Читать онлайн Обжигающий огонь страсти, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Обжигающий огонь страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Весь следующий месяц, едва лишь появлялось свободное время, Адди то с иголкой в руке, то склонясь над ткацким станком или прялкой, занималась своим гардеробом. Самым удачным своим творением она считала юбку и блузку двух контрастных – черного и белого – цветов. В разговоре с Крегом она даже назвала это свое изделие шикарным туалетом.
– Хочешь, я сейчас их надену? – сказала она в то утро, когда собиралась отправиться с экспедицией в Новый Южный Уэльс.
Тяжелая шерстяная юбка, едва прикрывавшая лодыжки, была стянута над бедрами и расширялась книзу. Белая льняная блузка имела треугольный вырез, широкие рукава с манжетами на пуговичках и была перепоясана широкой лентой.
Выйдя из спальни, Адди сделала изящный поклон.
– Ну как я?
– Как леди Гамильтон.
– Ну и льстец же ты. Я даже не знаю, что теперь носят. В последний раз я видела журнал мод шесть лет назад. И шила этот наряд наугад.
Крег обнял ее.
– Лайт верно сказал: ты будешь выглядеть красавицей и в мешковине. Кстати, я бы советовал тебе держаться от него подальше. Похоже, он не пропустит ни одной женщины.
– Да, у него глаза человека распутного, так и поблескивают, – лукаво улыбнулась Адди. – Вероятно, романская кровь в жилах. А ты знаешь, что его отец был торговцем в Пенанге и женился на женщине азиатско-португальского происхождения?
– Я слышал, как он говорил об этом. И еще он говорил, что скоро должен возвратиться в Англию, где будет состоять в свите герцога Веллингтонского. Неудивительно, что он нравится женщинам. В чем, в чем, а в обаянии ему не откажешь. Она поцеловала его в веснушчатый подбородок:
– На меня действует только твое обаяние, любимый.
– Пожалуйста, не забывай об этом. Адди поспешила обратно в спальню.
– Мне надо надеть что-нибудь более практичное. Они вот-вот прибудут.
Крег вышел из дома и стал наблюдать, как его дети играют с деревенскими ребятишками и с Келпи – пес с лаем носился за ними.
Подошедший Флинн с волнением в голосе проговорил:
– Почти все ребята пошли прокладывать дорожку для бегов и попросили меня проститься за них с Адди и детьми. – Он опустил глаза. – Честно сказать, ее отъезд наводит на меня тоску. Все это время мы были так близки… Как одна семья.
На глаза Крега навернулись слезы. Он обнял друга.
– Спасибо тебе, Шон.
Когда Адди была готова, Крег и Шон отнесли скромный багаж к реке, где Уэнтворт и Лайт уже поджидали ее и детей в лодке.
– Позвольте мне помочь. – Уэнтворт взял три скатанных одеяла и положил их на корму поверх лежавших там инструментов и образцов растений, горных пород и почв.
– Не хотелось бы торопить вас, – извинился Лайт, – но времени у нас в обрез. Остальные члены экспедиции уже ожидают нас выше по течению. Там у них целый обоз.
Адди поцеловала Флинна и потрепала его по щеке.
– Ты уж присмотри за моим муженьком.
– С первого дня как мы встретились, я только этим и занимаюсь. Поторопитесь, путешественники.
Крег наклонился, взял сына и дочь на руки и поцеловал их.
– Ведите себя хорошо, слушайтесь мать. А ты, Джейсон, помни: ты у них единственный мужчина. Позаботься о маме и сестре.
Джейсон обещал постараться, и Крег передал детей через борт Уэнтворту. Двое мужчин в лодке отвернулись, когда Крег и Адди расцеловались на прощание. Затем Крег обменялся с ними рукопожатиями и, резко повернувшись, быстро зашагал в сторону деревни. Флинн последовал за ним.


Поездка через Голубые горы оказалась на удивление простым делом. На дороге не прекращалось оживленное движение: в обе стороны сплошным потоком ехали повозки, фургоны, экипажи, погонщики перегоняли скот на новые пастбища.
– Подумать только, всего лишь семь лет назад мы считали, что переход через Голубые горы – почти верная смерть, – не переставала удивляться Адди.
– Да, верно, – кивнул Лайт, сидевший рядом с ней в переднем фургоне. – Колеса прогресса катятся все быстрее. То же самое, вероятно, чувствовал и Колумб, когда отплывал из Испании на запад. Теперь это дело самое обычное, но тогда требовало большой смелости. Идти за прокладывающими тропу всегда проще.
Дети с удивлением смотрели на высокие вершины, затянутые сверкающей голубой дымкой, и бездонные ущелья, протянувшиеся по обеим сторонам дороги. Зрелище водопада вызвало у детей крики восхищения. Могучие потоки воды низвергались с огромной высоты и с грохотом перекатывались через скалы внизу.
Они находились в пути пять дней и четыре ночи. На пятый день Уэнтворт объявил:
– Скоро мы будем в Парраматте.
Невольно вздрогнув, Адди привлекла к себе детей.
– Мне почему-то страшно, – пробормотала она. Вскоре они остановились и сели ужинать у обочины дороги в тени высокого эвкалипта.
– Чего же вы боитесь, дорогая Аделаида? – неожиданно спросил Лайт.
– Не так-то просто появиться перед своими родителями после столь долгого отсутствия. Что я скажу им? – Адди небрежно взмахнула рукой. – Привет, дорогие, надеюсь, вы не очень-то беспокоились? Конечно, я должна была написать вам, но… – Она сделала паузу, и они с Лайтом рассмеялись. – Боюсь, как бы они не прогнали нас.
– Аделаида, поверьте: никто и никогда не сможет отвернуться от вас. Я, например, пожертвовал бы рукой и ногой, только бы оказаться на его месте.
Она нахмурилась.
– На чьем месте?
– На месте Крега Мак-Дугала, разумеется.
Глаза Лайта так и пронзали ее насквозь. В них горела плохо скрываемая страсть. Адди никак не могла подобрать нужных слов, чтобы ответить ему:
– Уильям… я…
– Простите, я не хотел смутить вас, Аделаида, но прежде чем мы расстанемся, и расстанемся, по всей вероятности, навсегда, я хочу с вами объясниться. – Порывистым движением он взял ее за руку и, низко наклонившись, очень тихо, так, чтобы никто не расслышал его слов, сказал:
– Аделаида, я вас люблю. Ее щеки вспыхнули.
– Вы сами не знаете, что говорите, Уильям.
– Я отдаю себе полный отчет в своих словах. И никогда еще не говорил так откровенно. Я люблю вас. И всегда буду любить.
Она медленно покачала головой.
– Я хорошо знаю, Аделаида, что в вашей жизни, покуда он жив, никогда не будет другого мужчины. Но жизнь полна неожиданностей. Если что-нибудь случится с… Я хочу сказать, если судьба разорвет узы, связывающие вас с Крегом, возможно, вы сможете проникнуться чувством к такому человеку, как я…
Адди искренне сочувствовала Лайту, ведь неразделенная любовь – настоящая трагедия. Она пожала его руку и улыбнулась:
– Дорогой Уильям, вы хороший, сильный, красивый мужчина, и любая женщина будет польщена вашим вниманием. Не только польщена – счастлива. Я никогда не забуду вас, Уильям. – Она встала и поцеловала его в щеку. – Не пора ли нам отправляться дальше?
На окраине Парраматты фургон Лайта отделился от обоза.
– Увидимся в губернаторском доме! – крикнул он Уэнтворту. – Передай мои извинения губернатору Макуэри, если я запоздаю. Уверен, что он поймет.
Адди казалось, что ее сердце разорвется, когда она увидит свой дом. Все эти годы она даже не осознавала в полной мере, насколько велика ее тоска по дому и родным. Только теперь она поняла, что закрывала глаза на реальность.
«Ни один человек не является одиноким островом… – размышляла она. – Ни мужчина, ни женщина, как бы сильна ни была их любовь, какие бы крепкие узы их ни связывали».
Фургон уже катил по подъездной дороге, и Адди с трудом сдерживала слезы, глядя на такие знакомые места. Вот раскидистые дубы и вязы, которые, казалось, приветливо ей кивали. Сад играл яркими красками. Гордо высились дорические колонны. С северной стороны под воздействием зимних и осенних бурь штукатурка с них осыпалась. Адди не забыла ни одной детали – помнила даже разбитый кирпич слева от парадной двери.
Она невольно всплеснула руками.
Лайт улыбнулся:
– Ну что, хорошо дома?
– Да, очень, – кивнула Адди с виноватым видом. У нее возникло чувство, что она совершает предательство, – ведь ее дом там, где человек, которого она любит.
Натянув поводья, Лайт посмотрел на широкие ступени крыльца.
– Вы предпочитаете войти в дом одна?
– Нет. – Адди судорожно схватилась за его руку. – Пойдемте с нами. Боюсь, мне потребуется моральная поддержка. – Она улыбнулась.
Дети, разглядывая особняк, громко выражали свое восхищение.
– Мы правда тут будем жить? – спросил Джейсон. – В этом огромном доме?
Джуно потянула мать за рукав, показывая на лошадей, резво скачущих в загоне.
– Мама, мамочка, посмотри на этих лошадок. И я тоже смогу ездить на лошадке?
– Конечно, моя милая. – Адди прижала к себе дочь – не столько для того, чтобы успокоить ее, сколько для того, чтобы успокоиться самой.
Джейсон выпрыгнул из фургона и побежал к парадной двери.
– Обожди нас! – окликнула сына Адди.
Лайт выбрался из фургона и зашел с другой стороны, чтобы помочь спуститься Адди и ее дочери.
Поднявшись по ступеням, Адди взялась за медный дверной молоток и невольно опустила руку. Затем все же заставила себя сделать три коротких удара.
Стоя в ожидании, она затаила дыхание. Прошло, казалось, несколько часов, прежде чем дверь отворилась и она увидела знакомые ирландские черты служанки Юнис Келли. За прошедшие годы Юнис пополнела, ее лицо округлилось, а вокруг голубых глаз появились едва приметные морщинки. Но в целом она не очень изменилась. Служанка смотрела на Адди с недоумением.
– Что вам здесь нужно? Адди рассмеялась.
– Ты что, не узнаешь меня, Юнис? Присмотрись хорошенько. – Молодая женщина сняла шляпу, и золотистые волосы рассыпались по ее плечам.
Юнис, побледнев, отступила на шаг и схватилась рукой за горло. Другую руку она выставила перед собой, словно пыталась отогнать привидение.
– Хвала Господу! Неужели это вы, мисс Аделаида? О, неужели вы не призрак? – Глаза Юнис закатились, и она с воплем рухнула у порога.
И тотчас же весь дом наполнился громкими криками. Со всех сторон сбежалась прислуга. Наконец появился и Сэм Диринг. Несколько мгновений дочь и отец молча смотрели друг на друга. Затем он протянул к ней руки:
– Неужели это ты, Адди? В самом деле ты?
– Папочка, дорогой…
Они обнялись и прослезились. Лайт и дети смотрели на них в почтительном молчании.
Вскоре они уже сидели в кабинете. Похудевший и поседевший Сэмюел Диринг расположился в своем кожаном кресле с внуком и внучкой на коленях. Он радостно улыбался.
– Никак не могу поверить, что это не сон, – сказал он, покачивая головой. – Никак не могу поверить.
– Что касается детей, папа, то можешь не сомневаться в их реальности, – заверила Адди. – Они еще не раз напомнят тебе о своем существовании. Уж на что крепкий человек их отец, а они и его доводили до полного изнеможения.
– Ха-ха! Они могут съесть меня с потрохами, если у них появится такое желание.
– Дедушка, дедушка, – вновь и вновь повторяла Джуно, поглаживая Сэма по лицу своими крохотными ладошками.
Мальчик демонстрировал свою любовь не столь деликатным образом. Он несколько раз ткнул в живот Сэма своим маленьким, но твердым кулачком.
– Ты должен посмотреть, дедушка, как я умею драться. А еще охотиться, плавать и бросать бумеранг. Показать?
– Уф… Для такого мальца у тебя неплохой удар. Мы сделаем все, что ты захочешь. Но сначала надо подняться к твоей бабушке. Вы ведь хотите повидать свою бабушку?
– Да! – в один голос откликнулись дети.
– Бабушка сейчас отдыхает. Но думаю, она не будет возражать, если мы ее побеспокоим.
– Кто отдыхает? – послышался голос из коридора.
И тут же в кабинете появилась Джоанна Диринг. Адди с трудом узнала мать – ее некогда атласно-гладкая кожа теперь походила на пергамент. И даже стеганый халат не скрывал угловатых очертаний фигуры.
Вспомнив о том, как отец, бывало, посмеивался над полнотой матери, Адди прослезилась.
– Мама!
– Аделаида, моя дорогая.
Женщины кинулись друг другу в объятия. Болезненная острота ситуации и сопряженное с ней непреодолимое волнение – это оказалось не по силам даже такому видавшему виды человеку, как Уильям Лайт. Он подошел к окну и принялся рассматривать травяные лужайки Парраматты, сильно проигрывавшие в сравнении с пастбищами по ту сторону Голубых гор.
Сэм Диринг даже не пытался скрыть свои чувства. Обхватив голову руками, весь в слезах, он смотрел, как его жена, опустившись на колени, прижимает к груди внучат, а Адди, стоявшая рядом, ласково гладит всех троих по волосам.
– Может быть, тебе лучше прилечь, мама? – спросила Адди. – Ведь это такой удар для тебя.
– Удар? – возмутилась Джоанна. – Да это для меня куда целебнее, чем все прописанные доктором Филдингом лекарства. – И она снова расцеловала Джейсона и Джуно. – Ах вы, мои птенчики. Глядя на вас, я как будто возрождаюсь, воскресаю. И все благодаря вам. Вот увидишь, Сэм, теперь я поправлюсь. – Она возвела глаза к потолку. – Всемилостивый Господи, сколько раз я молилась, чтобы свершилось нечто подобное. И Ты откликнулся на мои молитвы, осуществил самые несбыточные, как казалось, надежды. Спасибо Тебе, спасибо Тебе, спасибо Тебе.
Когда наконец первое волнение улеглось, дворецкий Карл подал женщинам чай, детям – молоко и печенье, а мужчинам – херес.
Карл и Юнис были освобожденными заключенными, которые предпочли остаться на службе у Дирингов.
– Ты хорошо выглядишь, Карл, – сказала Адди дворецкому.
– Спасибо, мисс. А вы выглядите просто замечательно.
– К тому же ты сама любезность, – рассмеялась Адди, глядя на свое облачение. – По-моему, я смахиваю на бродяжку. Но это дело поправимое, надо только принять ванну. Хочешь – верь, хочешь – нет, мама, но у меня есть даже выходной наряд.
– Все твои вещи наверху, никто к ним не прикасался. Все это время я была уверена, что ты вернешься.
– Боюсь, что весь мой гардероб безнадежно вышел из моды.
– Ошибаешься. Ты всегда следила за модой, Адди, всегда просматривала последние французские журналы. За время твоего отсутствия я собрала около ста журналов, они все в твоей комнате.
– Дорогая мама, – Адди прикоснулась к увядшей руке Джоанны, – тебе предстоит пошить много вещей, поэтому отдыхай, набирайся сил.
Подкрепляясь, они обсуждали множество событий, произошедших за семь лет, с тех пор как Адди и Крег бежали из Нового Южного Уэльса. Оказалось, Джейсон Диринг теперь управляет фермой на Земле Ван Димена. Он женился на бывшей заключенной и уже имеет сына – Сэмюела-младшего, четырех лет от роду.
После своего освобождения три года назад Юнис и Карл поженились и теперь копили деньги, рассчитывая обзавестись собственной фермой.
– Перед тем как отбыть в Англию, Джон Мак-Артур передал эту ферму мне, – сообщил Сэм. – И еще одну, около пастбищ для крупного рогатого скота. Так что теперь твой старый отец – один из самых влиятельных людей в колонии.
– Неплохо, – сказала Адди.
– Как сказать, – сухо обронил отец. – Здешние влиятельные люди не очень-то процветают. Как и старые английские аристократы.
Разговор неизбежно перешел на тему, которой Адди побаивалась с тех самых пор, как оставила Земной Рай.
– А как поживают Блэндингсы? – спросила она с наигранным безразличием.
Сэм немного помолчал. Наконец, откашлявшись, произнес:
– Блэндингсы? Они поживают неплохо. Дейл и Элизабет выглядят совсем молодыми. Дорис преподает в школе. Она помолвлена с хорошим парнем, книготорговцем. Правда, он еврей. А… – Сэм замялся.
– А как Джон? – спросила Адди.
– О Господи, – вздохнула Джоанна. Сэм потупился.
– Аделаида, Джон почти в таком же состоянии, в каком ты его видела в последний раз. Парализован ниже пояса. Ездит в одной из этих новых колясок.
– Бедный Джон. – Аделаида прикрыла глаза рукой.
– Кто такой Джон, мама? – спросил Джейсон.
– Старый друг, мой мальчик.
– Он и с моим отцом тоже дружил? Напряжение стало почти невыносимым.
– Отец, может, кто-нибудь из слуг отведет детей в конюшню? Я уверена, что им будет интересно посмотреть на лошадей и собак.
– Да, конечно.
Сэм подозвал Карла и попросил его отвести детей к конюху Кенту.
Когда внуки ушли, он, не удержавшись, добавил с лукавой искоркой в глазах:
– Там теперь все лошади новые. Я имею в виду верховых.
Адди нахмурилась:
– Папа, мы, кажется, говорили о Джоне.
– О Адди, то, что случилось с Джоном, было для меня почти таким же сильным ударом, как и твой побег с этим… – Джоанна не договорила.
– Ты хотела сказать, с отцом твоих внуков, мама, – с невозмутимым видом проговорила Адди.
– Да, верно, дорогая.
Лайт решил, что ему пора уходить:
– Надеюсь, вы меня простите. Я должен быть в губернаторском доме.
Диринги горячо поблагодарили Лайта за то, что он привез к ним Аделаиду.
– В честь такого события мы устроим настоящий праздник, – улыбнулся Сэм.
– Постараюсь не пропустить это торжество. Хотя я вряд ли задержусь здесь надолго. Я подал заявление о зачислении меня в армию и надеюсь, что ответ из Уайтхолла уже прибыл в губернаторский дом. Я скоро сообщу вам, как складываются мои дела.
Адди обняла Лайта и поцеловала в щеку.
– Я никогда не забуду вас, дорогой Уильям.
– И я никогда вас не забуду. – Он наклонился и поцеловал Адди руку. – До свидания. Надеюсь, до скорого.
Когда Лайт ушел, мать Адди поднялась к себе наверх.
– Есть вещи, о которых я не хотел бы упоминать в присутствии Джоанны, – сказал Сэмюел, когда они остались вдвоем. – Но ведь вы с Крегом не можете скрываться всю жизнь в глуши.
– Уилл Лайт сказал, что новый губернатор Макуэри проявляет к каторжникам сочувствие. Ты, отец, пользуешься влиянием. Может, ты сумел бы выхлопотать помилование для Крега?
Ты знаешь так же хорошо, как и я, что суд над ним был просто фарсом. Драку затеял Джон. Если бы он мог, то убил бы Крега.
– Моя дорогая девочка, что случилось, то случилось, теперь уже ничего не изменишь. Факт остается фактом: Джон Блэндингс, свободный поселенец и сын одного из самых влиятельных людей в колонии, изувечен в драке с бывшим каторжником, который, по утверждению Джона, приставал к его невесте.
– Наглая ложь. Я никогда не была невестой Джона, и Крег не приставал ко мне. Если уж говорить правду, все было наоборот. Я старалась соблазнить его.
Сэм покраснел и отвернулся. Немного помолчав, сказал:
– Пожалуйста, избавь меня от неприятных подробностей, Аделаида. Суд, как ты прекрасно знаешь, отказался выслушать твое свидетельство и вынес приговор Крегу. И этот приговор все еще висит над его головой. – Сэм помрачнел. – Если только он появится по эту сторону гор, то будет тут же схвачен и отправлен на Норфолк. Если, конечно, его не повесят на месте. Ему придется отвечать за побег из тюрьмы и за убийства. Нет, дорогая, здесь, в Новом Южном Уэльсе, у Крега Мак-Дугала не может быть будущего. Но граница все время отодвигается к западу, и соответственно расширяется и сфера действия закона. Скоро на Крега распространится юрисдикция британских властей.
– О Боже, – прошептала Адди. Происходило именно то, чего она опасалась с того самого момента, когда узнала от Лайта и Уэнтворта о том, что Голубые горы перестали быть непреодолимой преградой.
Сэм встал и, заложив руки за спину, начал расхаживать перед остывшим камином.
– Дорогая, ты собираешься вернуться к Крегу?
– Отец, что за вопрос?! – воскликнула Адди. – Конечно, я вернусь к Крегу. Ведь он мой муж.
– Он тебе не муж. По крайней мере в глазах закона и Бога.
– Я была бы благодарна тебе, если бы ты не говорил от имени Господа. Полагаю, что Господь поддержал бы меня. Крег, конечно же, мой муж, а я его жена. Пока смерть нас не разлучит.
– А как насчет детей? Неужели всю свою жизнь они проведут в бегах? Маленькие лисята, улепетывающие от охотничьих собак, – так это будет выглядеть, Адди.
– Пожалуйста, замолчи, отец. – Адди в отчаянии закрыла лицо ладонями.
Однако она понимала: отец прав. Подобные мысли преследовали ее с самого рождения детей. Днем она старалась забывать об этом, старалась убедить себя в том, что Джейсон и Джуно – счастливые дети, живущие в благословенном Земном Раю. Однако в глубине души Адди сознавала: в один далеко не прекрасный день они будут изгнаны из этого Рая.
– И еще одно важное обстоятельство, – продолжал Сэм. – Твоя мать, Адди…
– Что – моя мать?
– Сама видишь, она очень больна.
– Мама сказала, что дети для нее – лучшее лекарство.
– Вот-вот. Если ты увезешь детей обратно за горы, это в буквальном смысле убьет ее. Если ты поступишь так, то лучше бы тебе не приезжать совсем. Пусть лучше она думала бы, что тебя нет в живых. Только подумай, ее самые заветные мечты осуществились, но ты отбираешь у нее самое дорогое. – Он щелкнул пальцами. – Ты уж прости меня, милая, что я так суров с тобой. – На глаза Сэма навернулись слезы.
Адди поднялась и обняла его:
– Перестань, папочка. Все, что ты говоришь, верно. Я слишком хорошо это знаю. – Она посмотрела на висевшее на стене распятие и, закрыв глаза, мысленно проговорила: «Повинуйся всем Его наставлениям, и Он направит твои стопы».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани



Бесподобный роман. Столько чуши перечитала с "хорошими откликами", а этот сюжет до сих пор никто не читал.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниЛика
10.10.2013, 15.16





Бред... Удивлена оценкой этого романа. Нет никакой сюжетной линии,да нет вообще ничего! Не рекомендую! Моя оценка 3/10.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниО.П.
15.03.2014, 20.36





Очень хороший роман, если вам понравится роман читайте продолжение, где рассказывают про внучку героев "Греховные помыслы".
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниМилена
12.01.2015, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100