Читать онлайн Обжигающий огонь страсти, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Обжигающий огонь страсти

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 11

1851 год оказался переломным и в судьбе Австралии, и в судьбе Крега Мак-Дугала. Заодно оправдалось и его пророчество.
«Я нашел золото!» – громко провозгласил Эдуард Харгривз, овцевод, живший неподалеку от Батхёрста. И отголоски этого крика разнеслись по всему миру.
Это была та самая долина Сакраменто. Со всех сторон света в Австралию хлынули старатели. Их красные рубашки, голубые вязаные свитеры, плотные молескиновые брюки, высокие, до самых бедер, сапоги и непременные широкополые шляпы стали почти национальной одеждой. Их телеги и повозки, запряженные лошадьми и волами, нагруженные одеялами, лопатами, промывочными лотками, кирками, ведрами, топорами, горшками, чайниками и другими вещами, которые позвякивали, привязанные к бортам, заполонили дороги. В отличие от Калифорнии в период золотой лихорадки многие искатели приезжали со своими женами, целыми семьями.
Жили они преимущественно в полотняных шатрах или бревенчатых хижинах, построенных на склонах холмов, где и добывали драгоценный металл Мидаса.
Менее чем за год население вокруг Мельбурна и золотоносных земель Виктории увеличилось с семидесяти до двухсот тысяч.
Этой весной Адди лирически живописала положение в колонии своей подруге Дорис Голдстоун:


Прислушиваясь, я улавливаю, как грохочут кварцедробилки. Здесь нашли золото, много золота, и сюда на кораблях и пароходах съезжаются отверженные со всех концов земли. Кого тут только нет! И английские фабричные рабочие, и несчастные батраки, и нищие ирландцы, и изголодавшиеся горцы-шотландцы. Я слышу могучий хор голосов, перекрывающий шум вечернего бриза, – это поют собравшиеся здесь в небывалых количествах немцы; я слышу, как мелодично разливаются итальянские песни. Хватает здесь и венгров, кажется, все угнетенные земли нашли тут желанное прибежище.


За старателями последовали лавочники, бакалейщики, мясники, пекари, доктора, печатники, содержатели таверн и адвокаты, судьи и чиновники, прибывшие, чтобы разрешать споры, возникающие по поводу владения участками, их границ.
Баснословное богатство австралийских золотых залежей выгодно отличалось от того, что нашли в Калифорнии. Речные русла были в буквальном смысле слова вымощены золотом. Один золотоискатель в три дня мог заработать тысячи фунтов. Многие самородки оказывались такими тяжелыми, что поднять их можно было лишь вдвоем. В Балларате выкопали самородок весом две тысячи двести унций, в Бендиго нашли еще один – лишь на несколько унций меньше весом. Желанный Незнакомец – так нарекли еще один чудо-слиток, весил он три тысячи унций.
В другом своем письме Дорис Адди писала:


В 1845 году Бурке-стрит состояла всего из нескольких коттеджей, на улицах росла такая густая трава, что на них паслись овцы. Теперь же вдоль этой улицы стоят красивые дома, она такая же оживленная, как Треднидл-стрит в Лондоне. Два небольших банка превратились в сеть из восьми банков, и каждый Божий день им приходится упорно трудиться, чтобы удовлетворить денежные требования населения. Когда мы с Джоном впервые побывали в Мельбурне, мы насчитали в гавани два больших корабля, три брига и множество мелких судов. Вчера я стояла на холме над заливом и, насчитав триста первоклассных судов под флагами всех крупнейших стран мира, прекратила дальнейший счет.


Так же как и в Сан-Франциско, гавани, обслуживающие Сидней, Мельбурн и Аделаиду, стали напоминать кладбища судов. Матросы и офицеры бежали, как крысы с тонущих кораблей. Капитаны и владельцы бродили по приискам, как миссионеры, ищущие тех, кого они могли бы обратить в свою веру.
– Прекрати безумствовать, пока еще не поздно, и вернись к работе, для которой тебя предназначил сам Господь. Ведь это твое настоящее призвание, Бейн, – молил один капитан своего бывшего боцмана.
Сжалившись, боцман вынес из своего миткалевого шатра два мешка золота и предложил капитану и судовладельцу:
– Вот она, стоимость вашего корабля, – сказал он. – И еще тут ваше жалованье и вознаграждение за то, что вы отведете ради меня этот корабль домой. А я со своими приятелями доставлю корабль для вас в Англию, и мы организуем там торговую корпорацию.
По сравнению с австралийскими золотоискателями калифорнийские выглядели просто нищими. Когда-то сиднейцы толпами ехали в Сан-Франциско, теперь же за один год двадцать тысяч американцев эмигрировали в Австралию.
Страдали не только судовладельцы. Клерки, банковские кассиры, ученики бакалейщиков, овцеводы, рабочие и служащие всех профессий бросали свою работу и уходили на прииски. Работа мировой фондовой биржи шла шиворот-навыворот. Повсюду – в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Амстердаме и ллойдовском отделении в Сиднее – акции стремительно падали в цене.
Экономические, социологические и психологические «землетрясения», вызванные австралийским золотым бумом, угрожали подорвать основания ряда финансовых империй. И в этом отношении не составляли исключения связанные между собой корпорации Джона Блэндингса.
Как и у большинства других коммерческих предприятий, все капиталы «Блэндингс—Диринг энтерпрайзес» хранились преимущественно в ценных бумагах. С помощью наличных совершались лишь относительно небольшие сделки. В отличие от отца и тестя Джон был склонен к рискованным спекуляциям: его собственная доля в объеме инвестиций составляла всего двадцать пять процентов, недостающую сумму он брал в банке под соответствующее обеспечение.
В годы, последовавшие непосредственно за золотым бумом, который лишил многих сограждан элементарного здравого смысла, банки по всей Австралии оказались под сильным давлением, что привело к критической ситуации при повально снижающихся ценах.
Банки по всему континенту стали требовать возвращения долгов, что поставило в трудное положение среди многих других и компанию Блэндингсов – Дирингов. Неизбежным последствием этого была всеобщая паника среди бизнесменов, особенно таких спекулянтов, как Джон Блэндингс.
– Бедняги напоминают змею, пожирающую себя с хвоста. Классический порочный круг, – не преминул заметить Крег, описывая сложившееся положение своим друзьям и Адди. – Джордж, я хочу, чтобы ты велел всем брокерам скупать все акции Блэндингсов – Дирингов. А ты, Джейсон, можешь намекнуть Джону, что знаешь, где можно одолжить деньги под низкий процент, чтобы заполнить дефицит, прежде чем банки начнут обходиться с ним как с банкротом.
Джейсон кивнул и потер виски пальцами руки.
– Эйб, как у нас дела с рабочей силой?
– Лучше, чем мы ожидали. Около шестидесяти процентов набранного состава – темнокожие.
– Это была гениальная идея, Эйб. Туземцы не удерут на прииски, как стая зверушек. Кварцедробилка в Балларате в рабочем состоянии?
– Да, и я велел нашему управляющему обещать людям крупные премии, если они останутся. Да еще и участие в прибылях.
– Прекрасно. Я не знаю, почему большинство предпринимателей такие тупоголовые. Неужели они не понимают, что доля в прибыли стимулирует хорошую работу?
– То же самое Теренс Трент говорит о правительстве. Чем большее участие принимают люди в управлении обществом, чем активнее, обладая правом голоса, они могут высказываться о законодательстве и законах, тем патриотичнее и предприимчивее становятся.
– Теренс – парень с головой. Моего будущего зятя наверняка ждет блестящее будущее.
Месяцем раньше Джуно и ее жених возвратились из Южной Австралии. Встреча с дочерью была для Крега такой же радостной, как предыдущие встречи с Джейсоном и Адди.
– Ты всегда была моей любимицей, – сказал он темной экзотической красавице. Хотя рот и подбородок были такими же, как и у ее матери, тонкий нос напоминал своим римским изгибом орлиный нос Крега. Молодой Трент понравился Крегу с первой же встречи. Он был похож на Уилла Уэнтворта в молодости: шапка вьющихся рыжих волос, большой завиток на лбу, обезоруживающая мальчишеская улыбка и спокойные манеры сдержанного человека. Но когда затрагивались вопросы политики и социальных реформ, он тут же сбрасывал тогу своей юной сдержанности и темпераментно вступал в бой с ветеранами-политиками вдвое старше и опытнее его.
Как-то Адди призналась Крегу:
– Меня не перестает мучить чувство вины. Все эти годы я и дети жили под крышей дома Джона. Пользовались его защитой и любовью. А теперь я участвую в заговоре против него. Мне от этого не по себе.
Крег положил руки на ее плечи.
– Послушай, Адди. Я понимаю и даже разделяю твои чувства, но ты не должна испытывать чувства вины. Ведь никакого заговора против Джона нет. Его беды проистекают из его близорукости, точнее сказать, неумения предвидеть будущее. Джон и весь его класс живут в прошлом, вместо того чтобы смотреть в будущее.
– Крег, все это, возможно, и так, но, пожалуйста, не обманывайся относительно мотивов своих действий. Именно по личным мотивам ты хочешь уничтожить Джона. Конечно, у тебя есть полное право не любить его за многие беды, которые выпали на твою долю в юности. Но я не могу не сочувствовать ему в эти трудные для него дни.
– Аделаида, моя дорогая. Ты частично права, – согласился он. – У меня и в самом деле есть личные счеты с Блэндингсом, но я отнюдь не замышляю против него никакой вендетты. Если уж говорить откровенно, погубить Джона никоим образом не входит в мои планы. – На его лице появилась загадочная улыбка. – Более того, я собираюсь спасти его.
– Спасти? – Ее рот приоткрылся от изумления. – О чем ты говоришь?
– Да, спасти. Джон – вполне приличный человек, и им не надо пренебрегать во времена великих перемен. Если только суметь направить его усилия в должном направлении, он может многое сделать для развития этой страны. Важная цель – добиться прекращения ссылок в Тасманию. Рабству не место в Австралии. Она больше не должна быть исправительной колонией.
Земли Ван Димена не должно быть на карте мира. Старое название пора уже заменить новым – Тасмания. Имя Абела Тасмана вполне заслуживает, чтобы его увековечили. Ведь именно он открыл остров, а не этот чинуша губернатор Ван Димен с Явы. Австралия становится взрослой, и чтобы она могла спокойно, без потрясений войти во взрослую историю, требуются государственная мудрость, инициативность лучших ее людей. Джон Блэндингс может стать одним из них, если я верно угадываю, что под маской снобизма, самовлюбленности и ханжества скрывается человек вполне достойный. Кстати сказать, еще до истечения этой недели я должен лично поговорить с Джоном.
– О Крег, разумно ли это? Ведь нет никакой гарантии, что он не передаст тебя властям. Тебя могут арестовать и предать суду за все те давнишние дела. Прошу тебя, дорогой, не рискуй. Ради меня. Ради Джейсона и Джуно.
Он прижал ее к себе, поцеловал волосы.
– Адди, сладость моя, никакой опасности нет. Между прочим… – помолчав, он улыбнулся каким-то своим тайным мыслям, – я рассчитываю, что именно Джон сообщит властям о том, кто я такой на самом деле.
– Ты сошел с ума.
– Точнее, схожу с ума. Схожу с ума по тебе, моя женушка Аделаида Мак-Дугал. Думаю, что не так далек день, когда ты будешь официально именоваться миссис Мак-Дугал. Мне чертовски нравится, как это звучит. А тебе?
Он пылко поцеловал ее, и Адди вздохнула:
– Жаль, что еще слишком рано ложиться спать. Он поднял брови.
– А кто это сказал?


Встречу между Джоном и Крегом организовали их адвокаты. Состоялась она в конференц-зале компании «Блэндингс – Диринг».
Когда прибыл Крег, Джон сидел во главе длинного стола. Посетителя встретила секретарша, нервная особа, которая удалилась с такой поспешностью, словно покидала апартаменты королевы Виктории. Могущество, воплощаемое этими двумя титанами, ощущалось как некая устрашающая сила.
Начало беседы было несколько сдержанным, контакт только налаживался, шахматисты пока примеривались друг к другу.
– Черт побери, ведь мы с вами где-то встречались, Доналдсон? – спросил наконец Джон, пристально разглядывая Крега и раздумчиво поглаживая бороду.
У Крега не было ни малейшего желания дальше интриговать своего собеседника.
– Встречались, и много-много раз, Джон. Правда, очень давно.
– Вы не шутите?
– Джон, Доналдсон не настоящее мое имя. Это всего лишь деловой псевдоним. А вообще-то я ваш старый враг – Крег Мак-Дугал. – В какой-то миг ему показалось, что Джона хватит удар или он лишится рассудка. Кровь отлила от его лица. Он попытался встать, но колени подкосились, и ему пришлось ухватиться за край стола. Уголок его левого глаза подрагивал, с губ слетали тихие, нечленораздельные звуки.
– Спокойно, приятель. – Крег прикрыл ладонью его руку. Когда первая реакция прошла, Джон сумел все же вернуть себе самообладание, в непростой для него ситуации он проявил уверенность и достоинство. Они обсудили чудо воскрешения Крега, и Джон был искренне потрясен космическим взлетом его соперника – от калифорнийского фермера до могущественного финансово-промышленного магната.
– Честно сказать, в глубине души я никогда не верил в вашу смерть, Крег. Должно быть, потому, что вы всегда жили в ее уме и душе. Меня не убедил рассказ капитана о вашей безвременной кончине в Баткёрсте.
Джон встал и взвесил на ладонях внушительную кипу документов, подготовленную адвокатами Мак-Дугала.
– Стало быть, вы держите в своих руках большую часть моих акций и ценных бумаг. Компания отныне принадлежит вам, Крег. Вся компания, не исключая и меня самого. – Он покинул свое место и сделал широкий жест. – Я думаю, нам следует обменяться местами. Отныне вы председатель совета компании.
Крег покачал головой.
– Сядьте, Джон. Председательское место ваше, если, конечно, вы его примете. Я хочу, чтобы вы продолжали управлять компанией. Вы делали это превосходно, пока не началась нынешняя катавасия. Не принимайте свои несчастья слишком близко к сердцу. Не вы один ошиблись в своих расчетах.
Джон кисло улыбнулся, как бы смеясь над самим собой.
– Единственным, кто правильно сориентировался, оказался Макс Доналдсон. Все прочие сваляли дурака. Оказались сущими идиотами. Но почему вы настаиваете, чтобы я остался председателем? Пока не понимаю.
– Вы можете сохранить все, что имеете. Более того, я могу удовлетворить все требования, которые вы предъявите.
Джон задумчиво задержал взгляд на его лице.
– Гм. Неслыханная щедрость. И… – он выпятил губы, – даже не верится, что такое возможно. Но что стоит за всем этим? Чего вы хотите от меня взамен? Кусок моего сердца?
– Не будем впадать в мелодраму. Вот, я написал для вас список моих просьб. – Крег достал из внутреннего кармана лист бумаги и положил его на стол. – Прежде всего вы отзовете свою кандидатуру на выборах в законодательный совет. И окажете поддержку Теренсу Тренту.
– Этому молодому смутьяну! Радикальному социалисту! Никогда!
Крег с бесстрастным видом протянул руку и взялся за пачку бумаг, которую сжимал Джон.
– В таком случае мы оба попусту теряем время. Поскольку мы так и не пришли к соглашению, я забираю все эти документы.
– Погодите! – Голос Джона прозвучал надтреснуто. И на лице его вдруг проступили отчаяние и безнадежность. В этот момент он походил на голодного нищего, с жадностью взирающего на богатую витрину магазина. В эту минуту Крег без особого, впрочем, удивления понял, что Джон Блэндингс любит свое дело, свою компанию с той же глубиной страсти, как большинство людей любят женщин.
– Так да или нет, мой друг? – спокойно произнес Крег. – Решайтесь. Я не могу торчать здесь весь день. Согласны ли вы поддержать кандидатуру Теренса Трента?
Джон вздрогнул, как от неожиданного удара плетью. Затем, качнувшись вперед, медленно кивнул низко опущенной головой.
– Да. Мне придется переступить через себя, но я это сделаю.
Крег, усмехнувшись, хлопнул его по плечу.
– Я думаю, что романтические идеалы парня, если вы вникнете в них, придутся вам по душе.
– Всеобщее избирательное право. Тайное голосование. Жалованье для членов парламента, что позволит заниматься политикой не только богатым. Отмена губернаторского права назначения членов совета. Аннулирование лицензий на разработку золотых залежей, предоставление индивидуальным старателям за небольшую плату права пользования застолбленными ими участками. Никаких имущественных цензов для вхождения в законодательный совет.
– Это делается не только в интересах так называемого маленького человека, но и ради нашего собственного самоуважения, Джон. Неужели мы, как народ, заслуживаем меньшего, чем англичане в своей метрополии? В один прекрасный день вы сможете заявить людям, что выступали за все эти реформы. И вы поступите правильно, если поддержите Трента.
– Вы получили мое согласие, и я даю честное слово, что буду неукоснительно выполнять условия заключенной нами сделки. А теперь, поскольку наши деловые переговоры окончены, оставьте меня, пожалуйста, чтобы я мог собраться с мыслями.
– Хорошо. – Крег поднялся. – Но в наш договор я хотел бы включить еще одно условие. – Хотя он и говорил спокойно, все в нем было напряжено до предела.
– И каково же это условие? Крег глубоко вздохнул:
– Вы должны предоставить Адди развод, чтобы мы могли с ней сочетаться законным браком. В этом случае Джейсон и Джуно получат все права законнорожденных детей.
Джон медленно поднял глаза:
– А могу я спросить, каков был бы ваш ответ, если бы мы поменялись местами?
– Я ответил бы – нет, – произнес Крег без малейшего колебания. – А все прочее послал бы к чертям! Джон улыбнулся.
– Так я и думал. Ну что ж. – Он положил руки на бедра и окинул взглядом пачку документов, являвшихся символами империи. – Это доказывает, что вы любите ее сильнее, чем я. Я соглашаюсь на предоставление развода. Вы удовлетворены?
– Да. – По правде сказать, он ожидал, что Джон окажет ожесточенное сопротивление. – Я только не совсем понимаю… – Он так и не закончил эту фразу.
Джон нетерпеливо махнул рукой:
– Не будьте наивны, Мак-Дугал. Будь у меня хоть малейший шанс, я бы не сдался так просто. Но ведь разводясь с Адди, я ничем не жертвую. Видите ли, все эти годы, пока Адди была моей женой и верила, что вы мертвы, в глубине своей души она всегда принадлежала вам – только вам.
Крег был глубоко растроган. Таких сильных чувств он не испытывал со времени воссоединения с семьей. Он протянул Джону руку.
– С вашего согласия я хотел бы воспользоваться этой нашей встречей, чтобы навсегда отбросить прочь топорик прежней вражды и предложить вам свою дружбу. Вы хороший человек, Джон, и я в самом деле хочу вашей дружбы. Более того, сами того не сознавая, вы поступали, как мой верный друг. Я никогда не забуду, с какой любовью и заботой вы относились к моим детям. Настало время начисто стереть прошлое, Джон. Мы уже немолодые люди, нам давно пора забыть наши юношеские ссоры и обиды. Что скажете, Джон? Примете ли вы мою руку в знак нашей будущей дружбы?
Джон долго, без всякого выражения смотрел на протянутую ему руку. Крег уже хотел было убрать ее, но заметил, что Джон неуверенно поднял правую руку, а затем – хотя и с некоторой неохотой, но достаточно решительно и твердо ответил на рукопожатие Крега.
– Попробовать-то мы, во всяком случае, можем, – сказал он.
– Спасибо, Джон. Я верю, что сообща мы многое сделаем для этой страны. Наша высшая цель – федерация колоний. Кстати, вы не читали последний отчет ассоциации Ллойда? В прошлом году только в Виктории было добыто более девяти миллионов фунтов золота. И они предсказывают, что в следующие десять лет эта цифра может возрасти до ста миллионов. Подумайте только, в Виктории за один год добыто столько золота, сколько в Калифорнии за весь период золотой лихорадки.
– Да. – К Джону вновь вернулись его жизненная энергия, Деловая сметка, озабоченность финансовыми интересами. – У меня тут есть кое-какие идеи, которые я хотел бы обсудить с вами, Крег. Может быть, на следующей неделе?
– С удовольствием. И я заранее уверен в их разумности и своевременности. А теперь я отправляюсь…
– Куда, если не секрет?
– Домой, к моей…
– Разумеется, к вашей жене, Крег.
– К моей дорогой Адди.
Выйдя, Крег тихо прикрыл за собой дверь. Дверь в прошлое. Впереди его уже ждали новые страницы жизни.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани



Бесподобный роман. Столько чуши перечитала с "хорошими откликами", а этот сюжет до сих пор никто не читал.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниЛика
10.10.2013, 15.16





Бред... Удивлена оценкой этого романа. Нет никакой сюжетной линии,да нет вообще ничего! Не рекомендую! Моя оценка 3/10.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниО.П.
15.03.2014, 20.36





Очень хороший роман, если вам понравится роман читайте продолжение, где рассказывают про внучку героев "Греховные помыслы".
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниМилена
12.01.2015, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100