Читать онлайн Греховные поцелуи, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные поцелуи - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные поцелуи - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Греховные поцелуи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующее утро мистер Финч поднял их в пять утра. Линда надела шерстяное белье, тяжелые рабочие брюки с кожаными заплатами на коленях, фланелевую рубашку, толстые полосатые носки и прочные кожаные альпинистские ботинки. Она захватила с собой два свитера и куртку на гагачьем пуху, чтобы надевать их по ночам. Перед тем как спуститься вниз, Линда заплела в косу волосы, свернула ее на затылке и убрала под спортивную вязаную шапочку. Им подали обильный завтрак: бекон, яйца, оладьи, тосты, джем и крепкий кофе.
– Ешьте как следует, мои дорогие, – сказал им мистер Финч. – Не скоро вам придется снова отведать такую еду.
По плану миссис Финч и Лора должны были сопровождать их до Иосемитского национального парка и снять номер в туристском отеле поблизости.
– Какое-то время мы будем наблюдать, как вы поднимаетесь на гору, но когда вы окажетесь действительно очень высоко, я буду так волноваться, что не смогу смотреть, – сказала миссис Финч.
– Ерунда! Альпинизм – самый безопасный спорт на свете, – лихо успокоил ее Терри.
В половине седьмого утра они сели в многоместный легковой автомобиль. Поездка продолжалась два с половиной часа. День был чудесный для восхождения – на небе ни облачка и прохладно для июля. В десять часов мистер Финч объявил:
– Все, друзья, пора!
Они надели рюкзаки с привязанными к ним пуховыми куртками и гамаками. Мистер Финч заставил их выстроиться в линию и внимательно проверил снаряжение по заранее составленному очень подробному перечню.
– Возьми еще несколько болтов с кольцом и крюком, Джим. Покажи твои распорки, Линда.
Наконец мистер Финч закончил осмотр. Он был удовлетворен результатом, и вчетвером они двинулись к подножию горы.
Взглянув наверх, Линда почувствовала такое же волнение, какое обычно охватывает артиста перед выходом на сцену.
– Три тысячи футов высотой и совершенно вертикальная, – с лукавой улыбкой заметил Терри. – Ты уверена, что не передумала, дорогая?
Линда бросила на него вызывающий взгляд.
– Ни в коем случае, парень. Давайте готовиться к восхождению.
При помощи веревки они сделали единую связку. Впереди шел Терри, за ним Джим, третьей Линда и последним мистер Финч. Отец с сыном заранее договорились о таком порядке восхождения.
– Если девушка окажется в трудной ситуации, я приду на помощь, – сказал опытный альпинист.
– Только не говори ей об этом, – предупредил Терри отца. – Ее самомнение так же велико, как и эта вершина.
В течение первого часа они сделали большие успехи, и Линда с каждым шагом чувствовала себя все более уверенно. Было очевидно, что Терри действительно опытный альпинист. Он вбивал свои крюки в скалу сильными точными ударами и все время под одним и тем же углом. Если кто-то вдруг сорвется, то резко остановится в конце веревки; это загонит крюк вниз и внутрь скалы, и свалившийся альпинист окажется в относительной безопасности.
Время от времени они делали передышки, чтобы исследовать скальную стену, искали трещины в ней, от которых зависел дальнейший план их восхождения. Один раз Линда взглянула вниз и увидела, что автомобиля Финчей уже нет, значит, миссис Финч и Лора уехали.
Взглянув вверх, мистер Финч воскликнул:
– Мы будем там часов в девять! Я считаю, что хотя это короткий, но очень крутой и трудный участок на первом этапе восхождения.
Вверху, слева, примерно на расстоянии ста футов от них, находилась широкая расщелина, в которую можно было протиснуться и медленно подниматься. К тому времени, когда четверка достигла верха расщелины, солнце уже клонилось к закату и ветер неистово проносился над скалой. Они добились еще некоторых успехов в восхождении, но, когда добрались до довольно широкого выступа, Терри объявил, что здесь будет их бивуак на ночь.
Альпинисты съели холодный ужин, состоящий из вяленой говядины, галет, свинины, бобов, плитки шоколада, и выпили какао из большого термоса, который был у каждого. Линда надела два свитера, куртку на гагачьем пуху, а кроме того, завернулась в одеяло, но все равно продрогла до костей. Лежа в темноте, она слушала, как Джим, Терри и мистер Финч обсуждают план на следующий день.
– Похоже, все пойдет как по маслу, пока мы не доберемся до того выступа, который находится прямо над нами, – сказал Джим.
– Не вижу никаких проблем, – уверенно ответил Терри. – Я смогу преодолеть этот выступ с помощью веревок и крючьев.
Несмотря на пронизывающий холод, Линда быстро заснула и спала до тех пор, пока ее не разбудили ослепительные лучи солнца.
В восемь часов, съев на завтрак высококалорийные продукты – хлеб, арахисовое масло и отвратительное варево из консервированных яиц и бекона, приготовленное специально для альпинистов, они снова начали восхождение. За два часа достигли выступа и остановились, чтобы осмотреться. Всем стало ясно, что накануне вечером Терри был чрезмерно оптимистичным.
– Здесь невозможно установить ограждение, вбить в скалу крюки, потому что ты должен обеими руками держаться за свою драгоценную жизнь, – сказал Джим.
– Я мог бы вбить пару клиньев в той расселине. – Терри указал вверх. – Затем закреплю на них веревку.
Он отвязал себя от остальных и, прикрепив к крюку веревку длиной в сто футов, обмотал ее вокруг себя. Терри начал осторожно подниматься, а остальные, затаив дыхание, наблюдали. Крепко держась одной рукой за выступ, он сумел забить в скалу два клина, обвязать вокруг них веревку и продолжил осторожно продвигаться вверх.
– Как муха, ползущая по потолку, – прошептала Линда.
Ее била дрожь, но не столько от холода, сколько из-за страха за жизнь Терри.
– Он уже почти там, – тихо сказал мистер Финч.
Терри находился на расстоянии вытянутой руки от выступа. Прополз еще фут и правой рукой ухватился за край. Переведя дух, перед тем как подняться на край выступа, подобно гимнасту, который подтягивается на перекладине, Терри осторожно приподнял свое тело.
И... почувствовал, что скала крошится под его пальцами. Попытался перекинуть ногу через край расщелины, прежде чем она рухнет. Но не успел.
Линда закричала.
Терри пролетел мимо них, чуть не задев отца. Он изгибался и крутился по всей длине веревки. Проявив незаурядное присутствие духа, Джим схватил свой ледоруб и подложил его под крюк в скале. Когда Терри достиг конца веревки, от резкого удара, вызванного его падением, зашатался большой стальной гвоздь, и щель заметно увеличилась, но гвоздь удержался. Веревка была высшего качества, и Терри, отскочив, словно кукла на резиновой ленте, безвольно повис там, раскачиваясь взад и вперед на легком ветерке.
– Он без сознания! – воскликнул его отец.
– Веревка соскользнула ему на грудь! – откликнулся Джим. – Я должен помочь ему, иначе он умрет от удушья.
Джим укрепил новую веревку, на три четверти обвязал ее вокруг своей талии и плавно заскользил вниз по ней, демонстрируя образцовый спуск по веревке. Они висели на расстоянии не более шести футов от узкого выступа. Оттолкнувшись, как ребенок на качелях, Джим прыгнул на выступ и потащил к себе своего друга. Там он смог ослабить напряжение на веревке, которая стягивала грудную клетку Терри. Почти сразу же пострадавший пошевелился и забормотал. В следующее мгновение он пришел в сознание, но держался на ногах нетвердо.
– Как ты себя чувствуешь? – мрачно спросил Джим, стараясь сохранять спокойствие.
– Я считаю, хорошо. Как чертовски глупо все вышло!
Джим осмотрел стену. Слева шел пальцевидный траверс, который следовал за выступом до острого угла. Он поднял голову и крикнул наверх мистеру Финчу и Линде:
– Кто-нибудь из вас может подняться примерно футов на двадцать и сказать мне, что находится за тем углом?
– Я готова, – вызвалась Линда.
Она обвязалась отдельной веревкой, которую мистер Финч прикрепил к двум крюкам. Линда ловко прокладывала себе путь по скале к плоскому, имеющему форму полумесяца выступу. К ее удивлению и восторгу, там был ряд плоских, идущих вниз уступов.
– Как раз за углом есть ряд уступов, ведущих к широкому выступу! – крикнула она вниз. – Я спускаюсь.
– Нет, оставайся там, где ты сейчас! – приказал Джим.
– Вздор! – ответила Линда и скоро уже была на одном уровне с мальчиками. – Если ты повернешь его в этом направлении, может быть, я смогу прицепить веревку на мой штычок ледоруба и втащить его.
– Это слишком опасно, – возразил Терри. – Мой вес может сбросить тебя с выступа. Послушайте, я справлюсь, опускаясь вдоль стены. Джим, иди первым.
Джим без труда пересек скалу и теперь следил за другом. Было очевидно, что Терри уже не тот искусный, уверенный альпинист, каким был раньше, – шок и боль исказили его лицо. Но он не терял присутствия духа и сумел приблизиться к краю скалы.
Немного расслабившись, Джим повернул за угол и присоединился к Линде, которая находилась на уступе. Они молча обнялись и стали ждать, когда Терри сделает поворот. Ему это удалось, и Джим протянул руки, чтобы поддержать его и помочь преодолеть расщелину.
Молодые люди обменялись рукопожатием.
– Я обязан тебе жизнью, дружище, – сказал Терри. Джим широко улыбнулся:
– Это не составило большого труда. Ладно, теперь подумаем, как вернуться туда, где находится твой папа. Отпусти свою веревку, Терри, мы втроем свяжемся одной веревкой.
Ребята обвязали себя веревкой, и Джим уже собирался передать ее конец Линде, но в это мгновение Терри вдруг потерял сознание, видимо, наступила запоздалая реакция на повреждения, которые он получил во время своего жуткого падения, и потрясение, которое испытал.
Линда ринулась мимо Джима и ухватила Терри за руку, так как он начал заваливаться головой вниз с уступа. Это был импульсивный и очень опасный поступок с ее стороны, учитывая ограниченность безопасного места, на котором они находились. При этом Линда нечаянно задела Джима, и он потерял равновесие.
Джим хотел ухватиться за скалу, но его рука только скользнула по гладкому камню, и он полетел вниз с уступа. Линда подтащила Терри к себе и бросилась на него, ожидая неизбежного толчка, когда Джим достигнет конца веревки. Их разделяло расстояние примерно в шесть футов, поэтому падение Джима было очень коротким. От толчка у Линды лязгнули зубы, и они с Терри заскользили по краю уступа, но удержались.
– Все в порядке, Джим, – крикнула Линда, – поднимайся назад по веревке! Пожалуйста, поторопись! Я не знаю, долго ли смогу продержаться здесь. Я закрепила ступню в нише, но нога начинает дрожать.
В голосе Джима слышался охвативший его ужас.
– Линда... я не могу подняться по веревке. Я ударился об острый выход пласта. Кажется, я сломал руку. Это бесполезно.
Линду охватила паника.
– Джим, я не смогу одна тебя вытащить. – Она приподняла голову. – Мистер Финч, быстрее спускайтесь сюда, помогите мне!
Удерживая беспомощного Джима от скольжения, Линда чувствовала, как ее колено неумолимо подгибается, а веревка дюйм за дюймом ослабевает.
– Нет времени! – закричал Джим. – Есть только один выход: ты должна перерезать веревку. У Терри на поясе есть нож.
– Я не могу! Я не могу! – всхлипывала Линда, слезы градом катились по ее щекам. – О милостивый Боже! Помоги мне, пожалуйста!
– Черт возьми! Перережь эту веревку, пока мы не погибли!
Линда ухватилась за куртку Терри и нащупала нож.
Что произошло дальше, Линда будет помнить до конца своих дней. У нее в руке был нож, его лезвие сверкало на солнце. Отрезанная веревка упала вниз и вместе с Джимом Портером исчезла из виду. Теперь не нужно было больше до дрожи в каждой мышце напрягаться изо всех сил. Линда безвольно лежала на уступе; у нее чуть не лопнули барабанные перепонки от жутких предсмертных криков обреченного альпиниста. Они становились все слабее и слабее, пока не наступила тишина. И только ветер завывал над распростертыми телами.
Линда не имела представления о том, сколько времени пролежала там, придавив собой Терри. Позднее она не могла вспомнить о том, как с Финчами спустилась с горы. Все было как в тумане: толпы людей, двигавшихся по кругу у подножия горы, лица, выжидательно поднятые вверх; окружившие их альпинисты со спасательным снаряжением; профессионалы из конной полиции Йосемитского национального парка, обращавшиеся с ней как с ребенком.
Затем – о чудо из чудес! – она, наконец, очутилась на твердой земле и ее повели к машине «скорой помощи», а полицейские образовали кордон, не подпуская к ней любопытных. Наконец, уже на носилках, к ней пришло ощущение покоя. Человек в белом халате улыбался ей, вводя иглу в вену... И вот уже теплая милосердная темнота окутала несчастную девушку.
Ее отпустили домой на следующее утро. Узнав, что у Терри легкое сотрясение мозга и его задерживают в госпитале для обследования, Линда сразу же отправилась к нему в палату. Терри сидел в постели и смотрел в окно.
– Тебе лучше? – тихо спросила она.
Терри обернулся, и Линда увидела, какое бледное у него лицо и как сильно опухли глаза от слез.
– Я выживу. А как ты? – спросил Терри.
– Это был просто приступ истерии, – ответила Линда.
– Неудивительно. Слава Богу, ты не в смирительной рубашке после того, что тебе пришлось сделать. Папа сказал, ты перерезала веревку, чтобы спасти мне жизнь...
– Это не совсем точно. – Линда будто оправдывалась. – У меня не было выбора. Джим продолжал упрашивать меня перерезать веревку. Это было необходимо, иначе мы все трое погибли бы. У меня больше не было сил удерживать веревку.
– Ты могла бы спастись сама и позволить мне погибнуть вместе с ним. Я хочу сказать, это несправедливо, что тебе придется нести это бремя до... – Терри прикусил язык.
Линда села на край его постели.
– До конца моих дней. Ты это хотел сказать?
Терри отвел взгляд.
– Я не понимаю, что говорю. Прости меня, Линда.
– Все в порядке. – Она с трудом перевела дыхание. – Терри... я бы поступила точно так же, если бы вы поменялись местами. Если бы на том конце веревки висел ты, я бы тоже перерезала ее, чтобы спасти Джима. У меня не было выбора.
Их взгляды встретились, и каждый увидел в глазах другого не только боль и горе из-за трагической гибели Джима, но и чувство вины. Вины особой, которая значительно превосходила ту естественную вину, какую обычно ощущают по отношению к погибшим все выжившие в катастрофах. И пройдет немало времени, прежде чем эта острая боль потери притупится.
Линда вернулась в Колорадо с трагической вестью о гибели Джима. Целый год она была просто одержима потребностью снова и снова рассказывать вызывающую ужас историю каждому, кто хотел ее выслушать.
Однажды отец и мачеха посоветовали Линде обратиться за помощью к психиатру.
Увидев выражение испуга на ее лице, Констанс поспешила добавить:
– Создается впечатление, что ты не можешь сама избавиться от воспоминаний о том, что произошло в горах. Это выглядит так, будто ты дала себе суровую клятву.
– Вы думаете, я сумасшедшая?
– Нет, доченька, не сумасшедшая; просто твой разум и душа изнывают от горя, и ты находишь болезненное утешение в скорби, – сказал Питер. – Посмотри на себя в зеркало и попробуй сказать, что у тебя здоровый вид.
Линда взглянула на свое отражение в зеркале и тотчас же отвернулась. Ее отец прав. Она была бледной, с темными кругами под глазами.
– Кстати, здесь, в Колорадо, недалеко от Денвера, есть санаторий, – начал было Питер, но внезапно умолк.
Странно, как круг завершил свой полный оборот. Ведь его бабушке Карен тоже понадобилось психотерапевтическое лечение, когда ей было примерно столько же лет, сколько теперь Линде. Питер нахмурился. А он сам? Психическое расстройство украло у него после войны десять лет жизни. Теперь Линда...
– Я сделаю все необходимые приготовления, если ты согласна, – закончил Питер.
– Хорошо, – вздохнула она. – Если ты считаешь, что это принесет мне пользу, я поеду в твой сумасшедший дом.
Шесть месяцев Линда провела в санатории для больных, страдающих психическими расстройствами. Это было роскошное заведение, обслуживающее только очень состоятельных людей. Большинство пациентов санатория составляли праздные светские матроны, вызывавшие у Линды острую неприязнь. Врачи говорили ей, что она медленно, но верно поправляется, однако эти их избитые фразы не производили на девушку никакого впечатления.
Первый существенный прорыв в ее состоянии был вызван приездом Терри Финча. Летом, через год после злополучной экспедиции на Эль-Капитан, он навестил подругу.
Линда повела Терри на прогулку по заповеднику санатория. Самое сильное впечатление в этом парке производил лабиринт, сооруженный из живой изгороди, очень густой и безупречно подстриженной.
– Говорят, чтобы создать такой лабиринт, потребовалось десять лет. Он действительно очень тщательно продуман. Давай посмотрим, сможешь ли ты определить, где находится его центр, – предложила Линда.
– Хорошо, я рискну.
Почти целый час блуждал Терри по петляющим коридорам, заводящим в тупики, и тропинкам, возвращавшим его назад. В конце концов, он все же добрался до центра лабиринта. Это был небольшой оригинальный сад, посередине которого находился мраморный фонтан. Они сидели на маленькой каменной скамейке и непринужденно болтали – банальные, ничего не значащие фразы. Когда скучный разговор подошел к концу, Линда Проявила инициативу:
– Почему мы играем в детские игры, Терри? Мы упорно избегаем говорить о гибели Джима, как будто ничего не случилось, хотя прекрасно знаем, что оба только об этом и думаем.
– Согласен. – Терри хлопнул себя по коленям. – Значит, ты тоже, как и я, постоянно размышляешь о том, что произошло? – спросил он.
– Да... Иногда удается загнать эти мысли в подсознание, но ненадолго.
– Мне тоже. – Терри взял ее за руку. – Линда, ты знаешь, что я влюблен с того самого момента, как впервые увидел тебя. Нет, не перебивай! Пожалуйста, позволь мне закончить.
Девушка сидела напряженная как струна. Лицо ее стало совсем белым.
– И единственный человек, который занимает мои мысли даже больше, чем Джим, это ты. Я люблю тебя, люблю очень глубоко и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
– Терри, об этом не может быть и речи, – простонала Линда.
– Почему? Не говори, что ты Меня не любишь. Я другого мнения, я всегда знал, что ты любишь меня. И именно в этом заключается разгадка того, почему нас так сильно терзает чувство вины. В глубине души мы знаем, что если бы Джим был жив, мы никогда бы не поженились. Дело в том, что ты постепенно влюблялась в меня или, может быть, переставала любить Джима. Это не имеет значения, потому что ваши отношения были обречены.
Линда закрыла лицо руками и разрыдалась. Терри обнял ее за вздрагивающие плечи.
– О да, моя любимая, пусть это все выйдет наружу, правда сделает тебя свободной. Так оно и есть, Линда. Мы освободимся от призрака Джима Портера, только когда перестанем бояться правды и признаемся, что любим друг друга.
– Я рада, что мы пришли сюда, – прошептала Линда. – Лабиринт – вот где мы находимся почти целый год, лабиринт самообманов, самобичеваний и тупиков памяти.
– Пора нам выйти, наконец, из этого лабиринта, – решительно сказал он.
Через год Терренс Финч и Линда Де Бирс Пайк поженились. Это была скромная церемония, на которой присутствовали только члены семьи и самые близкие друзья. Очень скоро Линда забеременела, и у нее родилась дочь Джильберта, а спустя пять лет сын, Терренс-младший.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные поцелуи - Блэйк Стефани



Не поняла, более бездарного конца и вообразить нельзя... а начало было таким многообещающим))
Греховные поцелуи - Блэйк СтефаниМилена
4.01.2015, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100