Читать онлайн Огненные цветы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненные цветы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненные цветы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненные цветы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Огненные цветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Этот человек появился через шесть месяцев после того, как Брайену пришлось столь срочно покинуть Мауи. Равена с Сабриной покачивались в гамаке на веранде, потягивая ледяное кокосовое молоко. Увидев всадника еще издали, Равена на какой-то момент приняла его за Брайена. Она вскочила на ноги, чувствуя, как сердце трепещет в груди, будто подстреленная птица.
Сабрине тоже так показалось.
– Папа! – радостно вскрикнула она и помчалась к дороге.
– Стой! Немедленно вернись назад! – одернула ее Равена.
Девочка остановилась и, широко раскрыв рот, оглянулась на мать. Никогда еще она не разговаривала с ней в таком тоне.
– Иди сюда, Сабрина!
– А что такое, мама? – Она неохотно двинулась к дому. – Почему ты рассердилась? Что я такого сделала?
– Извини, мне не следовало повышать на тебя голос. – Равена спустилась и обняла дочь за плечи. Теперь они вместе смотрели на приближающегося всадника. Не доезжая до них примерно ста ярдов, он снял широкополую шляпу, какие обычно носят в тропиках, и отер пот со лба.
– Волосы! – воскликнула Сабрина. – Папа перекрасил волосы. Теперь они у него светлые!
– Да нет, родная. – Равене пришлось призвать на помощь все свои силы, чтобы говорить ровным тоном. Чтобы не убежать в дом, не запереть дверь накрепко и никого не впускать. – Это не папа. Это дядя Роджер.
– Дядя Роджер? Ты никогда о нем прежде не говорила.
– Да как-то все к слову не приходилось. Он живет Бог знает как далеко отсюда, и мы даже представить не могли, что он очутится в этих краях. Собственно, мы даже не знали, жив ли он.
Равена привлекла к себе дочь и, закусив губу, попыталась взять себя в руки. Плечи расправлены, подбородок вздернут, взгляд немигающе застыл.
Мужчина соскочил с седла, привязал лошадь к забору и не спеша двинулся к дому. Улыбка медленно озарила его лицо. Подойдя вплотную, он прижал шляпу к груди и отвесил изящный поклон.
– Ты по-прежнему прекрасна, Равена. А ты, – повернулся он к девочке, – как две капли воды похожа на маму. Ведь тебя Сабриной зовут, верно?
– Да, сэр, – глядя на него округлившимися, как блюдца, глазами, чуть слышно прошептала девочка.
– Откуда ты узнал ее имя, Роджер? – Равена еще крепче прижала к себе дочь. – И вообще что мы здесь живем?
Вел себя Роджер совершенно непринужденно, словно сосед, остановившийся по дороге поболтать с приятелем.
– Это было нелегко. По крайней мере вначале. Но стоило напасть на след, как все стало на свои места. Все началось с записи, которую я нашел в книге у брата. В Ричмонде утратили почти всякую надежду снова увидеть тебя. Но никто не забыл. Больше десяти лет прошло, а на всяких светских раутах по-прежнему звучит твое имя. Два года назад мне пришло в голову обратиться в агентство Пинкертона. – Роджер помрачнел. – Если уж они так славно поработали на Эйба Линкольна, решил я, то тебя найти – для этих парней сущий пустяк.
Тем не менее сделать это удалось не сразу. Пинкертон напал на след того капитана и его жены. Оба оказались людьми не слишком-то разговорчивыми, но тут на сцене появился некий моряк, востребовавший свои тридцать сребреников. После этого все стало просто. Смотрю, Брайен изрядно преуспел за эти годы. – Роджер восхищенно огляделся. – Да и знаменитостью сделался, на Гавайях только о нем и говорят. Правда, по-разному. – Роджер иронически сощурился и покачал головой. – С таким нравом долго на свете не проживешь.
– Смерть того человека была случайностью.
– Это уж точно, у моего дорогого братца в жизни одни случайности. Или, скорее, были случайности.
Равена испуганно прижала руку к горлу.
– Были? – едва выговорила она.
Роджер растрепал длинные волосы Сабрины.
– Не возражаешь, милая, если мы с мамой немного поговорим наедине?
– Да, родная, – сделала над собою усилие Равена, – ступай на кухню, и пусть Сьюзи даст тебе молока с печеньем.
Девочка взбежала по ступенькам в дом.
– Заходи, Роджер, присаживайся. – Равена последовала за ним и буквально рухнула в гамак. Роджер сел напротив в плетеное кресло.
– Что с Брайеном?
Роджер вздохнул и сказал с необычной для себя мягкостью:
– Жаль, что именно мне приходится быть вестником несчастья. Понимаю, что от этого тебе только тяжелее. Брайен мертв.
Равена даже не пошевелилась.
– Я не верю тебе. Он жив.
– Подумай сама, – хладнокровно продолжал Роджер, – разве я появился бы здесь, будь он жив? На край света бы за ним пошел, лишь бы задушить собственными руками.
В этих словах была своя правда. У Роджера мстительная душа, Брайен всегда это говорил.
– На-ка почитай, это доклад Пинкертона. – Роджер достал из кармана конверт, извлек из него несколько листов бумаги и передал Равене.
Руки у нее не тряслись, но внутри словно все выжгло. Равена отложила верхние страницы – там содержался отчет об их с Брайеном путешествии на «Западном ветре» и, далее, о жизни на Мауи.
Дальше говорилось:
«15 октября в потасовке, возникшей в кафе «Ячменное зерно» на набережной в Сан-Франциско, был убит некто Барри Ларкин. Судя по документам, обнаруженным у убитого, это был матрос торгового флота, служивший на «Нелли Блай». Но в результате допроса, учиненного местными властями капитану Лайму Кейси, выяснилось, что под именем Ларкина скрывался некто Брайен О’Нил, находившийся в розыске за убийство».
Дочитав до конца, Равена вернула бумаги Роджеру.
– Мне жаль, что все так получилось, – сказал он. – Поверь, действительно жаль. Я предпочел бы сам с ним расправиться.
– Да, этому я верю, – глухо сказала Равена. – На тебя это очень похоже. – Она подозрительно посмотрела на него. – Но здесь-то тебе что нужно, Роджер? Эти бумаги можно было послать и по почте.
– Дело не в бумагах. Я хочу, чтобы ты вернулась со мной в Ричмонд.
– Шутишь? – Смех ее прозвучал как из могилы.
– Ничуть.
– Об этом не может быть и речи.
– Подумай о ребенке. Пока Сабрина маленькая, все нормально, можно жить этой деревенской жизнью. Но скоро она будет девушкой и неужели не заслуживает того же воспитания, что у тебя было?
– На Гавайях есть отличные школы. – Но Равена уже явно колебалась.
И тут Роджер нанес удар в самое слабое место:
– Подумай и о своих родителях, Равена, они глаза по тебе выплакали. Герцог перенес пневмонию, у него слабое сердце. Сколько бы ему ни осталось на этом свете, ты могла бы скрасить его последние дни. А ребенок так вообще будет деду и бабушке как свет в окне.
Это решило дело.
– Ладно, едем. Но отец девочки – Брайен, это, надеюсь, ясно?
– Естественно, но мы выдадим Сабрину за мою дочь.
– Нет, пусть все знают правду.
– И пусть твоя дорогая Сабрина до конца жизни будет ходить с клеймом незаконнорожденной?
– Снова твоя взяла, Роджер. Со временем она привыкнет и будет называть тебя отцом.
– Я и стану ей отцом. Можешь положиться на мое слово, я буду обращаться с ней как с собственным ребенком. Вот увидишь, я заставлю ее полюбить себя.
Глаза у Равены наполнились слезами. Она прикрыла лицо ладонями и прошептала:
– Брайен…
– В четверг из Гонолулу в Штаты возвращается прогулочный корабль.
– Не получится, слишком много дел. Надо продать плантацию.
– Вчера я разговаривал на Оаху с поверенным Брайена. Этот мистер Ньютон сделает все что надо. Один из его клиентов ищет, во что бы вложить деньги, так что насчет цены споров не будет. Во всяком случае, так считает поверенный.
Этот непререкаемый тон возмутил Равену.
– Да как ты смеешь, Роджер О’Нил, – взорвалась она, – совать свой длинный нос в мои дела?!
– Прошу прощения, но мне казалось, что лучше выяснить все до нашей встречи. А теперь, наверное, надо обо всем рассказать Сабрине?
– Да. Но позволь уж мне самой это сделать.
Равена поднялась и медленно, с трудом переставляя ноги, двинулась в дом.
Сабрина приняла весть о смерти отца с тем здоровым фатализмом, что вырабатывается у детей ее возраста. Она проплакала весь остаток дня, запершись у себя в комнате.
Назавтра она успокоилась и даже немного повеселела, хотя к столу спустилась только вечером, пропустив и завтрак, и обед.
А еще через день уже играла на лужайке с Донни и Роджером. Равена вынуждена была признать, что он быстро завоевывает сердце девочки. Может, дело тут было в том, что дядя так походил на отца.
Уже к четвергу Сабрина приучила себя обращаться к Роджеру с почтительным «отец».
Равена не возражала. В одном Роджер прав: Сабрине нужны дом, семья, друзья. И несправедливо лишать ее любящих деда с бабкой.
Потом было трогательное прощание со Сьюзи и Лумом. Равена звала их с собой в Ричмонд, но они слишком любили Гавайи. Однако Донни, верный друг, отправился с ними. Роджер возражал и согласился в конце концов, только когда Сабрина заявила, что, если Донни останется, она в жизни не назовет его больше отцом.
Дорога в Ричмонд казалась бесконечной. Сначала долгий переход морем до Сан-Франциско, потом – на поезде, через весь континент.
У них было все, что можно купить за деньги, но в тесном купе вагона Равену постоянно терзала боязнь замкнутого пространства.
– Знаешь, детка, – говорила она Сабрине, – после стольких лет свободы, когда вокруг тебя только море, а над головой – небо, чувствуешь себя здесь словно в цепях.
– А мне нравится, мама. – Сабрину буквально завораживали гигантские просторы, которые им пришлось пересекать. Снежные пики гор, казалось, врезались в самое небо. Бездонные ущелья. Океаны высокой травы, колебавшейся на ветру, как волны. Каменные утесы, напоминавшие церковные шпили, казались изваянными, созданными ледниками, ветром и водой. Огромные стада мирно жующих траву бизонов и дикие лошади, не отстающие от поезда.
На закате второго дня этого кружного путешествия, что сначала должно было привести их в Чикаго, затем в Нью-Йорк и, наконец, в Ричмонд, поезд остановился в городке Уилкокс, штат Вайоминг, чтобы взять новых пассажиров.
Начальник станции едва ли обратил внимание на черноусого мужчину в грубой одежде и огромной ковбойской шляпе, в последний момент забравшегося в дальний конец багажного вагона.
Равным образом и пассажиры первого вагона почти не заметили модно одетого господина в котелке, усевшегося на свободное место у самой двери.
Полчаса спустя, когда поезд приближался к железнодорожному переезду, машинист потянул за дроссель.
– Красный горит, – бросил он кочегару. – Похоже, что-то не так.
От резкого торможения из-под колес полетели искры, и поезд остановился. Целиком поглощенные тем, что происходит впереди, ни машинист, ни кочегар не заметили, как на тендере мелькнула смутная тень. С кошачьей ловкостью некто скользнул в кабину паровоза. В затылки машинисту и кочегару уперлось по шестизарядному кольту.
– Делайте, что вам велят, и останетесь целы, – послышалась резкая команда.
Меж тем севший в первый вагон модно одетый господин в длиннополом пальто с бархатными лацканами вскочил на ноги и направил на пассажиров дуло пистолета.
– Это засада, ребята. Спокойно, не надо паники, и пусть никто не геройствует. В поезде у меня много друзей.
Не имея ни малейшего представления о происходящем, Равена с Сабриной у себя в купе готовились пойти в вагон-ресторан.
– Может, паровоз сломался? – предположила Сабрина.
– Да нет, детка, вряд ли, – успокоила ее мать. – Скорее всего корова или какое-нибудь другое животное попало на рельсы. Роджер говорит, что такое случается сплошь и рядом. Поэтому эту штуковину, что приделана спереди к паровозу – видела, она на плуг похожа? – называют «ловушкой для коров». Сейчас спрошу кондуктора…
Не успела Равена окончить фразу, как дверь в купе широко распахнулась и на пороге показались двое мужчин. На обоих были котелки, в руках – пистолеты.
Сабрина вскрикнула от страха и спряталась за спину матери. Та не утратила хладнокровия.
– Это как же следует понимать? – резко спросила Равена.
– Как вооруженное ограбление, – любезно откликнулся гладко выбритый мужчина.
– Вон отсюда!
– Слушаю и повинуюсь, мэм, но прежде отдайте ваши деньги и драгоценности.
В коридоре послышались чьи-то торопливые шаги. Демонстрируя высокий уровень профессионализма, явно свидетельствующий о богатом опыте, налетчики мгновенно заняли место по обе стороны двери и вжались в стену.
На пороге появился Роджер.
– Равена, все в порядке? Быстро в туалет! И запри дверь!
Равена и слова не успела сказать, как Роджер уже был в купе. Мужчина в длинном пальто зашел ему за спину и с силой ударил рукояткой по затылку. Роджер без сознания рухнул на пол.
Равена пришла в ярость.
– Ах ты, трусливое животное! – Она изо всех сил ударила бандита по лицу. Тот от неожиданности и боли подался назад.
– Сука! – прохрипел он. – Сейчас я тебя… – Он снова поднял пистолет, но чисто выбритый быстро встал между ним и Равеной.
– Спокойно, Кид. Мужества этой маленькой леди не занимать. И это мне нравится. – Он улыбнулся, демонстрируя безупречно ровные зубы и ямочки на щеках. На вид, прикинула Равена, вполне симпатичный господин, вовсе не похож на преступника. Он нагловато оглядел ее своими пронзительно-голубыми глазами. – Беру свои слова назад, – протянул он. – Там, где надо, вы вовсе не маленькая.
Ответом послужила пощечина посильнее той, что заработал его сообщник.
– Ты прав, Буч, – ухмыльнулся усатый. – Храбрости этой дамочке действительно не занимать.
Тот потер горящую щеку и посмотрел на нее, на сей раз хмуро:
– Ладно, мэм, пора кончать с этими играми, времени нет. Выкладывайте все, что у вас есть.
– Мамочка, ну пожалуйста, сделай, как он велит! – Сабрина кинулась к матери на грудь. Видя, что девочка близка к истерике, Равена покорилась.
– Берите! – резко бросила она. – Шкатулка с драгоценностями в багажном отделении, над верхней полкой.
У Равены даже сердце защемило. В шкатулке хранились самые дорогие для нее вещи. Не просто в смысле стоимости: с этими вещами она, будь ее воля, не рассталась бы ни за какие деньги. Серьги, браслет и ожерелье, которые мать подарила ей Бог знает сколько времени назад, в тот памятный вечер, когда вице-король устраивал бал в своем дворце. И еще ожерелье из мелких, оправленных в золото изумрудов и кольцо с солитером. Их подарил ей Брайен два года назад на день рождения.
– Глянешь – ну прямо Изумрудный остров, – усмехнулся тот, кого назвали Бучем.
Глядя, как он роется в шкатулке, Равена с трудом удержалась от слез.
Буч же, поднеся изумрудное ожерелье поближе к свету, даже присвистнул от восхищения.
– Настоящее сокровище! На четыре-пять тысяч потянет, не меньше.
– Семь, – процедила Равена, – да и то пришлось поторговаться с одним продавцом из Макао. Вы лишены всякого вкуса, мистер…
– Кэссиди, мэм, но друзья зовут меня просто Бучем.
– В таком случае я буду называть вас мистером Кэссиди. Полагаю, бессмысленно обращаться к вашей совести? Эти вещи мне дороги, так дороги, что в цифрах их ценности не выразишь. Их подарил мне на день рождения покойный муж, которого я любила больше всего на свете… – Равена выжидательно замолчала.
Кэссиди положил драгоценности назад, в шкатулку из слоновой кости, поморщился и потер затылок.
– Видите ли, миссис…
– О’Нил.
– Видите ли, миссис О’Нил, в моем ремесле действительно нельзя позволять себе такую роскошь, как совесть. Ограбления в поездах отнимают много времени. Это ведь вам не просто так – сидишь вечером перед горящим камином и говоришь: «Эй ребята, а не взять ли нам поезд?» Недели уходят на то, чтобы все спланировать и подготовиться как следует. Так что если всякий раз уступать красивым женщинам вроде вас, без гроша в кармане останешься.
Улыбка у него была неотразимая, а неторопливая, спокойная манера речи чем-то напоминала Брайена. Встреться они при других обстоятельствах, этот мужчина даже понравился бы Равене.
– Пусть так, но имейте в виду, мистер Кэссиди: с этими вещами уходит и часть меня самой.
– Понимаю, – протянул Кэссиди вроде бы с некоторой долей искреннего сочувствия. – Знаете, миссис О’Нил, совесть, что бы вы там по этому поводу ни думали, у меня есть. Однако…
– Довольно, Буч, – с раздражением перебил его напарник. – Нет у нас времени на всякие там церемонии.
– Ты прав. – Кэссиди сунул шкатулку в широкий карман пальто. – Всего хорошего, миссис О’Нил, рад был познакомиться с вами. – Он приподнял котелок.
Равена уложила дочь на полку.
– Ничего, ничего, малышка, все будет хорошо. Полежи пока.
– У меня голова разболелась, мамочка.
– Сейчас положу холодный компресс.
Равена плеснула немного воды из графина на два полотенца и приложила одно к пылающему лбу девочки. Потом наклонилась и накрыла другим шишку размером с доброе яйцо на затылке Роджера. Он лежал не шевелясь, так что Равена даже забеспокоилась, уж не умер ли. Она взяла его руку и нащупала пульс. Слава Богу, Роджер был жив.
Снаружи, за окнами поезда, творилось нечто невообразимое. Били копытами лошади. Доносилась беспорядочная стрельба. Время от времени поезд дергался и тут же снова останавливался. Вызвано это было, как впоследствии выяснилось, тем, что люди Кэссиди пытались отцепить почтовый вагон, находившийся непосредственно перед последним, товарным. Сам Кэссиди пошел вперед, к локомотиву.
– По сигналу – два выстрела подряд в воздух – трогай, – велел он машинисту.
После этого Кэссиди вернулся назад, где Санденс Кид уже отдавал распоряжение взорвать бронированную дверь почтового вагона.
– Минуту, дело есть.
Он поднялся по ступенькам спального вагона, где ехала Равена, и прошел узким коридором к ее купе. Дверь была закрыта. Кэссиди вежливо постучал.
– Ну что вам еще нужно? – удивленно посмотрела на него Равена.
– По-моему, там, в следующем вагоне, нуждаются в вашей помощи. Рожает молодая женщина. Наверное, из-за всей этой кутерьмы начались преждевременные схватки.
– Последний вы негодяй, отбросы общества, мистер Кэссиди, – злобно сказала Равена. – Да как вы смеете пугать женщин и детей?
– Не стану отрицать, – понурил он голову. – Но ведь вы поможете ей, миссис О’Нил?
Равена обернулась. Сабрина спала. На верхней полке лежал пришедший в себя Роджер.
– Вынуждена согласиться. Я ведь человек, а не животное вроде вас. Погодите, только жакет накину.
Она открыла дверцу шкафа, расположенного рядом с полкой Сабрины, затем наклонилась и прижалась щекой ко лбу девочки. Жар как будто спал.
– Мама, мне приснился Донни, – пробормотала в полудреме Сабрина. – Он цел?
– Да, дорогая, цел и невредим. Пару часов назад я ходила к нему, накормила и дала воды. Проводник багажного вагона – славный человек, он любит собак не меньше нас с тобой. Он даже выпускает Донни из будки и дает ему побегать по вагону, когда поезд идет. А теперь спи. Маме нужно кое-чем заняться.
Она последовала за Кэссиди в переднюю часть вагона. В тамбуре он оглянулся на нее.
– Вы замечательная женщина, миссис О’Нил.
– А вы самый гнусный тип, какого я имела несчастье встретить в этой жизни. Ладно, где наша роженица?
– Да нет никакой роженицы, – осклабился Кэссиди. – Просто мне надо было поговорить с вами с глазу на глаз.
– С меня довольно. – Равена тронулась было назад, но он перехватил ее.
– Выслушайте меня, миссис О’Нил. Это по поводу ваших драгоценностей. Я все думаю…
– Думаете? Что-то новенькое.
– …о ваших словах – как, мол, дороги вам эти вещицы. Действительно думаю, не смейтесь. Лишать их вас было бы позором.
Равена с изумлением посмотрела на него:
– Смотри-ка, а в вас, оказывается, есть нечто человеческое. – Она протянула руку. – Давайте.
– Да нет, – прищурился Кэссиди, – боюсь, вы меня не поняли. Я вовсе не собираюсь возвращать вам драгоценности. Вместо этого я забираю с ними вас.
– Сукин сын! – прошипела Равена и, словно дикая кошка, бросилась на него. Ногти вонзились в щеки, удар коленом пришелся прямо в пах. Ему с трудом удалось заломить ей руки за спину. Но и теперь Равена продолжала пинать его ногами по голеням и коленям.
– Ко мне! – заорал Кэссиди. – Эй, Логан, Карри, кто там еще, на помощь! Да поживее, а то она убьет меня! – В конце концов Равену усмирили, связав ей руки и ноги обрывком лассо. – Давайте ее на мою лошадь, – скомандовал Кэссиди и отправился на помощь Санденсу.
– Динамит заложен?
– Можно подрывать. Но на кой черт тебе понадобилось разыгрывать эту дурацкую комедию?
– Это ты о женщине? Но ведь я уже говорил: она не только красавица, каких мне в жизни видывать не приходилось, но и настоящий огонь. Тигрица. Люблю таких.
– Люби не люби, – фыркнул Санденс Кид, – а эта женщина твоей не будет. Неужели не понятно? Да ты хоть в зеркало на себя посмотри – словно провел ночь в спальном мешке с рысью.
– Ничего, дай срок – обломаю, – хмыкнул Кэссиди. – Ладно, за дело.
Раздался взрыв, и стальная дверь почтового вагона разлетелась на кусочки. Охранник уцелел, но лежал без сознания. Его поспешно связали. Затем таким же манером подорвали дверцу сейфа. И какая же сладостная картина открылась жадным взорам! От пола до потолка – ровные упаковки денег, все в мелких купюрах.
– Вот это да! Наконец-то повезло по-настоящему, – восхищенно проговорил Кид.
– Ты даже не представляешь себе, насколько, – откликнулся Буч и бросил беглый взгляд на Равену, лежавшую поперек седла – так индейцы увозят женщин, похищенных у враждебного племени.
Он вытащил из кобуры пистолет и дважды выстрелил в воздух. Машинист откликнулся на условный сигнал протяжным свистком паровоза, вагоны дрогнули, колеса заскрипели на стыках рельс, и поезд медленно двинулся вперед.
Дождавшись, пока он пересечет мост, Буч дал в воздух еще два выстрела. Участники банды, укрывшиеся на подступах к опорам моста, подожгли фитиль и бросились врассыпную. Спустя несколько минут вверх взметнулся вихрь пламени и дыма.
Когда дым рассеялся, никакого моста уже не было. Вот так и действовала обычно банда Буча Кэссиди. Теперь можно спокойно ознакомиться с содержимым сейфа и оценить размеры добычи, не опасаясь, что пассажиры, у которых может оказаться оружие, да обслуга поезда организуют сопротивление и либо устроят засаду, либо загонят в логово, где укрывалась банда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненные цветы - Блэйк Стефани



Интересный роман, у автора главные героини по одному сценарию влюбляются в одних за других выходят замуж, от первых рожают детей и т.п. героини сексуально озабоченные в перерывах имеют по несколько любовников и так во всех ее романах.
Огненные цветы - Блэйк СтефаниМилена
15.01.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100