Читать онлайн Огненные цветы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненные цветы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненные цветы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненные цветы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Огненные цветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

На следующий день после возвращения из замка О’Нилов Брайена посреди ночи разбудил ординарец – рядовой Сиська.
– Дальний дозор взял шпиона. Вернее, шпионку. По крайней мере наши считают, что это шпионка.
– Женщина? – Брайен рывком поднялся на койке.
– Так точно. Она говорит, что ей нужны лично вы. Стало быть, знает, что вы здесь. Наверняка шпионка.
Брайен поспешно натянул брюки.
– Немедленно доставьте ее в штаб. – Брайен прошел в главное помещение убежища. Через пару минут часовые доставили задержанную.
– Равена! – изумленно воскликнул Брайен. – Какими ветрами тебя сюда занесло?
– Надо было срочно тебя увидеть. У вас завелся доносчик. Англичанам известно, что вот-вот начнется восстание. Роджер сам мне сказал. Он идет сюда с подкреплением.
– Ничего себе! – присвистнул Брайен.
– Это еще не все. Сюда на всех парах движутся два военных корабля.
– Проклятие! Только этого нам не хватало! Сиська, немедленно ко мне майора Кленового Листа, Легкую Ногу, Лысого, Олово и Кривоногого!
– Слушаю, сэр! – Тряся пышными телесами, увалень выкатился из комнаты.
– Неудивительно, что у него такое прозвище, – заметила Равена.
– Да, мяса нарастил, – засмеялся Брайен, – но так парень хороший, исполнительный. А теперь говори, как тебе удалось отыскать меня.
– Я хорошо знаю эти места. В давние времена мы сюда постоянно наезжали летом. На этих пригорках я любила играть, а пещеры так вообще все облазила. Правда, в этой огромной никогда не была.
– Да, укрыта она неплохо. Когда сюда впервые ступила нога человека, это был просто грот, который во время прилива и не заметишь. Кленовый Лист со своими людьми простукивал стены и обнаружил, что на другой стороне должно быть пустое пространство. Они пробили стену и очутились в огромной пещере. Как ты думаешь, когда здесь должен появиться Роджер со своим полком?
– Если верить тому, что он сказал мне, – послезавтра. Корабли подойдут примерно тогда же.
– Уже легче. Хоть какое-то время есть.
Появились помощники, и Брайен вкратце обрисовал им создавшееся положение.
– Что будем делать? – осведомился Кленовый Лист.
– Только одно остается. Надо менять дату. Начинаем атаку на бухту Корк во вторник на рассвете.
Заявление это поначалу не вызвало особого энтузиазма, но в результате оживленного обмена мнениями было решено, что действительно ничего другого не остается.
– Майор Кленовый Лист, вы поведете пехоту в западном направлении. Как только ввяжетесь в бой, я ударю со своими кавалеристами со стороны холмов.
Брайен повернулся к сержанту Легкая Нога:
– А вам, сержант, предстоит выполнить задание, которое должно напомнить о старых временах, когда вы служили под началом Джеба Стюарта. Возьмете с собой тридцать конников и двинетесь на северо-восток, поднимая по пути как можно больше шума. Чтобы никому покоя не было. Обстреливайте полицейские участки, но в бой ни в коем случае не ввязывайтесь. Залп – и вперед. Пусть просто почувствуют, что вы здесь. Возьмите самых резвых лошадей. О вашем рейде сразу станет известно, и об заклад бьюсь, англичане пошлют за вами в погоню половину своего гарнизона в Корке. Выезжайте немедленно. Остальным срочно начать подготовку. До гавани почти два дня форсированного марша, а ведь нам придется передвигаться скрытно, лесами и лощинами.
– Слушаю, полковник, выступаем. – Легкая Нога отдал честь и пошел собирать своих людей.
– А что, этот английский полковник – действительно ваш брат? – осведомился Кленовый Лист.
– Да, а миссис О’Нил за ним замужем, – неохотно откликнулся Брайен и добавил, мрачно уставившись в каменную стену: – Мы с ним близнецы.
– Вот это дела, – изумленно протянул майор. – Естественно, этого полковника О’Нила хорошо знают в ИРБ. Он входит в список десяти наиболее опасных врагов Братства. Сын графа Тайрона… – У майора округлились глаза. – Но ведь отсюда следует, что вы…
– Я – Рыжий Хью, и больше ничего, – резко оборвал его Брайен.
– Так точно, сэр! – Майор грустно покачал головой. – Подумать только, что же это происходит, брат на брата идет.
– А что тут уж такого особенно нового, майор? – иронически скривился Брайен. – Братья воевали друг с другом со времен Каина и Авеля. Ладно, довольно болтать, пора людей к походу готовить.
Странное зрелище представлял собой этот отряд. Единственным свидетельством того, что это организованная воинская часть, были зеленые фуражки рядовых с изображенным на них спереди – тоже зеленым, только потемнее – трилистником. На офицерах же были удобные полевые шляпы, вроде тех, что составляли часть обмундирования кавалеристов-северян во время Гражданской войны в США.
Что же до всего остального, то одет народ был с миру по нитке. Обувь – гетры, сапоги, рабочие ботинки. Штаны из грубого рубчатого плиса или хлопчатобумажной ткани. Поверх них – рубашки, джемперы, морские куртки.
В четыре утра, когда его люди уже снимались с места при ярком свете луны, покачивающейся над безбрежным океаном, Брайен внес некоторые коррективы в первоначальный план сражения.
– Разведка докладывает, – поделился он с помощниками, – что нынче вечером небольшой английский фрегат бросил якорь у острова Валентия – загрузиться пресной водой, порохом ну и произвести кое-какой мелкий ремонт. Полагаю, у нас есть шанс захватить его.
Послышались протестующие голоса.
– Это ведь не большой военный корабль, вроде тех, что идут сюда на усиление береговой охраны, – пояснил Брайен. – В общем-то просто однопалубное суденышко, вооруженное всего лишь тридцатью шестью мортирами. За вычетом десятка или около того вахтенных вся команда на берегу: ромом накачиваются да по девкам шатаются. Капрал Китобой, распорядитесь проверить баркас, укрытый в гроте.
– С ним все в порядке, сэр. Сам позавчера осматривал.
– Отлично. Тогда поставьте на корме маленькую мачту, как на английских шлюпах, и укрепите вымпелы Британского королевского флота, у нас там, кажется, есть трофейные. Лейтенант Лысый, вы возглавите конную атаку на бухту Корк. А я займусь фрегатом. Мне нужна примерно дюжина ловких добровольцев хотя бы с небольшим моряцким опытом.
Зараженные уверенностью Брайена, вызвались многие – поднялся лес рук. Брайен отобрал двенадцать человек, включая Китобоя.
– Пошарьте, что там у нас еще найдется среди трофеев. По-моему, должны быть матросские фуражки и куртки. Так, чтоб уж ничем не отличаться от англичан.
Правда, по полной форме удалось одеть только четверых – эти-то, особенно в темноте, уж точно сойдут за матросов английского флота.
Брайен же натянул тесную темную рубаху и черные рейтузы – ему предстояло сыграть ключевую роль во всей операции. Залезая в баркас, он обменялся рукопожатиями с майором Кленовым Листом, лейтенантом Лысым и другими офицерами.
– Ну что ж, господа, теперь увидимся, только когда все будет кончено. Если все пойдет хорошо, свидание здесь же, в четверг вечером или в пятницу утром. Счастливо.
Глядя, как баркас медленно отходит от берега, огибая остров, Кленовый Лист заметил:
– Да, в Корке нам его будет сильно не хватать, но не может же человек на несколько частей разорваться. Лично я считаю, что затеял он чистейшую авантюру, но… – Майор замолчал.
– Но приказ есть приказ, – закончил за него лейтенант Лысый.
– С Богом! – выдохнули присутствующие все как один. С командиром или без него, они представляли собою организованное воинское формирование, которое должно наилучшим образом выполнить свою задачу.
Под прикрытием прибрежных скал баркас медленно удалялся от причала, направляясь через залив Дингл в сторону острова Валентия.
Время для внезапного нападения было избрано наилучшее – перед самым рассветом, в густой тьме, при зашедшей луне и потускневших звездах.
Плеск волн о высокий борт баркаса заглушал удары весел.
Английский фрегат покачивался темным силуэтом в уютной гавани, отделяющей остров от поселка Брей-Нед.
Не приближаясь до поры к нему вплотную, баркас обошел вокруг фрегата и подошел со стороны поселка, где в домах и лавках еще горели редкие огни.
Примерно в ста футах от цели Брайен перебрался на корму и, держась за планшир, бесшумно скользнул в воду. Колокол на фрегате пробил две склянки. На горизонте проступила серебристая полоска. Рассвет уж недалек.
У поручней, рядом с трапом, смутно виднелась фигура вахтенного матроса. Он окликнул напарника. Теперь их было двое.
По мере приближения к фрегату команда баркаса, следуя указаниям Брайена, затеяла целый спектакль. Раздавался пьяный смех, слышались грубые шутки. Кто-то затянул популярную моряцкую песенку. Кто-то изрыгал проклятия. В двадцати пяти футах от цели Брайен оторвался от баркаса, нырнул и под водой поплыл к фрегату.
– Эй, что это вы там делаете? – окликнул приближающийся баркас вахтенный.
– Не видишь, что ли, приятель? – отозвался Китобой. – Нализались рома, набаловались с девчонками, теперь неплохо бы хоть пару минут вздремнуть дома.
– Это уж точно – пару. Скоро рассвет.
– Ну и ладно. – Баркас подошел вплотную к фрегату. – Бросай трап, парень.
Веревочная лестница полетела вниз. Китобой зацепился за нижнюю ступеньку и полез наверх, не поднимая головы, чтобы сразу себя не выдать.
– А остальные? – крикнул второй вахтенный.
– Ребятам повезло больше. В постелях у ирландских красоток нежатся.
У кормы фрегата покачивалась личная шлюпка капитана. Брайен проверил удерживающий ее канат, убедился в его прочности, ловко полез наверх и вскоре ухватился за поручни. Неслышно перевалившись через них, он бегло оглядел палубу.
Никого не видно, кроме тех двух матросов, что окликнули Китобоя и его парней, а сейчас помогали им взобраться на палубу. Брайен двинулся к ним вдоль правого борта, вооружившись по дороге парой кофель-нагелей.
Капрал Китобой добрался до верха лестницы, и тут один из англичан посветил ему прямо в лицо.
– Ты кто, собственно, такой?
– Теперь это уже не так важно, приятель, – подмигнул ему Китобой. – Так или иначе, я здесь.
– Как это не важно? Боцман, тревога!
Достав Китобоя одной рукой, другой он схватился за пояс с пистолетом.
Второй вахтенный повернулся и бросился бежать. Наскочил он прямо на Брайена, который, орудуя кофель-нагелем, швырнул его на палубу. Меж тем первому удалось вытащить пистолет. Он наставил его прямо в лоб Китобою. Брайен вскинул правую руку и швырнул в противника другой кофель-нагель. Угодив англичанину в голову, он и его опрокинул на палубу. Брайен бросился к веревочному трапу и помог Китобою перелезть через поручни.
– А ну-ка живо, не копайтесь там!
Китобой протянул руку следующему, а Брайен тем временем поднял упавший пистолет. И между прочим, как раз вовремя. Возникший шум разбудил спавших в кубрике матросов, и теперь они один за другим повыскакивали наверх. Китобой вскинул пистолет, но Брайен ударил по дулу, а свой, трофейный, засунул за пояс.
– Не надо, капрал, эти люди не вооружены. А двенадцать бравых ирландцев запросто справятся с этой компанией голыми руками, пусть их и вдвое больше. За мной!
И они с Китобоем бросились на полусонных, не понимающих, что происходит, англичан. Спутники их тем временем рассыпались по всему кораблю.
Впереди английских матросов покачивался огромный малый с лапами, как у гориллы. Уклонившись от пары выпадов, которые, достигни они цели, уложили бы и быка, Брайен впечатал правый кулак прямо в пах противнику. С таким же успехом можно было нанести удар кирпичной стене. Пришлось вырабатывать на ходу другую тактику. Брайен отскочил на безопасное расстояние, начал кружить, сделал ложный выпад левой, и когда «горилла» перехватил его, правой рубанул ребром ладони, как топором, ему по шее. Удар пришелся прямо в сонную артерию, «горилла» с ревом попятился назад, наткнувшись в конце концов на поручни. К ним он словно и прилип, раскачиваясь из стороны в сторону, с повисшими, как веревки, руками. Брайен стремительно кинулся вперед и довершил дело мощным апперкотом, после чего обмякшее тело перевалилось через поручни и полетело в воду.
– Полковник, сзади!
Брайен круто обернулся, отскочил в сторону, увернувшись от удара кофель-нагелем, направленного ему прямо в голову. Железяка просвистела буквально в миллиметре от виска. Продолжая двигаться по инерции, нападающий ударился о поручень, да с такой силой, что искры из глаз посыпались. Не давая ему опомниться, Брайен сзади сгреб его за ворот и швырнул в воду вслед за «гориллой».
Соратники тоже знали свое дело. Меченосец и Картежник уложили по англичанину, а Китобой даже двоих. Итого восемь, считая тех, кто отправился искупаться, и еще двоих, которых Брайен достал на веревочном трапе.
– Смотри-ка, а я даже не вспотел, – заметил капрал, обозревая поле битвы.
– Ладно, хвастаться потом будем, – оборвал его Брайен. – А ну-ка живо сюда ящики с динамитом. Думаю, после знакомства с ним английский флот кое-чего недосчитается.
– На реи их, полковник!
Никто не хотел пощады противнику.
– Тихо! – заглушая воинственные возгласы, крикнул Брайен. – Послушайте и зарубите себе на носу, недоумки, если хотите, конечно, научиться побеждать по-настоящему. Когда одна сторона начинает соревноваться в жестокости с другой, даже самому благородному делу приходит конец. Нет, англичан надо освободить. Пусть уходят с миром да передадут наши слова своему капитану: вот тебе да и другим английским солдатам и матросам урок. Не трогайте нас. Мы – ирландцы и умеем жалить, как змеи святого Патрика! – Он рывком понял на ноги одного из матросов: – Где капитан и другие офицеры?
– На берегу, у девок.
– Ага, развлечься захотелось? Ну и чудесно. Отправляйся и скажи им от имени полковника Рыжего Хью: мы их так развлечем, что мало не покажется, о девках забудут. Ладно, за дело!
Ящики с динамитом, лежавшие на дне баркаса, ирландцы подняли один за другим на борт корабля, матросам же, все еще не пришедшим в себя, велели занять свое место. Те выловили товарищей, которых купание привело в чувство и которые теперь жалобно взывали о помощи, и налегли на весла, направляя баркас к берегу.
– Ладно, ребята, – весело хлопнул в ладоши Брайен, – давайте-ка посмотрим, что у нас здесь имеется. – И он отправился осматривать корабль, тщательно прочесывая его дюйм за дюймом.
Фрегат действительно был вооружен тридцатью шестью мортирами, по восемнадцать с каждого борта, из тех, где заряд закладывается в жерло, а сами орудия перевозятся на лафетах.
– Старье, – отметил Брайен. – Такие раньше были на вооружении береговой артиллерии. Но ничего, сгодятся. Ладно, парни, все наверх и поднять паруса!
– Слушаю, сэр, а куда направляемся? – спросил Китобой.
– В бухту Корк, куда же еще? Когда наши ребята туда доберутся, сделаем им сюрприз. Не хотелось раскрывать свои планы до времени – а ну как ничего бы не вышло? Наговорил бы с три короба, а до Корка бы не добрались – какой уж тут боевой дух? Все бы носы повесили. А тут вот вам, пожалуйста: зеленый ирландский флаг на британском фрегате. Здорово?
Ответив дружным «ура», команда бросилась к мачтам и принялась споро натягивать паруса.
Чуть позже, уединившись с Китобоем в капитанской каюте, Брайен принялся сосредоточенно изучать морские карты здешних мест.
– Ну что ж, людей у нас, конечно, не много, но если каждый будет работать за двоих, справимся.
– Непременно, – подтвердил Китобой. – И ветер в спину дует.
– Когда ветер тебе благоприятствует, а так оно и было с того самого момента, как мы отплыли из Уилмингтона, это значит, что на твоей стороне Бог. Судьба. Как ни назови. Когда в игре пошла полоса удачи, это не просто чистый случай. Игроку кто-то еще улыбается. – Брайен снова перевел взгляд на карту: – Точно, уж нам кто-то улыбается во весь рот. Видите, здесь обозначены английские огневые точки, расположенные в бухте Корк. Жаль, что майор Кленовый Лист с этой картой не знаком. Ладно, не будем уподобляться жадной собаке, которая, увидев в воде собственное отражение, выплевывает свою кость и старается отнять кость у той, кого видит.
Смотрите, самое укрепленное место у них вот здесь, между Кобом, на берегу бухты, и Корком, в устье впадающей в море реки. Обратите внимание – устье очень узкое. Это обещает нам некоторые интересные возможности. Кто у нас тут главный специалист по взрывному делу?
– Рядовой Порох. А выучил его сержант Хлопушка.
– Давайте его сюда. Живо!
Рядовой Порох оказался худощавым, длинноногим малым с редкими волосами песочного цвета, косыми глазами и покрытым оспинами лицом. Ирландец по крови, американец во втором поколении, он родился в Бирмингеме, штат Алабама, и под самый конец Гражданской войны был мобилизован во флот конфедератов.
– Если память мне не изменяет, Порох, вы служили под командой адмирала Бьюкенена в заливе Мобил? – спросил Брайен.
– Так точно, сэр, на «Теннесси». До сих пор ума не приложу, как это янки удалось проникнуть в залив и потопить нас. Я сам участвовал в строительстве береговых сооружений и установке мин.
Брайен с трудом удержался от улыбки. Какие же странные фокусы порой выкидывает жизнь. Интересно, что сказал бы рядовой Порох, узнай он, что не кто иной, как полковник Рыжий Хью собственной персоной, передал в Вашингтон секретные сведения, благодаря чему Фэррагату и удалось проникнуть в залив и пустить на дно эту махину. А теперь двое вчерашних врагов замышляют отправить вслед за «Теннесси» два английских военных корабля!
– Как насчет того, чтобы заминировать вход еще в одну бухту? – спросил Брайен.
Порох пожал плечами:
– Руки чешутся. – И словно в подтверждение своих слов поднял ладони. Хорошие руки. Хорошие пальцы – длинные, тонкие, проворные и крепкие, как камень.
– А с новым видом динамита, ну, с тем, что у нас, справишься?
– А почему бы нет? – по некотором размышлении ответил Порох. – Надо только потренироваться немного с запалами, а дальше все пойдет как по маслу.
– Надо подвесить мины поперек всей бухты – как груши на дереве. На месте времени у нас будет немного, так что все, что можно, надо сделать здесь.
– Слушаюсь, полковник.
– Бери в помощь всех, кого нужно. Нечего бездельничать – корабль сам по себе идет. Приступай.
Весь день, и всю ночь, и следующий день дул сильный западный ветер. Уже спускались сумерки, когда впередсмотрящий, пристально вглядывавшийся в море через сильный бинокль, крикнул:
– Есть, полковник! Вижу бухту Корк!
– Отлично. Капрал Китобой, спустить паруса! До темноты в бухту входить не будем.
Когда фрегат флота ее королевского величества «Кент» на малом ходу вошел через узкий пролив в бухту Корк, в домах поселка Коб уже горели огни. Фрегат миновал целую флотилию рыбачьих лодок, направляющихся на промысел в открытое море.
Брайен окликнул ближайшую:
– Другие военные корабли здесь есть?
– Позавчера вечером вошли два катера.
Рыбак угрюмо посмотрел на проходящий корабль. Естественно, на флагштоке его развевался ненавистный британский флаг – Юнион Джек. Брайен не сомневался, что его засекли и часовые, поставленные на берегах при входе в бухту. Впрочем, появление фрегата не должно было насторожить их; наоборот, время неспокойное, понятно, что на помощь поспешают дополнительные силы.
– Плохо только, – задумчиво сказал Брайен, – что у них тут столько пушек понатыкано.
– И как же мы поставим мины? – спросил капрал Китобой.
– А вот увидите, – подмигнул ему Брайен. – Китобой, Деревяшка, Порох, мы отправляемся на костюмированный бал. Остальным – спустить капитанскую шлюпку на воду!
Вскоре Брайен, облачившись в парадный мундир, который он обнаружил в шкафу капитанской каюты, спустился по трапу в ожидавшую его шлюпку. На Китобое была форма первого помощника, а на Деревяшке и Порохе, усевшихся на весла, – обыкновенные матросские куртки.
У пристани их встретил взвод гренадеров – все под шесть футов ростом, эти ребята в своих алых плащах и темных рейтузах выглядели весьма внушительно. Лейтенант, командир взвода, приложил руку к козырьку.
– Добро пожаловать, капитан. Какой приятный сюрприз. Военные катера мы ожидали, но о вашем фрегате никто и слова не сказал.
– Обычные штучки нашего военного министерства, – презрительно фыркнул Брайен. – Сначала мы направлялись в Белфаст, но в последний момент маршрут был изменен. Нам приказано заминировать вход в бухту.
– Заминировать бухту? – изумленно переспросил лейтенант. – Но зачем? Ведь у бунтовщиков нет своего флота.
– Прошу прощения, лейтенант, но этот вопрос мы с вами обсуждать не будем. Не окажете ли любезность проводить нас к начальству?
– Слушаю, капитан. Старший начальник здесь – генерал Лейси, Роберт Лейси. Прошу вас сюда, сэр. – Брайена и его спутников провели к таверне «Голубой вепрь», находившейся почти на самом краю поселка. Военные превратили ее в подобие штаба.
Когда они вошли, генерал ужинал и любезно пригласил капитана с первым помощником разделить его трапезу.
– А вы, Форбс, – приказал он адъютанту, – проводите матросов в общую столовую и проследите, чтобы их накормили.
– Благодарю за заботу, сэр, – поклонился Брайен. Они с Китобоем заняли места справа и слева от хозяина.
Перед тем как покинуть фрегат, они не забыли прихватить из корабельной канцелярии документы на имя капитана Льюиса Хелстеда и первого помощника капитана Сэмюэла Тейта.
– Итак, вам приказано заминировать бухту, – задумчиво сказал генерал. – Мне известно, конечно, что положение серьезное, но я не думал, что настолько.
– Это просто мера предосторожности, сэр, и скорее всего ненужная, но военное министерство стремится избежать даже малейшего риска. Наши агенты за рубежом доносят, что радикальные элементы во Франции и Испании – заметьте, с молчаливого одобрения властей – планируют направить в Ирландию экспедиционный корпус в поддержку Ирландской республиканской армии в ее борьбе за независимость.
Генерал выронил вилку.
– Фантастика! В жизни не слыхал ничего подобного!
– А что, понять можно. Не забывайте, Испания и Франция – католические страны и к англичанам особой любви не испытывают.
– Ну, если посмотреть с этой стороны… И все равно, каковы мошенники! Латинская публика, одно слово, верить им нельзя ни на грош.
– Да, не больше, чем этим ублюдкам ирландцам, – с готовностью подхватил Брайен. – С вашего разрешения, сэр, мы хотели бы немедленно приступить к выполнению задачи.
– Как, в темноте?
– В приказе сказано начать операцию «сразу же по прибытии на место».
– Ну если так… Моя помощь требуется?
– Буду весьма признателен, генерал, – улыбнулся Брайен, – если вы выделите две небольшие команды. Это значительно бы упростило и ускорило дело.
– Сейчас распоряжусь.
Они тепло попрощались, и Брайен со своими людьми удалился.
Работу начали в восемь вечера, и с помощью солдат, имевших в своем распоряжении мощные лампы, и четверых служащих местной милиции к двум часам ночи все было закончено.
Мины были собраны еще по пути с острова Валентия. Выглядели они как металлические барабаны, начиненные динамитными шашками в специальных мешочках. Детонаторы были проведены через прикрепленные к барабанам с обеих сторон металлические трубки. А эти, в свою очередь, связаны с другими детонаторами, представляющими собой смесь ртути и хлористого калия. Вся эта тонкая работа была завершена еще до того, как «Кент» бросил якорь в бухте Корк. Затем барабаны были герметически закупорены и покрыты плотным слоем вара, чтобы не опускались на дно. Расставленные на расстоянии десяти футов друг от друга у самого входа в бухту, они были обернуты сеткой, утяжеленной снизу камнями и якорными цепями. Таким образом мины покачивались на глубине, безопасной для рыбацких лодок с их высокой осадкой. Только военные корабли, напичканные оружием и артиллерией, оседают в воду достаточно глубоко, чтобы привести в действие детонаторы.
Мины были подвешены на один легкий вощеный канат, чтобы, как пояснил Брайен недоумевающим англичанам, «можно было легко очистить бухту для прохода «Кента» или других военных кораблей, поставив дозор по обе стороны пролива. На одной стороне за канат дернут, на другой он ослабнет, и мины опустятся глубже, что позволит кораблям с низкой осадкой свободно войти в бухту».
Англичан это объяснение удовлетворило, но после, когда Брайен, Китобой и другие собрались в кают-компании пообедать, щедро прикладываясь при этом к бутылке виски, реквизированной в каюте у капитана, капрал спросил:
– Что это вы такое надумали, полковник? Ни о чем похожем раньше и не слыхивал.
– И я тоже, – поддержал его Порох. – А ведь всю войну в Америке только тем и занимался, что мины закладывал.
Брайен усмехнулся и слегка встряхнул стакан с янтарным напитком.
– Чистая импровизация. Но сейчас, когда есть возможность умом прикинуть что к чему, вижу, что все находится в соответствии с основными законами физики. – Брайен поднял стакан. – За рядового Пороха. Он классно поработал с этими минами.
– А как же иначе? – подхватил Китобой. – Ведь ремеслу-то он учился у сержанта Хлопушки.
– Да, сержант много всяких фокусов мне показал, о которых я раньше и не подозревал, – признал Порох.
– Ну что ж, господа, – посмотрел на часы Брайен, – сейчас три утра. Если на марше не произошло ничего непредвиденного, в течение ближайших трех часов майор Кленовый Лист и лейтенант Лысый должны начать атаку. Давайте-ка часок-другой соснем, силы нам понадобятся. Вахтенное время сокращаем до получаса – так, чтобы каждый мог отдохнуть.
Никто не возразил.
Самому Брайену спать совершенно не хотелось. В предвкушении предстоящего сражения нервы у него были натянуты до предела, мышцы напряжены. Чтобы хоть как-то отвлечься, Брайен прилег на капитанскую койку и принялся рисовать в воображении портреты самых близких ему людей, гадая, чем бы сейчас могла быть занята Равена в логове повстанцев.
Перед отплытием на остров Валентия ему удалось перекинуться с ней парой слов наедине.
– Значит, снова расстаемся? – Равена с какой-то мучительной тоской прижалась к его груди. Голова у нее склонилась, и Брайен слегка приподнял ей подбородок.
В глазах у Равены стояли слезы.
– Не надо! – отшатнулась она. Я не хочу, чтобы ты видел, как я плачу!
– Видит Бог, я по тебе не одну слезу пролил, – грустно улыбнулся Брайен. – И вовсе мы не прощаемся. Помнишь, как мы говорили на Мауи?
– Aloha, – с усмешкой сказала она. – Хотя лично мне больше нравится по-немецки: Auf wiedersehen.
– До встречи, – перевел Брайен. – Именно это я и хотел сказать. До встречи, и пусть она наступит как можно скорее.
– Придет день, – вздохнула Равена, – и ты ко мне не вернешься. И на следующий день. Никогда. Как знать, может, этот день уже постучался в дверь.
– Не постучался, – решительно возразил Брайен. – Я вернусь. Я вернусь к тебе и Сабрине.
Брайен и сейчас был в этом уверен. Их ждет удача. Нынче утром над боевыми отрядами Ирландского революционного братства поднимется яркое солнце победы. Брайен все-таки задремал ненадолго, и снилась ему загадочная красавица Равена. Губы ее шевелились беззвучно, и все же Брайен расслышал:
Я люблю тебя.
– И я люблю тебя, родная.
В пять утра все собрались на палубе посмотреть на рассвет. Припав к подзорной трубе, Брайен внимательно осмотрел береговую линию. Ему удалось обнаружить единственный признак жизни: у пушек, охраняющих вход в бухту, расхаживали часовые. Где-то высоко с пронзительными криками описывали круги чайки. В отдалении залаяла собака.
– Не нравится мне это, – обронил Китобой. – Что-то уж слишком тихо. А ведь майор должен бы уже начать атаку.
– Спокойно. – Брайен опустил подзорную трубу.
Все произошло так внезапно, что даже люди на палубе, хоть и ждали этого с таким нетерпением всю ночь, были захвачены врасплох.
На берегу ад разверзся.
Над тем местом, где раньше располагалась таверна, а ныне – штаб-квартира генерала Лейси, взметнулись клубы пламени и густого дыма. Почти сразу огненные гейзеры возникли и в других местах. Здесь и там над поселком поднимались грибовидные облачка черного дыма. Саперы поработали на славу – динамит был заложен в стратегически важных точках по всему периметру бухты – у штаб-квартиры, у полицейского участка, оружейного склада, солдатских казарм.
Брайен насчитал по меньшей мере пятьдесят взрывов, от которых даже здесь, в отдалении, раскачивались мачты и вздрагивали свернутые паруса. А на людей словно сыпались удары чьей-то невидимой могучей руки.
– Ничего себе! – завороженно произнес Китобой. – Впервые такое вижу! Да, динамит, доложу я вам, – штука действительно сильная.
Не успело утихнуть эхо последних взрывов, как в поселке послышались громкие крики, ружейный огонь, топот копыт. Долины и склоны холмов, окружавших поселок, неожиданно ожили. Перепуганные жители ринулись в ближайшую рощу. Сквозь рассеивающийся дым видны были мечущиеся фигуры английских гренадеров в ярких мундирах и конные драгуны. Колыхалось море зеленых шляп. Человеческие массы сошлись в смертельной схватке. На одном из близлежащих пригорков отброшенный отряд драгун перестраивался для контратаки.
– К орудиям! – оглушительно крикнул Брайен. – И поднять ирландский флаг!
Накануне он распорядился бросить якорь так, что мортиры оказались нацелены соответственно на восточную и западную оконечности бухты, где, по расчетам Брайена, и должно было завязаться основное сражение. Справа – широкая равнина, по которой кое-где шли гряды невысоких холмов, идеальная местность для кавалерии. Слева – неровная поверхность, изборожденная пересохшими руслами ручьев и глубокими оврагами; здесь можно было защищаться даже против значительно превосходящих сил противника.
– Огонь! – скомандовал Брайен.
Грохнули, слившись воедино, восемнадцать мортир правого борта. Здесь, как и слева, было шестеро солдат, каждый обслуживал по три орудия.
Брайен дернул запальный шнур одного, затем перебежал к другому, потом к следующему.
Снаряды разорвались неподалеку от подножия холма, где выстраивалась для атаки английская кавалерия.
– На десять градусов выше! – приказал Брайен.
Наводчики произвели корректировку, поспешно перезарядили орудия и приготовились к очередному залпу.
На сей раз снаряды легли точно в цель. Английский офицер, возглавляющий контратаку против левого фланга ирландской кавалерии, на который и без того уже изо всех сил наседали отряды противника, выхватил саблю из ножен, вскинул руку, и в этот момент ее оторвало по самое плечо. На людей и лошадей обрушился дождь свинца, сея ужас и панику. Атака захлебнулась, даже не начавшись. Драгуны, оставшиеся в живых после артиллерийского обстрела, разбежались во все стороны.
– Эсминцы справа по борту! – раздался истошный крик Китобоя, расположившегося недалеко от носа.
Брайен кинулся к подзорной трубе и навел ее в сторону пролива, ведущего в бухту Корк. На большой скорости приближались, держась почти вплотную, два крупных военных корабля.
На бортах можно было различить названия: «Принц Уэльский», «Виктория».
Приближаясь к входу в бухту, «Виктория» совершила маневр и зашла в тыл к «Принцу Уэльскому». Вскоре оба замедлили ход, опуская один за другим паруса. Брайен по-прежнему не отрывался от подзорной трубы. На палубе метались матросы, артиллеристы поспешно занимали боевые позиции у орудий, которыми ощетинились в два ряда оба эсминца.
– Они заметили наш флаг! – крикнул Брайен. – А ну-ка зададим им жару, ребята!
Он согнул в локте правую руку, приподнял ее и изо всех сил рубанул ребром левой ладони по напрягшимся бицепсам.
Продемонстрировав с помощью столь красноречивого жеста свое отношение к противнику, Брайен снова припал к подзорной трубе.
– Так, суда новейшей конструкции. Две орудийные башни на одном, четыре на другом. Таким образом разворачиваться им не надо. Проклятие!
Мгновение спустя эсминцы открыли огонь. Справа от «Кента», но на расстоянии довольно приличном, взлетели фонтаны воды. Повстанцы дружно подпрыгнули, выкрикивая непристойности и всячески жестикулируя.
– Вперед, надо отойти хотя бы на сотню ярдов, а то от нас мокрое место останется! – скомандовал Брайен. – Ну, живо!
Орудийные башни эсминцев снова окутались дымом. На сей раз один снаряд угодил в корму. Другой просвистел над самой палубой и расколол надвое бизань-мачту, словно жалкую спичку.
«Принц Уэльский» уже вплотную приблизился к входу в гавань.
– Пятьдесят! – начал отсчет Брайен. – Двадцать! Сейчас рванет!
Раздался взрыв, и вокруг эсминца взметнулась стена огня. От поднявшейся волны «Кент» закачался, как бумажный кораблик. Дым немного рассеялся, и все стало видно. У «Принца Уэльского» оторвало форштевень, и вообще корабль стал как бы почти на треть короче. Голым он теперь сделался – чистый скелет, или, скажем, всего лишь силуэт корабля.
Капитан «Виктории», шедшей следом за «Принцем Уэльским», предпринял отчаянную попытку отвернуть в сторону и податься назад, но маневр не удался – слишком мало оказалось расстояние. Чиркнув бортом по обшивке собрата, «Виктория» лишь подтолкнула его поближе к очередной мине и сама подставила себя под удар. Раздался мощный взрыв. Столб племени взлетел чуть не до неба. С оглушительным грохотом мины рвались одна за другой. Горела вся бухта.
Брайен сдвинул фуражку на затылок и издевательски отдал честь тому, что еще две минуты назад было гордостью флота ее величества.
Команда «Кента» издала торжествующий клич. Как сумасшедшие, повстанцы пустились в пляс по палубе, размахивая шляпами с зелеными лентами на тулье, хлопая в ладоши, обмениваясь дружескими тумаками.
– Рановато празднуете, – осадил их Брайен. – Это еще не все. Высаживаемся на берег.
Капитанская шлюпка покачивалась у кормы.
– Она рассчитана только на восьмерых, – заметил Брайен, – ну да Бог с ним, разместимся как-нибудь.
Фрегат он покинул последним. Перед тем как спуститься по веревочному трапу в переполненное суденышко, Брайен поджег фитиль, прикрепленный Порохом к оставшимся ящикам с динамитом. Задумавшись на мгновение, он бросился к мачте, спустил ирландский флаг и поднял на его место Юнион Джек.
– Пусть старичок пойдет на дно под собственным знаменем, – сказал он товарищам. – Эта развалина неплохо нам послужила.
Отвалив от «Кента», они двинулись на северо-восток, в сторону поселка. Сейчас в нем никого не было видно, сражение переместилось на равнину, окружающую бухту.
– Смотрите, чтобы и чихнуть никто не посмел, – остерег товарищей капрал Камень. – А то еще перевернемся, а я плавать не умею.
Они высадились на небольшую песчаную отмель, где река впадала в бухту, и зашагали на север, к роще; затем, миновав ее, повернули на северо-восток, в сторону Корка. Все были вооружены «кольтами» и английскими винтовками, позаимствованными в арсенале фрегата. По пути они то и дело натыкались на убитых и раненых, в основном англичан, но было много и своих.
Лысый.
Олово.
Башмак.
Все мертвы.
Сержант Терьер был ранен в ногу.
Брайен повторил ему то же, что говорил и другими раненым:
– Лежи тихо, не высовывайся, мы за тобой вернемся.
На окраине Корка люди Брайена соединились с пехотным отрядом майора Кленового Листа. Несмотря на потери – пятьдесят человек полегло, – люди были в приподнятом настроении.
– Мы видели, что происходило в бухте, полковник, – восторженно сказал майор. – Потрясающе! Мы тут все чуть не описались от радости, честное слово. Глазам собственным не поверишь. Да и сейчас не верю, что это вы. Но как, как вам удалось такое?
Брайен улыбнулся и хлопнул его по плечу:
– Потом, майор, потом. Сейчас не время для болтовни. Нужны санитары. Пусть подберут раненых.
– Слушаю, сэр. Вообще-то, кого могли, мы уже подобрали, но рощу не прочесывали.
– Где сейчас наши позиции? И что с англичанами?
– По-моему, все бегут, никак остановиться не могут, – ухмыльнулся майор. – Все сработало как по заказу. Взрывы потрясли их – вроде ни с чем подобным раньше сталкиваться не приходилось. Ну а дальше пошло и пошло. Конники Лысого такого страху на них нагнали! Буквально смяли фланг драгун, а тут и я подоспел со своими ребятами. Словом, вцепились льву в лапы, теперь уж не поднимется. Ну, понятное дело, ничего бы не вышло, если бы Легкая Нога не нанес отвлекающего удара. По-моему, половина местного гарнизона сейчас его разыскивает.
– Отлично сработано. – Брайен на минуту задумался. – Но не надо зарываться. Свое дело – и даже намного больше – мы сделали. Пора возвращаться на базу.
Обратный путь до залива Дингл занял три дня. Все три графства – Корк, Лимерик и Керри – были наводнены английской пехотой и кавалерией.
– Вот и подкрепление прибыло, – заметил Брайен, когда они залегли в лесу, чудом избежав встречи с патрульным отрядом, в котором было не менее ста драгун.
Когда стемнело, они снова двинулись на запад.
– Так нас слишком легко заметить, – сказал Брайен своим людям. – Надо разбиться на группы по десять – пятнадцать человек и двигаться с четвертьчасовым интервалом. Триста человек не спрячешь, а небольшому отряду укрыться не трудно.
Брайен во главе группы из пятнадцати человек последним вышел из леса. Была уже полночь. Вскоре они наткнулись на глубокий овраг, служивший отличным прикрытием, но, едва рассвело, перед ними показалась открытая волнистая равнина, расстилающаяся во все стороны, куда ни кинь глаз. Брайен осмотрел местность через сильный полевой бинокль, взятый у убитого капитана гренадер.
– Вроде никого не видно, – заметил он.
На протяжении последних двух дней им действительно не попался на пути ни один английский патруль.
– Похоже, они на нас плюнули, – оптимистически сказал майор Кленовый Лист.
– А мне все это не нравится, – задумчиво возразил Брайен. – Что-то слишком легко они дали нам уйти.
Сомнения продолжали мучить его даже после того, как все благополучно добрались до своего укрытия на острове.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненные цветы - Блэйк Стефани



Интересный роман, у автора главные героини по одному сценарию влюбляются в одних за других выходят замуж, от первых рожают детей и т.п. героини сексуально озабоченные в перерывах имеют по несколько любовников и так во всех ее романах.
Огненные цветы - Блэйк СтефаниМилена
15.01.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100