Читать онлайн Пожар сердца, автора - Блэйк Стефани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар сердца - Блэйк Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар сердца - Блэйк Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар сердца - Блэйк Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блэйк Стефани

Пожар сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Доун и Сильвер Джек провели в Пиратской бухте три месяца. Конечно, они находились в плену, и все же это было в некотором смысле идиллическое существование. Однажды Доун сказала:
– Мы больше не властны над собственными судьбами. Мы попали сюда не по своей воле, и значит, все, что с нами происходит, от нас не зависит. Все заранее предопределено какой-то высшей силой. Точно так же боги в древних мифах манипулировали простыми смертными, словно фигурками на шахматной доске. Выигрыш, поражение… Исход партии зависит не от нас. Мы с тобой виновны в нашей греховной связи не больше, чем Эдип был виновен в прелюбодействе с собственной матерью. Здесь, в Пиратской бухте, время для нас остановилось, Джек.
– Но не навсегда, – вздохнул он, – Хауквей вернется и увезет тебя в Китай. Во всяком случае, попробует это сделать.
Между тем каждый день они проживали в радости. Как и обещал Хауквей, им была предоставлена полная свобода передвижений в пределах кратера. В их распоряжении был целый остров. Они любили взбираться по крутой извилистой тропе, проложенной по внутренней стенке кратера, к вершине огромного вулкана. Вокруг кратера, от краев до внешних утесов, возвышавшихся над Китайским морем, на полмили в ширину тянулась полоса растительности: деревья, кусты, экзотические цветы. Буйная ароматная зелень была настоящим райским садом.
Обычно они брали с собой корзинку с деликатесами и вином из богатых погребов мандарина. В одном конце острова бил родник, питавший миниатюрным искрящимся водопадом маленькую лагуну, из которой, в свою очередь, вниз по склону кратера стекал ручей, обеспечивая пресной водой жителей поселка.
Доун и Джек раздевались и как дети резвились в прохладном пруду. Здесь, в этом райском уголке, их любовная близость вышла за рамки простого физического акта и приобрела новое, романтическое звучание.
– У меня такое чувство, будто мы священнодействуем, – заметила как-то Доун.
Они лежали на теплом вулканическом песке и неторопливо ласкали друг друга. Доун встала перед Джеком на колени и, нагнувшись, обхватила губами его возбужденную плоть. Это действие было исполнено чистого обожания – чистого в буквальном смысле. В основе всех их любовных актов лежала чистота.
Насытившись, он распростер Доун на мягком песке и любовался ее телом – каждым пальчиком, каждой частичкой атласной кожи, загоревшей на тропическом солнце.
На закате они одевались и спускались в кратер. К этому времени деревенские жители уже разводили огонь в домах и начинали готовить ужин. Часто на обратном пути Доун и Джек заходили выпить в маленькую таверну, завсегдатаями которой были люди Ладронов. Пираты уже принимали эту парочку за своих.
Однажды вечером они зашли в «Деревянную ногу» – так называлась таверна в честь одноногого хозяина – и встретили там Монику и Спинозу, ее любовника-пирата, отпрыска китаянки и испанского моряка.
Спиноза был крупным парнем зловещего вида с копной взъерошенных черных волос, мрачными, глубоко посаженными глазками и висячими усами. Его устрашающую внешность подчеркивали азиатские раскосые глаза. На самом же деле он был приветлив и добр. Было заметно, что он искренне привязан к Монике.
Увидев вошедших, Моника крикнула:
– Идите к нам!
Доун и Джек пробрались между тесно сдвинутыми неотесанными столиками в угол зала, где Спиноза с Моникой пили ром и соки из тропических фруктов. Бокалы были сделаны из скорлупы кокосового ореха.
Моника весь день занималась любовью со Спинозой в его хижине и теперь сидела веселая и румяная от выпитого.
– Вы откуда? – спросила она, озорно сверкая глазами.
– Мы совершили нашу ежедневную прогулку к вершине кратера. Советую и вам попробовать. Там так здорово!
Девушка захихикала и толкнула Спинозу локтем в бок.
– Мы бы попробовали, да только нам не хочется нарушать ваше уединение в райском саду. Адам, Ева и запретный плод. Вы вкусили его сегодня?
Доун притворно рассердилась:
– Нахалка! Еще один такой намек, и я прикажу мандарину бросить тебя в темницу!
Женщины уже давно отбросили формальности и стали близкими, доверительными подругами. Джек и Спиноза тоже подружились.
Украдкой оглядевшись по сторонам и убедившись, что их никто не подслушивает, мужчины, сблизив головы, завели тихий серьезный разговор. Чтобы их прикрыть, Доун с Моникой принялись стрекотать как сороки и смеяться громче и чаще обычного.
– Говорят, старый мандарин вернется в Пиратскую бухту завтра или послезавтра, – сказал Спиноза.
– И скорее всего пробудет здесь недолго. Думаю, мы отправимся в Китай до конца этой недели.
Спиноза улыбнулся и закурил черную витую сигару.
– В Китай? Этого не будет, если наш план удастся.
– Конечно, удастся, я в этом уверен. Десять наших сторонников будут работать на причале, готовить яхту мандарина к отплытию – красить, чистить, драить, чинить паруса. Его личные слуги не марают руки такой черной работой. К тому же Хауквей говорил мне, что считает Ладронов самыми лучшими моряками на свете.
– И он прав. Почти все они родились в море, не то что мы с тобой – матросы поневоле.
– Как бы то ни было, я не вижу серьезных препятствий на нашем пути. После отплытия яхты мы без труда разделаемся с командой Хауквея, а потом – через пролив Ладронов – к свободе!
– За нами наверняка вышлют погоню.
– Хауквей говорил мне, что его паровая яхта способна обогнать любой корабль в Китайском море.
– Пожалуй, нам пора возвращаться, – вмешалась Доун. – Старший слуга Хауквея отмечает время наших приходов и уходов.
– Ты права. – Джек осушил кружку пива и встал. – Молись за успех нашего дела, Спиноза.
Моника отправилась провожать Доун и Джека. Не успели они подойти к ступенькам крыльца, как домоправитель Ченг распахнул парадную дверь. Слуга-китаец поклонился, улыбаясь.
– Добрый вечер, мэм. Как прогулялись? – Он говорил по-английски почти так же свободно, как и мандарин.
– Спасибо, отлично. Очень хочется есть. Что у нас на ужин, Ченг?
– Суп из птичьих гнезд, вареная лососина и печеная утка.
– Потрясающе! Я быстренько сполоснусь перед едой.
– Пожалуйста, мэм. Кстати, вам, наверное, будет интересно узнать, что его высочество скоро прибудет домой.
– Я слышала об этом в деревне. Его поездка заняла больше времени, чем он предполагал.
Женщины поднялись наверх, и горничная приготовила теплую ванну. Когда Доун разделась, Моника небрежно заметила:
– Ты выглядишь очень довольной и счастливой. Наверное, мистер Макхью – хороший любовник?
Доун вспыхнула:
– Не дерзи, девчонка! Это не твое дело.
Моника захихикала.
– Почему же? Вот я, к примеру, охотно скажу тебе, что Спиноза в постели просто неутомим.
– Мне это не интересно.
– Может, как-нибудь поменяемся партнерами и посмотрим, который лучше?
Доун запустила в нее куском мыла. Девушка взвизгнула и убежала из ванной.
Восточная одежда казалась Доун удобнее, чем западная. Днем она носила свободный шелковый жакет и традиционные брюки мандаринов, а вечером надевала длинный свободный халат из эпонжа, который был мягче обычного шелка.
Для разнообразия к обеду она спускалась в платье из набивного ситца в цветочках, отделанного кружевом и разноцветными лентами. Под него она надевала шелковое или атласное белье и французские трусики. Магазин в Пиратской бухте ломился от мужской и женской одежды, собранной со всех концов света. Это были вещи, награбленные на захваченных кораблях.
В этот вечер они с Джеком рано легли спать, и Доун проспала как убитая до позднего утра. Разбудили ее очень приятные ощущения: Джек целовал ей грудь.
– Теперь понятно, почему мне снился такой сладострастный сон, – сказала она, томно трепеща под его поцелуями.
– Ты занималась со мной любовью?
– Нет, не с тобой, а со старым мандарином.
Джек засмеялся:
– Ему уже давно заказаны подобные глупости.
– Ты в этом уверен? Моника говорит, что китайские мужчины и после девяноста лет сохраняют хорошую потенцию. Они принимают возбуждающее средство – женьшень. – Она прикоснулась к его паху. – Вижу, тебе женьшень не нужен. Во всяком случае, пока. Ну давай же, милый. Не останавливайся на полпути!
Он засмеялся и встал, чтобы снять брюки.


В тот же день яхта Хауквея встала на причал в бухте. Это была маленькая шхуна с косыми парусами и вспомогательным двигателем. Две короткие трубы смотрелись нелепо на фоне мачт и рангоутов. Яхта была выкрашена в белоснежный цвет, поручни и многочисленные металлические детали из цельной меди сверкали на солнце. Казалось, яхта обладала золотой аурой, которая соответствовала ее названию, выбитому по-китайски на носу судна. В переводе оно означало «Золотой дракон».
Доун и Джек стояли на пристани, наблюдая за происходящим. Баржа, доставившая их на берег с пиратского судна мадам Чинг, подгребла к яхте и приняла на борт его высочество мандарина.
Углядев встречавшую его пару, Хауквей просиял. Он обнял Доун и пожал руку Джеку.
– Мои дорогие друзья, я так рад снова вас видеть! Как там говорится у вас, американцев? Вы – приятное зрелище для моих воспаленных глаз. Не могу передать, как я счастлив, что эта долгая поездка наконец-то закончилась и до нашего отплытия в столицу я могу посвятить себя приятным делам и отдыху.
Слуга помог мандарину сесть в носилки. Хауквей помахал им рукой.
– Увидимся в доме!
Когда его унесли, Спиноза и Моника вышли на берег и вместе с Джеком и Доун стали разглядывать причалившую яхту.
Спиноза подергал себя за подкрученные кончики усов.
– Все в порядке, – сообщил он, – шестеро наших людей записались в бригаду ремонтных рабочих, которая должна подготовить «Золотой дракон» к отплытию в Китай. Еще трое будут красить бриг в двадцати пяти ярдах от яхты. По моему сигналу они прыгнут за борт и подплывут к нам.
– А команда яхты?
– Почти все матросы будут отдыхать на берегу перед следующим рейсом. С остальными проблем не будет, можете не сомневаться. Теперь дело за вами: надо поподробнее выяснить планы Хауквея и передать их нам как можно скорее.
– Да-да, чем скорее, тем лучше. – Джек взял Доун за руку. – Пойдем в дом, пообщаемся с возвратившимся хозяином.
Они попрощались с Моникой и Спинозой и поднялись к большому дому на горе.
После ужина, как было заведено до отъезда Хауквея из Пиратской бухты, все трое отправились в библиотеку мандарина насладиться кофе с коньяком.
Старый китаец покрутил в ладонях хрустальную рюмку, грея коньяк, и с наслаждением вдохнул его аромат.
– Конечно, чай – мой любимый напиток, однако, что ни говори, а французский коньяк лучше.
– Расскажите нам о своей поездке, – закинула удочку Доун.
– Это было долгое плавание – Сингапур, Борнео, Ява. – Он замолчал и взглянул на девушку с легкой улыбкой. – Ах да, еще мы заходили в Мангалуру на Малабарском берегу Индии.
От неожиданности Доун вздрогнула и пролила кофе из чашки на блюдечко.
– Мангалуру? Это же пункт назначения «Золотого облака»! Там находятся тиковые плантации моего отца.
– Да, я знаю, – не скрыл Хауквей, потягивая коньяк.
Джек подался в кресле и оперся локтями на колени.
– И какие же дела были у вас в Индии?
– Вообще-то там у меня не было дел в отличие от остальных портов. Я только посетил индийский филиал компании «Робертс ламбер». Надо сказать, вы владеете огромным участком тикового леса. Когда производство развернется в полную силу, оно принесет неплохие барыши.
Доун не верила своим ушам.
– Невероятно! Зачем вы это сделали?
– Хотел поболтать с вашим мужем. Кстати, он в прекрасном здравии.
– Мой муж? Какая наглость! Что вы ему сказали?
Мандарин не мигая встретил гневный взгляд и улыбнулся.
– Мне казалось нечестным держать его в неведении. Я решил поведать ему о вашей участи и таким образом поставить точку в этом вопросе. Миссис Прайс, я сказал вашему мужу, что вы умерли. Погибли вместе с мистером Макхью, когда китайский военный флот потопил корабль Ладронов, на котором вас держали в качестве пленных.
Доун вскочила с кресла, опрокинув свою чашку с кофе. В глазах ее блестели слезы ярости.
– Нет, вы не могли так поступить! Хоть вы и гнусный человек, но должна же в вас быть хоть капля порядочности!
Хауквей был невозмутим.
– Я же сказал вам, что сделал это из сострадания к ближнему.
– Пес! – вскинулась она и протянула к нему пальцы, скрюченные, как кошачьи когти. Ею владела единственная мысль – убить старика.
Джек резко встал, обхватил ее сзади и развернул к себе лицом.
– Нет, Доун! Гневом и насилием ничего не добьешься.
– Мистер Макхью совершенно прав. Пожалуйста, успокойтесь, моя дорогая миссис Прайс.
Она прочла в глазах Джека: «Ради Бога, не испорти весь наш план! Чтобы спастись, нам надо ладить со старым мерзавцем».
Доун сникла, и Джек отпустил ее. Она притронулась к своему пылающему лбу.
– Не знаю, что на меня нашло. Это шок. Жуткий шок от того, что Деннис считает меня мертвой. Пожалуй, мне лучше прилечь.
– Хорошая мысль, – подхватил Джек. – Думаю, завтра тебе предстоит трудный денек. Верно, Хауквей?
– Вы имеете в виду наш отъезд на «Золотом драконе»? Нет, мы отплываем послезавтра днем. Матросам надо еще много поработать на яхте, чтобы подготовить ее к новому рейсу.
– Ты слышала, Доун? – спросил Джек.
– Да. Ну что ж, тогда спокойной ночи.
Она ушла в свою спальню. Моника уже стелила ей постель.
– Я приготовила тебе ванну, – сообщила девушка.
– Сейчас не до ванны. Ты должна как можно скорее встретиться со Спинозой. Передай ему, что мы отплываем послезавтра – в четверг днем.
– Я увижусь с ним завтра с самого утра. – Она встревоженно взглянула на Доун. – Думаешь, у нас получится? Это так рискованно! Если что-то сорвется, нас всех ждет смерть.
– Да, наверное, – твердо произнесла Доун. – Но лучше умереть, чем стать наложницей императора.
Ночью Джек пришел, когда Доун уже начала засыпать.
– Любимая, – сказал он, – я слишком напряжен, чтобы заниматься любовью. Из головы не выходит четверг и та жуткая ложь, которую Хауквей поведал Деннису.
Он присел на край кровати.
– Я пришел не для того, чтобы спать с тобой. Надо рассказать тебе кое-что еще о Деннисе.
Она резко села, окончательно проснувшись.
– Деннис! Как он? У него все в порядке? Хауквей сказал, что он в прекрасном здравии.
– Да, у него все в порядке. – Джек потер затылок в замешательстве. – После твоего ухода Хауквей рассказал мне подробности своего визита на тиковую плантацию. Там, в лагере, есть одна женщина. Ее зовут Сара Тиздейл.
– Что она там делает?
– Работает в офисе. Это племянница британского колониста из Мангалуру.
– Ну и что?
Он глубоко вздохнул.
– Деннис с ней живет.
Доун уставилась на него в полном ошеломлении.
– Живет? Спит с ней – ты это хотел сказать?
– Да. Получается так. Они живут в одном бунгало. Хауквей сказал, что она хорошая хозяйка.
– Хауквей лжет! Это еще одна лисья уловка, чтобы меня расстроить.
– А я так не думаю, Доун.
– Тут нечего и думать! Как мог Деннис связаться с другой, если оставалась надежда, что я жива?
Джек положил руку на ее обнаженное плечо.
– Такое бывает. В конце концов, милая, давай смотреть правде в глаза. Мы-то с тобой целых три месяца жили как муж и жена, хотя все это время прекрасно знали, что Деннис жив.
Доун потеряла дар речи.
– Я… я… – Она сглотнула комок в горле. – Я об этом не задумывалась. Конечно, ты прав, Джек. Какое я имею право разыгрывать из себя оскорбленную жену? Ведь я виновата не меньше его. Помнишь, о чем мы с тобой говорили на пруду? Мы всего лишь шахматные фигурки в руках какой-то высшей силы. – Она бросилась в его объятия. – Бедный Деннис! Бедный Джек! Обними меня покрепче, любимый! Мне вдруг стало ужасно страшно.
Джек лег рядом и принялся укачивать ее как ребенка. Он целомудренно целовал и ласкал Доун, пока она не уснула.
Сам он не мог спать. В голове его кружился водоворот мыслей. Если им удастся вырваться из лап Хауквея, Доун вернется к Деннису, и что тогда? Ответ на этот вопрос тревожил его больше, чем предстоящая в четверг драка с пиратами.
Наконец Джек встал и ушел к себе. Стоя у окна, он курил сигары и смотрел вдаль. Там, за экзотическим садом, охраняемым вооруженной стражей Хауквея, в темной бухте у подножия вулкана покачивались на причале пиратские суда. В серебряном свете луны они казались призрачными видениями, и самым фантастическим из них была белая яхта Хауквея.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар сердца - Блэйк Стефани



интересный необычно красивый роман мне оченъ понравился
Пожар сердца - Блэйк Стефанигуля
2.08.2013, 5.09





Мне понравилось, в принципе отношения героев во всех романов этого автора развиваются одним сценарным линией, хотелось бы что нибудь нового почитать. .
Пожар сердца - Блэйк СтефаниМилена
20.01.2015, 16.54





Необычная сюжетная линия, но перечитывать больше не буду ....
Пожар сердца - Блэйк СтефаниВикушка
20.01.2015, 21.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100