Читать онлайн Рождество наступает все раньше, автора - Блок Валери, Раздел - Проводили опрос в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождество наступает все раньше - Блок Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 3.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождество наступает все раньше - Блок Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождество наступает все раньше - Блок Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Блок Валери

Рождество наступает все раньше

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Проводили опрос

Отец Малькольма Форбса однажды сказал, что не встречал еще сына богача, который хоть чего-нибудь бы стоил. Барри вспомнил это в то утро, когда Винс съехал. Он вселился с огромным количеством вещей, и теперь все это снова пришлось вытащить на поверхность.
– Ну, удачи, – сказал Барри, про себя думая: «Катись к черту, самовлюбленный пустоголовый болван». Но Барри почти не знал Винса, когда пригласил пожить, и потому не сказал, на сколько приглашает. Век живи, век учись.
И все-таки: не смей уходить с таким довольным видом. «Чтоб тебе пусто было», – думал Барри, когда Винс прогулочным шагом выплыл на улицу.
Гудзонский залив переливался мелкими чешуйками света под лучами зимнего солнца. Нужно запланировать какое-нибудь мероприятие с Джастин, отвести ее куда-нибудь. Нужно заняться с ней чем-нибудь особенным, пойти в Гайд-парк, например. Барри не давали покоя все эти женщины, влюбленные в Рузвельта, жившие с ним в Белом Доме. Ведь он был парализован от пояса и ниже – включая…? Никто из них так и не проговорился.
Он весь день готовил презентацию «Юрких ящерок» для Совета. В тот вечер появилась Джастин, ее прекрасное лицо, смуглое с розовыми пятнами, было похоже на нектарин. Сегодня она впервые ужинает и остается на ночь у него. Он представил свою женщину своей поварихе.
– Здравствуй, – сказала Джастин, мгновенно теряя интерес, отдала Пиппе пальто и пошла обратно в спальню.
Он не такой реакции ждал.
Пиппа положила пальто на диван. Барри взял его и повесил в шкаф. Ему хотелось, чтобы они подружились. Джастин могла бы помочь Пиппе. Помочь выбрать стиль одежды, рассказать, куда пойти, чтобы тебя отмыли, выщипали брови, покрасили и уложили. Но когда Джастин появилась через несколько минут, вид у нее был усталый.
– Я сегодня весь день промучилась, – сказала Пиппа, очищая чеснок.
Он взял бутылку, штопор и принялся за дело.
– Почему?
– Ко мне подошел парень и попросил денег, – объяснила Пиппа.
– В первый раз? – перебила Джастин, и брови ее взлетели.
– Нет, конечно, – ответила Пиппа, промывая листья розмарина под краном. – Но он сказал, что у него диабет и ему нужно два доллара шестьдесят девять центов на инсулин. Я дала ему два доллара, и мне стало неприятно. Оставалось ведь только шестьдесят девять центов. Я хочу сказать, либо я ему поверила, либо нет, – продолжала она, обрывая листья латука. – Если поверила, то должна была дать ему, сколько он просил, если нет – то не надо было давать ничего.
Пробка выбралась на волю, он налил три стакана вина.
– Большинство таких сидят на крэке, – авторитетно заявила Джастин, кладя ноги на соседний стул.
– Вроде не похоже. Сказал, что живет по соседству и вернет мне деньги.
– Это не твои проблемы. Пусть найдет работу. Барри не понравилось, как она это сказала.
– А вдруг его выгнали. И он не может найти работу. И он никогда не думал, что может дойти до этого, а сегодня использовал последнюю ампулу инсулина.
– Если бы его выгнали, он получал бы пособие, – настаивала Джастин. – А инсулин был бы частью его… договора с государством.
– Может, его выгнали до того, как он успел подать документы на пособие, теперь никто его не берет, и у него нет нужных навыков для новой работы.
– И что, мы должны платить, чтобы переучить этого парня, дать ему профессию, в которой ему все равно не хватит рабочего места? – Джастин взяла с тарелки морковку. – Просто потому, что труд в Таиланде и Гондурасе дешевле.
Пиппа поставила перед Джастин чашку с соусом, и та обмакнула морковку, даже не поблагодарив Пиппу.
– Ты морковку чистила?
– Нет, вымыла. Большая часть витаминов в шкурке.
– Правда? – Джастин это не убедило. Барри смотрел на рот Джастин.
– Джастин хочет сказать, – пояснил он Пиппе, – что большинство тех, кто просит денег, психически нездоровы – им нужна помощь психиатра.
– Они психически нездоровы из-за крэка, – добавила Джастин, засовывая морковку в свой большой рот. Суждения сорокавосьмилетней домохозяйки из глубинки.
– Не все.
Пиппа предложила:
– Cassoulet?
type="note" l:href="#n_6">[6]
Они сели за стол. Барри налил еще вина. Тост он поднял за новый этап в жизни его квартиры и официально поприветствовал Джастин. Та повернулась к Пиппе:
– Ты повар?
– Ну, я ходила на курсы и работала в ресторанах, но высшего образования в этой области у меня нет.
– Думаю, чтобы хорошо готовить, высшего образования не надо, – заметила Джастин, осторожно пробуя еду.
– Генри Форд сказал, что, как только вы сталкиваетесь с экспертом, все становится невозможным, – объявил Барри присутствующим женщинам. – Они слишком хорошо знают, почему то или иное сделать нельзя.
– Да, но по-настоящему хорошо можно уметь делать только что-то одно, – твердо сказала Джастин. – Максимум – две вещи.
Барри начал вскипать.
– Это не по-американски!
– Это правда.
Он не может жениться на Джастин. Он смотрел, как она осторожно жует, пытаясь выискать причину, чтобы забраковать Пиппину стряпню, и чувствовал, что ненавидит ее.
– Зачем вам хорошо это уметь? – спросила Пиппа, будто ей действительно было интересно.
Он рассмеялся.
– Сразу видно, что она выросла в коммуне, – сказал он и шутливо сжал шею Пиппы. Та вывернулась.
Джастин выпрямилась.
– Ты выросла в коммуне?
– В Вермонте. Мы ели то, что сами выращивали, и у нас была собственная школа. Но лет через пять все развалилось. Люди такие разные.
– Какой странный способ растить детей.
– Не более странный, чем воспитывать их здесь, – встрял Барри, удивляясь ее ограниченности.
Пиппа сказала:
– Сестра моей подруги Дарьи… – Барри поднял на нее глаза и заметил, что Джастин опустила взгляд. – У них только что родился ребенок. И они переселяются на север, потому что там школы лучше.
– Никогда бы не отправила ребенка в государственную школу, – отчеканила Джастин категорично и самодовольно. Совершенно чужой ему человек.
– Джастин хочет сказать, что государственные школы в Нью-Йорке небезопасны, – объяснил Барри Пиппе. – Нужно что-то делать, это позор.
– А что можно сделать? Завалить их деньгами? Деньги не заставят этих людей нормально воспитывать своих детей.
Этих людей? Он влюбился в республиканку? Как такое возможно?


После ужина Барри исполнил свою речь по поводу «Юрких ящерок». Пиппа аплодировала. Джастин посоветовала ему не опускать руки ниже талии и пореже прочищать горло. Пиппа ушла.
Пока они собирались спать, Барри попытался найти что-то, что он упустил. Может, это что-то семейное, традиция. Мойнихан однажды сказал, что в его районе детей крестили в католичество, но рождались они демократами. Годы, когда формировалось ее сознание, она провела в Вестчестере и «Спенсе». Ей, наверное, не нравится есть за одним столом с поварихой. Она, наверное, и не хочет в Гайд-парк.
– Большинство не согласятся с тобой по поводу бомжей, – сказала она из ванной, где была занята чем-то, для чего требовалось пятнадцать минут кряду лить воду. – Люди просто не говорят того, что думают, потому что это не очень красиво звучит.
Он быстро сдернул покрывало.
– Ты это наверняка знаешь. – Такое чувство, будто он снова спорит с отцом.
– Проводили опрос.
– Опрос общественного мнения – худшее, что случалось с этой страной за последние тридцать лет. Это способ контролировать умы, замаскированный под предоставление информации. – Он разложил подушки и сел. – Вместо того чтобы сказать, какую позицию занимает тот или иной кандидат, они говорят, какую позицию он занимает по мнению тридцати семи процентов американцев.
– А ты не думаешь, что американцы знают, какую позицию он занимает?
– Американцы ни хрена не знают. Они знают то, что говорят им всякие идиоты по телевизору.
Она вышла из ванной в белой ночной рубашке.
– Ты такой сноб, – сказала она, улыбаясь и вытирая лицо полотенцем.
Ему не хотелось, чтобы эта женщина ложилась к нему в постель.
– Опросы общественного мнения заставляют людей вести себя как леммингов. – Она рылась в своей сумке. – И еще! Тридцать семь процентов американцев – это чушь собачья, – с негодованием продолжал Барри в ее спину. – Какие американцы? Никто не спрашивал МОЕГО мнения.
– Ага, давай издадим закон, – сказала она, снисходительно глядя на него в зеркало. – С сегодняшнего дня спрашивать более трех американцев подряд, что они думают по тому или иному поводу, признать административным правонарушением, а изложение этого мнения считать уголовным преступлением.
Он не сказал бы сейчас наверняка, хочет ли он ее еще видеть.
Когда она выключила свет в ванной, он спросил:
– Я хочу знать, а его ты просила надеть два презерватива?
Она с досадой посмотрела на него.
– Брось.
– Ты ничего не сказала про «Юрких ящерок».
– Какая разница между фокус-группой и опросом общественного мнения? – спросила она, забираясь в кровать. Она определенно зарабатывает больше, чем он, но насколько? Он не был уверен, что хочет это знать.
– Знаешь, – начал он, осторожно подбирая слова. – Я был в восторге от тебя. – Он выключил настольную лампу. – Давай постараемся это не похерить.
Ее голос с кровати показался незнакомым.
– Мы что, должны во всем соглашаться друг с другом?
– Нет. – Он снова лег в кровать. – Если мне не придется выслушивать твои нелепые мнения, можешь со мной не соглашаться.
Джастин рассмеялась. Она пихала и подталкивала его до тех пор, пока он не поцеловал ее в лоб. Но больше он ничего делать не собирался и так ей и сказал.
– Как тебе будет угодно, – сказала она, повернулась на другой бок, прижала колени к животу и через две минуты уже спала. И это их первая ночь в его квартире. Как она может? И так уверена в себе! Кто-то провел опрос, и это все доказывает. И после этого ОН – сноб.
Барри не мог вот так просто заснуть. У него завтра презентация! Он прижимался к ней, пока она не повернулась к нему, сердитая и раздраженная. Долгим поцелуем он зажал ей рот. Наконец она перестала кобениться и уступила.
Республиканка!


Райнекер сухо смотрел на него с того конца стола, и от этого взгляда Барри казался себе чрезмерно нарядным, будто на нем слишком дорогой галстук. Сейчас – никаких шуток. Он будет серьезен, будет держать руки выше талии и думать перед тем, как отвечать на вопрос. Это всего лишь формальность, если бы они не были за, зачем тогда официальный доклад?
– Если у вас есть дети или вы помните, как сами когда-то были ребенком, вы знаете, что конфета занимает центральное место в жизни ребенка, – начал он как можно более буднично, а Эмили в это время с отвращением раздавала образцы «Юрких ящерок» членам совета. Здесь они, естественно, тоже поругались: она не официантка и хочет, чтобы он об этом не забывал.
– Вот конфета, которая понравится даже матери: совершенно натуральная, подслащенная исключительно фруктовым вареньем. А, и кукурузным сиропом, – добавил он невозмутимо, и кто-то захихикал. – Попробуйте, – предложил он; его удивило, что они еще не притронулись к образцам. Все открыли свои конверты и принялись жевать. Он чувствовал теплую волну однозначной поддержки со стороны Херна, который пришел сегодня в семь тридцать, чтобы помочь ему провести генеральную репетицию.
– Рынок, теоретически, переполнен, – сказал Барри, выводя на экран статистику. – Но он неоднороден, очень небольшая часть продукции распространяется хоть сколько-нибудь последовательно.
За исключением тихого чавкания, царила полная тишина, пока он показывал один за другим свои графики и диаграммы. Цифры говорили сами за себя, он неплохо поработал над исследованиями.
– Это не входит в традиционные области интереса «Мейплвуд», – заключил он, кивая Пласту, – но у нас очень сильные позиции, и цифры показывают огромный спрос.
Последовала тишина. Эберхарт сказал:
– Мне нравится.
Барри подумал, что ослышался.
– Давайте этим займемся, – сказал Эберхарт. – Возражения?
Снова тишина.
– Значит, планы тестов мы с тебя получим на следующем совещании? – нетерпеливо включился Териакис. Териакис – приземистый, потный самец Териакис – был женат на легкомысленной любительнице вечеринок – с мягкими волосами, на тринадцать лет его моложе. Барри встал.
– Нужно принять во внимание еще одно.
– Да? – отозвался Райнекер, как будто ждал какого-то незначительного этапа обычной рутины.
– «Дженерал Миллс», наш хороший друг, имеет значительно большую долю на рынке продукции для детей, – сказал Барри, чувствуя, что лицо у него горит. – Если мы протестируем эту марку продукции, они могут подхватить тенденцию в Миннеаполисе или еще где-нибудь, выйти на общегосударственный рынок и через три недели сделать из нас отбивную.
Херн медленно кивнул. У Пласта было такое лицо, будто его ударили в нос.
– И что ты предлагаешь? – брюзгливо спросил Териакис. В нем в равных долях соединялись неприкрытое честолюбие, неприкрытое раздражение и неприкрытое пренебрежение.
– Никаких тестовых продаж. Либо мы сразу выходим на общегосударственный рынок, либо бросаем эту затею.
Ему понравилось тихое перешептывание, вызванное этим дерзким заявлением. Кто-то присвистнул, как парковочный датчик, будто он заехал слишком далеко назад. Пласт всем своим видом изображал оскорбленную добродетель. Херн, сияя, глядел на него.
Эберхарт забарабанил пальцами.
– Так? Возражения?
– Да, – с сожалением изрек Пласт. – У нас ничего подобного нет, и мы не располагаем никакими реальными данными. Я думаю, браться за дело без проб было бы ошибкой.
– Я думаю, Барри прав, – вставил Херн. Боже, храни Джона Херна. – Если ждать год, лучше уж ничего не делать.
Райнекер спросил:
– Еще кто-нибудь? Все молчали.
– Изучи рынок, составь план, – сказал Эберхарт Барри. – Посчитай масштабы. Встретимся через неделю.
Херн пожал ему руку и, преисполненный гордости, похлопал Барри по спине, когда они выходили.
– Большой человек с новым брэндом! Барри позвонил Джастин. У нее была встреча с клиентом.
Так что он пошел потрепаться с Херном. В лифте тихонько играла «Maybe I'm Amazed». Не обезличенная инструменталка – полная версия, концертная версия. Что это значит? Барри подумал о Поле. В последнее время никто не сравнивал его новые песни ни с «Битлз», ни с «Уингс» периода до «Londontown». И все-таки: Пол понимал разницу. В любой момент «Maybe I'm Amazed» или «Let It Ве» могли передать по радио, будто в насмешку над его нынешней работой. С другой стороны, если тебе хоть раз удалось подняться до уровня гениальности, важно ли, сколько ты продержишься и будет ли после этого каждая твоя песня шедевром? А если песня действительно шедевр, может ли ее обесценить то, что ее тихонько играют в лифте?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рождество наступает все раньше - Блок Валери

Разделы:
БлагодарностиГлава 1С каждым годом рождество наступает все раньшеНу все, хватит ужеГлава 2Boeuf
type="note" l:href="#n_1">[1]Маленький желтый стикерНет, но у нее есть собакаГлава 3Он из распавшейся семьиС минуты на минутуГлава 4Он записал ее номерПоговори же со мнойВторое свиданиеСтены были обиты тканьюДушевные терзанияПланыМы хотим сразу же сделать заказОдин-единственный разГлава 5Может, пообедаем?Люди, выросшие среди волковПожертвованияГлава 6Узнать тебя поближеКто эти люди?Проводили опросГлава 7Экспресс в сторону спальных районовОдержимый всегда одинокУвидимсяГлава 8Молочные зубыНижнее бельеНа колениГлава 9КаппаСписокНикаких сообщенийИди в свою комнатуГлава 10ПростиЖена, любовницаНостальгияОн не хотел разговариватьГлава 11Сент-риджисКорпоративные женыГлава 12Кошки-мышкиЯ что-то не то сказал?Глава 13Я же говорилаИ что дальше?Глава 14ПроисхождениеЛучший период в твоей жизниРешение проблемВне себя от гневаГлава 15Не католикТаким тономГлава 16Когда все против тебяТребуются истории со счастливым концомГлава 17Подробности будут использованы против васС днем рожденияГлава 18Не самая лучшая мысльЛюби того, с кем ты рядомГлава 19И где же парень?Деловой обедПохороныПутешествие без картыГлава 20И это оно?

Ваши комментарии
к роману Рождество наступает все раньше - Блок Валери


Комментарии к роману "Рождество наступает все раньше - Блок Валери" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
БлагодарностиГлава 1С каждым годом рождество наступает все раньшеНу все, хватит ужеГлава 2Boeuf
type="note" l:href="#n_1">[1]Маленький желтый стикерНет, но у нее есть собакаГлава 3Он из распавшейся семьиС минуты на минутуГлава 4Он записал ее номерПоговори же со мнойВторое свиданиеСтены были обиты тканьюДушевные терзанияПланыМы хотим сразу же сделать заказОдин-единственный разГлава 5Может, пообедаем?Люди, выросшие среди волковПожертвованияГлава 6Узнать тебя поближеКто эти люди?Проводили опросГлава 7Экспресс в сторону спальных районовОдержимый всегда одинокУвидимсяГлава 8Молочные зубыНижнее бельеНа колениГлава 9КаппаСписокНикаких сообщенийИди в свою комнатуГлава 10ПростиЖена, любовницаНостальгияОн не хотел разговариватьГлава 11Сент-риджисКорпоративные женыГлава 12Кошки-мышкиЯ что-то не то сказал?Глава 13Я же говорилаИ что дальше?Глава 14ПроисхождениеЛучший период в твоей жизниРешение проблемВне себя от гневаГлава 15Не католикТаким тономГлава 16Когда все против тебяТребуются истории со счастливым концомГлава 17Подробности будут использованы против васС днем рожденияГлава 18Не самая лучшая мысльЛюби того, с кем ты рядомГлава 19И где же парень?Деловой обедПохороныПутешествие без картыГлава 20И это оно?

Rambler's Top100