Читать онлайн Огненные цветы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненные цветы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненные цветы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненные цветы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Огненные цветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Холодным пасмурным днем в середине января 1880 года Дэн Батлер приехал в Нью-Йорк по несколько загадочному вызову, и с Центрального вокзала сразу направился на Парк-авеню. По его знаку кебмен остановился у роскошного здания без вывески.
Сойдя с подножки, Батлер сразу поднял воротник, чтобы хоть как-то защититься от ледяного ветра и дождя, иголками впивавшегося в кожу.
Он быстро вошел внутрь и направился к лифту.
– «Леви интернэшнл», – велел он лифтеру.
Дэн вышел на третьем этаже и сразу оказался в приемной, где навстречу ему поднялась симпатичная девушка в черной юбке и накрахмаленной белой блузке с высоким воротом.
– Добро пожаловать, мистер Батлер. Миссис Кейси ждет вас. Прошу.
По длинному коридору Дэн прошел в небольшой холл, в конце которого красовалась массивная дубовая дверь с бронзовой табличкой:
РЕБЕККА Л. КЕЙСИ, ПРЕЗИДЕНТ
Она вела в другую приемную, где за столом сидела секретарша, за спиной которой виднелась еще одна дубовая дверь.
– Привет, Салли, – бодро заговорил Батлер. – Выглядишь, как всегда, потрясающе.
Секретарша, одетая так же, как ее напарница у входа, улыбнулась:
– Не подмазывайтесь, мистер Батлер. В прошлый раз вы обещали повести меня в ресторан и в последний момент изменили свои планы.
Батлер наклонился и ущипнул ее за щеку.
– Дело прежде всего, дорогая. Впрочем, прошу прощения задним числом. Как насчет нынешнего вечера?
– У меня уже назначено свидание.
– Ну так отмени его. Ладно, потом поговорим, нельзя заставлять ее светлость ждать.
Он переступил через порог и вошел в просторный кабинет, обитый деревянными панелями и уставленный шикарными кожаными креслами и диванами. Прямо напротив двери, в эркере, стоял внушительный стол красного дерева. При появлении гостя сидевшая за столом брюнетка подняла голову и улыбнулась:
– Дэнни, малыш, хорошо, что тебе удалось приехать. Спасибо, ведь я знаю, сколько у тебя сейчас всяких дел.
– Знаешь, получив от тебя это загадочное письмо, – в свою очередь ухмыльнулся Батлер, – я и минуты на месте усидеть не мог. Какие уж там дела. Отлично выглядишь, Бекки.
Она встала, обогнула стол и подставила ему щеку для поцелуя.
– Толстею что-то, ужасно толстею. – Она одернула короткий жакет мужского покроя. Под цвет ему была и ее узкая бежевая юбка.
– Ну, я-то люблю, чтобы у женщин было побольше мясца.
– Вот-вот, Ларри говорит то же самое, но разве можно верить ирландцам? – Она подмигнула ему. – Или контрабандистам.
– Предпринимателям, ты хочешь сказать, – возмущенно фыркнул Батлер.
Бекки рассмеялась:
– Ладно, присаживайся, сейчас все объясню. Но сначала выпьем и поболтаем, как принято меж добрыми друзьями. Где бар, ты знаешь. Мне, как обычно, портвейна.
Батлер подошел к застекленному шкафчику, где на полках теснились бутылки, графины и бокалы. Налив ей вина и плеснув себе немного – на три пальца от донышка – виски, он вернулся к дивану.
– Да, Бекки, кто бы мог подумать, ведь досюда с чердака на Четырнадцатой улице и не докричишься.
– А Ребекка Кейси уже далеко не та мышка, которую звали Бекки Левиц, – в тон ему откликнулась хозяйка кабинета и взяла из малахитового ящика на кофейном столике сигарету.
Батлер поднес ей спичку и сам закурил сигару.
– И если бы не ты, Дэн, нам всего этого как своих ушей не видать.
– Не скромничай, – покачал головой Батлер. – Левиц поставлял армии самое лучшее обмундирование. Так что это я должен быть тебе благодарен.
– Стало быть, нам обоим повезло. – Ребекка подняла бокал. – За будущее.
– За будущее. – Оба выпили. – Как Ларри и дети?
– Ларри в Сан-Франциско, а девочки в колледже. В Рэдклиффе. Ну а ты – нашел себе наконец постоянную подружку?
– Да нет, – лукаво подмигнул ей Батлер, – все еще ищу. Ладно, будет об этом. Выкладывай, малышка, что у тебя на уме. И чего это я тебе вдруг так срочно понадобился?
– Хочу сделать заказ, Дэн.
– Бизнес, стало быть? – Он сдвинул брови.
– Ну да, твой обычный бизнес. Мне нужно сто тысяч оловянных пуговиц.
– Вот этого я меньше всего ожидал, – озадаченно сказал Батлер. – К чему же тогда такая таинственность и срочность?
– Это особенные пуговицы. На них должно быть выбито: ИРБ.
Все встало на свои места.
– Так тебе нужны форменные пуговицы? ИРБ. Ирландское республиканское братство?
Бекки кивнула.
– Слышал что-нибудь о таком?
– В Ирландии это такие же революционеры-радикалы, как американцы ирландского происхождения здесь, в Штатах. Конечная цель их состоит в том, чтобы освободиться от английского владычества и провозгласить Ирландию независимой республикой. Здесь, в Соединенных Штатах, они сразу по окончании войны сформировали в Вермонте и северной части штата Нью-Йорк собственную армию и вторглись в Канаду, чтобы таким образом оказать давление на Англию и заставить ее восстановить в Ирландии самоуправление. Кончилось все это полным провалом. Ты что же, хочешь сказать, что эта армия возродилась из пепла и именно для нее тебе нужны эти чертовы пуговицы? В таком случае можешь с равным успехом просто выбросить деньги в Гудзон.
– Спокойно, спокойно, малыш. За последние пятнадцать лет Братство постепенно развивалось и упорядочивало свою организацию. Теперь у них есть целая система руководства. Во главе – начальник «главного штаба» с группой помощников. Далее – «областные штабы», «районные штабы» и, наконец, «кружки» – местные отделения. Налажена жесткая дисциплина, проводятся выборы, в которых участвуют ежегодно избираемые делегаты.
Батлер изумленно посмотрел на Ребекку:
– И с каких это пор тебя так интересуют всякие подпольные организации вроде ИРБ? Ты с таким знанием дела толкуешь о «штабах» и «кружках», даже удивительно.
Ребекка поджала губы.
– В каком-то смысле все мы, ирландцы и евреи, – братья и сестры. У тех и других неверные отняли родной дом. Между прочим, я довольно активно участвую еще и в сионистском движении. Мы хотим возродить еврейское государство. Землю Обетованную. Землю Моисея, Давида и Соломона.
– Да, цель достойная – в обоих случаях, – признал Батлер. – Но сердце разрывается, как подумаешь, что эти бедные ирландцы, пересекая границу, идут на верную гибель.
– Не такую верную и не такие уж бедные, – возразила Ребекка. – Финансовая поддержка у них мощная. Миллионы долларов.
– Миллионы? – присвистнул Батлер. – Да ни за что не поверю. Тебе просто морочат голову.
– Вовсе нет. Их поддерживают очень богатые люди. Между прочим, один из них сейчас в Нью-Йорке. – Ребекка посмотрела на часы. – Половина третьего – значит, с минуту на минуту появится. – Я нарочно просила его немного задержаться, сначала хотела потолковать с тобой наедине.
– А кто это такой и что ему здесь нужно?
– Он принесет наличные за обмундирование. Мы вообще все расчеты ведем наличными.
– Ну, этого ты мне могла бы не говорить, – усмехнулся Батлер. – Ладно, в следующий раз, как окажусь в Англии, заеду во Францию. Когда тебе нужны эти пуговицы?
– Через месяц, самое большее – через полтора.
– Как зовут этого малого?
– Понятия не имею. Никогда не видела его в лицо. Мы общаемся только через районный штаб. Сам он заправляет всеми отделениями в штатах северо-востока, его кличка – Рыжий Хью. Подлинных своих имен они не выдают.
– Естественно. Рыжий Хью. Забавно.
Послышался стук в дверь, и в комнату заглянула секретарша.
– К вам пришли, миссис Кейси. Этот господин говорит, что у вас назначено с ним свидание.
– Пусть заходит.
Ребекка встала и одернула юбку. И тут он возник на пороге: рот до ушей, здоровый, как буйвол, – ничуть не изменился за двадцать лет, что прошли с того момента, когда она провожала его на войну.
Брайен Хью О’Нил!
Рыжий Хью – ну конечно же!
Ведь рассказывал он ей как-то о своем предке, легендарном ирландском герое Рыжем Хью О’Ниле, первом графе Тайроне. Ребекка отступила назад и, сдавив ладонями виски, прислонилась к столу, иначе наверняка бы упала.
– Быть того не может! Глазам своим не верю! Или ты – призрак?
Брайен расхохотался и, выставив вперед руки, кинулся к ней:
– Не обманывают тебя твои глаза, и никакой я не призрак. Давай-ка я тебя поцелую – и сама убедишься.
Ребекка, все еще не в силах прийти в себя от изумления, прямо утонула в его объятиях. Губы у него были холодные и мокрые от снега.
– Ну, Бекки, что теперь скажешь? Как в старые времена или не гожусь больше? – Брайен подмигнул Батлеру. – Была у нас с этой дамой в молодые годы интрижка, не правда ли, милая?
Бекки только тупо мотала головой и ощупывала его.
– Выходит, это действительно ты. О Господи! А ведь все говорили – ты убит.
– Как видишь, слухи о моей смерти сильно преувеличены. Как там Ларри? И насколько я понимаю, вы обзавелись парой крохотных Кейси?
– Ларри в отъезде, а девочек вряд ли можно назвать крохами. Одной восемнадцать, другой шестнадцать.
– Знаю. Дженни и Роза.
– И откуда же тебе это известно?
– Да я много чего о тебе знаю, Ребекка. И о тебе. И о Ларри. И о «Леви интернэшнл». Не надо было отбрасывать окончания. «Левиц» – это звучит. Перед тем как сделать заказ, я навел кое-какие справки. – Брайен снова посмотрел на Батлера. – Надежный малый?
– Дэн Батлер умеет хранить секреты. Дэн, познакомься с Брайеном О’Нилом.
Тот и не пошевелился, словно прилип к дивану, сжимая бокал и не отводя взгляда от Брайена. Вид у него был совершенно ошеломленный.
– В чем дело, Дэн? – недоуменно спросила Ребекка. – Почему ты так странно на него смотришь?
Батлеру пришлось несколько раз откашляться, чтобы слабо выдавить из себя:
– Когда он только вошел сюда, ты сказала, что это призрак. Ну так вот, он и есть призрак!
– Это как же понимать? – с любопытством осведомился Брайен.
– Видите ли, я близкий друг вашей семьи. Роджера и его жены Равены. Им сообщили, что вас убили в Сан-Франциско еще в семьдесят шестом году.
– Да, я знаю, – мрачно заметил Брайен, – и у меня были причины, чтобы они так и думали. Как Равена? И моя… – Брайен осекся. Моя дочь, едва не вырвалось у него. – Как Сабрина?
– Прекрасно, такая же красавица, как и ее мать. Сейчас она в Англии, у своих дедушки и бабушки, графа Тайрона и его супруги.
– Со своей матерью? – ровным тоном спросил Брайен.
– Вообще-то сначала они уехали с отцом. Равена последовала за ними только в сентябре прошлого года.
Роджер выдает себя за отца девочки! Вот это действительно удар. Брайен заметил батарею бутылок в баре.
– Я бы, пожалуй, выпил чего-нибудь. Можно, Бекки?
– Позволь поухаживать за тобой.
Собирая воедино сведения, полученные из разных источников, Брайен более или менее ясно сумел представить себе, что произошло после того, как ему пришлось спешно уехать с Мауи. Роджеру каким-то образом удалось отыскать Равену и убедить ее вернуться в Ричмонд. Несомненно, бумаги, свидетельствующие о его, Брайена, смерти, он состряпал сам – в полиции никаких сведений не было. И Равена, поверив ему, решила, что лучше всего будет, если они вернутся в Ричмонд, к ее семье.
Пока все понятно и объяснимо. Но за то, что она позволила Роджеру выдать себя за отца Сабрины, ей придется ответить!
Ребекка принесла ему выпивку.
– Спасибо, милая. – Он залпом проглотил содержимое бокала.
– И чем же вы были заняты все эти годы?
– Да так, то одним, то другим. В том числе золото мыл.
– Ну и как?
– Напал на богатейшую жилу в Блэк-Хиллз. Со временем мы с партнерами стали миллионерами. Я не хвастаюсь. Деньги мне принесло чистое везение, а не упорный труд. Но использовать их я собираюсь с толком, на хорошее дело, а не на собственные прихоти.
– Начиная с ИРБ?
– А, Бекки уже все вам рассказала?
– В самых общих чертах. Каковы ближайшие планы Братства?
– Извините, Дэн, – прищурился Брайен, – но это секрет. А как насчет пуговиц – получится?
– Нет проблем. Я на месяц ускорю свой отъезд в Англию. Следовательно, отплываю через две недели.
– Отлично. Чем раньше, тем лучше.
– А когда у вас крайний срок?
– Первого апреля.
Они заговорили о графике производства, доставке, цене и тому подобном. Через пару часов со всеми деталями было покончено. Батлер добавил всем вина, и разговор перешел на другие темы.
– Равена часто вспоминает вас, Брайен, – заметил Батлер. – Узнав, что вы живы и благополучны, она страшно удивится и обрадуется. Вы ведь дадите ей знать о себе?
Брайен промолчал. Откуда ему знать, насколько Равена посвятила его в их дела? У Батлера умные глаза и цепкий, хитроватый взгляд Чеширского кота. Откровенничать с ним не стоит. Брайен ушел от прямого ответа:
– Так ведь вы как будто сказали, что она с дочерью в Европе.
– Весной Равена собирается вернуться в Ричмонд.
– А как ее родители, герцог и герцогиня Ольстерские?
– Оба умерли.
– Печально. – Брайен опустил взгляд и подумал о собственных отце и матери. Им скорее всего тоже недолго осталось жить на этом свете. Слава Богу, хоть Сабрину успели увидеть перед смертью. Батлер говорит, Роджер отвез ее в Ирландию. Что ж, достойно похвалы, хотя такие поступки не в характере его дорогого братца.
– Не знаете, – спросил он Батлера, – мой брат пересек океан только для того, чтобы дать возможность родителям увидеть внучку, или у него были какие-то другие причины?
Батлер словно прочитал его мысли.
– Да, с годами Роджер делается добрее и мягче. Это была просьба вашей матери, и он поспешил ее исполнить. Так оно и было, можете мне поверить. Между прочим, он без ума от Сабрины.
Еще один удар. У Брайена язык к нёбу присох.
– Что, Роджер… любящий отец? – Брайен с трудом заставил себя выговорить эти слова. – Выходит, вы правы, с годами он действительно меняется.
Он посмотрел на часы:
– Очень жаль, что приходится прерывать эту приятную во всех отношениях беседу, но через полчаса у меня очередное свидание. Ребекка, отчего бы нам не поужинать сегодня вместе? Можно пойти во «Французскую таверну», вспомним молодые годы.
– Чудесно.
Брайен поцеловал Бекки в щеку и пожал руку Батлеру.
– Побыстрее, пожалуйста, с этими пуговицами.
– Можете на меня рассчитывать, – улыбнулся Батлер. – Возможно, в следующий раз встретимся в Ричмонде.
– Сейчас трудно сказать, это от многого зависит. – Брайен потер щеку. – Всего доброго. Ребекка, когда и куда заехать за тобой нынче вечером?
– Я буду готова к семи. Наш дом на углу Шестьдесят восьмой улицы и Пятой авеню. Скажешь кебмену, чтобы подвез тебя к особняку Кейси, этого достаточно.
Брайен отвесил глубокий поклон.
– Особняк Кейси, каково, Батлер? Эта дамочка кое-чего добилась в жизни, не так ли?
– Вроде бы не она одна, а, маленький мой ирландец-приказчик? – живо откликнулась Бекки, поворачиваясь к Батлеру. – Можешь себе представить, Дэн, – когда все мы гнули спину в Ист-Сайде, он твердил мне, что происходит из королевского рода; мы еще шутили над этим. А теперь выясняется, что это была вовсе не шутка. Да, ирландцы – та еще публика, как любил говаривать мой покойный отец.
У Брайена в глазах сверкнул огонек.
– Между прочим, насчет своих миллионов я пошутил.
– Ну да, и за обмундирование я должна буду платить из своего кармана.
– А что, это мысль, – рассмеялся Брайен. – Ладно, пока. Счастливого пути, Батлер. Бекки, заеду за тобой в семь.
Ужин во «Французской таверне» удался на славу. Брайен и Бекки непринужденно болтали, словно не двадцать лет, а двадцать дней прошло с их последней встречи. Оба охотно погрузились в воспоминания. Обильный ужин завершился кофе с коньяком. Оба оттаяли, размякли, и Брайен решил, что можно заговорить о том, чего они тщательно избегали на протяжении всего застолья.
– Помнишь пикник на Четвертое июля? – спросил он.
Бекки невинно взглянула на него своими огромными глазами:
– Четвертое июля – какого года? Мы в этот день всегда пикник устраивали.
Не дав ей убрать руку, Брайен накрыл ее своей большой ладонью и пристально взглянул прямо в глаза.
– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – негромко сказал он.
На щеках у Ребекки выступили красные пятна.
– Ну конечно, помню. Только джентльмену не пристало говорить о таких вещах.
– Много упреков на своем веку мне пришлось выслушать, но джентльменом еще никто не обзывал, – улыбнулся он.
– Брайен О’Нил, ты совершенно не переменился за эти годы.
– Да и ты тоже, Бекки. Все такая же красивая, как и в тот день, когда я поцеловал тебя на прощание на вокзале.
– Лжец! Я постарела и потолстела.
– Потолстела? – Брайен критически оглядел спутницу. На Ребекке было роскошное вечернее платье – последний крик парижской моды. Оставляя обнаженными плечи, оно слегка приоткрывало и грудь – как раз настолько, чтобы остальное дорисовало воображение. – Не знаю, не знаю, на мой вкус, в самый раз. Помнишь, я дразнил тебя жердью?
– Жердью я никогда не была. Стройная – вот как правильно будет сказать.
– Пусть так, – пожал плечами Брайен, – и все равно сейчас ты мне нравишься.
– Нехорошо так говорить, Брайен О’Нил. Я замужняя женщина, мать двух взрослых дочерей. И я счастлива в семейной жизни.
Тем не менее по сияющему виду Бекки нетрудно было догадаться, что ей приятно было услышать сказанное Брайеном.
– Ну и замечательно. Я рад, что у вас с Ларри все так хорошо сложилось. Он когда-нибудь рассказывал тебе, что однажды, когда мы с ним жили в квартире над магазином, у нас из-за тебя драка затеялась?
Прикрыв рот ладонью, Ребекка безудержно расхохоталась, даже плечи задрожали.
– Было дело. Ладно, давай оставим эту скользкую тему, поговорим о чем-нибудь другом.
– Ну что ж, вернемся еще немного назад. Итак, ты помнишь то самое Четвертое июля?
– Брайен, ты совершенно невыносим! – Ребекка высвободила руку и густо покраснела.
Он засмеялся и покачал головой:
– Что ж, не отрицаю. Дразнить тебя всегда было сплошное удовольствие – такую застенчивую, такую недотрогу.
На сей раз и в ее глазах мелькнула неуловимая лукавинка:
– Лучше бы я оставалась застенчивой недотрогой в то Четвертое июля.
– Чушь, – фыркнул Брайен. – В тот день нам обоим было хорошо, как, впрочем, и в последующие дни.
– Уже поздно, а на утро у меня назначены четыре встречи. Может, будем закругляться?
Игра окончилась. Но не насовсем, пообещал себе Брайен.
– Ну что ж. – Он жестом подозвал официанта. – Счет, пожалуйста.
На улице было холодно и, хоть снег кончился, дул пронизывающий ветер, да такой сильный, какой бывает только в настоящую пургу. В кебе Ребекка сразу закуталась в плед, заботливо приготовленный для седоков, но и это не помогло.
– Слышишь, как зубы клацают?
– Сейчас чего-нибудь придумаем. – Брайен взял оба пледа, сложил их вместе и, подоткнув со всех сторон, накинул разом на Ребекку и на себя. Теперь они сидели, тесно прижавшись друг к другу.
– Таким образом мы с большим эффектом используем внутренние запасы тепла, – пояснил он.
– Ах вот как? – Она повернулась к нему, и их глаза встретились. Брайен ощущал ее близкое дыхание.
– Но теперь ведь тебе на самом деле теплее, не отрицай, Бекки. Видишь, даже дрожать перестала.
– Не спорю, немного согрелась. Так лучше.
Рука Брайена скользнула под плед и легла ей на бедро.
– Когда доберемся до твоего дома, согреешься еще больше. Неужели тебе охота после этого забираться в холодную и пустую постель?
– Брайен, прошу тебя, не надо так говорить.
Но он знал, что это просто слова. Он чувствовал, как напрягается при его пожатии ее тугое бедро. И когда он наклонился и поцеловал ее, она не отстранилась. Поначалу губы ее были холодны, но к ним быстро вернулось тепло. Она застонала и ответно потянулась к нему.
Когда поцелуй оборвался, Ребекка зажмурилась и отвернулась. Из глаз у нее скатилось по слезинке. Подобно крохотным ледяным кристаллам, блестели они при загадочном свете прибывающей луны.
– Почему ты плачешь?
– Такой дешевкой себя чувствую. Я же замужняя женщина, у меня взрослые дети.
Брайен подавил улыбку. Замужняя женщина, взрослые дети!
– Замужество и дети не имеют к этому никакого отношения, Бекки. Ты зрелая, здоровая, красивая самка с потребностями и желаниями, свойственными любой женщине. Скажи честно, ведь отчасти ты потому так и надрываешься на работе, что она как бы заменяет тебе физическое удовольствие? Ларри постоянно разъезжает по делам фирмы. А от накладных да деловой переписки чувственного наслаждения все же не много, а, крошка?
Ребекка вытерла слезы перчаткой и снова повернулась к Брайену.
– Да как ты смеешь так говорить со мной, несчастный ирландишка?
Брайен откинул голову и расхохотался:
– Ну вот, наконец-то узнаю свою Бекки. Слушай, помнишь, как мы швырялись друг в друга подушками там, в мансарде? Самое подходящее занятие для такой холодрыги, как сейчас.
Бекки откинула покрывало и сбросила его руку с бедра.
– Какие там, к черту, игры, мне и без того уже жарко. – Она отодвинулась от него.
Экипаж остановился. Кебмен открыл окошко на крыше:
– Приехали. Особняк Кейси.
– Ну и?.. – Склонив голову набок, Брайен выжидательно посмотрел на Ребекку. Выражение лица у него было совершенно мальчишеское – искушающее.
Ребекка поджала губы и сурово произнесла:
– Брайен О’Нил, я не позволю тебе обращаться со мной, словно со шлюхами, каких у тебя наверняка навалом было за последние двадцать лет. Если ты хоть на секунду решил, что я расчувствовалась, слушая, как ты мне голову морочишь, если хоть на секунду подумал, что я позволю тебе забраться к себе в постель, то… – Бекки оборвала тираду и впилась ему в губы.
– Ну продолжай же, – сказал он, когда Бекки наконец оторвалась от него. – Если я хоть на секунду подумал, что ты позволишь мне забраться к тебе в постель, то…
Ребекка сдалась:
– Ладно, пошли. Поместим тебя в одну из гостевых спален и скажем прислуге, что поживешь у нас до отъезда из Нью-Йорка. Завтра можешь перевезти сюда вещи из гостиницы. Да, и еще одно: чтобы до рассвета вернулся к себе в комнату!
Брайен с улыбкой покачал головой:
– Госпожа начальница. Настоящий руководитель. Если решение принято, то выполнять его следует наилучшим образом.
Страсти в их объятиях не было, была какая-то горьковатая сладость. Брайен чувствовал себя блудным сыном, вернувшимся домой после долгого отсутствия. Да, вернувшимся в дом своей молодости, где можно потрогать вещи, которые сохранила для него в целости та, что не сомневалась: когда-нибудь он вернется.
Когда все кончилось, Ребекка уткнулась носом в подушку и заплакала.
– Что, совесть мучает? – Брайен нежно прижал ее к себе.
– Какая, к черту, совесть? Я вовсе не чувствую себя виноватой. Мне хорошо. Но и страшно тоже. Ну почему все имеет свой конец? Почему мы с тобой не такие, как прежде? Будь проклята война! Будь проклята старость!
– Да брось ты, детка, стареем мы только снаружи. А сердце никогда не стареет, особенно если добавить ему огня молодости. И не надо казнить себя за то, что вышла за Ларри. Так оно и должно было быть. Тебе с ним лучше. Мне бы никогда так не поставить дело.
Бекки еще крепче прижалась к нему.
– Ну же, Брайен, давай еще, я хочу тебя. Хорошо бы вообще не вылезать из постели, когда ты рядом.
– Боюсь, девочка, в таком случае у меня бы на борьбу с англичанами сил совсем не осталось, – засмеялся он.
Брайен прижался губами к ее левой груди, а ладонь, миновав округлость живота, проследовала ниже, остановившись на лужайке любви. Бекки нащупала ее и принялась водить вверх-вниз.
Брайен прожил в особняке Кейси три дня. Они с Бекки обедали у Дельмонико, ходили в театр и в оперу, слушали Джонни Линда – «шведского соловья», выступавшего в эти дни в концертных залах Нью-Йорка. А главное, занимались любовью.
В последнюю ночь Бекки долго не откликалась на его ласки. Он никак не мог ее расшевелить.
– Я не хочу, чтобы ты уходил, – сказала она наконец. – Внутри все так и переворачивается.
– Дорогая моя, мы же с самого начала условились, что это будет короткое и счастливое время. Так не порть же его напоследок. Завтра вечером я должен быть в Филадельфии, там собирается совет высшего командования.
– Я знаю. И саму себя презираю за слабость и скулеж. В других ведь терпеть такого не могу, и вот на тебе. Ну что я в тебя, на самом деле, вцепилась как кошка?
– Да не казнись ты. Привыкла командовать в своих делах – ну и командуй. Но тут твоя власть кончается.
– Все ясно, – улыбнулась она. – Но уж если так, давай доведем до конца, что начали. Пусть сегодня будет по-особому. Ложись и расслабься, вот так, на спину.
Она опустилась рядом с ним колени, и округлые груди ее покачивались над ним, словно спелые дыни. Одну руку она сунула ему между ног, другой поглаживала мускулистый живот. И все ниже, ниже склоняла голову, пока губы ее не нашли того, что искали.
Наутро перед отъездом Брайена они позавтракали в ее столовой.
– Хорошо путешествовать в такую погоду, – заметила Ребекка.
В городе после сильных холодов наступила оттепель, и с сосулек, свисающих с карнизов крыш подобно сталактитам, потоками стекала вода. Солнце светило вовсю.
– Насчет обмундирования, Бекки. Я дам тебе адрес, по которому со мной можно связаться.
– Раз уж о том пошла речь, мне тоже хотелось бы внести свой вклад в твое дело, Брайен. Если не возражаешь, я оплачу половину.
Он накрыл ладонью ее руку.
– Ты щедрая женщина, Бекки. Во всех отношениях. Мы очень ценим все, что ты для нас делаешь.
На пороге появился дворецкий и деликатно откашлялся:
– Ваш экипаж у подъезда, мистер О’Нил.
– Спасибо, Паркер. – Брайен вытер губы салфеткой и поднялся. – Не провожай меня, Бекки. Заканчивай свой завтрак. – Он наклонился и целомудренно поцеловал ее в лоб. – Жаль, что мы разминулись с Ларри. Передай ему привет. Может, когда все закончится, мы снова встретимся, на сей раз втроем.
– Буду ждать, Брайен. Ненавижу прощания.
– У жителей Гавайев есть на сей счет особое слово: «aloha». Переводить его можно как угодно – «привет», «пока», даже «храни тебя Бог».
– В таком случае – aloha, – улыбнулась Ребекка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненные цветы - Блэйк Стефани



Интересный роман, у автора главные героини по одному сценарию влюбляются в одних за других выходят замуж, от первых рожают детей и т.п. героини сексуально озабоченные в перерывах имеют по несколько любовников и так во всех ее романах.
Огненные цветы - Блэйк СтефаниМилена
15.01.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100