Читать онлайн Греховные поцелуи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные поцелуи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Греховные поцелуи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Тара Де Бирс Паркер не была белокурой, как мать и бабушка. Девушка оказалась больше похожа на бабку по отцовской линии, в жилах которой текла кровь индейцев племени шайен. Уже в двенадцать лет Тара была выше и Карен, и Минны.
– Ты родилась вместе со штатом Колорадо, в один день, – говорил ей дедушка Ларс. – И растешь так же быстро, как штат Колорадо.
Тара была стройной, гибкой девочкой со смуглым цветом лица и выразительными фиалковыми глазами. Высокие скулы, орлиный нос и прямые волосы, черным водопадом ниспадавшие до ягодиц, она унаследовала от индейских племен, чем весьма гордилась.
Она полюбила лошадей сразу, как только впервые увидела их, и научилась ездить верхом раньше, чем научилась ходить. Когда внучке исполнилось двенадцать лет, Ларс подарил ей молоденького пегого жеребца.
«Тара не сядет на другого коня, пока будет жив Разбойник», – как заклинание звучали для нее слова Ларса.
Эти двое были неразлучны и зимой, и летом. Тара любила совершать далекие прогулки верхом в горы и по равнинам.
Старатели, геологи и путешественники привыкли видеть в окрестностях Силвер-Сити всадницу и лошадь, которые казались неотъемлемой частью дикой природы.
В горах и лесах Тара чувствовала себя более свободно, чем в роскошном поместье Де Бирсов. Ей было удобнее в просторной шерстяной мужской рубашке, прочных брюках из грубой шерстяной ткани и сапогах, чем в роскошном платье и модных лакированных туфлях.
Как-то вечером перед ужином бабушка сказала ей:
– Тебе уже не пристало быть девчонкой-сорванцом, пора избавиться от своих мальчишеских замашек. Ты – юная леди и должна вести себя соответствующим образом. Молодым людям в девушках нравится женственность.
Передразнивая такую женственную девушку, Тара, покачивая бедрами, прошествовала по гостиной.
– А вот и я, взрослые, сильные, мужественные молодые люди, – пискливым голосом произнесла Тара. – Сама мисс Женственность собственной персоной. Ну разве я не милашка в этом платье? Не хотите ли посмотреть мои панталоны в кружевных оборках?
– Тара! – воскликнула потрясенная Минна. – Больше никогда не произноси подобные речи, особенно в присутствии особ противоположного пола.
– Ты имеешь в виду панталоны? – с невинным видом продолжала Тара.
Ее дедушка Ларс и дядя Нилс даже не пытались сдержать свой смех.
– Не только, – ответила Минна. – И скажи своей маме, что ужин будет скоро готов.
Неожиданно свалившееся на них богатство нисколько не испортило Минну Де Бирс. Несмотря на настоятельные просьбы мужа, она наотрез отказалась нанять кухарку, хотя после долгих уговоров согласилась взять горничную и дворецкого.
Тара скоро вернулась. Ларс спросил:
– Что делает твоя мама?
– Она пишет письмо... – с присущим индейцам терпением ответила Тара, и эту фразу не было необходимости заканчивать, так как все понимали, что Карен пишет письмо в Денвер, или в Нью-Йорк, «ли в Вашингтон; она писала письма даже за границу...
Во всем остальном Карен Де Бирс Паркер производила впечатление вполне нормальной, здоровой женщины.
В школе у ее дочери была репутация одиночки. Учтивая и обходительная с учителями, она держалась отчужденно и надменно со своими одноклассниками. У Тары не было подруг. А что касается ее отношений с мальчиками, то они настороженно относились к этой высокой сильной девочке с гордой осанкой и вселяющими робость глазами цвета фиалок.
За школой находилось прямоугольное здание, в котором размещался туалет, разделенный перегородкой на две половины – для мальчиков и девочек. Однажды во время обеденного перерыва одноклассники организовали пикник у находящегося неподалеку пруда. Тара быстро съела свой сандвич и пошла назад, в школу.
Закрыв дверь туалета для девочек, она расстегнула пояс и брюки из грубой хлопчатобумажной ткани и уже спускала белые трусики, когда что-то странное на деревянной стене справа привлекло ее внимание. Тара видела отверстие от выпавшего сучка в деревянной стене бесчисленное множество раз, но только сейчас там было что-то необычное. Потребовалось лишь мгновение, чтобы понять, что это было.
Разозлившись, Тара быстро натянула трусики и брюки, застегнула пряжку пояса и выскочила на улицу. Затем распахнула дверь туалета для мальчиков и остолбенела от замешательства и стыда.
Стоя на коленях, мальчик по имени Эдди Смит смотрел в отверстие в стене. Его брюки были спущены до колен, а в руке он сжимал торчащий вверх пенис.
Тара оцепенело стояла, разинув рот, уставившись на то, что в этот момент ее больше всего поразило. Она уже знала о различиях в строении мужского и женского тела и кое-что о «правде жизни» – так бабушка Минна деликатно называла сексуальные отношения.
Внезапно Тару осенило: то, что она сейчас наблюдает, как раз и делает возможным совокупление мужчины и женщины.
Голос Тары звенел от негодования, когда, топнув ногой, она воскликнула:
– Эдди Смит! Подлый сопляк! А ну-ка натягивай брюки и спрячь туда свою мерзкую штуковину!
Красный от стыда и унижения, мальчик вскочил на ноги и натянул брюки. Трясущимися пальцами он застегнул ширинку и пряжку пояса. Стараясь сохранить чувство собственного достоинства, он недовольно сказал:
– Чего ты так набросилась на меня? Я ничего дурного не делал.
– Отлично знаю, что ты там делал! Выходи! – потребовала Тара.
Она была на голову выше Эдди и сильнее физически. Когда мальчишка хотел прошмыгнуть мимо, Тара дала ему такую звонкую затрещину, что сбила с ног. Завыв как кот, к хвосту которого привязали жестяную банку, Эдди с трудом поднялся и побежал вниз по тропинке. Тара погналась за ним и, догнав, ударила его тяжелым сапогом по ягодицам. Эдди снова неуклюже растянулся на земле.
– Оставь меня в покое, сука! – закричал он.
Следующий удар ногой заставил его упасть плашмя.
Решив, что сопляк получил достаточно, Тара с надменным видом прошествовала мимо него.
Потом она долго не могла избавиться от воспоминаний о той возбуждающей сцене. Эдди стоит на коленях и трет свою штуку – Тара могла только так это назвать. Придет время, и он сунет эту штуку какой-нибудь девушке, посеет семя, и в результате родится ребенок.
В возрасте от тринадцати до девятнадцати лет и даже когда ей было уже двадцать с небольшим, Тара оставалась верна своей репутации дикарки и одиночки. Однако, оканчивая школу в Денвере, она все же вынуждена была сделать некоторые уступки светским приличиям: посещала вечеринки с чаепитиями и танцами, где обменивалась пустыми шутками с девушками и вальсировала с молодыми людьми.
Но как только наступали летние каникулы, Тара вновь становилась похожа на дикого зверька, прежде запертого в клетке и вырвавшегося наконец на свободу. Она не могла дождаться, когда сбросит с себя платье, шелковое нижнее белье, чулки с подвязками и неудобные узкие туфли. Ей не терпелось поскорее надеть свои простые брюки, рубашку и сапоги и умчаться на Разбойнике в горы.
У Тары не было особого влечения к математике, литературе и другим классическим предметам, однако она рьяно взялась за изучение основ бизнеса в «Де Бирс мэннинг энд девелопмент корпорейшн», чьи главные офисы располагались в пятнадцатиэтажном здании в центре Силвер-Сити.
В возрасте семидесяти лет Ларс Де Бирс отошел от дел, доверив решать все важные проблемы сорокалетнему сыну Нилсу, у которого, конечно, уже была своя семья. К концу второго года пребывания Тары в школе она пожертвовала своими каникулами, которые, как правило, превосходно проводила дома в общении с родной природой, для того чтобы проработать целую неделю в корпорации.
– Она просто потрясающа! – рассказывал Нилс отцу. – Поначалу другие сотрудники, особенно мужчины, возмущались тем, что ее приняли на работу, но не прошло и месяца, как Тара завоевала их уважение и дружбу. Все руководители отделов соперничают друг с другом, чтобы переманить ее к себе, но им не повезло. Я – хозяин, и я хочу, чтобы Тара была моим заместителем. К тому же это поможет ей изучить всю подноготную корпораций и кратчайшим путем прийти к успеху.
Печально посмотрев на сына, Ларс с упреком в голосе спросил:
– Неужели ты хочешь сказать, что Тара не собирается окончить школу?
– Она твердо отказалась, говорит, что это пустая трата времени. И склонен с ней согласиться. Корпорация Де Бирсов – вот ее будущее... Есть еще одно обстоятельство, и я никому не говорил, кроме тебя, отец. На прошлой неделе доктор Льюис предупредил меня, что я должен ко всему относиться спокойнее, чем прежде. Это из-за сердца. Ну, не смотри на меня с таким ужасом. Я вовсе не собираюсь умирать. Но лучше быть осторожнее сейчас, чем потом кусать локти. Я имею в виду, что пройдет еще довольно много времени, прежде чем мои малыши Кари или Тесс смогут занять мое место. О Карен вообще не может быть и речи. Остается только Тара. С ее природными способностями и честолюбием она в течение года станет моим надежным помощником, я бы сказал, незаменимой помощницей.
В то Рождество благодарственная молитва стала настоящим торжественным событием для Де Бирсов.
– У нас более чем достаточно оснований для благодарственной молитвы, – сказал Ларс. – Подобно пилигримам, мы прибыли в эту благодатную страну как отверженные. И вот сегодня мы собрались здесь все вместе, счастливые и окруженные всяческим изобилием.
Все сдвинули свои бокалы и выпили в полном молчании, затем сели за длинный стол: Ларс и Минна по обе стороны стола; Карен, Тара и сын Нилса, Карл, – по одну сторону стола; Нилс, его жена Марджери и их дочь Тесс – по другую.
Поскольку женщины из высшего общества Денвера имели столь же утонченный вкус, как и их сестры в Нью-Йорке или Париже, Минна, Карен и Марджери щеголяли в туалетах по последней моде. Благодаря костяным корсетам талии у женщин казались осиными. Туалет дополняли кружевные гофрированные блузки с закрытым воротом. Только Тара отказывалась подчиняться тирании корсета. На ней было шерстяное платье до лодыжек, на ярко-красном фоне – мелкая черная клеточка. От шеи до талии оно застегивалось на перламутровые пуговицы, а по подолу шла широкая оборка.
Как и обычно, на семейных встречах разговор в конце концов зашел о том, что Тара до сих пор не замужем.
– Тебе следует подумать о семье, а то будет слишком поздно, – стал поддразнивать ее Нилс.
– Да во всем Колорадо нет мужчины, который бы был хорош для моей маленькой Тары, – решительно заявил Ларс.
– Какая она маленькая? – воскликнула Карен. – Ей почти двадцать два года. За ней ухаживало столько достойных молодых людей, но она всем дала отставку.
– О, мама! Может быть, я когда-нибудь и соглашусь выйти замуж, но пока собираюсь заниматься только карьерой.
– Карьерой! – Минна была просто потрясена. – Не понимаю, о чем думает молодое поколение. Ларс, ты можешь себе представить, чтобы в наше время девушка прежде всего думала о карьере? – спросила Минна.
– Бабушка, в твоих устах слово «карьера» звучит как нечто непристойное. В ваше время единственной доступной женщине профессией была проституция. Теперь многое изменилось и будет меняться еще. Я в интеллектуальном отношении считаю себя на равных с любым мужчиной. И намерена получать одинаковое с ним вознаграждение за свой вклад в мир коммерции и индустрии, – заявила Тара.
– Подожди, что еще твой отец скажет, когда узнает обо всем этом, – предупредила Карен. – Я собираюсь настоятельно просить его написать тебе и высказать свою точку зрения по этому вопросу.
Наступила неловкая пауза, праздничная атмосфера была нарушена. Заявление Карен напомнило, что не все так безоблачно в их счастливой семье.
Тара с побледневшим лицом встала из-за стола.
– Пожалуйста, извините меня. Я должна пройтись, чтобы немного сбросить лишний вес после этого грандиозного пиршества. Мне кажется, я лопну, если только взгляну на какую-нибудь еду.
– Дорогая, не уходи, – взмолилась Минна. – Я приготовила твой любимый торт с кремом.
Тара поцеловала бабушку в макушку.
– Съем его позже, бабушка. Я и так чувствую себя как фаршированная индейка, – ответила Тара.
– Куда ты направляешься? – спросил Ларс.
– Переоденусь и выведу Разбойника на прогулку. С тех пор как я стала работать в фирме, он совсем застоялся. Увидимся позже.
В тот год День благодарения выдался страшно холодным. С северо-запада налетел резкий ветер. Тара надела шерстяное нижнее белье, брюки из грубой ткани, фланелевую рубашку, два свитера и удлиненную куртку на подкладке из шерсти ягненка. На голове у нее был крупной вязки шерстяной шарф, повязанный по-старушечьи. Тем не менее порывы ветра пробирали до костей. Но даже когда ледяная вьюга, подобно летящему песку в знойной пустыне, обожгла ей лицо, Тара не повернула Разбойника домой.
– Давай поднимемся на Норт-Форк, дружище, – сказала она и натянула поводья.
В предгорьях Скалистых гор снегопад усилился, ветер стал еще более резким, но из-за надежной стены густого осинника Тара не заметила столь зловещей перемены в погоде. Недалеко от вершины она оказалась на открытом пространстве, и буран со всей неистовостью обрушился на всадницу и ее коня.
Какое-то время Тара не могла даже дышать, так как снег залепил ей и глаза, и рот. Бросив поводья и защищая лицо от снега, она старалась перекричать леденящее душу завывание ветра:
– Живее, дружок! Нам лучше повернуть назад! Разбойник испуганно заржал и, нервно перебирая ногами, сделал несколько кругов на месте.
– Спокойно, дружок, спокойно! – Тара склонилась к его шее и ласково погладила, стараясь успокоить.
Затем она схватила поводья и слегка ударила его в бок. Разбойник поскакал назад, в лес.
– Стоит нам добраться до реки, и все будет в порядке. Просто надо скакать по направлению к городу.
Совершенно неожиданно тропа стала уже, а вскоре перед высоким густым кустарником совсем исчезла. Тара поняла, что спасение зависит от того, найдет она какую-нибудь просеку или нет. Девушка великолепно ориентировалась в лесу, однако понимала, что смотрит в глаза серьезной опасности. В отчаянии Тара снова повернула коня к гребню горы. На открытом плато снег и ветер обрушились на них с новой силой.
– Разбойник, мы должны двигаться левее и попытаться спуститься по другой тропе. Рано или поздно мы непременно найдем нужную тропу, – проговорила Тара.
Ни для кого не секрет, что человек беспомощен один в пустыне. И Тара поняла это, когда, спустившись в третий раз с горы, попала еще в один тупик. «Нет, не еще один, а тот же самый», – упав духом, подумала Тара.
– Это тупик, дружище. Мы основательно заблудились. Единственное, что мы можем сейчас сделать, это переждать пургу.
Она спешилась и, держа Разбойника под уздцы, повела его назад по тропе в глубину леса. Тара нашла небольшую поляну, на которой к трем огромным стволам деревьев примыкали низкорослые ели, как бы образуя естественную стену-навес. Она сняла седло вместе с седельными вьюками и положила их на землю, развернула одеяло и укрыла им спину Разбойника.
В одном из седельных вьюков был овес, в другом – сушеная говядина, галеты, кофе, кувшин с водой и спички в водонепроницаемом мешочке. Тара вынула спички, поставила мешок с овсом перед Разбойником и стала собирать хворост для костра. Земля в этом девственном лесу веками устилалась сосновыми иголками, сухими веточками и еловыми лапами, поэтому хвороста имелось в достатке и он был сухим. Только ветер был помехой.
У Тары ушло четыре драгоценные спички, прежде чем она смогла зажечь груду хвороста, и очень скоро пламя разгорелось. Разбойник, поев овса, подошел к костру и повернулся хвостом к пламени.
Ласково похлопав его по крупу, Тара сказала:
– Ну кто говорит, что лошади глупые?
Она ела маленькими кусочками холодное мясо и галеты, запивая их кофе, который сварила в маленькой кастрюльке на костре.
– Все удобства как дома, не так ли, Разбойник?
Через несколько минут веки у Тары отяжелели. Она достала еще одно тонкое одеяло, закуталась и села, прислонившись спиной к осине. Неистовый ветер завывал в вершинах осин и убаюкивал девушку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные поцелуи - Блэйк Стефани



Не поняла, более бездарного конца и вообразить нельзя... а начало было таким многообещающим))
Греховные поцелуи - Блэйк СтефаниМилена
4.01.2015, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100