумеется.
Все трое свернули к пруду, стаскивая с себя рубашки. Киано представил их друг другу.
– Это Люк и Джон, мои друзья из-за океана. А это Кокуа, Лейлани и Ули.
Все три девушки были очень симпатичные, но Люка очаровала Лейлани. Она была выше и стройнее своих подружек, а изящная лебединая шея, крепенькие груди и округлые ягодицы казались выточенными из безупречного мрамора светло-коричневого цвета.
К своему удивлению, Люк обнаружил, что купание в голом виде вместе с лицом противоположного пола не так уж и возбуждает. В Иллинойсе, будучи подростком, он ходил купаться на реку в компании своих школьных приятелей. Их всех снедало вожделение, потому что они доподлинно знали, что из кустов за ними подсматривают любопытные глаза девчонок. Они ложились в воде на спину и выставляли напоказ свою мужскую гордость во всей своей красе.
Все три девушки говорили по-английски, хотя и не так свободно, как Киано. Поначалу они весело плескались в воде все вместе, но вскоре разделились на пары. Джон остался с Кокуа, Киано с Ули, а Люк с Лейлани.
– Лейлани! Какое красивое у тебя имя! Что оно означает? – поинтересовался юноша.
Девушка густо покраснела и смущенно рассмеялась:
– Очень глупую вещь. Я не скажу.
– Тогда я узнаю у Киано. – Он повернулся к своему новому другу: – Киано, скажи, что значит Лейлани?
– Если дословно, то небесный цветок. А по-английски точнее всего перевести как ангел небесный.
– Да так оно и есть!
Лейлани и в самом деле была самой красивой девушкой, какую он видел. После Андрии, конечно.
Они с Лейлани поднялись вверх по небольшому ручью, который впадал в пруд. Он проложил себе русло посреди высоченных, разлапистых папоротников, по которым змеились лианы. Воздух благоухал ароматами тропических цветов.
– И правда, самый настоящий рай… – вздохнув, задумчиво проговорил Люк.
– А мы с тобой Адам и Ева! – рассмеялась Лейлани.
«И запретный плод тут как тут», – подумал Люк. Бросив взгляд на груди девушки, так похожие на две спелые груши, он вдруг почувствовал знакомую тяжесть в паху. С ужасом он понял, что совершенно не в силах справиться с физическим влечением к этой женщине. Люк выпустил руку Лейлани и поспешно повернулся к девушке спиной.
– Давай лучше вернемся, а то скоро начнет темнеть.
И он сделал несколько шагов обратно, вниз по течению ручья.
– Люк, что случилось? – с беспокойством спросила Лейлани. – Я что-то не то сказала или что-то не так сделала, и ты расстроился?
Девушка догнала его и положила руку ему на плечо.
– Не надо! – Он резко сбросил ее руку.
– Люк!
– Прости меня, пожалуйста, – извинился юноша. – Нет, ты нимало не расстроила меня. Совсем наоборот. На самом деле ты мне очень нравишься. Даже слишком сильно.
– Слишком сильно? – Лейлани была явно сбита с толку. Но тут она все поняла и с облегчением рассмеялась. – Люк, так я и хочу тебе понравиться! – Она обняла его сзади и крепко прижалась к нему всем телом. Ее левая рука скользнула вниз и нежно обхватила наполненное силой свидетельство его симпатии. – Я так рада, что нравлюсь тебе, – шепнула она.
– Ах ты лисенок!
Люк повернулся, заключил девушку в объятия и начал страстно целовать ее губы, плечи, глаза, шею… Лейлани взяла его руку и направила себе между бедер. Там было горячо и липко.
– Видишь, ты мне тоже очень нравишься. С самого начала я хотела лечь с тобой.
Она взяла Люка за руку и вывела на берег. Там они опустились на ковер серебристых вьюнков и лесного мха.
– Ты не девственница? – пробормотал Люк, ложась между ее призывно раскрытых бедер.
– Я стала женщиной в десять лет, – с подкупающей простотой ответила Лейлани.
– В десять лет? – рассмеялся Люк. – В этом возрасте я даже понятия не имел об отношениях между мужчиной и женщиной.
– А когда же ты первый раз лег с девушкой? – хихикнула Лейлани.
– Когда мне стукнуло двадцать, – признался он.
– В двадцать лет? – У нее от изумления даже глаза округлились. – Как же ты вытерпел столько лет, ни разу не предавшись любви с женщиной?
– Как говорят: «Своя рука – владыка».
– Чем же владела твоя рука? Я не поняла.
– Не важно. Давай вспомним, зачем мы здесь.
Она быстро уловила ритм его движений, и вскоре тела их слились в одном чувственном танце, который закончился долгим всплеском острого наслаждения. Мужская сила не покинула Люка, и вскоре они во второй раз побывали в стране любовного блаженства.
Утомленные, они лежали рядом, его рука лениво ласкала тугую грудь девушки, а ее пальцы легко порхали по его насытившейся любовью плоти. Из блаженного забытья их вывел далекий крик:
– Люк! Лейлани! Где вы?
– Вроде голос Киано? – сказал Люк. – Нам пора возвращаться.
Они искупались в ручье и вернулись к пруду. Увидев их, все четверо игриво заулыбались.
– Куда это вы оба запропастились? – спросил Киано с понимающей ухмылкой. – Впрочем, догадаться нетрудно.
– Лейлани показывала мне флору и фауну Гавайев, – с каменным лицом ответил Люк.
Киано понимающе окинул взглядом гибкое девичье тело.
– Да, такая флора и такая фауна, несомненно, достойны самого пристального изучения. Однако уже начинает темнеть, а короля, моего дядю, не следует заставлять ждать. Время для веселья и забав кончилось. Так что, друзья, натягивайте штаны и продолжим наш путь…
Резиденция короля Оаху оказалась белым каменным особняком григорианского стиля с четырьмя колоннами и портиком. Участок вокруг особняка до мельчайших деталей повторял типичный участок английского дома – дубы, вязы, все вокруг увито плющом, живая изгородь из шиповника и бирючины.
В комнатах были высокие потолки и паркетные полы, покрытые темным лаком. Обстановка тщательно и со знанием дела подобрана в соответствии с английским вкусом.
– Британцы – самая цивилизованная нация в мире, – заметил Камехамеха, когда он, Киано, Люк и Джон отдыхали в саду, удобно откинувшись на спинки легких кресел и потягивая напиток, приготовленный из ананасного сока, кокосового молока и уже знакомой аува.
Король был одет вполне по-европейски: темные брюки, отлично сшитый приталенный темно-бордовый пиджак, широкий галстук с заколкой и легкие кожаные туфли. Он настоял на том, чтобы Люк и Джон подобрали себе одежду из его обширного гардероба, а личный королевский портной подогнал ее по фигуре. Молодые люди вышли к вечернему чаю в твидовых пиджаках, жилетках, белых рубашках, галстуках-шнурках и коричневых кожаных коротких сапогах.
– Британцы весьма поддерживают нашу позицию, – продолжал между тем король. – Мы должны восстановить на Гавайях политическую и экономическую власть королевской семьи. Американские миссионеры владычествовали здесь уже более чем достаточно. Они достигли личного процветания, и мы не собираемся отбирать у них плоды их праведных трудов. Ведь мы действительно очень многим обязаны европейской технике и деловой смекалке. Наше набирающее силу производство сахара, ананасов, кофе и мяса говорит само за себя. Белый человек научил нас, как занять свое место в цивилизованном мире.
А вот рост нашей экономики уже приводит к нехватке рабочих рук. Местные жители идут работать неохотно, и поэтому мы вынуждены поощрять эмиграцию, главным образом из Китая и Японии.
– Дешевый труд кули, – с едва заметным сарказмом заметил Джон.
– А я и не отрицаю этого, уважаемый мистер Йе. А вы сами-то, сэр, как смотрите на то, чтобы обрести на Гавайях новую родину? Нашему правительству крайне нужны люди вашего ума, обладающие многосторонностью взглядов. Например, вам вполне по силам деятельность по развитию местного рынка рабочей силы. Китайский – ваш родной язык, а английским вы владеете просто блестяще.
– Я в высшей степени польщен, ваше высочество, – с признательностью ответил Джон. – Но меня и моего друга ждут на материке неотложные дела.
– Люк гонится за одной молодой особой и все никак ее не догонит, – шутливо объяснил Киано.
– Хотелось бы взглянуть на эту молодую особу, – усмехнулся король. – Она, должно быть, блистает красотой. Вы не встречались с нашими местными девушками? Им вполне по силам отвлечь вас от погони.
– Боюсь, они не сумеют этого сделать, ваше величество. Вашим вахини нет равных в мире, однако есть еще кое-что, кроме красоты, заставляющее меня разыскивать Андрию. Мы глубоко любим друг друга.
В темных глазах Камехамехи блеснули веселые огоньки.
– В ближайшие три недели в Сан-Франциско не идет ни один корабль. Возможно, к тому времени вы передумаете. Что до вас, мистер Йе, мое предложение остается в силе. Вы окажете мне огромную услугу, если примете должность моего советника по труду. Я даже мог бы подумать об учреждении поста министра для вас. И объясните мне наконец, вам-то зачем искать эту таинственную девушку, которой так отчаянно добивается мистер Каллаган?
– В Китае Джон спас мне жизнь, – объяснил Люк и добавил с улыбкой: – Он утверждает, что древние традиции обязывают его опекать меня до конца моих дней. Этакий старший братец.
– Весьма благородное чувство, мистер Йе. Помнить о старинных традициях всегда уместно. Мои предшественники позволили миссионерам навязать нам свою религию и жизненную философию. Англичане назвали бы их старомодными и пуританскими. Нам привили и нетерпимость в вопросах нравственности. А в результате таких «благодеяний» мы уподобились белому человеку – стали подавлять свои чувства и лицемерно следить за соблюдением внешних приличий! Я намерен исправить последствия того вреда, который они нам причинили.
Презрение и насмешка короля к этим сторонам западной культуры были более чем очевидны.
– Подумать только! – горячо продолжил Камехамеха. – Спрятать изумительные тела наших красавиц под дерюжные мешки – и считать это благом! Да это просто варварство! И вы только представьте себе – запретить танец хула! Мистер Каллаган, вы когда-нибудь видели, как девушки танцуют хула?
– Нет, сэр, но с нетерпением буду ждать такой возможности до моего отъезда с Гавайев.
– Она у вас обязательно появится, друг мой. Не позднее, чем сегодня ночью, после луау.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По воле судьбы - Блэйк Стефани



Жаль, что никто не читал этот роман .. А сюжет не так уж и плох .. Главные герои влюбились в первых главах , далее идет параллельная их жизнь .. Встречи , разлуки, страсть и любовь ..
По воле судьбы - Блэйк СтефаниVita
23.10.2014, 20.38





Хороший роман,легко читается))) Героиня молодец, пример многим женщинам...
По воле судьбы - Блэйк СтефаниМилена
17.01.2015, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100