Читать онлайн Огненные цветы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненные цветы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненные цветы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненные цветы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Огненные цветы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

На протяжении первых трех недель плавания «Западный ветер» преследовали всевозможные неудачи, в результате чего расчетное время пути заметно увеличилось. Однажды ночью отлетел бан, держащий парус, и, пока его искали, оторвавшийся парус беспомощно трепыхался на ветру.
В помещении, где хранились краски, вспыхнул пожар.
В другой раз, тоже ночью, загадочным образом ослабли ванты и штаги.
Как-то в полдень Брайен, готовясь принять вахту, подошел к столу вычислить по карте широту и долготу места, где в данный момент находилось судно.
– Ничего не могу понять! – воскликнул он.
Равена, возившаяся неподалеку с его мундиром, подняла голову:
– Что-нибудь не так?
– Получается, что мы отклонились от курса на двадцать три градуса. Но ведь этого просто не может быть.
Брайен вновь принялся водить циркулем по карте. Вид у него был совершенно растерянный.
– Наверное, все-таки где-то ошибся. Двадцать три градуса. Пойду поищу капитана. Ну что, справилась наконец с этими пуговицами?
Капитана Свифта его нервозность скорее позабавила, чем насторожила. Он хлопнул Брайена по плечу:
– Неудивительно, что вы так нервничаете, друг мой, столько всяких бед свалилось. Мне самому это чувство хорошо знакомо. Пошли, вместе посмотрим, где вы там напутали, полковник.
Капитан поднялся на мостик и тщательно проверил показания приборов. Затем вернулся к себе в каюту и отметил положение судна на карте. Улыбка постепенно сползла у него с лица, уступив место выражению растерянности и тревоги.
– Боюсь, вы правы, полковник О’Нил. Ваши вычисления безупречны. Надо немедленно во всем разобраться. – Он вытащил из ящика стола компас. – Прошу вас срочно вызвать на мостик мистера Карсона, боцмана Принса и его помощника.
Через четверть часа все собрались у штурвала, наблюдая, как капитан Свифт сравнивает показания компаса, укрепленного на нактоузе, со своим карманным компасом.
– Как видите, господа, стрелка нактоуза сдвинута на два деления. К юго-западу.
– Может, ваш компас неисправен, сэр? – предположил Карсон.
– Сейчас проверим. Принс, у вас компас с собой?
– Так точно, сэр. – Могучего телосложения боцман протянул капитану свой компас. Свифт сверил положение стрелок на всех трех. Все подтвердилось.
– Да, отклонение на два градуса. Мистер Принс, попрошу вас снять компас с нактоуза.
Вместе с помощником боцман вынул внушительных размеров компас из паза и аккуратно положил на пол. Раздался негромкий звон. На ярком солнце грозно поблескивала какая-то железка.
– Это обломок ножа. – Брайен нагнулся, поднял стальную пластинку и вытянул открытую ладонь, чтобы всем было видно.
При общем молчании капитан Свифт взял ее у Брайена и поднес к компасу, лежавшему на палубе. Стрелка послушно вернулась на свое место.
– Два градуса, секунда в секунду, – угрюмо заметил Свифт и разразился такими неистовыми проклятиями, что услышала вся команда. Ничего подобного не было с того самого момента, как на борт ступила его жена. Даже Мэри Свифт и Равена в испуге выскочили из своих кают.
Капитан схватил рулевого за ворот и яростно встряхнул его:
– Ну, Флинт, что скажешь?
– Да ничего, сэр, видит Бог, я в этом не виноват. – Рулевой дрожал от страха как осиновый лист. – Честное слово, сам ничего не могу понять.
– Кого ты нынче утром сменил за штурвалом?
– Бенсона, сэр, Чарли Бенсона.
– Мистер Принс, – скомандовал капитан, немедленно отправляйтесь в кубрик и приведите сюда Бенсона. Живо!
– Странная, знаете ли, штука, сэр, – заговорил помощник боцмана Бонни. – Когда склянки пробили три, я поднялся проверить этот чертов бон. Бенсон попросил меня на пару минут сменить его у штурвала, мол, облегчиться надо…
– А на самом деле пошел за ножом, – прервал его Свифт. – Отставить, боцман. Давайте-ка спустимся в кубрик вместе и устроим Бенсону небольшой сюрприз. Быть может, он не выбросил оставшуюся часть лезвия, и тогда она наверняка у него под матрасом либо в сумке. Если же нет, обыщем весь корабль. Это явная и злонамеренная диверсия.
Карсон отошел немного в сторону и, уцепившись за верхнюю перекладину, прислонился к перилам полуюта.
– В голове не укладывается, капитан, – небрежно обронил он. – Ну кому, право, понадобилось устраивать диверсию на «Западном ветре»?
– Именно это и я собираюсь выяснить, мистер Карсон. Пошли.
Спустившись с мостика, Брайен увидел Равену. Она стояла чуть в стороне, у перил, рядом с Мэри Свифт. Он поймал ее взгляд, но даже не остановился. Ситуация складывалась слишком серьезно, чтобы тратить время на пустые разговоры. Женщины и сами почувствовали это.
Одно только не понравилось Брайену. Равена посмотрела вслед не ему, а Карсону.
Брайену стало ясно, что штурвальный ночной вахты не имеет ровно никакого отношения к саботажу, уже в тот самый момент, как Свифт приступил к допросу.
– Жизнью матери клянусь, сэр, что для меня это такая же загадка, как и для вас, – искренне проговорил Бенсон. – Да кому на судне прок от таких фокусов? Мы и так опаздываем и, стало быть, каждый лишается премиальных!
Логика неотразимая.
– Спасибо, Бенсон, – сказал капитан Свифт и, оборачиваясь к другим, уныло добавил: – Что ж, примемся за поиски.
Они прочесали весь корабль, заглянули во все уголки, перерыли все сумки, ящики для обуви, шкафы. Ножа и в помине не было.
– Должно быть, капитан, тот, кто это сделал, выбросил нож в воду, – подвел итог боцман.
– Он прав, сэр, – поддержал его Брайен.
Капитан Свифт устало кивнул:
– Скорее всего так. Все свободны, господа. – Ссутулившись, он направился к себе в каюту.
Через пару часов, когда Брайен прилег поспать, Равена нанесла визит в каюту первого помощника капитана Карсона.
– Войдите, – услышав стук, немедленно откликнулся он.
Голый по пояс, Карсон сидел на койке. В одной руке у него была початая бутылка, в другой сигара. При виде Равены он удивленно вытаращил глаза.
– Вот это гостья. Рад видеть вас, миссис О’Нил. Прошу. И прикройте, пожалуйста, за собой дверь. – Он встал и поклонился.
– Дверь останется открытой, мистер Карсон.
– Как вам будет угодно. – Он неуверенной походкой приблизился к Равене, и только тут она заметила, что Карсон пьян. Глаза у него налились кровью, а запах бренди был ощутим с трех футов.
– Соскучились, дорогуша? – с самодовольной ухмылкой спросил Карсон. – Что случилось – совсем загоняли своего муженька? То есть, извините, я хотел сказать – дружка?
Равена сделала шаг вперед и изо всех сил влепила ему пощечину.
– Мерзкая свинья!
Карсон пошатнулся и рухнул на койку.
– Какого черта!
Равена подошла поближе и, скрестив на груди руки, сказала:
– Я все видела, мистер Карсон. Видела, как вы выбросили нож в воду.
Карсон мигом протрезвел. Ухмылка сползла с лица, и даже глаза прояснились.
– Да у вас галлюцинации, миссис О’Нил. Пожалуй, вы нуждаетесь в этом зелье больше моего. – Он протянул ей бутылку.
Равена ударила его по руке, и бутылка со звоном упала на пол. Яростно сверкнув глазами, Карсон подался к ней. Равене удалось увернуться, и, нагнувшись, она схватила бутылку за горлышко. Низ откололся, так что если бы Карсон вздумал напасть на нее, то врезался бы лбом прямо в зазубрины трехдюймовой длины.
– Проклятая ведьма! – прошипел он. – Вас следовало бы на рее повесить!
– Это вас повесят на рее, когда капитан узнает, кто испортил компас.
– Да вы рехнулись, – иронически прищурился Карсон. – Почему же тогда вы, а не капитан Свифт явились сюда?
– А потому что я ничего не могу доказать, и вы это знаете. И все же хотелось бы понять. Зачем вам это понадобилось, мистер Карсон?
– Я уже сказал вам, – набычился Карсон, – ничего не было. Все это ваши фантазии. Впрочем, допускаю, что мне попалась какая-то железка, ну я и вышвырнул ее за борт. Разве упомнишь?
В этот момент клипер неожиданно дал крен, и Равена, вытянув руки, непроизвольно шагнула вперед. Карсон живо пригнулся, схватил ее за руку, в которой была бутылка, и резко вывернул кисть. Равена вскрикнула от боли и выпустила оружие. Другой рукой Карсон обхватил ее за талию и грубо притянул к себе. Она изо всех сил отбивалась, но силы были явно не равны. Впившись Равене в губы, Карсон запустил руку ей под юбку.
Действуя свободной рукой, она вцепилась ему ногтями в щеку. Карсон откинул голову и заревел, как раненый бык.
– Сука! – Сильный удар отбросил Равену к стене. Она стукнулась затылком и, почти теряя сознание, слабо пыталась помешать ему задрать ей юбку.
От вида стройных мраморно-белых бедер, полного тела, затянутого в комбинацию из розового шелка, которые с недавних пор, по парижской моде, начали носить самые смелые из ричмондских красавиц, Карсон и вовсе потерял голову.
Он принялся поспешно стягивать брюки, и тут Равена обрела дар речи. Ее крик, говорил потом Брайен, и мертвого бы поднял из могилы.
Карсон, приспустив брюки до колен, уже наклонился над своей жертвой, когда в каюту ворвался О’Нил.
Происходящее привело его в неописуемую ярость.
– Мерзкий ублюдок!
Он схватил первого помощника за плечо, швырнул на койку, перевернул и двинул коленом в пах. Карсон вскрикнул и перегнулся пополам. Следующий удар коленом пришелся в лицо. Этого было достаточно, но Брайен не дал ему упасть. Схватив Карсона за волосы, он вздернул ему голову и нанес мощный удар в и без того уже расквашенный нос. Карсон мешком свалился на пол и, казалось, потерял сознание.
Брайен взял Равену за руку.
– Пошли отсюда, а то я не выдержу этой вони. – Он нагнулся и на прощание плюнул Карсону в лицо.
– Чего это тебя, черт возьми, понесло к нему? – накинулся он на Равену, едва они оказались у нее в каюте.
Она сказала, что видела, как утром Карсон выбросил нож в воду. Брайен угрюмо выслушал ее и вынужден был возразить:
– Ты говоришь одно, он – другое. В этой ситуации капитан бессилен что-либо предпринять. Ладно, мы хотя бы знаем теперь, кто же здесь строит козни. Вопрос только, зачем ему это понадобилось?
На вечерней молитве Карсон не появился.
– Я сегодня виделся с ним, – невинно заметил Брайен в ответ на вопрос капитана, – и он сказал, что неважно себя чувствует. Упал или что-то вроде того.
– Карсон слишком много пьет, – нахмурился Свифт. – Если бы я знал об этой его слабости, никогда бы не взял в команду.
– По-моему, у него не только эта слабость, – заметил Брайен, бросив взгляд на Равену.
На протяжении последующих четырех недель удача неизменно улыбалась «Западному ветру». Пользуясь ясной погодой и свежим бризом, капитан Свифт вел судно на предельной скорости. Однажды за тридцать один час они покрыли расстояние более чем в триста миль. За этот месяц Свифт ни разу не спускал паруса, а восемнадцать дней подряд вел корабль при поднятых стакселях и топселях.
Чем стремительнее клипер приближался к мысу Горн, тем угрюмее и мрачнее становился первый помощник Карсон.
– Это наш последний шанс, – улучив момент, сказал он помощнику боцмана. – Мы в дневном переходе от Рио-Гранде. Надо убедить старика зайти в порт и подремонтироваться, перед тем как будем огибать мыс Горн.
– Ни за что он не согласится, мистер Карсон. Этот корабль он знает лучше всех нас, вместе взятых. А клиперок у нас такой, что все можно починить на ходу.
– Есть у меня одна мысль. Нынче ночью выбросишь несколько ящиков с паклей в море. И тогда завтра…
Наутро Бонни доложил боцману:
– Мистер Принс, у нас вышла почти вся пакля, а обшивка на бортах и в носовой части по большей части расползлась. Надо латать. Попробуйте уговорить капитана зайти на полдня в Рио-Гранде, там и прикупим все что нужно.
Принс передал просьбу капитану. Тот сверился с описью корабельного имущества и буквально взорвался:
– Какого черта, Принс, вы что делаете с паклей – рыбам скармливаете? – Он швырнул папку на стол. – Даже по самым грубым подсчетам, у нас должно быть штук на десять ящиков больше, чем вы говорите. Может, Бонни ошибся?
– Увы, сэр, я сам пересчитывал.
Капитан ненадолго задумался и принял столь характерное для него решение:
– О том, чтобы заходить в порт, не может быть и речи, боцман. Нам удалось наконец наверстать время, потерянное в первые две недели, и жертвовать им я не намерен. Нет уж, команде придется как-нибудь справиться с работой на ходу. «Западный ветер» – жеребец королевских кровей, и какая-то несчастная обшивка его не остановит. Если надо, удвойте количество людей на насосах, но больше мы ни одной минуты зря не потеряем!
Узнав о решении капитана, Карсон пришел в ярость. Как заведенный, он принялся кружить по кораблю, донимая матросов своими мрачными речами:
– Старик спятил. Не иначе решил пустить «Западный ветер», а вместе с ним и всех нас на дно. В какой-то момент с капитанами клиперов такое случается – они начинают мнить себя богами. Не выдерживают напряжения. Можете мне поверить, я с такими вещами уже сталкивался.
Некоторые из членов команды готовы были, кажется, уступить напору Карсона, но мнение большинства выразил матрос Абель Хэйр:
– Да нет, мистер Карсон, кэп знает, что делает. Таких командиров, как он, поискать.
Но Карсон, а вместе с ним и помощник боцмана не унимались, и в конце концов их леденящие кровь предсказания заставили многих заколебаться.
– Стоит погоде хоть немного ухудшиться, и бон окончательно полетит к чертям. Это уж как пить дать. А лонжероны на корме! Вообще на соплях держатся. Порыв-другой посильнее – и они как спички переломятся. И если как следует не законопатить все дыры, придется чуть не всю команду поставить на насосы, да и то, как у мыса Горн заштормит, прихватит по-настоящему, мигом перевернемся. Это так же точно, как то, что меня зовут Джим Бонни.
К пяти часам пополудни Карсону удалось собрать двадцать пять человек, готовых обратиться к капитану с просьбой зайти в ближайший порт.
Ведомые первым помощником, они собрались у полуюта; предводитель же поднялся на мостик переговорить с капитаном Свифтом.
Свифт молча выслушал соображения, по которым «Западному ветру», прежде чем огибать мыс Горн, следует зайти в порт Рио-Гранде.
Дождавшись, пока Карсон договорит, капитан обозвал его и других просителей «ничтожными бунтовщиками».
– Да как вы вообще смеете обращаться ко мне, командиру судна, с какими-то требованиями?! Вы ведь не новички, знаете, чем грозят такие демонстрации. Вы бросаете вызов единоначальнику! Это бунт, откровенный бунт. И если уж я решу зайти в Рио-Гранде, то только затем, чтобы заковать всю вашу компанию в железо!
Эта речь поубавила пыла, и собравшиеся внизу матросы постепенно разбрелись кто куда.
Карсон побагровел от бессильной ярости. Даже Бонни уполз, поджав хвост, как побитая собака.
– Какого черта, сэр! У вас нет права играть жизнями людей. А как насчет вашей жены и миссис О’Нил? Последнее это дело – подвергать опасности женщин, самое последнее.
Свифт навис над помощником подобно карающему богу. Взгляд его сделался холодным, как сталь.
– Мистер Карсон, – заговорил он опасно спокойным голосом. – С этого момента вы отстраняетесь от исполнения своих обязанностей. Прошу вас немедленно покинуть мостик.
Голос Карсона задрожал от гнева:
– Но это же немыслимо, капитан! Ведь я у вас единственный офицер. – Карсон презрительно посмотрел на Брайена. – Если не считать, конечно, мистера Декстера.
Капитан Свифт угрожающе надвинулся на него:
– Если через десять секунд вы отсюда не уберетесь, я закую вас в кандалы.
Карсон отшатнулся и вытянул вперед руки, словно защищаясь от удара.
– Ладно, ухожу, но вы еще об этом пожалеете, попомните мое слово.
– Дерьмо! Подонки! – орал Карсон на попадавшихся ему по пути матросов. – Поделом вам пойти вместе с этим сумасшедшим на корм рыбам. Бонни, ко мне в каюту! Живо!
Он с грохотом захлопнул дверь, опустился на койку, вытащил из сумки бутылку и долго не отрывался от горлышка.
– Знаешь, кто ты такой, Бонни? Как немцы говорят, «schweinehund». Поросячья задница, ничтожество.
– Извините, мистер Карсон, – расхныкался, заламывая руки, помощник боцмана, – но наш капитан шутить не любит. Если он действительно намерен обвинить нас в неповиновении, все на виселице будем болтаться, едва доберемся до Нью-Йорка.
– Идиот, это всего лишь блеф. Ладно, что сделано, то сделано. – Он протянул Бонни бутылку. – На-ка глотни и перестань дрожать, как девица, готовящаяся потерять невинность.
Бонни жадно припал к горлышку. Карсон стал на колени у небольшого сундука в изножье койки и, отстегнув от пояса ключ, открыл крышку. Пошарив внутри, он извлек небольшую склянку и протянул ее Бонни.
– Это так называемый вонючий дурман. В Мексике раздобыл.
– А для чего он?
– Не для чего, а для кого. Для капитана, – злобно ухмыльнулся Карсон. – Пошли.
Он прошли к лестнице, ведущей на верхнюю палубу. Карсон настороженно осмотрелся.
– Все чисто. – Дойдя до капитанской каюты, он негромко постучал в дверь. Никто не ответил. – Отлично. Ты побудь на стреме и, если кто появится, постарайся задержать. Любой ценой. Прикинься, будто в обморок падаешь либо ногу сломал, – словом, выкручивайся как хочешь.
Карсон открыл дверь, вошел в каюту и, обнаружив на столе бутылку с водой, поспешно вытащил пробку. Затем он высыпал в воду содержимое своей склянки и сильно встряхнул, чтобы белый порошок растворился без следа.
Увидев Карсона, Бонни с облегчением вздохнул. Тот подмигнул ему и закрыл дверь.
– Пошли, выпьем еще по маленькой. Надо же отметить это дело.
В проливе Ла-Мер «Западный ветер» попал в сильный шторм. Море покрылось белыми барашками. К трем часам пополудни судно начало сильно качать, и капитан Свифт распорядился:
– Полковник О’Нил, спустить топсель.
– Слушаю, сэр. – Брайен сбежал вниз передать приказание.
Возвращаясь на мостик, он заглянул к Равене. С его башмаков и штормовки потоками стекала вода, так что в каюте образовалась целая лужа.
– Милый, ты точь-в-точь как утонувшая крыса.
Клипер круто лег на правый борт, и Равена пошатнулась. Брайен успел подхватить ее.
– Все шутишь. Лучше подумала бы, как качку перенести, скоро такое начнется…
– А что, плохо дело?
– Сейчас еще нет, но будет. Оставайся в каюте, а то еще за борт смоет.
Она закинула руки ему за шею и тесно прижалась всем телом.
– Смотри, платье промочишь.
– Да наплевать мне на платье, я за тебя волнуюсь. Тебя ведь тоже может смыть.
– Обо мне не беспокойся, – улыбнулся Брайен. – Буду смотреть в оба. Через все судно, от носа до кормы, протянули веревки, так что держаться есть за что. Справлюсь. – Брайен помрачнел. – Другое худо. Что-то капитан мне не нравится – белый как полотно, потеет, весь дрожит.
– Лихорадку, должно быть, подцепил.
– Самое время, ничего не скажешь. Может, Карсон и прав. Может, на самом деле лучше бы зайти в Рио-Гранде. Ладно, пора на мостик.
Брайен поцеловал Равену и ущипнул за ляжку.
– Человечество явно должно быть благодарно вам, дамам, за то, что отказались от всяких там кринолинов и турнюров.
Равена ответила не менее сильным щипком.
– Вообще-то говоря, – подмигнула она Брайену, – «дамы» как раз не отказались.
– Не важно. – Он снова поцеловал ее и вышел из каюты.
Добраться до кормы оказалось совсем не просто. Это путешествие напомнило Брайену, как он однажды объезжал диких мустангов, присланных в кавалерийскую школу. Небо раскалывалось от мощных ударов грома, над клипером, то взлетающим на гребне волны, то проваливающимся глубоко вниз, быстро сгущался туман. Верхушек мачт уже не было видно, и еще до наступления сумерек на судно обрушились мощные потоки дождя со снегом, и эта ледяная крупа впивалась в кожу, точно песок, а натянувшиеся до предела паруса жалобно стонали.
– Мыс Горн дает прикурить, – проворчал штурвальный, выбивая зубами крупную дробь.
– Это уж точно. Погодка, конечно, паршивая, но, по моим расчетам, к ночи худшее останется позади. – Заметив вдруг, что и Брайен, и штурвальный не сводят глаз с его дрожащих рук, капитан Свифт поспешно сунул их в карманы.
Брайен был не на шутку встревожен состоянием капитана. Тот горел как в лихорадке, зрачки неестественно расширились, речь становилась все более невнятной.
«Западный ветер» круто качнулся влево, и, если бы Брайен не успел поддержать его, Свифт упал бы на палубу.
– Сэр, вам, наверное, стоит пойти к себе и немного полежать. А мы тут с Флинтом как-нибудь вдвоем управимся.
Свифт потер лоб.
– Да, пожалуй, вы правы. Как-то мне не по себе. Наверное, съел что-нибудь не то. Рыба вчера вроде попахивала.
Брайен окликнул ближайшего из матросов:
– Дженкинс, проводите капитана к нему в каюту. Он неважно себя чувствует.
Ночью ветер сменил направление и теперь со всевозрастающей силой дул с юго-востока. После двенадцати часов почти беспрерывной вахты Брайен совсем обессилел и вынужден был уступить место на мостике боцману Принсу. Добравшись до каюты, он тяжело рухнул на койку. Равена кинулась вскипятить чая.
Глядя, как она наливает кипяток в жестяную кружку, Брайен слабо улыбнулся:
– Знаешь, ты чертовски привлекательна даже в этом жутком наряде. С наслаждением бы занялся с тобой любовью, да, боюсь, ничего не получится. Беспомощен, как младенец.
– Ну что ж, тогда я за тобою, как за младенцем, и поухаживаю, – сказала Равена, сбрасывая мокрый плащ. Она села на край койки и прижала его голову к своей груди.
– Хорошо, – вздохнул Брайен.
– Вкусно? – Она наклонила кружку, чтобы ему было поудобнее.
– Нектар. – Он сжал ее бедро. – Материнское молоко.
В глазах у нее мелькнула какая-то искорка.
– К концу года целые потоки будут. Впрочем, нет, только в апреле.
– Потоки чего?
– Материнского молока.
Брайен непонимающе уставился на нее:
– Какого такого материнского молока? Что-то у тебя ум за разум зашел, дорогая.
– Ничего подобного. – Она крепко прижалась к нему. – Скоро я буду матерью.
Брайен сел на койке и напряженно посмотрел на нее:
– Нельзя шутить такими вещами, Равена.
– А я и не шучу. Я буду матерью, а ты отцом.
– Ушам не верю!
– Я тоже долго не могла поверить, и тем не менее это правда. Годами я ждала этого момента. Мы с Роджером оба были бесплодны.
– А ты уверена, что… – Брайен не договорил.
– Что это твой ребенок? – засмеялась Равена. – Совершенно уверена. Сколько уж месяцев мы с Роджером… – Ее оборвал громкий стук.
Равена поднялась и открыла дверь. На пороге стояла Мэри Свифт. Глаза у нее безумно блуждали, тело сотрясала крупная дрожь.
– Джейсону гораздо хуже. Все это время он бредил.
– Входите, милая, выпейте горячего чая.
Равена взяла ее за руку и проводила к столу.
Мэри беспомощно уронила руки и заплакала.
– Мне страшно. По-моему, он умирает. Все время говорит о каких-то белых китах, об акулах, плавающих по каюте, о жутких призраках. Сейчас он забылся.
– О Господи, Брайен, что же делать?
Крепкий чай придал Брайену немного сил.
– Боюсь, – заговорил он, поднимаясь с койки, – ничего не остается, кроме как… В одиночку с судном мне не справиться. Придется взять на себя ответственность и призвать на помощь Карсона. Повернем назад и направимся в Рио-Гранде. Капитану нужна срочная медицинская помощь.
Он пошел в каюту первого помощника и объявил свое решение. К удивлению Брайена, Карсон не стал торжествовать победу.
– Вы правильно поступили, полковник О’Нил. Говорил же, старик вот-вот копыта откинет, но никто меня не слушал. Ладно, слава Богу, еще не поздно. Как-нибудь доберемся до порта. – Он живо натянул бушлат. – Так, я иду на мостик, а вам, мой друг, лучше бы немного отдохнуть. А то, глядишь, и сами свалитесь.
– Спасибо. Действительно, поспать часок-другой не помешает. Если что – будите.
Брайен заснул, едва щека его коснулась подушки. Но не прошло, кажется, и пары минут, как кто-то принялся изо всех сил трясти его за плечо.
– Брайен! Брайен! Да проснись же ты наконец!
Брайен очухался, как пловец, вынырнувший на поверхность. Перед глазами покачивалось, упорно не попадая в фокус, лицо Равены.
– Сколько я проспал?
– Шесть часов. Тебя зовет капитан.
– Он в сознании?
– Да. Мэри говорит, что кризис миновал. Лихорадка проходит, он в здравом уме и твердой памяти.
Брайен потянулся за брюками, висевшими на стуле подле койки, и опустил ноги на пол. Вскоре они с Равеной уже стояли у кровати Джейсона Свифта. Мэри отирала мужу лоб полотенцем, смоченным в спирте. Выглядел капитан еще измученным и осунувшимся, но неестественный румянец уже исчез. Голос у него был слаб, но ясен.
– Как вы, сэр? – участливо спросил Брайен.
– Как кошка, только что родившая дюжину котят. Словно весь воздух из тела выкачали. Но ничего, живой. – Он слабо улыбнулся. – Хотя вчера ночью были моменты, когда казалось, что все, кончаюсь. Ладно, а теперь вот что. Я слышал, будто «Западный ветер» поворачивает назад, к Рио-Гранде?
– Это верно, сэр. Вам нужен врач. К тому же не думаю, что нам с Карсоном удастся без вас обогнуть мыс Горн.
– Почему же без меня? Я в полном порядке. Есть слабость, но голова ясная, и я могу управлять клипером прямо отсюда, с кровати. А вы сделаетесь моими глазами, ушами, руками. И приказания передавать будете. Словом, нечто вроде моста между мной, командой и кораблем. Минуточку, минуточку, не перебивайте меня. Вы всего лишь второй помощник, а я капитан. А теперь отправляйтесь на мостик и передайте, что я велел идти вперед. Ясно?
– Так точно, сэр! – Брайен с улыбкой покачал головой и поднял руки.
Когда он появился на мостике, Карсон о чем-то говорил со штурвальным Бенсоном и помощником боцмана.
– Ну как, оклемались, О’Нил?
– Да, все в порядке. И капитану тоже лучше.
Первый помощник насторожился:
– Ах вот как? Но все равно ему нужен врач.
– Я вообще-то согласен, а вот он – нет. И он – командир. Бенсон, – обратился Брайен к штурвальному, – полный поворот кругом. Мы идем к мысу.
Штурвальный растерянно перевел взгляд с одного на другого.
– Так держать, Бенсон! – взревел первый помощник. – Я отстраняю капитана от должности в связи с невозможностью выполнять свои обязанности.
– Право на борт, Бенсон, – скомандовал Брайен. – Это приказ капитана Свифта. И любой на борту, кто откажется повиноваться ему, пойдет под суд как бунтовщик, и я буду свидетельствовать в пользу капитана.
– Кретин! – взорвался Карсон. – Мы же разобьемся о скалы как пить дать. С минуты на минуты шторм перейдет в настоящий ураган, неужели не видно?
Что погода ухудшается, спорить не приходилось. Чтобы защититься от пронизывающего ветра и ледяной крупы, Брайен поднял плечи и с головой укрылся высоким воротником плаща.
– Слушайте, мистер Карсон, – сказал он, – поговорите лучше с капитаном сами. Тем более что он вас вызывает. А заодно и боцмана с помощником. По-моему, он велит двигаться вперед не из одного лишь упрямства. В общем, пошли.
Четверть часа спустя все они собрались вокруг кровати капитана Свифта. Он бесстрастно выслушал горячую речь первого помощника, суть которой сводилась к тому, что возвращаться в Рио-Гранде необходимо.
– Все вы, капитаны клиперов, одинаковы – говорил Карсон. – Готовы рискнуть жизнью матросов, а в данном случае и собственной жены, лишь бы не признать, что хоть раз в жизни вынуждены были уступить океану. Да у вас в груди вместо сердца обломок киля.
Голос Свифта звучал хоть и слабо, но решительно:
– Ладно, Карсон, вы свое сказали. А теперь слушайте меня! Вы обмолвились как-то, что будь вы таким же моряком, как и я, то не первым бы помощником служили, а капитаном. Думаю, вы сильно преувеличили собственные возможности. Вы жалкий трус и предатель, недостойный даже паромом командовать. – Капитан ткнул пальцем в сторону боцмана и его помощника. – Но вы-то, вы-то хороши! Даже и вообразить себе не мог, что матрос клипера подожмет хвост и кинется на берег при первом же ударе волны.
– Вы не представляете себе, что там творится, сэр, – виновато сказал Принс. – Сколько уж раз в жизни я огибал мыс Горн, а такого не видел.
– Тем более не следует слушать Карсона. В противном случае вместе с остальными будете кормить рыб.
– Что это вы такое говорите? – вскинулся Карсон. – Нет, этот человек положительно тронулся умом.
– Слепец! Идиот! – презрительно оборвал его Свифт. – Да ведь не убежите вы от урагана, если кинетесь назад, к Огненной Земле. Он вас догонит, и судно выбросит на скалы в проливе!
Клипер резко качнуло вправо, и все не закрепленные так или иначе предметы посыпались на пол. Присутствующие судорожно вцепились в спинку кровати.
– Да, шторм убийственный, спору нет, – продолжал капитан. – И с минуты на минуту мы окажемся в самом пекле. И если волна ударит нас в корму, от корабля рожки да ножки останутся. Старик наш крепкий и сильный, но все равно как грецкий орех расколется.
– Не слушайте его, – взмолился Карсон.
– А послушаете этого типа, и все вы – покойники. Еще четверть, в лучшем случае полчаса, и рулевому не удержать корабль на плаву. С тем же успехом можно просто выбросить штурвал в море. Вода и так уже перехлестывает через палубу. Руль вот-вот заклинит.
– Капитан прав, – вдруг озарило боцмана. – Если идти против ветра, понесет на юго-юго-запад и, глядишь, просто проскочим через ураган.
– Ну вот, наконец я слышу речи настоящего моряка, – окрепшим голосом сказал капитан.
Поднявшись на полуют, Брайен, Карсон и штурвальный привязали себя веревками к поручням, чтобы не смыло за борт. Волны с угрожающим ревом накидывались на корабль, заливая мостик. Палуба превратилась в настоящее озеро. Клипер плохо слушался руля и то и дело рыскал из стороны в сторону, продвигаясь вперед буквально по футу.
Первый помощник был, по просьбе Брайена, допущен на мостик.
– Без его опыта и без его помощи мне не обойтись, – сказал он капитану. – Решения нужно принимать в доли секунды, и с вами посоветоваться у меня просто не будет времени.
– Наверное, вы правы, – с некоторым сомнением сказал капитан. – Но можно ли доверять этому типу?
– Что бы ни толкнуло его на саботаж, сейчас ему придется думать не только о тех, кто на борту, но и о себе самом. Он собственную шкуру спасает.
Ветер и волны все усиливались, и наконец действительно начался настоящий ураган. Волны с огромной силой ударяли в корпус судна и с ревом обрушивались на палубу, оставляя на ней глыбы льда. Матросов швыряло по судну, они были по пояс в воде, хватаясь за покрытые ледяной коркой лини, раздирая руки в кровь, лишь бы не смыло за борт. А уж те, кому довелось быть на вантах, и вовсе смотрели в лицо ужасной смерти – они запросто могли превратиться в ледышки. И тем не менее никто не дрогнул. Либо прорвутся, оставив позади кошмарный мыс, либо рухнут с раскачивающихся мачт в бушующие волны. Но не сдадутся.
Все это время судно двигалось на юго-юго-запад, но через два часа Карсон приказал:
– Право руля!
– Но ведь там еще хуже, сэр, – осторожно заметил штурвальный.
– Это только так кажется, Бенсон, – успокоил его Карсон. – Так мы быстрее проскочим через эпицентр урагана.
С нижней палубы поднялся помощник боцмана.
– Барометр падает. Двадцать девять на десять.
Офицеры молча кивнули. Даже просто говорить сейчас было трудно. Даже дышать. Стоило открыть рот, как его мгновенно забивало порывом ветра.
На клипер обрушилась очередная волна. Эта была выше остальных – настоящая стена воды.
– Заваливаемся на левый борт! – заорал Бонни. – Сейчас перевернемся!
– Лево руля! – скомандовал Брайен.
– Корабль не слушается! – вскрикнул штурвальный. – Нас разворачивает!
Брайен с изумлением увидел, как сорвало с места и выбросило за борт полубак. Самые высокие мачты накренились так, что почти касались верхушками поверхности разъяренного океана. В этот момент ударила еще одна волна, и Брайену показалось, что все, их поглощает разверзнувшаяся пасть вод. Крен сделался угрожающим. Судно задрожало всем корпусом, и скрип мачт, стон тимберсов зазвучал предсмертным воплем.
«Западный ветер» подпрыгивал на поверхности, как пробка, изо всех сил стараясь не завалиться на борт. Клипер встряхивался, словно живое существо, сливая воду со своих вздувшихся парусов. Сквозь слепящую снежную крупу Брайен видел, как Карсон с Бенсоном пытаются удержать упрямо рвущийся из рук штурвал. Держась за веревку, он буквально дюйм за дюймом начал пробираться к ним на выручку.
– Держать! – процедил сквозь зубы первый помощник. С помощью Брайена им удалось-таки кое-как выровнять корабль.
Ветер дул со страшной силой, общаться можно было только посредством жестов. Небо потемнело, как ночью, и сквозь почти непроницаемую мглу Брайен видел лишь, как нок-реи захлестывают вскипающие буруны. Покрывшиеся льдом брусы перекатывались под туго натянутым брезентом, как беспомощные щенки.
В полдень Брайен спустился в капитанскую каюту.
– Ему снова хуже, – сказала Равена, смачивая лоб больному полотенцем, пропитанным в спирте. Мэри крепко спала, свернувшись калачиком в кресле.
– Бедняга, она целые сутки провела на ногах. – Равена и сама едва держалась на ногах.
– Это вы, полковник? – прошептал капитан, не открывая глаз.
– Да, сэр, как вы?
– Снова лихорадит. И к тому же ничего не вижу. – Свифт слабо дернул за веревку, которой его привязали к кровати, иначе немедленно сбросило бы на пол. – Видите, валяюсь тут, как поросенок, которого собрались зарезать. Осталось только сунуть в рот яблоко.
Брайен рассмеялся:
– Вижу, что чувство юмора вы по крайней мере не утратили.
– А что тут такого? Прорвемся. И я, и «Западный ветер».
– Не сомневаюсь. – Брайен попытался придать голосу уверенность, которой на самом деле не испытывал.
– Как там ветер?
– Ураган усиливается и постепенно смещается на юго-юго-запад. Барометр подскочил было на десять делений, потом снова упал.
– Ветер, говорите, меняет направление? И барометр прыгает? Все ясно, скоро выберемся из этой заварухи. Держите строго на северо-северо-запад.
Брайен кивнул и направился к выходу. Равена поспешила вслед за ним.
– Думаешь, справимся?
Он пальцем приподнял ей подбородок.
– А то как же? Думаешь, я соглашусь потерять тебя во второй раз?
Он нежно поцеловал ее и двинулся на негнущихся ногах в сторону мостика.
Час спустя барометр показывал двадцать девять – двадцать.
В шесть пополудни шторм вроде бы начал стихать.
К восьми барометр подскочил до двадцати девяти – восьмидесяти трех, порывы ветра сменились ровным дуновением. Черные облака рассеялись, и на небе появилась полная луна.
Люди на мостике хохотали как бешеные, выкрикивали что-то, поздравляли друг друга с победой над силами дикой природы.
– Ну что ж, О’Нил, выходит, мы все-таки справились, – широко ухмыльнулся Карсон.
– Да, благодаря старому бульдогу, который лежит там, у себя. – Брайен мотнул головой в сторону палубы. – Тому самому, у кого вместо сердца обломок киля, – иронически добавил он.
– А, вы об этом… – смущенно протянул Карсон. – Видите ли, я…
– Не стоит, – оборвал его Брайен. – Что бы там каждый из нас раньше ни сделал дурного, за последние двенадцать часов все мы полностью оплатили счет. Пойду проведаю старика.
С первого взгляда видно было, что капитан клипера возвращается к жизни. Это чувствовалось и по голосу – давно он уже не звучал так звонко и решительно:
– Хватит болтать! А ну-ка живо на палубу и велите боцману пошевелить людей. Приготовиться поднять паруса! Все!
– Слушаю, сэр! – Брайен вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь как положено.
Выходя из каюты, он привлек к себе Равену.
– Следующая остановка – Сан-Франциско. Вот так, дорогая, все беды позади.
Обогнув мыс Горн, «Западный ветер» пошел вдоль западного побережья Южной Америки. Погода стояла прекрасная, ветер благоприятствовал путешественникам. Команда из кожи вон лезла. Капитан, которого не оставляли своими заботами жена и Равена, уверенно шел на поправку.
– Таких красивых сестер милосердия в мире не сыщешь, – как-то шутливо бросил он, когда они с Брайеном разлеглись в шезлонгах на палубе под палящим тропическим солнцем.
Брайен перевел взгляд на женщин, оживленно беседовавших о чем-то, облокотившись о поручни. Их длинные волосы – у одной темные, у другой светлые – развевались на ветру.
– Прямо как две русалки, – заметил Брайен.
– Ну конечно, вы, ирландцы, все склонны романтизировать. – Капитан посерьезнел. – Скажите-ка, Брайен, ну доберемся мы до Сан-Франциско, а дальше-то что? Как жить думаете? Не такое это место, чтобы женщины вроде Равены вили там домашнее гнездо. Это рассадник разврата, порока, преступлений, включая и убийства.
– Меня это тоже беспокоит, Джейсон, – нахмурился Брайен. – Особенно если иметь в виду, что Равена беременна.
– Да, Мэри страшно о ней беспокоится. Слушайте, а почему бы вам не остаться на борту? Женщины прекрасно ладят друг с другом, а вы сделались мне незаменимым помощником. Так что пойдем вместе в Нью-Йорк.
– Спасибо, Джейсон, вы очень добры, но ведь ребенок… Не может же Равена рожать прямо в море.
– Это верно. – Свифт почесал подбородок. – Об этом я как-то не подумал.
– И еще одно. На Восток нам после всего, что случилось, путь заказан. И пожениться мы с Равеной не можем из-за брата. Он не успокоится, пока хоть одного из нас не сведет в могилу. Знаю я его – мы одной крови. Он и на краю света отыщет нас с Равеной.
Свифт задумчиво потер дочерна загоревший лоб. Внезапно лицо его осветилось:
– Знаю, что надо делать! Вы дойдете с нами до Гавайев. Там у меня есть старый друг, некто Джордж Дил. У него сахарная плантация, и я об заклад биться готов, что вы со своим умом и хваткой ему ой как пригодитесь. Там катастрофически не хватает управляющих.
– А на каком из островов он живет?
– По-моему, на Мауи.
– И впрямь край света, – задумчиво сказал Брайен. Ему вспомнилась родная Ирландия. Путь от нее до Гавайев действительно долог.
– Что вы сказали?
– Хорошая, говорю, мысль. Спасибо, Джейсон, за все, что вы для нас делаете. Посоветуюсь с Равеной.
– Прекрасно придумано, – живо откликнулась она, услышав о предложении капитана. – Знаешь, девчонкой я читала в отцовской библиотеке о Гавайях все, что могла откопать. Эти места всегда казались мне страной чудес.
Брайен поцеловал ее в затылок и ласково улыбнулся:
– Иногда ты бываешь таким младенцем.
– Скажешь тоже, – хмыкнула Равена. – Не забывай когда родится ребенок, мне будет почти двадцать восемь.
– В моих глазах ты всегда останешься десятилетней девочкой, какой я увидел тебя на балу у вице-короля.
Равена обняла его и потянула вниз, к себе на койку.
– Опять за свое?
– Но это же чистая правда, радость моя.
– Да я не против, мне даже нравится, когда ты говоришь, какая я молодая. – В глазах у нее зажегся огонек, а на лице появилось хитрое выражение. – Тем не менее сейчас я хочу, чтобы ты вспомнил, что я женщина.
– А тебе можно? – озабоченно спросил Брайен. – Я имею в виду – ребенку не повредит?
– Пока не жаловался, – захихикала Равена. – Когда начнет, сразу дам тебе знать.
Брайен погладил ее по спине и покачал головой.
– Да, Равена О’Нил, бабенка ты каких поискать. – Он усмехнулся. – И в то же время честная женщина, в том смысле, что я дал тебе свое имя, пусть, так сказать, и по доверенности.
Они дружно рассмеялись и занялись любовью.
Холодным, неприветливым январским утром 1865 года «Западный ветер», сворачивая один за другим паруса, горделиво вошел в бухту Сан-Франциско.
Брайен и Равена, обнявшись, стояли у поручней.
– Знаешь, мне не терпится начать новую жизнь, а тебе?
– Сказал бы – надо держать ухо востро.
– Пусть так, но ведь такова жизнь, родной. Новый опыт. Путешествие в неведомое. Как в тот день, на лугу в Доунгэле, когда мы впервые были вместе. Вот это было переживание! Жизнь – нечто вроде книги. Кончается одна глава, переворачиваешь страницу, и начинается новая.
Брайен прижал ее к себе.
– Романтики в тебе на пятерых хватит. – Он бросил взгляд на ее округлившийся живот. – Ну как он там у нас сегодня?
– Все хорошо. А почему ты решил, что это он?
– Отцовский инстинкт.
– Ладно, он или она – все равно это моя самая большая любовь.
– Ах вот как?
– Кроме тебя, но в этом есть что-то святое, потому что он или она – это наша любовь. Наша взаимная любовь.
– Точно.
С причала донесся свист и шум – береговая команда ждала, пока с клипера бросят чалки. Брайен с Равеной перегнулись через поручни.
– Какие вести с фронтов? – крикнул Брайен, обращаясь к начальнику береговой команды.
– Не сегодня завтра все будет кончено. Мятежников бьют повсюду.
– Линкольна переизбрали?
– Конечно. В Белом доме по-прежнему наш добрый честный Эйб.
Брайен молча вознес благодарственную молитву Богу и святому Патрику.
– Это мой святой, – вслух сказал он.
– Кто?
– Авраам Линкольн. А ведь он ирландец, дорогая, известно тебе это?
– Хорошо, если так. Жаль только, что в Англии такого нет. Нет англичанина, у которого хватило бы мужества освободить ирландских крестьян.
– Все будет, дорогая, все будет.
Подошли Джейсон Свифт и Мэри.
– Ну что, полковник О’Нил, готовы сойти на берег?
– Ко всему готов, капитан Свифт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненные цветы - Блэйк Стефани



Интересный роман, у автора главные героини по одному сценарию влюбляются в одних за других выходят замуж, от первых рожают детей и т.п. героини сексуально озабоченные в перерывах имеют по несколько любовников и так во всех ее романах.
Огненные цветы - Блэйк СтефаниМилена
15.01.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100