Читать онлайн Греховные помыслы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные помыслы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные помыслы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные помыслы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Греховные помыслы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Когда на следующий день любовники направились в казино, улица была запружена праздными, нарядными людьми. Все хотели своими глазами увидеть героя вчерашнего дня. Полицейские, солдаты и охранники казино, взявшись за руки, образовали живой коридор – иначе Адди и Чарльз не смогли бы попасть в игорный дом. Администрация приняла меры, чтобы отгородить от зевак тот стол, за которым будет идти игра по-крупному.
Чарльз, как и обещал, в первый же час игры сорвал банк. Любопытно, что крупье и другие работники казино восприняли это как должное. Администрация даже наладила выпуск специальных бюллетеней, чтобы информировать о ходе игры публику и прессу.
К четырем часам пополудни Уэллс сорвал банк уже двенадцать раз, и очередной бюллетень гласил:
«На второй день игры в казино Монте-Карло выигрыш Чарльза Уэллса достиг 500 ООО долларов».


В этот день казино посетил сам князь Монако Альберт – чтобы посмотреть на игру Уэллса и, как ни удивительно, взять у него автограф!
Впервые за все время пребывания в Монако Чарльз разволновался. Когда авантюрист выводил свою подпись на листке пергамента, украшенном королевским гербом, его рука задрожала.
– Я бы сказал, что это уже слишком, – запротестовал он. – Ваше величество, в конце концов, удача ведь дело случая.
В глазах князя мелькнула искорка лукавства.
– Ну, насколько я слышал, сэр, вы начисто исключили из своей игры элемент случайности. Вы не возражаете, если я тихонько посижу рядом и посмотрю?
– Буду счастлив.
Князь приказал принести себе кресло, которое поставили рядом с креслом Адди.
– Мадам, мы с вами прежде не встречались?
– Вряд ли, ваше величество.
Склонив голову набок, он испытующе посмотрел на нее.
– А вот я думаю, что да. Трудно забыть такую красоту. Несомненно, я еще вспомню, где мы встречались. – Он жизнерадостно улыбнулся. – Ваш друг нарушает все традиции.
– Почему, ваше величество?
– Всегда считалось, что если везет в игре, то не везет в любви. Мистер Уэллс, однако, преуспел и в том, и в другом. Знаете, за последние два дня он приобрел всемирную известность.
– Вы шутите!
– Да нет же, я совершенно серьезен. Заодно он сделал знаменитым и имя своего покойного отца, английского поэта Чарльза Иеремии Уэллса. – Князь рассмеялся. – Сегодня утром один из членов британского парламента заявил, что Чарльз Уэллс прославил Англию не меньше, чем Вильям Шекспир!
Князь оставался рядом с Чарльзом до тех пор, пока тот не прекратил игру.
– Я совершенно измотался, – сказал он князю Альберту и Адди. – Прошу извинить нас, ваше величество.
– Конечно – и удачи, мистер Уэллс. Хотя вам, она, кажется, не нужна. – Поклонившись, он поцеловал руку Адди. – Это сокровище стоит гораздо дороже того, что вы выиграли за столом.
– Согласен, ваше величество.
Отойдя немного в сторону, князь Альберт вдруг остановился и повернулся к Адди.
– Дорогая мадемуазель Орбюссон, я наконец вспомнил, где мы встречались – несколько лет назад в Берлине, на балу у кайзера Вильгельма.
Адди посмотрела на него отсутствующим взглядом.
– Вы ошибаетесь, ваше величество. Что делать нам, простым смертным, во дворце кайзера?
Князь ответил не сразу. На его румяном лице появилась загадочная улыбка.
– Как скажете, мадемуазель! Должно быть, я ошибся. Но выражение лица монарха ясно говорило, что это простая вежливость. Князь прежде всего джентльмен и никогда не станет настаивать, чтобы дама ответила на вопрос, на который она явно не хочет отвечать.
«Если бы только я могла ответить!» – подумала Адди, и голова ее закружилась так сильно, что пришлось ухватиться за руку Чарльза.
Как только они вернулись в отель, Адди легла на кровать и положила на лоб холодный компресс.
Сев рядом, Чарльз взял ее за руку.
– В чем дело, Мари? Твоя загадочность начинает сводить меня с ума. Что ты могла делать во дворце кайзера Вильгельма? Ты что, беглая принцесса? Ради Бога, скажи хоть что-нибудь!
Усталым движением она убрала компресс.
– Ладно, Чарльз. Было бы несправедливо мучить тебя и дальше. Видишь ли, это очень трудно объяснить… Я не могу рассказать тебе о своей прошлой жизни, потому что сама ничего о ней не помню. Я даже не знаю, действительно ли меня зовут Мари Артемус.
Лицо Чарльза исказилось.
– О чем, черт возьми, ты говоришь?
– Я страдаю амнезией – полной потерей памяти. И она рассказала ему, как Бракстоны спасли ее во время джонстаунского наводнения, как назвали своей племянницей.
Пока женщина говорила, Уэллс, недоверчиво покачивая головой, непрерывно расхаживал по комнате и одну за другой закуривал все новые и новые сигареты.
– Я не могу с этим смириться, дорогая. Наверняка можно как-то восстановить твою память. В Вене есть один врач – кажется, его имя Фрейд. Говорят, что по части душевных болезней он просто волшебник. Клянусь Юпитером, отсюда мы поедем в Вену и проконсультируемся у доктора Фрейда.
– Боюсь, это будет очень дорого.
– Дорого? – усмехнулся Чарльз. – Да ты представляешь, сколько я выиграл за эти два дня? Более семисот пятидесяти тысяч!
– Сначала мы должны побывать в Лондоне и уладить все дела с Вудстоком и другими акционерами.
– Да, верно. Ну ничего, это будет лишь небольшая отсрочка. Потом мы увидимся с этим Фрейдом, вернем тебе память и поженимся.
Она протянула к нему руки.
– Мой дорогой Чарльз, ты должен понимать, что если я вспомню свое прошлое, могут возникнуть обстоятельства, которые нас разлучат.
– Что еще за обстоятельства? Какая чепуха!
– Муж. Дети. А может быть, я преступница? Неизвестно, какие чудовища подстерегают меня в прошлой жизни. Возможно, как раз из-за этого я и не могу ничего вспомнить.
Побелев как полотно, он тяжело опустился в кресло.
– Боже мой! Даже не думай о таких вещах.
– Тебе всю жизнь это мешало, Чарльз, – ты всегда отказывался взглянуть правде в глаза, боясь неприятностей.
В эту ночь оба спали плохо, не испытывая ни малейшего желания заняться любовью.
На следующее утро они позавтракали и в полдень, снова под усиленной охраной, проследовали в казино.
Репортеры сразу обратили внимание на то, каким бледным и осунувшимся выглядел Уэллс.
– Наверное, сказывается напряжение.
– Да и она выглядит так, словно всю ночь мешки таскала.
– Я сыт по горло, – прошептал Уэллс Адди, когда они входили в зал. – Сегодняшний день будет последним.
Хотя на сей раз Чарльз играл вяло, без вдохновения, он все же восемь раз сорвал банк и выиграл еще двести пятьдесят тысяч долларов.
Игра была в разгаре, когда внезапно он резко встал.
– Этого достаточно. У нас больше миллиона. Пора возвращаться домой. Пойдем, дорогая.
Под охраной двух сотрудников французской полиции Уэллс и Адди направились из Монте-Карло в Ниццу, где им предстояло отплыть в Англию.
На пристани в Дувре их ожидали сотни любопытных и оркестр.
– Французского премьера во время его последнего визита встречали не так пышно, – с иронией заметил Уэллс.
В этот вечер Оксфордский мюзик-холл дал в честь Уэллса специальное представление. Гвоздем программы было первое исполнение песни, написанной по случаю беспримерного успеха Чарльза Уэллса во всемирно известном казино: «Человек, который сорвал банк в Монте-Карло…»
Исполнявшего эту песню баритона вызывали на бис столько раз, что потом бедняга в течение двух недель не мог взять ни одной ноты.
За представлением в мюзик-холле последовал полуночный ужин с шампанским, на котором присутствовали известные артисты, члены королевской семьи и парламентарии.
В приталенном пурпурном платье с высоким воротником Адди была королевой бала. Сменяя партнеров, она без устали кружилась по залу, длинная юбка в вихре танца высоко приподнималась, открывая пурпурные атласные туфельки и тонкие чулки.
Глубокой ночью, покидая отель «Савой», Адди и Чарльз встретили мальчишку-газетчика, продававшего «Таймс».
– Читайте все о…
Уэллс дал ему шиллинг.
– Я возьму один номер, приятель, а сдачу оставь себе.
– Целый шиллинг? – Глаза рыжеволосого парнишки стали круглыми как блюдца. – Большое спасибо, сэр!
Вытащив из пачки газету, он подал ее Уэллсу и, вглядевшись в своего клиента, вытаращился еще больше, – хотя, казалось, это невозможно.
– Черт побери! Это же он! Я имею в виду – это вы, вот, на первой странице. Прошу прощения, сэр, ведь вы – это он, правда? Человек, который сорвал банк в Монте-Карло?
– Признаю свою вину, – улыбнулся Чарльз. Мальчишка любовно погладил монету.
– Клянусь, сэр, я не потрачу этот шиллинг, даже если моя старая мама будет помирать с голоду.
– Ну, я не хотел бы брать на себя ответственность за смерть твоей мамы. Так что… – Уэллс вынул из кармана банкноту в один фунт и подал ее ошарашенному газетчику. – Сохрани шиллинг и купи своей маме гуся или ветчины.
Что-то тихо бормоча, мальчишка побрел прочь.
Уэллс и Адди расхохотались так, что вынуждены были прислониться к ближайшему газовому фонарю. Когда приступ смеха прошел, Уэллс со стоном посмотрел на собственный портрет на первой странице.
– Меня уже тошнит, когда я слышу о «Человеке, Который сорвал банк в Монте-Карло». Пожалуй, я это сейчас выброшу. – И он огляделся в поисках урны.
– Подожди! – внезапно охрипшим голосом сказала Адди. – Там есть еще один снимок. – Выхватив у него газету, она впилась взглядом в другую, размером поменьше, фотографию, на которой был изображен пожилой джентльмен в сюртуке. Подпись гласила: «Австралийский промышленник сэр Крейг Макдугал скончался вчера во сне».


Из ее горла вырвался какой-то невнятный звук, она задрожала всем телом. Редкие прохожие стали в испуге оборачиваться.
– Боже мой! – воскликнул Уэллс. – Что случилось? Мари, сейчас же перестань! – встряхнув ее, крикнул он. – У тебя истерика. Скажи наконец, в чем дело!
Зажмурившись, она помотала головой.
– Дедушка! Дедушка умер!
– О ком ты говоришь? – Забрав у нее газету, Уэллс взглянул на фотографию сэра Крейга. – Твой дедушка? Да ты с ума сошла, Мари.
– Это правда. И перестань называть меня Мари. Меня зовут Аделаида. Боже мой!
В ту же секунду она потеряла сознание и упала бы на мостовую, если бы Уэллс ее не поддержал.


– Я верю, что она поправится.
Адди медленно открыла глаза. Над ней склонялось приятное лицо женщины в сером монашеском облачении.
– Скоро вам будет лучше, моя дорогая, – улыбнувшись, сказала сиделка. – Как вы себя чувствуете?
– Я… я не знаю. У меня такое ощущение, будто я куда-то плыву… и ужасная головная боль.
– Так и должно быть. Я поговорю с доктором Сноу насчет дальнейшего лечения. Он просил, чтобы его известили, когда вы придете в сознание.
– А я долго была без сознания?
– Около трех дней.
– Это больница Джонстауна?
– Какого Джонстауна? – удивленно переспросила монахиня.
– Ну Джонстауна, штат Пенсильвания. Ведь было наводнение. Кто меня спас?
– Бог мой, да нет же! Вы в больнице святого Фомы, в Лондоне.
– В Лондоне? – Адди попыталась сесть, но опять беспомощно упала на подушки. – Это невозможно! Зачем вы так говорите? Пытаетесь свести меня с ума?
Монахиня в испуге попятилась к двери.
– Сейчас я приглашу доктора. Лежите спокойно. Я скоро вернусь.
Адди хотела встать с кровати, но была слишком слаба, чтобы перелезть через высокие боковые бортики.
Через несколько минут сестра вернулась в сопровождении высокого худого мужчины со шкиперской бородкой, в очках и длинном, до колен, белом халате. На жилистой шее доктора висел стетоскоп.
Подойдя к кровати, врач взял Адди за руку и проверил ее пульс.
– Миссис Бойл, вам нечего опасаться. Все идет прекрасно. Не могу точно сказать, что с вами было, но приступ уже позади. Пульс превосходный. – Он положил руку на ее лоб. – Высокой температуры тоже нет. Теперь послушаем сердце. – Наклонившись над кроватью, он приложил к груди Адди трубочку стетоскопа. – Дышите! Не дышите! – Послушав, врач выпрямился и удовлетворенно хмыкнул. – Превосходно! К концу недели вы будете совершенно здоровы. А сейчас я вам дам что-нибудь от головной боли.
– Доктор… я не понимаю, – откинув со лба волосы, заговорила Адди. – Как я попала в Лондон? Я ведь должна быть в Джонстауне, штат Пенсильвания, в Соединенных Штатах.
Склонив голову набок, доктор задумчиво погладил бороду.
– В Джонстауне? Да, в свое время сообщалось о вашей смерти во время джонстаунского наводнения. Скажите, миссис Бойл, вы имеете представление о том, какое сейчас число?
– Ну, приблизительно… – нахмурившись, ответила Адди. – Сестра сказала, что я была без сознания три дня. Значит, сейчас начало июня 1889 года.
– Миссис Бойл, сейчас середина октября 1891 года, – сложив руки на груди, с состраданием сказал врач.
– 1891? Но это же абсурд. Вы хотите сказать, что я… что я была… – Кровь отхлынула от лица Адди, и она вновь потеряла сознание.
– Сестра! Скорее! – наклонившись над ней, крикнул доктор Сноу. – Нашатырь!
Вскоре Адди пришла в себя.
– Все в порядке, доктор, – открыв глаза, слабым, но уверенным голосом сказала она. – Больше этого не повторится.
– Моя дорогая миссис Бойл, большинство женщин – да и мужчин – не выдержали бы и половины того, что вам пришлось перенести. Вас доставил сюда ночью какой-то господин, отказавшийся назвать свое имя, – он сказал, что хочет избежать огласки. Тем не менее до прибытия ваших родных он тридцать шесть часов провел без сна в комнате для посетителей. Потом уехал – хотя сестры говорят, что два-три раза в день он заезжает и справляется о вашем состоянии.
– Вы сказали, мои родные здесь?
– Да, ваша мать и ваш муж.
– И они за три дня добрались сюда из Австралии? Должно быть, я сошла с ума!
– Нет-нет, они были в Лондоне. Они уже три недели здесь – привезли на операцию вашего дедушку. Именно поэтому мы вас и опознали – о смерти сэра Крейга много писали в газетах. Мужчина, который вас доставил, сообщил, что ваше имя Аделаида и вы внучка сэра Крейга Макдугала. Мы отыскали ваших родных в Шотландии, куда они поехали, чтобы похоронить сэра Крейга.
Теперь на нее навалилось недавнее прошлое. Перед глазами Адди вновь возникла фотография деда на первой странице газеты, под которой было написано, что он умер. Закрыв лицо руками, она зарыдала.
Адди уже почти выплакалась, когда услышала совсем рядом знакомый голос:
– Адди, родная моя! Я всегда был уверен, что когда-нибудь ты ко мне вернешься. Никогда не терял надежды. Если бы ты умерла, я бы это почувствовал, ведь одновременно с тобой умерла бы и часть меня самого. Но этого не случилось, и я знал, что ты жива. Ты меня понимаешь?
Она ответила ему еще до того, как успела открыть глаза.
– Да, мой дорогой, любимый муж. Ты говоришь очень понятно. – Прижавшись щекой к его руке, она поцеловала ее, затем посмотрела на Дэна. О чудо! Словно и не было этих лет разлуки – он выглядел точно так же, как перед началом автогонки, когда они поцеловались на прощание возле Зала городских собраний Нью-Йорка.
Рыжие волосы, голубые глаза, все та же неловкая улыбка, от которой сердце Адди плавилось как воск горящей свечи.
– Моя милая Адди! – Нагнувшись, он поцеловал ее – нежно, целомудренно. Именно так он целовал алтарь расположенной возле озера Лох-Несс деревенской церкви, где нашел свой вечный покой сэр Крейг, – целовал, благодаря Господа за воскресение Адди из мертвых.
– Я думаю, теперь мы можем убрать бортики, сестра, – откашлявшись, заметил доктор Сноу. – Миссис Бойл пошла на поправку.
Когда они остались одни, Дэн сел на кровать, и, подхватив жену на руки, зарылся лицом в ее золотистые волосы.
– Твоя мать скоро будет здесь. Она поехала в гостиницу умыться и переодеться. Как хорошо! Джуно найдет тебя в полном сознании и сияющей от счастья. Я уже телеграфировал твоему отцу. Ему пришлось остаться в Мельбурне. Там назревает производственный конфликт, и Терри, как всегда, в центре событий… Эй! Почему ты так странно смотришь? В чем дело?
– Я не могу ничего вспомнить, Дэнни, и это меня пугает. Последние два года для меня сплошное белое пятно. А тебя бы не испугало, дорогой, если бы два года вдруг оказались вычеркнутыми из твоей жизни?
Теперь он тоже забеспокоился, но виду не подал.
– Не думай об этом, дорогая, – преувеличенно бодрым тоном сказал Дэн. – Если ты вспомнишь – хорошо. А если не вспомнишь… – Последовала продолжительная пауза. – Тоже ничего страшного. Главное, что мы снова вместе, остальное не имеет значения.
Однако Адди не согласилась.
– Дэн… меня привез сюда какой-то человек, который не назвал своего имени. Ты с ним встречался?
– Нет, хотя и пытался это сделать. Он часто появляется в больнице, чтобы узнать о твоем состоянии, но избегает встречи со мной или с твоей матерью.
– Ты должен найти его, Дэн. Он здесь ключевая фигура. Он может заполнить этот пробел – я знаю, может.
– Ладно, я попытаюсь. – Прижавшись щекой к ее волосам, Дэн неподвижно смотрел перед собой. Сквозь стену. Сквозь пространство и время.
Адди и этот таинственный мужчина. Оба одеты как на бал – Дэн видел платье, в котором была Адди, когда ее привезли. И бриллианты. Кем бы ни был этот человек, он прекрасно ее обеспечивал. Нет сомнения, что они… Рассудок Дэна отказывался продолжать думать об этом.
Не будите спящую собаку.
Адди вдруг напряглась.
– Гонки! – воскликнула она. – Я только сейчас все вспомнила. Чарльз Хенли выжил? Мы ведь были вместе, когда началось наводнение.
– Как я понимаю, это известие вряд ли улучшит твое состояние, но тут ничего не поделаешь. Хенли погиб. После наводнения нашли его тело.
Закусив губу, она попыталась справиться со слезами.
– Бедный Чарли! Он был таким славным человеком.
– Это случилось два с лишним года назад, дорогая. Не стоит так переживать сейчас.
– Я понимаю, ты прав, хотя мне кажется, будто все произошло вчера. Кстати, кто выиграл гонку?
– Как ни печально, никто.
– Не понимаю.
– Никто из участников не смог добраться до Сиэтла. Лучше всех показали себя Даймлер и Селден.
– Ох, какая жалость!
– Отнюдь. Все согласились, что такой опыт стоил многих лет лабораторных экспериментов, и горели желанием вновь приступить к работе. Что касается гонки, мы планируем через несколько лет вновь провести соревнования. На этот раз победитель обязательно будет.
– А моя дорогая Лиза – мне так хочется ее снова увидеть, обнять!
– Она настоящая красавица – как и ее мать. И очень быстро растет. Твой отец телеграфировал, что девочка была вне себя от радости, когда узнала о твоем скором возвращении. На время нашего отсутствия она осталась с твоим отцом.
– А бабушка? Разве она не поехала в Англию вместе с дедушкой? Не могу поверить – они никогда не разлучались.
– Миссис Макдугал была не в состоянии поехать – она едва встает. Может, так оно и лучше. Когда сэр Крейг уезжал в Англию, они, я думаю, понимали, что больше не встретятся – по крайней мере в этой жизни. Поэтому они могли как следует проститься – не то, что бывает, когда кто-то внезапно умирает, скажем, от сердечного приступа. – Дэн крепко прижал Адди к себе. – Мне бы хотелось, чтобы так же произошло и с Нами, когда придет наше время.
– Поцелуй меня, дорогой! Обними. И больше никуда от себя не отпускай.
Они обнялись и поцеловались – на этот раз с гораздо большим пылом.
– Я вся горю, – прошептала Адди, и ее рука скользнула вверх по бедру Дэна. Пожалуй, за время их разлуки его мужественность ничуть не пострадала. Внезапно сознание Адди пронзила ревность.
«Неужели у него за эти годы были другие женщины? Конечно, были, идиотка!»
Глупо было бы надеяться, что в память о ней муж всю жизнь будет хранить целомудрие. Ведь все считали, что она погибла. Как бы мы ни любили мертвых, жизнь продолжается.
Кстати, Дэн может задать себе аналогичный вопрос. Какие отношения связывали Адди с тем мужчиной, который привез ее в больницу и каждый день приезжает справиться о ее состоянии? Она этого не помнила и не хотела вспоминать.
В этот момент снова появился доктор Сноу.
– Боюсь, вам пора уходить, мистер Бойл. Для одного дня у нее слишком много волнений.
– Конечно. – Поцеловав жену, Дэн поднялся. – После ужина мы с твоей матерью еще тебя навестим. А сейчас немного отдохни, как советует доктор.
– Да, я устала. – Откинувшись на подушки, она закрыла глаза и мгновенно уснула.
Доктор Сноу и Дэн тихо вышли из палаты.
На улице Дэн, пытавшийся поймать кеб, вскоре обнаружил, что у него есть конкурент – приятный мужчина с обезоруживающей улыбкой.
Первый кеб они оба уступили какой-то пожилой даме.
– Что вы скажете, если мы вместе сядем в следующий? – предложил мужчина.
– Идет. Куда вы направляетесь?
– В свой банк, на Треднидл-стрит.
– Отлично, тогда я вас подброшу, а сам поеду дальше. – Дэн отдал кебмену соответствующие распоряжения, и экипаж тронулся. Время от времени Дэн украдкой поглядывал на своего спутника, лицо которого казалось ему смутно знакомым.
– Надеюсь, вы не сочтете меня невежливым, – не в силах подавить любопытство, наконец сказал Дэн, – но я хотел бы кое о чем спросить вас. Я писатель и бывший репортер, так что сталкивался со многими. Мы не встречались прежде? Я почти уверен, что где-то вас видел.
Незнакомец задумчиво посмотрел на него.
– Не припоминаю, сэр. Впрочем, у меня плохая память. – Он усмехнулся. – Возможно, дело в том, что у меня заурядное лицо.
– Да нет, ничуть. Я-то своей памятью горжусь. Но, если мы и встречались, не могу вспомнить где.
– Вы вышли из больницы святого Фомы. Кто-нибудь из ваших родных болен?
– Не совсем так… – заколебавшись, ответил Дэн. «Нет смысла посвящать совершенно незнакомого человека в длинную, запутанную историю», – наконец решил он и кратко сообщил: – Моя жена лежит здесь на обследовании. Так, ничего страшного.
– Рад слышать. Когда у тебя есть близкая женщина, нужно делать все возможное, чтобы она была здорова и счастлива.
Какое странное заявление! Дэн даже заморгал от удивления.
– О, я согласен. – Тщательно обдумав свой вопрос, он небрежно проговорил: – А вы женаты?
Наступила продолжительная пауза, и Дэн уже начал сожалеть о своем вопросе, когда незнакомец наконец отозвался:
– Едва не женился. Я сходил с ума по этой девушке. – Его плечи поникли. – Видите ли, – с болью в голосе продолжал он, – мне трудно говорить об этом – я ее потерял.
– Она полюбила другого?
– Она умерла.
– О, мне не стоило вас об этом спрашивать, – смутился Дэн. – Прошу меня простить и принять искренние соболезнования.
– Ничего страшного. И благодарю за сочувствие. А, мы уже почти приехали. – Он сунул руку в карман. – Позвольте разделить с вами плату за проезд.
– Не хочу и слышать об этом. Кстати, меня зовут Дэниел Бойл. – Он протянул попутчику руку.
На губах незнакомца появилась загадочная улыбка.
– Рад с вами познакомиться, мистер Бойл, – пожав ему руку, сказал он. – Мое имя – Чарльз Уэллс. Спасибо, что подвезли.
Кеб остановился на углу, и Уэллс вышел. Приложив на прощание руку к своему котелку, он быстро пошел прочь.
Кеб уже тронулся, когда в сознании Дэна промелькнуло: «Боже мой! Это же «Человек, который сорвал банк в Монте-Карло»!»
– Кебмен, вы знаете, кто тот джентльмен, который сейчас сошел?
– Не имею понятия, сэр.
– Чарльз Уэллс. Его фотографии были на первых полосах всех лондонских газет. Тот самый парень, который выиграл в Монте-Карло миллион! Надо будет сказать Адди.
Правда, вряд ли она слышала о Чарльзе Уэллсе. Дэн пожалел, что тот не представился раньше. Он бы пригласил Уэллса в клуб и выслушал его историю, что называется, из первых уст.
Кажется, приятный, скромный парень. Как жаль, что его любимая умерла.




ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Греховные помыслы - Блэйк Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Четыре героя стоят на вершине,В молчании гордом стоят…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Эпилог

Ваши комментарии
к роману Греховные помыслы - Блэйк Стефани



Так себе, что то цепляет, а кое что раздражает, для новичков самый раз...
Греховные помыслы - Блэйк СтефаниМилена
31.12.2014, 15.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100