Читать онлайн Обжигающий огонь страсти, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Обжигающий огонь страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Они отвезли Джона Блэндингса домой, взвалив его, как мешок с мукой, на лошадь. Он совсем не чувствовал боли. Вообще ничего не чувствовал.
Сэмюел Диринг внимательно выслушал облагороженную версию того, что произошло у реки.
– Так ты говоришь, Джон, что вы с Крегом встретились там случайно? – с усмешкой осведомился он.
– Да, сэр, случайно.
Джон Блэндингс лежал на диване с пепельно-серым лицом. Его темные глаза выражали негодование. Но он не предал их. По крайней мере сейчас.
Благодарная Адди склонилась над ним и вытерла его лоб мокрым полотенцем.
– Бедный Джон. Бедный дорогой Джон. Что нам делать, папа?
Джоанна прижала к глазам платок и закусила нижнюю губу.
– Мы должны немедленно пригласить доктора, Сэм.
– Нет, дорогая. Сначала надо предупредить его родителей. – Мистер Диринг сурово взглянул на Крега. – И я думаю, что для всех будет лучше, если тебя здесь не будет. Мне трудно предсказать, как поведет себя Дейл Блэндингс, узнав о том, что случилось с его сыном. Человек он горячий, несдержанный.
Крег печально покачал головой.
– Понимаю, сэр. Если я понадоблюсь, сэр, то вы меня найдете у моих старых приятелей, там, где живут заключенные.
Он тотчас же отправился в хижину, где когда-то жил вместе с Шоном, Дэнни и Джорджем. Сейчас место Крега занял Роналд Суэйлз, человек лет тридцати с небольшим, с приятным веснушчатым лицом, длинным носом и редеющими рыжеватыми волосами. Суэйлз прежде был хирургом в больнице Королевского колледжа, но попал под суд за то, что помог прервать беременность молодой женщине, которой грозила неминуемая смерть при родах.
Именно с Суэйлзом Крег решил поговорить о состоянии Джона Блэндингса. Но бывший хирург мог сообщить ему мало утешительного.
– Судя по твоим словам, парень, он повредил позвоночник. Вполне возможно, что некоторые важные жизненные центры оказались задетыми, однако, если опухоль спадет, он сможет владеть и руками и ногами. На это потребуется время. И шансов не так уж много. Скорее всего у него перелом позвоночника. В этом случае… – Роналд замолчал.
– Джон Блэндингс так и останется паралитиком?
– Боюсь, да. Но прежде чем перейти через мост, надо сначала дойти до него.
В дальнейшем беседа все чаще перемежалась долгими паузами. Уже смеркалось, когда к хижине подошел офицер с двумя солдатами из Уэльского корпуса. Солдаты несли ружья со штыками наперевес. Офицер же держал правую руку на эфесе шпаги, и его парадный мундир свидетельствовал о том, что он находится при исполнении обязанностей.
– Мы ищем Крега Мак-Дугала, – объявил он. Крег шагнул вперед.
– Это я.
– В таком случае мой долг объявить вам, что вы арестованы по приказу губернатора колонии.
– Могу я спросить, какое обвинение мне предъявлено?
– Покушение на убийство.
– Убийство? Но это же недоразумение. Я не имею ничего против Джона. Если кто и напал на кого, так это он на меня.
– Это решит суд.
– Суд? – Крег невесело рассмеялся. Слишком уж свежи были воспоминания о том «суде», где разбирали их первое с Джоном Блэндингсом столкновение.
– Я готов, – сдержанно произнес он.
Крег попрощался с друзьями, и его отвели на гауптвахту.
На следующее утро он предстал перед судьями – его судили шесть офицеров под председательством старого знакомого, прокурора Ричарда Аткинса.
Защитником был назначен освобожденный каторжник адвокат Ансел Картер, что грозило делу неминуемым провалом, потому что с освобожденными, которые занимались адвокатской практикой, никто не считался.
Картер, однако, надеялся, что обвинение будет отозвано из-за отсутствия свидетелей. Аделаиде Диринг, как и ранее, отказали в праве выступать свидетельницей от защиты. Что до Джона Блэндингса, то состояние здоровья не позволяло ему свидетельствовать, что на него и в самом деле было совершено «покушение на убийство».
– Как может быть проведено беспристрастное разбирательство при отсутствии свидетелей? – спросил защитник.
Прокурор Аткинс взял со стола какую-то официального вида бумагу.
– Это показания Джона Блэндингса, записанные у ложа больного капитаном Мак-Шейном.
– Вряд ли это можно рассматривать как свидетельство, ваша честь.
Аткинс окинул адвоката уничтожающим взглядом.
– Как прокурор я имею полное право принять или отвергнуть то или иное свидетельство. И я пользуюсь случаем, чтобы объявить: показания, записанные капитаном Мак-Шейном, будут приняты судом как вполне достоверное свидетельство. – Он вручил свидетельство клерку, который громким голосом зачитал его вслух.
Крег был потрясен, услышав, в каком искаженном виде Блэндингс изложил происшедшие накануне события.
Джон показал под присягой, что проезжал мимо реки, когда услышал, что Аделаида Диринг громко взывает о помощи. Он утверждал, что Крег Мак-Дугал грубо домогался девушки. Он, Крег, якобы схватил тяжелую дубину и пригрозил: «Ну погоди, сейчас я расшибу тебе голову, чертов недоносок».
Дальше шли еще две страницы – все в том же духе, и по окончании чтения Крегу и его адвокату стало ясно: суд пришел к единодушному заключению о его, Мак-Дугала, полной виновности и никто не примет всерьез какие-либо оправдания.
Членам суда понадобилось всего несколько минут, чтобы вынести вердикт о виновности Крега.
Прокурор тут же зачитал приговор:
– Подсудимый приговаривается к двумстам пятидесяти плетям, к пяти порциям по пятьдесят ударов. Наказание начинается с завтрашнего дня. По окончании назначенной порки подсудимый приговаривается к каторжным работам на острове Норфолк в течение трех лет.


– Еще один смутьян? – спросил у солдат тюремщик по имени Каллен, безобразного вида субъект с почерневшими, обломанными зубами и свернутым набок носом. В засаленных волосах тюремщика копошились насекомые. – Сегодня ночью у тебя будет отдельная комната, мерзавец. Выспись хорошенько, завтра утром тебе придется несладко. А пока отдохни, отсюда открывается хороший вид.
Он запер замок на ключ и с хохотом удалился.
Крег подошел к окну и сразу же увидел то, что тюремщик с садистской жестокостью назвал «хорошим видом». Забранное решеткой окно выходило на тюремный двор, в самом центре которого возвышалось нечто, напоминающее огромный треножник, составленный из бревен длиной около семи футов каждое. Пока он гадал, для чего предназначено это странное сооружение, двое тюремщиков вывели во двор заключенного. Ноги несчастного привязали к бревнам у основания, а руки прикрепили высоко над головой, в самом центре треножника. Солнце озаряло обнаженную спину заключенного. Вскоре появились двое солдат и тюремщик Каллен, с ухмылкой поигрывавший кожаной плетью.
Хотя плац для экзекуции и находился футах в пятидесяти от окошка, разыгравшееся воображение Крега рисовало ужасающие картины. Он как зачарованный смотрел на «кошку» в руке Каллена. Казалось, каждый из девяти «хвостов» угрожающе шевелился. В отличие от других надсмотрщиков, мастеров своего дела, Каллен довольствовался лишь тремя узлами на каждом «хвосте», ибо заметил, что при частых ударах плетью с пятью или большим количеством узлов жертва страдает меньше. Сострадание же отнюдь не входило в число добродетелей этого тюремщика. Итак, всего три узла на каждом «хвосте», и удары он наносил с ленивой неторопливостью игрока в крикет.
Крег, вздрогнув, схватился за прутья решетки. Он смотрел, как плеть вновь и вновь разрезает воздух. Каждый раз, когда плеть обрушивалась на обнаженное тело заключенного, раздавался очередной возглас Каллена:
– Один! А сколько еще впереди!..
Раскаты его гнусного смеха заполняли весь двор.
– Господи! – выдохнул Крег, когда на белой спине, как по волшебству, появился кровавый узор, чем-то напоминавший нотную запись.
Крег спрыгнул с подоконника и заткнул уши, чтобы не слышать душераздирающих воплей. Такую мучительную боль, видимо, даже трудно себе представить, ее можно испытать лишь на собственном опыте. И завтра утром – его очередь. Колени у него подогнулись, и он бессильно опустился на грязный соломенный матрас в углу камеры. Из всех пор его тела сочился пот, и у него было такое чувство, будто ноги у него отнимаются. Закрыв глаза и прижав руки к груди, Крег впервые в своей жизни помолился:
– Смилуйся надо мной, о дорогой Господь. Даже если ты считаешь меня недостойным своей милости, молю тебя, даруй мне смелость и силу выдержать все предстоящие мне муки, как подобает мужчине. Благодарю тебя, Господь.
Посреди ночи он, вздрогнув, проснулся. В кромешной тьме камеры светилось лишь небольшое оконце. И что-то заставило Крега встать и подойти к нему. Как и во все ясные ночи, небо было густо усыпано звездами, такими яркими, что казалось, они находились совсем рядом. Вдруг он увидел прямо над головой четыре гигантские звезды Южного Креста. Крегу показалось, будто их пульсирующий свет наполняет его теплом, спокойствием, какой-то целительной силой, пронизывает каждую клеточку его существа. Он был убежден, что это знак, поданный ему Всевышним. Внезапно успокоившись, он пал на колени и, сжав руки, стал молиться:
– Верю тебе, Господь, верю всем сердцем. Не на свой слабый разум я уповаю, а на твою помощь. Признаю тебя, Господь, признаю во всем твоем величии и знаю, ты сумеешь направить мой путь.
Звуки собственного голоса удивили его, еще сильнее поразили слова молитвы. Крег был уверен, что никогда в жизни не слышал подобной молитвы.
Он снова улегся на свою соломенную постель и тут же забылся мертвым сном. А проснувшись, увидел за прутьями дверной решетки безобразную ухмыляющуюся физиономию Каллена.
– Вставай, барашек. Пора испытать, годится ли на что-нибудь твоя шерсть. Я принес тебе завтрак. – И тюремщик подсунул под дверь металлическую миску, в которой дымилась кучка риса, залитого липким, как клей, белым соусом. Запах от этого варева шел отвратительный.
– Забери эту гадость. Меня при одном взгляде на нее так и выворачивает наизнанку, мистер Каллен. К тому же я не голоден.
Толстые губы тюремщика искривились в усмешке. Он пробурчал:
– Что ты так нагло скалишься? Ничего, скоро отведаешь коготков моей «кошечки». После этого мало кто остался в живых. – Каллен хохотнул и хлопнул себя по бедру. – Может, тебе повезет. Если, конечно, тебя не повезут на телеге. – Он снова захохотал.
Крег встал и сбросил с себя рубашку.
– Приступай, если так не терпится.
– Никогда еще не видел, чтобы кто-нибудь торопился в ад, как ты.
Каллен отпер замок и отвел Крега в конец коридора, где его поджидали два капрала и капитан. Надрывно заскрипели ржавые петли тюремной двери, и они вышли во двор, на ослепительный солнечный свет. Зажмурив глаза, Крег поглядел на треножник в центре двора. Его медленно повели по направлению к нему. С каждым шагом треножник казался все больше, выглядел все более устрашающим.
Теперь Крег знал, как чувствовал себя Христос в последние минуты перед распятием. Он даже подумал, что треножник как-то странно смахивает на крест. Но шел твердым шагом, глядя прямо перед собой.
Крег без всякого сопротивления позволил привязать себя к треножнику. Его спина напряглась, на ней выступили все его мышцы. В таком виде он был гораздо более уязвимым, чем в расслабленном состоянии.
Солдаты отступили, и Крег услышал, как шуршит плеть Каллена. Справа юноша увидел группу свидетелей. Среди них находились Сэмюел Диринг и Дейл Блэндингс. К его удивлению, присутствовал и Шон Флинн. Тут он вспомнил, что по тюремным обычаям полагалось, чтобы среди свидетелей были и представители заключенных – на тот случай, если наказуемый не выдержит наказания. Тогда каторжники могли бы засвидетельствовать, что экзекуция проводилась по правилам.
Адский огонь опалил его спину, когда голос Каллена прогремел:
– Один! Это тебе мой первый сказ.
Жгучая боль разлилась по рукам и ногам Крега, разлилась до кончиков пальцев.
– И два! И три!
– Господи! – выкрикнул Крег, вонзив ногти в бревно с такой силой, что из-под них брызнула кровь.
Капитан и капралы наслаждались искусством Каллена почти так же, как и сам тюремщик. Они передавали друг другу бутылку с ромом – недаром их корпус прозвали Ромовым.
Свидетели наблюдали за происходящим со стоическим безмолвием. Взглянув на своего соседа, Дейла Блэндингса, Диринг с сарказмом произнес:
– Похоже, Дейл, месть не доставляет тебе такого удовольствия, как ты надеялся.
– Я предпочел бы, чтобы его расстреляли, а не забили до смерти.
В задних рядах зрителей послышался какой-то шум.
– Пустите меня! Пустите, черт побери! Уберите свои грязные руки! – раздался женский голос.
Узнав этот голос, Сэм Диринг похолодел.
– Неужели это она? Не может быть, – пробормотал он. Но это и в самом деле была его дочь. Сэм пробрался сквозь толпу, туда, где Аделаида отделывала хлыстом двоих тюремщиков.
– Уберите от меня эту тигрицу! – вопил один. Адди перебила тюремщику хлыстом переносицу; когда же второй попытался оттащить ее в сторону, она заехала ему коленом в пах.
Отец схватил дочь за руку и встал между ней и тюремщиками.
– Что все это значит? – спросил он, яростно сверкая глазами.
– Это не наша вина, сэр, – пожаловался один из тюремщиков. – Мы выводили заключенных на утренние работы, а она налетела на нас, как злой дух.
Сэм Диринг уставился на дочь, весь багровый от бешенства. И еще более он разгневался, заметив, что она одета по-мужски – на ней был костюм для верховой езды, некогда принадлежавший брату, и тяжелые сапоги.
– Я разделаюсь с тобой попозже, молодая леди. Хотя, откровенно говоря, слово «леди» тебе совсем не подходит. Сейчас же убирайся отсюда.
– Я намерена остаться здесь, и никакие твои слова или угрозы не смогут меня переубедить. Я взрослая женщина, не ребенок. И уж конечно, не рабыня, какими вы, мужчины, считаете нас, женщин.
Сэм был озадачен тирадой дочери.
– Но дитя мое, я не…
– Не дитя, а женщина! – Она ударила кнутовищем по ладони.
– Что с тобой, Аделаида? Уж не хочешь ли ты посмотреть, как юношу, который был тебе как брат, а мне как сын, засекли до полусмерти?
Ее плотно сжатые губы посерели.
– Он мне не брат, отец, он мой возлюбленный. Сэм вскинул руку, как бы защищаясь от удара.
– Замолчи, Аделаида. Я не желаю ничего слушать.
– Значит, ты отказываешься знать правду. Да, это так. – Ее голос смягчился. – Извини, если я причинила тебе боль, но я не могу спокойно стоять и лицемерно одобрять действия, против которых протестует все мое существо. Неужели ты не понимаешь, что это из-за меня, отец, Крега приговорили к экзекуции, а затем к каторжным работам?
– Нет.
– Да. Джон Блэндингс застиг нас в самый неподходящий момент, когда мы занимались любовью у реки. Это он затеял драку. Он был как дикий зверь, он хотел убить Крега дубиной. Крег только защищал себя и меня.
Подошедший Дейл Блэндингс слышал все, что сказала Адди. Его лицо было искажено болью.
– Вы лжете. Как вы можете осквернять свои уста такой ложью? Как можете говорить подобное о моем сыне, о моем бедном искалеченном сыне?
– Я не испытываю к Джону ничего, кроме жалости, мистер Блэндингс. И к вам тоже. Но почему вы отрицаете очевидное? Причем оба. Мужчины управляют миром в своих интересах, все их законы и правила однобокие, искаженные. Суд не разрешил мне давать показания, потому что я, видите ли, женщина. Отказались они выслушать и Крега, так как он каторжник, хотя и бывший. С меня хватит вашего мужского правосудия и справедливости, все это лишь жалкий фарс… А теперь позвольте мне сделать то, ради чего я пришла. Я хочу разделить с ним его страдания.
Пробившись в первые ряды зрителей, она скрестила на груди руки и громко закричала:
– Крег, мой дорогой! Я здесь, с тобой! Держись!
Он услышал ее голос словно сквозь сон. Его глаза застилал алый туман. Боль достигла высшего предела, и его тело уже не могло ей сопротивляться.
Он висел, склонив голову на плечо, уже давно потеряв счет ударам.
Звуки голоса его возлюбленной привели его в чувство. Крег скосил глаза на толпу. Из беспорядочного скопления лиц выплыл ее образ. Он увидел, какую нестерпимую боль испытывает она всякий раз, когда «кошка» касается его окровавленной спины. Она полностью разделяла все его мучения.
– И пятьдесят, – пропел Каллен, нанося последний удар.
Тяжело дыша, волоча плеть по песку, палач отошел в сторону. С угрюмым разочарованием он наблюдал, как солдаты разрезают веревки на руках и ногах Крега. Один из капралов с сочувствием сказал, обращаясь к юноше:
– Молодец, парень! Ты выдержал такое, что не всякий выдержит. Я с удовольствием пожал бы тебе руку.
– Спасибо. Сдаваться не в моих привычках. – Голос Крега прозвучал как-то странно даже для него самого. Он прикинул расстояние между треножником и дверью тюрьмы. Затем глубоко вздохнув, побрел к двери.
Все в глубоком молчании смотрели на Крега Мак-Дугала. Позднее некоторые говорили о том, что ощутили какое-то странное религиозное чувство.
– Как будто свершилось чудо, как будто мертвый воскрес, – с благоговейным ужасом повторял один из тюремщиков.
Никогда наблюдательность Крега не была такой острой, как в эти бесконечные мучительные минуты, когда он шел по раскаленной земле к двери тюрьмы.
Сначала он не понял, из-за чего с громкими криками дерутся птицы во дворе – то ли из-за червей, то ли из-за насекомых. Присмотревшись, понял, что это маленькие кусочки окровавленной кожи. Возможно, его собственной. Эти кусочки представляли собой некое подобие геометрических узоров, что, как он узнал впоследствии, служило доказательством мастерского владения плетью.
Последнюю дюжину шагов он прошел, покачиваясь и спотыкаясь, и был рад, когда его разгоряченные щеки коснулись холодной двери.
Войдя внутрь, он не стал сопротивляться, когда два тюремщика подхватили его под руки и потащили обратно в камеру. Не очень-то церемонясь с ним, они швырнули его на соломенный матрас – лицом вниз.
Закрыв глаза, Крег улыбнулся и пробормотал: – Я все-таки победил. Хвала тебе, о Всевышний. Спасибо тебе, моя дорогая Адди.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обжигающий огонь страсти - Блэйк Стефани



Бесподобный роман. Столько чуши перечитала с "хорошими откликами", а этот сюжет до сих пор никто не читал.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниЛика
10.10.2013, 15.16





Бред... Удивлена оценкой этого романа. Нет никакой сюжетной линии,да нет вообще ничего! Не рекомендую! Моя оценка 3/10.
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниО.П.
15.03.2014, 20.36





Очень хороший роман, если вам понравится роман читайте продолжение, где рассказывают про внучку героев "Греховные помыслы".
Обжигающий огонь страсти - Блэйк СтефаниМилена
12.01.2015, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100