Читать онлайн Греховные помыслы, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные помыслы - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные помыслы - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные помыслы - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Греховные помыслы

Читать онлайн

Аннотация

Красота Аделаиды Трент буквально завораживала мужчин, а ее гордая независимость сводила их с ума. Но лишь двое из многочисленных поклонников девушки любили ее так страстно, что готовы были последовать за возлюбленной на край света – и, если понадобится, пожертвовать жизнью. Один – пылкий и благородный Дэн Бойл. Второй – Нед Келли, самый жестокий из бандитов Австралии. Двое великолепных мужчин, каждый из которых хорош по-своему, вступают в борьбу за сердце Аделаиды, и ей нелегко будет избрать достойнейшего…


Следующая страница

Глава 1

КОРОЛЕВА ВИКТОРИЯ ПОСВЯТИЛА В РЫЦАРИ НАШЕГО ЗЕМЛЯКА
Мельбурн, 3 августа 1866 года
«Мельбурн эйдж» с гордостью сообщает населению Нового Южного Уэльса, что вчера в Виндзорском дворце королева Виктория посвятила в рыцари одного из наших самых прославленных земляков.
Сэр Крейг Макдугал прибыл в нашу колонию шестьдесят лет назад в качестве заключенного. В 1806 году он был приговорен к каторжным работам на острове Норфолк за нападение на Джона Блендингса, отпрыска богатого землевладельца. Бежав с бандой преступников из тюрьмы Парраматты, он пересек тогда еще не исследованные Голубые горы и направился в пустынные земли. К нему присоединилась сбежавшая из дома Аделаида Диринг, которую в те времена считали первой красавицей Нового Южного Уэльса. Это так потрясло всех, что отголоски грандиозного скандала до сих пор еще ощущаются в австралийском обществе.
Почти восемь лет любовники жили в грехе в маленькой колонии, населенной потерпевшими кораблекрушение матросами и туземными женщинами, но затем цивилизация пришла и в эти девственные земли.
Чудом избежав смерти от рук правосудия, Макдугал отправился в длительное изгнание. Аделаида Диринг вернулась к своей семье в Парраматту вместе с двумя незаконнорожденными детьми – Джейсоном и Джуно. По иронии судьбы она впоследствии вышла замуж за Джона Блендингса – того самого человека, которого Крейг Макдугал покалечил в жестокой схватке, добиваясь благосклонности Аделаиды.
В дальнейшем Макдугала ожидали невообразимые повороты судьбы, вновь подтвердившей старую аксиому о том, что правда способна превзойти любой вымысел.
В 1848 году в Калифорнии изгнанник, не имевший и гроша за душой, нашел богатейшую золотую жилу и меньше чем за год превратился в миллионера.
Хотя в Австралии Макдугал все еще находился вне закона, тем не менее он вскоре вернулся в Новый Южный Уэльс и при содействии Макса А. Дональдсона вложил значительные средства в сельское хозяйство, горнодобывающую промышленность, пароходство и банковское дело. Фортуна вновь улыбнулась ему, и вскоре «Дональдсон лимитед» стала процветающей компанией. Через пять лет распространивший свою деятельность на весь континент картель Макдугала превзошел всех своих конкурентов, за исключением «Блендингс-Диринг энтерпрайзез».
В этой бескомпромиссной борьбе «Дональдсон лимитед» победила. Во власти Макдугала было навсегда покончить со своим соперником, однако, проявив великодушие, он протянул руку дружбы Джону Блендингсу и публично раскрыл свое настоящее имя. В свою очередь, Блендингс тоже показал, что умеет ценить великодушие, и дал своей жене Аделаиде развод, с тем чтобы она могла выйти замуж за Крейга Макдугала. Таким образом, спустя долгое время эти двое смогли наконец освятить свои отношения и дать детям законную фамилию.
Что касается уголовного преследования Макдугала, то по прямому указанию секретаря по делам колоний в Уайтхолле оно было прекращено. Так Крейг Макдугал из «небезызвестного» преступника превратился в «известного» человека, уважаемого в мире торговли и банковского дела.
На церемонии в Виндзорском дворце присутствовали супруга сэра Крейга Аделаида, их сын Джейсон со своей женой Вильгельминой, в девичестве Вандермиттен, проживающие в Сиднее, и три внука – Питер, Пол и Марк Макдугалы из Перта, Западная Австралия.
Дочь сэра Крейга миссис Терренс Трент, жена выдающегося профсоюзного лидера и чартиста, не смогла приехать из Мельбурна, штат Виктория. Ее четырнадцатилетняя дочь Аделаида сейчас выздоравливает после тяжелейшей дифтерии.
Аделаида Трент швырнула на кровать газету и скривила красивый ротик.
– Черт, черт, черт! – выругалась она.
– Адди! Мне придется все сказать папе! Ты ругаешься как грузчик! – Ее мать покачала головой, стараясь выглядеть суровой. Ребенок просто следует семейной традиции. Диринги, Макдугалы, Тренты – все они отличались как силой выражений, так и силой чувств – и мужчины, и женщины. Эти семьи уже давно позабыли свои английские, ирландские, шотландские корни. Они стали настоящими австралийцами и теперь будут яростно защищать от любых нападок землю, где родились.
– Папа еще не так говорит! – беззаботно отозвалась Адди. – Просто он старше и у него было больше возможностей научиться нехорошим словам.
– Ох, какая же вы хулиганка, мисс! Тебе нужно было бы родиться мальчиком. – Джуно села на кровать и прижала дочь к груди.
– Это точно! – подтвердила девочка. – Тогда я оказалась бы сейчас на борту корабля, который увез дедушку, бабушку и семью дяди Джейсона в Англию, и тоже увидела бы, как королева бьет дедушку по голове своим священным мечом!
– Бьет по голове! – засмеялась Джуно. – Нельзя так неуважительно говорить о королеве, Адди! Кроме того, я не уверена, что теперь церемония совершается именно так.
В зеленых глазах Адди заблестели слезы.
– Я не собиралась проявлять неуважение. Я просто очень хотела бы быть там с дедушкой. Я так завидую Питеру, Полу и Марку!
– Знаю, милая. Мы все хотели поехать. Но ты очень тяжело болела, и это счастье, что ты вообще осталась жива. Тебе по меньшей мере месяц нужно отдыхать и как можно меньше волноваться. Ты еще так бледна!
– Чепуха! Я чувствую себя прекрасно.
– До чего ты похожа на свою бабушку Аделаиду, просто удивительно! – погладив ее по голове, со вздохом сказала мать.
– Хочешь сказать, что у меня седые волосы и двойной подбородок? – съязвила девочка.
Джуно шутливо шлепнула ее по бедру.
– Ты прекрасно понимаешь, что я хочу сказать – ты похожа на нее в молодости. Тогда моя мама была очень красивой женщиной. Да она и сейчас хороша собой.
– Знаю, я просто пошутила. Я думаю, что бабушка – самая красивая на свете. Надеюсь, когда я вырасту, то буду как она.
Джуно улыбнулась.
– Ну, у тебя неплохие исходные данные. Ты унаследовала ее фамилию, глаза и волосы. – Она погладила разметавшиеся по подушке золотистые пряди.
Адди выгнула спину.
– У меня слишком длинная и худая шея.
– Вовсе нет, просто ты в таком возрасте, когда все выглядят неуклюжими. Через год или два ты пополнеешь, и у тебя будет красивая шея – как у лебедя.
К – Пополнею… – Адди обхватила ладонями свои маленькие груди – размером со сливу. – Поскорее бы, а то у Тэсс сиськи вдвое больше моих, хотя она на полгода моложе.
– Сиськи! Аделаида, тебе действительно нужно следить за собой, чтобы выглядеть как настоящая леди.
– Ну, груди, хотя я не понимаю, почему одно слово лучше другого, если оба означают одно и то же.
– Не совсем, девочка моя. Тебе нужно поучиться у отца. Когда он общается с людьми, которые работают на полях, в шахтах или в доках, он использует один тон, а когда беседует с членами законодательного собрания или губернатором, – совершенно другой.
– Это очень смахивает на двуличие, – серьезно сказала Адди.
– Однако, Адди, ты сама говоришь с папой и со мной иначе, чем со своей подругой Тэсс… а ведь есть и третья Аделаида – для дедушки с бабушкой и кузин. – Лукавая улыбка тронула губы Джуно. – Ах да! Существует и еще одна Адди – только для юного Дэна Бойла, не так ли?
Стрела попала в цель, щеки Адди густо покраснели. Она и вправду испытывала беспокойство всякий раз, когда думала о Дэнни – парне с вьющимися рыжими волосами, светло-голубыми глазами и ослепительной улыбкой. Высоком, стройном Дэнни, мышцы которого затвердели от постоянной работы в полях. В последнее время любимым занятием Адди стало наблюдать за ним в мамин театральный бинокль.
Она отказалась от этой привычки после того, как однажды днем Дэнни, считавший, что его никто не видит, подошел к дереву, расстегнул штаны и помочился. Чувствуя, как вся горит от стыда, "Адди уронила бинокль и крепко зажмурила глаза. Это отвратительно и совершенно недопустимо – вторгаться в частную жизнь другого человека, поняла она. «А если бы Дэнни стал шпионить за мной так же, как я шпионила за ним?» – спросила себя она.
Одна мысль об этом заставила Адди засмеяться, и это немного облегчило нахлынувшее на нее чувство вины.
Больше она не будет за ним подсматривать – решено!
– Ты права, мама, – согласилась Адди. – В будущем я постараюсь сначала думать, а потом уже говорить. – Посмотрев на отражение Джуно в зеркале, девочка добавила: – Почему я больше похожа на твою мать, чем на тебя?
– Сходство часто проявляется через поколение. Мне говорили, что я вылитая копия бабушки – матери моего отца. Но не беспокойся – все равно почти все узнают в нас с тобой мать и дочь. Откровенно говоря, когда я наблюдаю, как ты чистишь яблоко или шьешь, мне кажется, будто я вижу себя, какой была много лет назад. Адди засмеялась.
– Я понимаю, что ты хочешь сказать. Со мной тоже так бывает. Это просто что-то сверхъестественное. Я вижу себя в тебе и наоборот. И даже в папе, хотя он и мужчина. Но я во многом на него похожа.
Улыбаясь, Джуно снова обняла дочь.
– Это верно, особенно в том, что касается твоего упрямства и манеры сжимать губы и хмурить брови. – Она посмотрела на часы, стоявшие на туалетном столике. – Боже мой, уже почти пять! Папа с минуты на минуту будет дома. Он должен привести с собой на ужин Дэвида Сайма, чтобы отпраздновать принятие законодательным собранием билля о тарифах.
– Как хорошо! – Адди взяла в руки газету. – Я никогда не пропускаю его передовицы в «Эйдж». – Откашлявшись, она заговорила низким голосом, подражая издателю газеты: – «Мы не можем навсегда остаться нацией золотодобытчиков и торговцев… У нас должно быть все: сельское хозяйство, горнодобывающая и перерабатывающая промышленность, торговля и флот…»
– Удивительно! – сказала мать. – И как ты столько всего запоминаешь?
– Не знаю. Это вроде того, как кузен Марк садится за фортепьяно и прекрасно играет, хотя за всю жизнь не взял ни одного урока. Запоминать для меня совершенно естественно.
– Очень полезный талант. Ты когда-нибудь сможешь стать писательницей – как твоя бабушка.
– Ты и вправду так считаешь? – Глаза Адди широко раскрылись и потемнели, как бывало всегда, когда девочка волновалась. – Вот будет здорово, если я когда-нибудь напишу книгу о своей жизни! – всплеснув руками, воскликнула она.
– Автобиографию, – улыбнулась мать. – Проблема только в том, что сначала надо эту жизнь прожить, набраться житейского опыта.
– Это точно, – нахмурилась Адди и, поджав губы, серьезно заявила: – Ну, как только выберусь из проклятой постели, сразу же и начну это делать. Набираться опыта.
Спальня Адди располагалась непосредственно над столовой, и через некоторое время, лежа в темноте, она вслушивалась в доносившиеся снизу голоса.
– За закон об импортных тарифах! – провозгласил отец. – И пусть к 1876 году Виктория станет полностью независимой от внешнего рынка. Одежду, обувь, седла, машины, да что угодно – мы будем производить сами.
– Я – за, Терри! – поддержал его Дэвид Сайм. – Но помни, – это всего лишь очередной шаг на долгом пути к полной независимости и демократии. «Золотое» десятилетие уже принесло нам всеобщее избирательное право, однако впереди еще множество дел.
– С какими ветряными мельницами собираетесь бороться вы и «Эйдж» на сей раз? – поддразнила его Джуно. – Ваши передовицы и так уже подорвали власть богатых землевладельцев.
– Всеобщее избирательное право для мужчин и тайное голосование – тоже ваша заслуга, – напомнил Терренс. – За это мы еще выпьем! А сейчас предлагаю тост, – продолжал он, – за ту битву, которая пробудила людей и убедила их в необходимости социальных и политических реформ, – за частокол Эврики! За героев Эврики!
Отец часто рассказывал эту историю, и всякий раз по спине Адди пробегала дрожь – как при рассказах о битве при Банкер-Хилле или о взятии Бастилии. В ноябре 54-го года старатели, работавшие в богатой золотом долине Эврика, в знак протеста против действий полиции, которая требовала от них уплатить огромные взносы в пользу землевладельцев, сожгли свои лицензии и создали Лигу реформ Балларата – предшественницу профсоюза. На одном из холмов горняки воздвигли частокол и встали на защиту своих требований с пистолетами, заступами, ножами и прочим оружием, какое смогли найти.
Возглавляемые бунтовщиком-ирландцем по имени Питер Лейлор, они встретили атаку почти трехсот полицейских и солдат. В стычке погибли пятеро нападавших и тридцать инсургентов. Сто тридцать человек было арестовано и отдано под суд, однако присяжные – такие же работяги, как и они сами, – отказались осудить мятежников. Общественное мнение горячо их поддержало, и властям пришлось принять требования повстанцев: плата за лицензию была уменьшена до фунта в год, старатели получили право собственности на участки и добытое золото, а также право голоса на том основании, что теперь они стали землевладельцами.
– За Пита Лейлора, – предложил отец Адди. – И за других героев Австралии – Финиана Лейлора, Эда Тонена и Джима Макгилла, нашего доброго американского друга.
– Давайте не забывать и о присутствующих, – произнес Сайм. – Ты ведь стоял плечом к плечу с Лейлором и остальными, можно смело сказать, что ты был в первых рядах.
Терренс пренебрежительно махнул рукой.
– Нужно превозносить не меня, а тех мучеников, что пали за общее дело. Оставшиеся в живых всем им обязаны.
– Верно! – согласился Сайм.
Все выпили. Торжественное молчание нарушила Джуно:
– Какая ирония судьбы… Пит Лейлор всего десять лет назад был под судом, а сегодня он спикер законодательного собрания. Это доказывает, как много могут добиться люди, работающие вместе ради того, чтобы Австралия стала великой страной.
– Послушай, Дэвид, – меняя тему, сказал Терренс. – Ты знаком с братьями Бойл?
– Фамилия мне знакома. Не их ли отца убили в Эврике?
– Его. Между прочим, ребята работают на семейной молочной ферме – той, что возле дороги у реки.
– Эту ферму я хорошо знаю. А младший, Дэн, – кажется, тот парнишка, по которому страдает Адди. Такой здоровенный молодец, довольно симпатичный.
При упоминании имени Дэна Адди, как всегда, затрепетала. Отец заговорщически засмеялся и понизил голос, поэтому, чтобы расслышать, что он говорит, девочке пришлось выскочить из постели и прижать ухо к отдушине.
– Я недавно был на ферме с одним из молочников, Сэмом Карлсоном, – он пытается организовать рабочих в союз, чтобы вместе добиваться повышения зарплаты и улучшения условий труда, – и Сара Бойл, их мать, пригласила нас на чай. Так вот, во время беседы она упомянула о том, что Дэн хочет стать репортером.
– Да? А у него есть к этому способности?
– Думаю, да… Она показала мне стихи, которые он писал на чердаке при свечах. Бедный парень, наверное, умер бы от смущения, если бы узнал, что она их читала. Особенно вот этот отрывок. Вот, прочитай, Дэвид.
Пауза, затем послышалось шуршание бумаги, и Сайм продекламировал:
О дева с светлыми очами,Весь мир кладу к ногам твоимИ словно сладкими духамиДышу я, страстию томим.
– Гм! – одобрительно хмыкнул Сайм. – Пятистопный ямб – прямо как у Шекспира. Что ж, неплохо. Парень любит литературу, и у него есть чувство слова. В следующий раз, когда увидишь вдову Бойл, скажи ей, чтобы юный Дэнни как-нибудь заглянул ко мне в редакцию. Я предложу ему подметать контору или подносить шрифт, чтобы он познал газетное дело с самой первой ступеньки.
– Очень великодушно с твоей стороны. Я обязательно так и сделаю и думаю, что Дэн очень обрадуется. А ты, Джуно, о чем задумалась?
– Я думала, – вздохнув, ответила мать Адди, – кто та девушка, которая вдохновила Дэнни?
Наступило долгое молчание. Наверху Адди закрыла лицо руками. «Неужели это обо мне – «…Дышу я, страстию томим»?»
Что такое страсть?.. Когда в тот день она подсматривала за Дэнни в театральный бинокль, теплая волна пробежала по животу и лону. Это и есть страсть? Когда он стоял под деревом, достав из брюк свой… свой… свою штуку.
Но вдруг все сомнения относительно того, что такое страсть, исчезли, и Адди охватило жгучее желание оказаться рядом с Дэном Бойлом. Совсем близко. В его объятиях, крепко прижавшись к его телу. И чтобы между ними ничего не было – никакой одежды. Чтобы грудь прижималась к груди, живот к животу, его штука к ее штуке!
Сердце стучало как сумасшедшее. Взобравшись на постель, Адди задрала ночную рубашку и просунула руку между бедер. Пальцы инстинктивно нащупали нужное место и стали двигаться с нарастающей скоростью.
Через несколько секунд Адди уже казалось, что ее ласкает Дэн, и ей стало еще лучше. Все выше и выше воспаряла она, купаясь в волнах удовольствия, пока не взорвалась, словно ракета в летнем небе, под звездами Южного Креста.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Греховные помыслы - Блэйк Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Четыре героя стоят на вершине,В молчании гордом стоят…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Эпилог

Ваши комментарии
к роману Греховные помыслы - Блэйк Стефани



Так себе, что то цепляет, а кое что раздражает, для новичков самый раз...
Греховные помыслы - Блэйк СтефаниМилена
31.12.2014, 15.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100