Читать онлайн Греховные поцелуи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные поцелуи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Греховные поцелуи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Фрэнк Уэллер был одним из тех, кто обладал реальной властью и оказывал влияние на события там, где ему случалось оказаться в данный момент. Настоящий хамелеон.
– Миссис Киллингтон, – произнес он с неискренней улыбкой, – мне доставляет особое удовольствие познакомиться с вами. Прошу покорно извинить меня за то, что отнимаю у вас драгоценное время.
Джильберта тоже улыбнулась и пожала его руку.
– Пожалуйста, садитесь, мистер Уэллер... Итак, чем могу служить?
Она не раз убеждалась в том, что люди, внешне притворявшиеся смиренными, в действительности таковыми не были.
Мужчина вынул из внутреннего кармана небольшой черный бумажник и открыл его.
– Мое удостоверение личности, миссис Киллингтон.
– Центральное разведывательное управление, – прочитала она вслух. – Я догадывалась о том, что история о Госдепартаменте просто уловка.
– Мы предпочитаем не рекламировать себя. Я уверен, что вы оцените это по достоинству. Должен вас предупредить: все, о чем пойдет речь в этом кабинете, строго конфиденциально, – заявил мистер Уэллер.
– Я понимаю.
– ЦРУ проводит собственное независимое расследование убийства Джулса Марстона. Вы, конечно, знали, что он является одним из наших агентов?
– Был в прошлом. Джулс говорил, что уволился со службы вскоре после убийства Джона Кеннеди.
Едва заметная самодовольная усмешка, скользнувшая по его губам, напомнила Джильберте слова капитана Лаурёнтиса. Кажется, он сказал, что старые работники ЦРУ никогда не умирают...
– Ну скажем так, наполовину уволился со службы, – объяснил Фрэнк Уэллер. – Джулс Марстон делал честь управлению. Он был настоящим джентльменом, истинным патриотом, подлинным американцем, и нам его будет очень недоставать.
Джильберта скрестила ноги, достала сигарету из портсигара и слегка постучала ею по ладони. Когда она зажала сигарету между зубами, Уэллер вскочил и поднес красивую зажигалку.
– Благодарю вас... Итак, мистер Уэллер, будьте добры, перейдите к сути дела. Чем я могу быть полезна вам и ЦРУ?
– Вопрос не в том, что вы можете сделать для нас, миссис Киллингтон. Вопрос в том, что ЦРУ может сделать для вас, – ответил он.
– Сделать для меня? – удивленно повторила Джильберта.
Она была сбита с толку и слегка встревожена. От предчувствия, что волк собирается сбросить овечью шкуру, засосало под ложечкой.
– Миссис Киллингтон, к сожалению, я не могу выразить это в более мягкой форме. ЦРУ известно, что у вас с Джулсом Марстоном был любовный роман; что в то злополучное утро вы находились с ним в пентхаусе, который арендует некий Милош Алански, деловой партнер Джулса Марстона. Но это всего лишь прикрытие. Квартиру занимали вы и мистер Марстон.
Джильберта была потрясена тем, что этот самый интимный эпизод ее тщательно скрываемой личной жизни раскрыт так небрежно и озвучен столь бесстрастно. Во власти этого невзрачного человека было разрушить ее брак, погубить политическую карьеру Хармона и, что было еще более ужасно для Джильберты, уничтожить ее амбиции и самые большие надежды на будущее.
– Каким образом вы узнали? – кротко спросила она.
Джильберта была напугана этим чудовищем, который играл ею и, как она была уверена, наслаждался каждой секундой своей игры с беспомощной в данной ситуации женщиной.
У Уэллера был довольный вид. Он ответил напыщенно:
– Миссис Киллингтон, ни у кого не вызывает сомнений способность ЦРУ проводить тщательные расследования. Мы неутомимо разыскиваем и расследуем; мы ни перед чем не останавливаемся, чтобы найти то, что ищем.
– Некоторые люди называют это посягательством на частную жизнь, – заметила Джильберта.
– Видите ли, для нас не существует секретов. В век водородной бомбы и межконтинентальных баллистических ракет, когда мир стоит на грани великого побоища, нужно жертвовать личной жизнью ради коллективной безопасности человечества, – заявил Уэллер.
– Ваша риторика меня не трогает, мистер Уэллер. Вы угрожаете мне тем, что знаете о моих отношениях с Джулсом Марстоном? – спросила Джильберта.
– Вовсе нет, миссис Киллингтон. У нас нет никакого намерения приводить в замешательство вас или, – он сделал многозначительную паузу, – губернатора Киллингтона.
– В таком случае каково же ваше намерение? – спросила Джильберта, с нетерпением ожидая, когда неприятный посетитель наконец скажет главное.
Однако Уэллер не потрудился ответить на заданный ею вопрос.
– Миссис Киллингтон, если вы будете честны со мной и поможете, я уполномочен дать вам торжественную клятву, что это... это...
– Вы ищете слово? – спросила Джильберта. – Подсказываю: грязное.
Он улыбнулся.
– Я даю слово, что ваши отношения с Джулсом Марстоном навсегда останутся похороненными в ЦРУ.
«Как зловеще! Навсегда остаться собственностью Центрального разведывательного управления!» – подумала Джильберта и спросила:
– Что вы хотите узнать?
– Я хочу, чтобы вы восстановили в памяти все, что произошло с момента вашего появления в пентхаусе до момента смерти Марстона, каждую деталь, которую вы сможете вспомнить.
– Просветите меня, мистер Уэллер. Если мы с Джулсом находились под таким строгим надзором ЦРУ, как же это вы не знаете, что случилось?
– Миссис Киллингтон, мы не теряем из вида наших людей, но за квартирой Марстона мы не наблюдали. Никакой слежки за ним не было. В управлении его считали в высшей степени благонадежным человеком. Нам было достаточно знать, что он проведет с вами субботу и воскресенье. И конечно же, мы не подозревали, что кто-то замышляет его убить. Итак, пожалуйста, используя ваше слово, просветите меня.
– Одну минуту, мистер Уэллер. Вы говорите, что если я буду откровенна с вами, то это дело останется только в досье ЦРУ. А как насчет полиции? Им вы сообщите что-нибудь? – спросила Джильберта.
– Я дал вам слово. Никто никогда не узнает от меня о вас и Марстоне. Однако если наше внимание привлечет какая-нибудь новая улика, которая укажет на вас как на убийцу Марстона... Таким образом, наше соглашение зависит от вашей невиновности. И пока не будет доказано обратное, преобладать будет наша вера в то, что вы невиновны, – объяснил Уэллер.
– Благодарю за такую любезность. По крайней мере в данный момент вы верите, что я действительно невиновна... Хорошо, я приехала в пентхаус...
Джильберта ничего не упустила – ни сексуальные отношения, ни интимные разговоры с Джули, ни мнимый телефонный звонок ее брату. Описала, как они наблюдали за величественными кораблями, которые уходили в грандиозное плавание по Гудзону, как оставила на террасе Джули, наблюдавшего в бинокль за этой процессией, и пошла принять душ. У Джильберты на лбу блестели капельки пота и дрожали руки: она вновь переживала это мучительное мгновение, когда обнаружила любовника с разбитой головой...
Джильберта откинулась в кресле и длинными пальцами прикрыла глаза.
– Извините, это так живо в моей памяти, словно происходит здесь и сейчас.
– Я понимаю... – откликнулся Уэллер. – Это было очень подробное перечисление всех событий. Сколько времени, по-вашему, прошло с того момента, как вы ушли с террасы в душ, и до тех пор, пока вы вернулись и обнаружили тело?
– Самое большее двадцать минут, – ответила Джильберта.
Уэллер стиснул руки, лежавшие на коленях. Было видно, что он напряженно анализировал услышанное.
– Это невероятно! Вы сказали, что не было никаких признаков взлома с целью ограбления, и полиция подтвердила это. Значит, одно из двух: или Марстон сам впустил убийцу, поскольку это был кто-то из знакомых, вызывающих доверие, или убийца вошел в квартиру незамеченным. У кого еще, кроме вас двоих, был ключ от квартиры?
Джильберта молчала, не желая бросить тень на Милоша.
– У управляющего, во-первых, – сказал Уэллер, отвечая на собственный вопрос. – И, вероятно, – агент многозначительно взглянул на нее, – у Милоша Алански.
– Да, действительно, Милош иногда пользовался квартирой в наше отсутствие, когда приезжал в город по делам. Но во время убийства его даже не было в Нью-Йорке, полиция это подтвердила, – сказала Джильберта.
– Верно, – согласился Уэллер и, покачав головой, сказал: – Меня поражает во всей этой истории то, что убийца прятался в квартире все время, пока вы упаковывали вещи и относили их в гараж, ожидая момента, когда можно будет перебросить тело Марстона через стену. Есть лишь одно возможное объяснение: убийца не рассчитывал на ваше присутствие там и был вынужден ждать, чтобы успешно осуществить свой план, то есть сделать так, чтобы смерть Марстона выглядела как самоубийство. И при сложившихся обстоятельствах, если только вы не предадите гласности вашу историю или полиция не предъявит какую-нибудь новую улику, то в протоколах будет записано: самоубийство.
– Милош сказал почти то же самое, – вздохнула Джильберта. – Один вопрос, мистер Уэллер. Не могли ли Джулса убить из-за его связей с ЦРУ? Ведь такое не так уж редко случается.
– В данный момент мы как раз проверяем эту версию. Сейчас я могу вам сказать только одно: в последний раз Марстону поручили дело, угрожавшее нашей национальной безопасности.
– Тогда мне кажется совершенно очевидным, что вы нашли мотив для убийства, – заметила Джильберта.
– Очевидно, но не окончательно... Вернемся к телефонному звонку, который, по словам Марстона, он сделал вашему брату. Вы уверены, что Марстон не упомянул о чем-нибудь, что в тот момент вы могли посчитать несущественным? – спросил Уэллер.
– Как я вам уже сказала, он казался взволнованным после этого разговора и не захотел обсуждать его, – ответила Джильберта.
– Я нутром чувствую, что этот телефонный разговор был с убийцей. – Уэллер поднялся. – Ну что ж, не буду больше отнимать ваше драгоценное время, миссис Киллингтон... Вы не поверите тому, что я скажу – и я не могу вас винить, – но для меня этот разговор тоже не был приятным. Я не люблю играть роль чрезмерно любопытного человека, но управление должно было выяснить, можете вы или нет предоставить какую-нибудь важную информацию помимо той, которую сообщили полиции. Они могут закрыть это дело как самоубийство, – мрачно сказал он, – но мы полны решимости найти убийцу Марстона. И мы это сделаем. – Его голос понизился до шепота, а в глазах вспыхнул зловещий огонек. – Но в протоколе все равно будет записано: самоубийство.
Джильберта встала и проводила его до двери.
– Если что-нибудь еще неожиданно всплывет у меня в памяти, я дам вам знать, – сказала она.
– Был бы вам весьма признателен, миссис Киллингтон. – Уэллер вынул из бумажника визитную карточку и протянул ее Джильберте. – Меня можно застать по этому адресу или связаться со мной по телефону круглые сутки. До свидания, и еще раз благодарю вас.
Джильберта закрыла дверь и прислонилась к ней, чтобы не упасть. Ноги не слушались, в висках стучало. Нетвердой походкой она направилась к встроенному в стену бару, налила в высокий стакан для воды виски и стала потягивать его маленькими глотками до тех пор, пока не прошла дрожь.
Услышав тихий стук, Джильберта оцепенела, но заставила себя обернуться и произнести:
– Войдите.
Это была Анита. Заметив, что на ней сужающаяся книзу юбка, которая делает ее фигуру более стройной, Джильберта вспомнила, как Марстон сказал, что у Аниты полные ноги и бедра.
Анита вошла и закрыла за собой дверь.
– Боже мой, – воскликнула она, – у тебя ужасный вид! Я понимаю, что твой долгий разговор с мистером Уэллером был не совсем приятным.
– Точнее сказать, подрывающим силы... Анита, ЦРУ знает обо мне и Джули. Мне пришлось рассказать все подробности, все, что говорилось и происходило в те выходные дни вплоть до момента, когда Джули был убит.
Уэллер недвусмысленно намекнул, что, если я не буду с ним откровенной, муж узнает о моей любовной связи.
– Грязный ублюдок! – воскликнула Анита. – Послушай, я тоже не отказалась бы выпить.
– Прошу тебя! Пожалуйста!
Джильберта вернулась к письменному столу и буквально упала в кресло. Дрожащими пальцами она зажгла сигарету.
Анита села в кресло, которое раньше занимал Уэллер, и возмутилась:
– Какая же это, должно быть, компания садистов!
– У них в жилах, наверное, течет ледяная вода, но в данном случае я не могу их винить. Джули был одним из них, и управление жаждет крови. Если они найдут убийцу, мне жаль его, – вздохнула Джильберта.
– Или ее, – добавила Анита. Джильберта горько усмехнулась.
– Да... Почему мы все предполагаем, что убийца мужчина? Я считаю, это шовинизм наоборот. Мы убеждены, что только грубый мужчина способен совершать насильственные поступки.
– И традиционно забываем закон джунглей: женщина более черствая, чем мужчина. Итак, что будет теперь? – спросила Анита.
– Надеюсь, ничего. Я вела себя как хорошая маленькая девочка и все рассказала, – ответила Джильберта.
– Все? – Анита удивленно подняла бровь. – Здорово! Это, должно быть, напугало Уэллера!
– Я ничего не утаила, поверь мне. У ЦРУ больше шансов поймать убийцу, чем у полиции. Им не мешают ни суды, ни Американский союз защиты гражданских свобод. Оно само себе закон.
– Я желаю им счастливой охоты. Сукиного сына, который убил Джули, следует вздернуть на ближайшем дереве. Ты рассказала о таинственном телефонном звонке, который Джули сделал в субботу вечером? – спросила Анита.
– Да, и он считает, что это был разговор с убийцей. Уэллер сказал, что Джули имел отношение к делу, которое затрагивало национальную безопасность.
Анита поставила свой бокал и закурила.
– Ты знаешь, что мне кажется странным? Если это был убийца, то как он мог быть уверен в том, что Джули не скажет тебе, с кем разговаривал по телефону? В этом случае тебя тоже необходимо было убить, тем не менее он позволил тебе безнаказанно уйти.
– Пожалуй, в том, что ты говоришь, есть смысл: если убийца знал, что Джули является верным агентом ЦРУ, то был убежден, что он никогда не поведает своей любовнице о деле, затрагивающем национальную безопасность.
– Как он мог быть настолько уверен? Разве только...
– Разве только он тоже был агентом ЦРУ? – перебила Джильберта. – Я сама думала об этом. Ну что ж, одно я знаю наверняка: раз здесь замешано ЦРУ, значит, мы никогда не узнаем всей правды.
Анита встала.
– Мне лучше вернуться к работе. Спасибо за виски.
Джильберта еще долго сидела в кресле, медленно потягивая вторую порцию виски и непрерывно дымя сигаретой. Несмотря на заверения Уэллера в том, что ее больше не побеспокоят, в душе навсегда останется темное облако сомнения. Ведь досье на нее в секретных материалах ЦРУ – взрывная сила, которая в любой момент может быть направлена на одну из самых богатых и самых могущественных женщин в мире.
Джильберта вздрогнула, когда зазвонил телефон. «Черт возьми, не теряй присутствия духа», – выругала она себя, поднимая трубку.
– Это мистер Финч-младший. Он звонит по междугородному телефону, миссис Киллингтон, – сказала секретарша.
– Привет, Терри!
– Джильберта! – воскликнул Терри. – Я вчера пытался весь день дозвониться тебе.
– Сожалею, братишка. Что случилось? У тебя такой голос, будто ты заведен, как часовая пружина.
– Я чуть с ума не сошел. Эта смерть поставила меня в трудное положение. Я собирался использовать свое влияние на сенатора Пакстона, чтобы помочь Джули заключить очень серьезный договор. А он в ответ собирался финансировать коммерческую сделку, которую мне пришлось на время отложить.
– Очень опрометчиво с его стороны было умереть, – холодно заметила Джильберта; ее брат вырос и стал еще более эгоистичным, чем в детстве. – Может быть, это к лучшему, Терри. Теперь ты сможешь уделять все свое время предвыборной кампании.
– Черт побери, Джилли, я смогу победить Прескотта с одной рукой, привязанной за спиной!.. Но я не могу позволить себе потерять эту сделку; она слишком большая.
– Что же ты собираешься делать?
– Я хочу, чтобы «Де Бирс корпорейшн» финансировала ее. Это всего десять миллионов.
– Всего десять миллионов! – воскликнула Джильберта. – И у тебя хватает смелости говорить об этом? Возможно, ты не так уж хорошо осведомлен о нашей финансовой политике, но по крайней мере тебе следовало бы знать, что я не обладаю соответствующими полномочиями на санкционирование такого большого займа. Нет таких прав и у мамы с папой. Этот вид финансирования требует одобрения совета директоров в полном составе.
– А как насчет личного состояния семьи? Ты могла бы взять оттуда. Всего на несколько месяцев и под проценты, – настаивал Терри.
– Это означало бы ликвидацию активов. Даже поместье Де Бирсов не имеет такой цены. Мама и папа никогда не согласятся на такое. Мне жаль, братик, но тебе придется найти другой источник.
– Пошла к черту, сука! – Он с грохотом швырнул трубку.
Джильберта только вздохнула.
«Терри, ты ни на йоту не изменился за эти годы. И сегодня ты по-прежнему такой же избалованный, своевольный, раздражительный ребенок, каким был в пять лет».
Джильберта устало поднялась с кресла и подошла к бару, чтобы налить себе третью порцию виски. Совсем не похоже на нее – пить днем, но сегодня шла такая полоса, о которой можно сказать, что если беде быть, то ее не миновать.
Джильберта стояла позади письменного стола у окна, из которого открывался прекрасный вид. Она вглядывалась в далекий горизонт, простиравшийся за кронами деревьев и горными вершинами, окутанными туманом.
Было ли вообще такое время, когда она чувствовала себя беззаботной и невинной?
Джильберта закрыла глаза, и перед ее мысленным взором промелькнули события на Лун-Лейк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные поцелуи - Блэйк Стефани



Не поняла, более бездарного конца и вообразить нельзя... а начало было таким многообещающим))
Греховные поцелуи - Блэйк СтефаниМилена
4.01.2015, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100